Селиванов, Кондратий Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кондратий Иванович Селиванов
Дата рождения между 1720 и 1740
Место рождения Российская империя
Дата смерти 19 февраля 1832(1832-02-19)
Место смерти Спасо-Евфимиев монастырь, Суздаль, Российская империя
Подданство  Российская империя

Кондра́тий Ива́нович Селива́нов (по разным данным, 1720, 1730 или 1740[1], Орловская губерния — 19 февраля 1832[2], Спасо-Евфимиев монастырь) — русский лжехрист, основатель скопческой секты; был осуждён в 1820 году[3].

Религиозная деятельность[править | править код]

Во второй половине XVIII века в Орловской губернии существовал многолюдный хлыстовский «корабль» (община) некой Акулины Ивановны, находившейся уже в преклонных летах. Корабль этот во время радения посетил пришелец, крестьянин Орловской губернии, известный впоследствии под именем Кондратия Селиванова. Сначала он притворился немым, но потом заговорил и руководительницей радения был признан «богом над богами, царём над царями, пророком над пророками». Оставшись жить в обществе хлыстов, Селиванов был признан Акулиной Ивановной за своего «сына божия», рождённого от неё, непорочной девы, по наитию св. духа[3].

Возмущённый распространением среди хлыстов разврата, Селиванов начал проповедовать оскопление, как вернейшее средство избежать плотского греха; но в корабле Акулины Ивановны учение Селиванова не привилось. Отделившись от хлыстов, Селиванов завёл в селе Сосновке (близ Моршанска, Тамбовской губернии) свой особый корабль и объявил себя сыном божьим искупителем (оскопителем), который пришёл спасти род человеческий от лепости (сладострастия), сокрушать душепагубного змия (то есть оскоплять), ввести в мир огненное крещение[3].

Следствия[править | править код]

В 1772 году началось первое следственное дело о скопцах; Селиванов на первых порах успел скрыться[3].

Через 2 года он был пойман и в 1775 г., после телесного наказания, сослан в Нерчинск, но дошёл только до Иркутска и там, неизвестно по какой причине, остался жить. Испытанные Селивановым истязания поэтически и в трогательной для простолюдина форме переданы им самим в «Страдах»[3].

Пять лет спустя после ссылки Селиванова скопцы стали подумывать, как бы возвратить его из Сибири. Место пребывания Селиванова было найдено; отыскались и лица, которые согласились отправиться в Сибирь; собраны были необходимые для путешествия средства. Было решено, найдя Селиванова, уговорить его к побегу. Посланные видели Селиванова, но бегство тогда оказалось невозможным[3].

Около 1795 г. Селиванов смог уйти из Сибири и появился в Москве, где прослыл не только за искупителя, но и за царя Петра Федоровича. До императора Павла Петровича ещё и ранее доходили слухи, что Пётр III, его отец, жив и находится в Сибири; теперь появилась молва, что он в Москве[3].

В 1797 г. Селиванов оказался в Петербурге и, по рассказам скопцов, был представлен императору Павлу I. На вопрос последнего: «Ты мой отец?» Селиванов ответил: «Греху я не отец; прими мое дело (оскопление), и я признаю тебя своим сыном». Хотя официальных свидетельств, подтверждающих сказание скопцов, нет, но, принимая во внимание, с одной стороны, важность преступления Селиванова, то есть его политическое самозванство, а с другой — предшествовавший этому событию факт вызова Павлом I Шилова из Дюнамюнде (крепость в Латвии), можно с вероятностью допустить, что и Селиванов был также представлен государю. Свидание Селиванова с императором окончилось тем, что его велено было препроводить в дом сумасшедших (ныне Обуховская больница)[3].

В 1802 г. Селиванов был оттуда освобождён и отправлен на жительство в богадельню при Смольном монастыре, а затем взят был на поруки камергером (бывшего польского короля Станислава Понятовского) Елянским, принявшим скопчество. Желая «увенчать всероссийского монарха новым лавром», Елянский составил для поднесения государю оригинальный проект полного преобразования государства в скопческом духе, с приложением «Известия, на чём скопчество утверждается». По этому проекту вся Россия должна была обратиться в некий скопческий корабль. Государь, подобно Иисусу Навину, должен управлять государством по гласу небесному, а для этого при нем должен постоянно находиться искупитель Кондратий Селиванов и «аппробовать все тайные советы», так как в «нём полный Дух небесный Отцем и Сыном присутствует». Себе самому Елянский скромно предоставлял второе место по искупителе и власть над войсками. Результатом этого сумасбродного проекта было то, что автор его был отправлен в суздальский монастырь, а с Селиванова взято обещание не производить оскоплений. Обещание это при первом же удобном случае было нарушено[3].

Богослужения[править | править код]

Радения совершались постоянно, с большой торжественностью. При входе Селиванова в комнату, где собирались для радений, его называли богом, а он, помахивая белым батистовым платком, говорил: «Покров мой святой над вами!» В дом, в котором производились радения, вход полиции был запрещён по высочайшему повелению[3].

Значение Селиванова всё возрастало, и не только между скопцами, но даже среди православного общества Петербурга, привлекая к нему множество суеверных посетителей, особенно посетительниц из купчих и знатных барынь, желавших принять от «старца» благословение, выслушать назидание или какое-либо предсказание. В 1805 г. Селиванова посетил даже сам государь. Так продолжалось до 1820 г.[3]

Ссылка в монастырь[править | править код]

В 1819 г. санкт-петербургский генерал-губернатор граф Милорадович узнал, что в собрания скопцов были увлечены двое его племянников, и что в корабле Селиванова оскоплено несколько нижних чинов из гвардейских полков и матросов, особенно из ластовых экипажей[4], и просил князя Голицына довести о таком важном обстоятельстве до сведения государя. Но правительство опять прибегло сначала к старой мере увещаний, которые тянулись до июня следующего 1820 г.; наконец, решено было взять Селиванова под арест и секретно сослать в суздальский Евфимиев монастырь, где он и оставался до самой смерти (в 1832 г.). Ходатайства скопцов об освобождении Селиванова были безуспешны. В монастыре Селиванова содержали довольно свободно. Скопцы ходили туда к нему на поклонение; он раздавал приходившим свои волосы и остатки хлеба от стола, которые и хранились теми, как священные предметы[3].

Труды[править | править код]

Селиванов написал: «Послание», «Страды» и девять писем к священнику Сергееву[3].

«Послание» и письма — не что иное, как увещания его последователей жить согласно скопческим правилам. «Послание» в первый раз было издано Надеждиным в приложении к его «Исследованию о скопческой ереси» (1845), в «Сборник правительственных сведений о раскольниках» В. Кельсиева оно также вошло (III вып.)[3].

В 1864 г. «Послание» издано было Толстым в «Чтениях общей истории и древностей Российских» (1864), вместе со «Страдами». Письма Селиванова, в количестве двух, изданы были первоначально Надеждиным, потом вошли в «Сборник» Кельсиева и, наконец, напечатаны Мельниковым («Чтения общей истории и древностей Российских», 1872)[3].

«Страды» — это повествование о приключениях, какие испытал в своей жизни основатель скопческой секты до возвращения из Сибири. Отдельное издание «Страд» помещено в приложении к тому же «Исследованию» Надеждина, которое вошло и в «Сборник» Кельсиева. Мельников издал первую редакцию «Страд», которая отличается как по полноте, так и по оглавлению. Последнее читается так: «Страданий света, истинного государя батюшки, странствований и трудов дражайшего нашего искупителя и вселенского учителя оглашение» («Чтения общей истории и древностей Российских», 1872)[3].

Примечания[править | править код]

  1. «Большая биографическая энциклопедия».
  2. А. А. Панченко, «Христовщина и скопчество: Фольклор и традиционная культура русских мистических сект».
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Селиванов, Кондратий // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Ластовый экипаж — нижние чины, не способные нести службы во флотских экипажах, а употребляемые для различного рода береговых надобностей.

Ссылки[править | править код]