Чукотско-корякские языки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Чукотско-корякские языки — языковая группа (семья) в северо-восточной Сибири.

По мнению одних учёных, чукотско-корякские языки родственны ительменским и составляют с ними чукотско-камчатскую семью, а по мнению других, сходство обусловлено языковыми контактами[1].

Состав[править | править код]

Выделяются языки:

(также редко в качестве самостоятельных упоминаются

(†) — возможно, вымершие.

Фонетические особенности[править | править код]

По соотношению рефлексов согласных -d- (-š-?) и -r- противопоставляются:

  • r-диалекты (чукотский);
  • j-диалекты и примыкающие к ним диалекты со свистящими и шипящими рефлексами (апукинский, итканский, каменский, керекский, паренский, чавчувенский);
  • диалекты -t-//-r-, сохранившие различие согласных (алюторский, карагинский, паланский).

Характерной особенностью большинства чукотско-камчатских является сингармонизм по подъёму (расширение у > о, и > е, е > а): наиболее последовательно представлен в чукотском, затем в паланском, карагинском, корякском, практически утрачен в собственно алюторском, отсутствует в керекском (компенсируется акцентной гармонией, заключающейся в чередовании акцентно выделенных и нейтральных слогов).

Грамматические особенности[править | править код]

Широко распространена префиксация, что в общем-то для остальных семей ареала не свойственно (за исключением ительменских).

Прилагательные и наречия как самостоятельные категории в чукотско-камчатских отсутствуют.

Категория грамматического рода отсутствует, но выделяются два-три класса активности, обнаруживающиеся по соотношению падежно-числовых форм, а также глагольному согласованию:

  • неактивный — обозначения предметов и животных;
  • среднеактивный — обозначения людей;
  • высокоактивный — собственные имена и клички животных, названия лиц ближайшего окружения.

У названий лиц существует категория личности в различных разрядах слов (таких, как числительные, предикативы и т. д.).

Возможно употребление названий животных во втором классе и в третьем (при олицетворении).

В неактивном классе также противопоставляются названия предметов и животных, что выявляется в относительных и притяжательных конструкциях и сочетаниях с глаголами. То есть возможно, фактически, утверждать о существовании четырёх классов активности.

Три стратегии актантного кодирования:

  • номинативная;
  • эргативная;
  • инкорпорация

+

  • пермутативная (антипассивная)[1].

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Скорик П. Я. Чукотско-камчатские языки // Языки народов СССР. Том 5. Монгольские, тунгусо-маньчжурские и палеоазиатские языки. — Л.: Ленинградское отделение, 1968.
  • Володин А. П. Чукотско-камчатские языки // Языки мира. Палеоазиатские языки. — М.: Индрик, 1997.
  • Володин А. П. О категории рода в языках Сибири. — СПб: ИЛИ РАН.
  • Fortescue M. Language Relations across Bering Strait: Reappraising the Archaeological and Linguistic Evidence. — London and New York: Cassell, 1998. — ISBN 0-304-70330-3.
  • Fortescue M. Comparative Chukotko-Kamchatkan Dictionary. — Berlin: Walter de Gruyter, 2005.
  • Мудрак О. А. Этимологический словарь чукотско-камчатских языков. — М.: Языки русской культуры, 2000. — ISBN 5-7859-0141-2.
  • Мальцева А. А. Именные классы в чукотско-корякских языках в диахронно-типологической перспективе. — Новосибирск: Вестник НГУ. Серия: История, филология. Том 16, № 2: Филология, 2017.
  • Асиновский А. А. Сопоставительная фонетика чукотско-камчатских языков. — СПб, 2003.