Щуцкий, Юлиан Константинович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Юлиан Константинович Щуцкий
Щуцкий, Юлиан Константинович.jpg
Дата рождения

23 августа (4 сентября) 1897

Место рождения
Дата смерти

18 февраля 1938(1938-02-18) (40 лет)

Место смерти

Ленинград

Страна

Юлиа́н Константи́нович Щу́цкий (11 [23]  августа 1897, Екатеринбург — 18 февраля 1938, Ленинград) — русский филолог-востоковед, философ, переводчик. Профессор (1935). Кандидат языкознания (1935, без защиты), доктор филологических наук (1937).

Биография[править | править код]

По отцу происходил из рода Ягеллонов-Чарторыских. Отец был ученым-лесоводом. Мать — преподавательницей музыки. В юности увлекался музыкой.

По окончании приюта принца Ольденбургского поступил в Петроградский политехнический институт на экономическое отделение.

В 1915—1923 гг. написал ряд музыкальных произведений. «Сильное музыкальное дарование» Ю. К. Щуцкого отмечал его учитель академик В. М. Алексеев. Согласно Н. Ю. Грякаловой, опубликовавшей ранее неизвестную дарственную надпись А. А. Блока, свидетельствующую о знакомстве поэта с Ю. К. Щуцким, в Архиве востоковедов Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН сохранились рукописи нескольких романсов, музыку к которым написал Ю. К. Щуцкий.

В 1914 Ю. К. Щуцкий побывал в Германии, Франции и Швейцарии.

С 1920 года работал в Азиатском музее Академии наук СССР (с 1930 — Институт востоковедения Академии наук СССР).

В 1921 окончил этнолого-лингвистический отдел факультета общественных наук Петроградского университета по кафедре китаеведения.

Учился, а позже преподавал в Ленинградском восточном институте, В. М. Алексеев позже выделял его в числе трёх лучших студентов института:

…Но были и блестящие примеры: Щуцкий, Васильев, Алабышев

— В. М. Алексеев. Наука о Востоке, статьи и документы[1]

В начале 1920-х был участником одного из петроградских антропософских кружков.

В мае 1923 года прочел в разряде Индии и Дальнего Востока РАИМК доклад «Исповедание дао у Гэ Хуна».

В 1924—1925 учебном году начал читать в ЛГУ курс «Введение в даологию».

В 1920 г. Ю. К. Щуцкий начал работать в Азиатском музее Академии наук, где прошел служебный путь от научного сотрудника 3-го разряда до ученого хранителя музея, а затем, после реорганизации музея в 1930 г. в Институт востоковедения АН СССР стал ученым специалистом и с. 1933 г. — ученым секретарём китайского кабинета института.

В 1928 г., по рекомендации В. М. Алексеева Ю. К. Щуцкий был командирован Академией наук в Японию для приобретения японских и китайских книг и ознакомления с научно-исследовательской деятельностью японских синологов. В Японии он пробыл четыре с половиной месяца, живя в Осаке при буддийском храме.

Совместно с Б. А. Васильевым (1899—1946), другим выдающимся учеником В. М. Алексеева, написал в 1934 г. учебник китайского языка (байхуа).

Ю. К. Щуцкий входил в состав временной комиссии по латинизации китайской письменности при Всесоюзном центральном комитете нового алфавита и постоянно участвовал в работе группы по изучению синтаксиса в Ленинградском научно-исследовательском институте языкознания. Наиболее значительным результатом его лингвистических изысканий стала статья «Следы стадиальности в китайской иероглифике» (1932).[2].

В 1936—1937 гг. был сотрудником Государственного Эрмитажа, где в отделе нумизматики до 1933 года работал Н. В. Алабышев.[3]

В августе 1937 года арестован по обвинению в «шпионаже» и приговорён к смертной казни.

Расстрелян в феврале 1938. Его соавтор Б. А. Васильев был арестован 6 сентября 1937, обвинён 19 ноября и расстрелян 24 ноября в Ленинграде «в один день с рядом других востоковедов»[4] В ряде изданий советского времени указана неверная дата смерти — 1941 или 1946 г. Числился в штате Института востоковедения до 1943 г.

Научная деятельность[править | править код]

Владел китайским, японским, корейским, вьетнамским, маньчжурским, бирманским, тайским, бенгальским, хиндустани, санскритом, арабским, древнееврейским, немецким, французским, английским, польским, голландским и латынью. Впервые в России ввел преподавание гуанчжоуского (кантонского) диалекта китайского языка и вьетнамского языка. Совместно с Б. А. Васильевым (1899—1938) написал учебник китайского языка. После гибели Щуцкого вьетнамистика в СССР на долгое время перестала существовать[5].

Известен главным образом благодаря классическому переводу и интерпретации «Книги перемен» — одного из канонов китайского пятикнижия. Исследование «Книги перемен» Щуцкий защитил за два месяца до ареста в качестве докторской диссертации. Выполненные им перевод и исследование «Книги» (издано в 1960) признаны одним из самых фундаментальных синологических трудов XX века. В 1979 книга переведена на английский язык и опубликована в США и Англии.

В 1922 году выполнил перевод трактата Гэ Хуна Баопу-цзы, ныне утраченный. По этому поводу его учитель В. М. Алексеев посвятил Щуцкому следующее шуточное стихотворение из одних односложных слов, имитирующее китайскую поэзию:

Он брит, щёк шёлк — мат.
Глаз мал — взгляд так остр…
Фра Щуц средь нас монстр:
Гэ Хун был им смят.

В 1923 году совместно с Алексеевым опубликовал Антологию китайской лирики VIII—IX веков.

Щуцкий и Е. И. Дмитриева[править | править код]

В 1922 году в Петрограде 25-летний Щуцкий познакомился с 35-летней Е. И. Дмитриевой (по мужу Васильевой), известной как героиня знаменитой мистификации — «Черубина де Габриак». К Щуцкому обращён ряд стихотворений Дмитриевой. Начиная с 1911 года Е. И. Дмитриева посвятила себя антропософии. Будучи одной из руководительниц Петербургского антропософского общества она часто ездила по делам общества в Германию, Швейцарию и Финляндию. Видимо, это стало причиной гонений, которым она подверглась в 20-е годы.

По пути в японскую командировку осенью 1927 года Щуцкий заезжал к ссыльной Дмитриевой в Ташкент, и по его совету она создала цикл стихотворений от имени китайского поэта Ли Сян Цзы («мудрец из домика под грушевым деревом»; первый её псевдоним был «Е. Ли»), сосланного на чужбину. На обратном пути, незадолго до смерти Дмитриевой, в сентябре 1928 года, Щуцкий также навестил её.

В 1935 году он вспоминал о Елизавете: «Не меньшее влияние на развитие моих поэтических вкусов оказала покойная Е. И. Васильева (Черубина де Габриак), которая, более того, собственно сделала меня человеком. Несмотря на то, что прошли уже годы с её смерти, она продолжает быть центром моего сознания как морально-творческий идеал человека». Впоследствии именно японская командировка 1927—1928 гг. стала одной из причин расстрела Щуцкого как «шпиона».

Адреса в Петрограде — Ленинграде[править | править код]

Офицерская улица (ныне ул. Декабристов), дом 9, кв. 2. 21 марта 2015 г. на этом доме установлен памятный знак «Последний адрес», ставший одним из первых в Петербурге[6].

Сочинения[править | править код]

  • Щуцкий Ю. К. Даос в буддизме. — Восточные записки, т. 1, Л., 1927
  • Щуцкий Ю. К. Основные проблемы в истории текста «Ле-цзы». — Записки коллегии востоковедов, т. 3, вып. 2, 1928
  • Щуцкий Ю. К. Следы стадиальности в китайской иероглифике. — Яфетический сборник, т. 3, Л., 1932
  • Щуцкий Ю. К. Докторская диссертация. Китайская классическая «Книга перемен». Опыт филологического исследования и перевода. Л., 1937
  • Щуцкий Ю. К. Китайская классическая «Книга перемен». М., 1960, 1992, 1993, 1997
  • Щуцкий Ю. К. Дао и дэ в книгах Лао-цзы и Чжуан-цзы. — От магической силы к моральному императиву: категория дэ в китайской культуре. М., 1998
  • Shchutskii, Iulian. Researches on the I Ching. Princeton: Princeton University Press, 1979. Translated from the Russian by William MacDonald and Tsuyoshi Hasegawa

Литература[править | править код]

  • Кобзев А. И. Краткая биография Ю. К. Щуцкого // Щуцкий Ю. К. Китайская классическая «Книга Перемен». — 2-е изд. испр. и доп. / Под ред. А. И. Кобзева. — М.: Наука, 1993
  • Алексеев В. М. Записка о научных трудах и научной деятельности профессора-китаеведа Юлиана Константиновича Щуцкого. // Алексеев В. М. Наука о Востоке. М., 1982. С.89-93.
  • Алексеев В. М. Замечания на перевод Ю. К. Щуцкого «Баопу-цзы»// Алексеев В. М. Наука о Востоке. М., 1982. С.93-94.
  • Алексеев В. М. Замечания на книгу-диссертацию Ю. К. Щуцкого "Китайская классическая «Книга перемен»// Алексеев В. М. Наука о Востоке. М., 1982. С.371-388.
  • Грякалова Н. Ю. Неизвестный инскрипт Блока. — Александр Блок: Исследования и материалы. Л., 1987.
  • Грякалова Н. Ю. Стихотворения Е. И. Васильевой, посвящённые Ю. К. Щуцкому // Русская литература, 1988, № 4, с. 200—205.
  • Елесин Д. В. К биографии Ю. К. Щуцкого (1897—1938)//25-я Научная конференция «Общество и государство в Китае». Ч.I, М., 1994.С.72-77.
  • Баньковская М. В. «Памятка» — в напоминание (к двум датам биографии Ю. К. Щуцкого // Петербургское востоковедение. 1997. Выпуск 9. С.476-500.
  • Глоцер Владимир. Последний псевдоним Черубины // Петербургское востоковедение. 1997. Выпуск 9. С.522-525.
  • Меньшиков Л. Н. Ю. К. Щуцкий — поэт и переводчик китайской классической поэзии // Дальнее эхо: Антология китайской лирики (VII—IX вв.)/ В переводах Ю. К. Щуцкого. СПб., 2000. С.7-22.

Примечания[править | править код]

  1. В. М. Алексеев. Наука о Востоке, статьи и документы / составитель В. М. Баньковская. — М.: Главная редакция восточной литературы, 1982. — С. 239. — 535 с.
  2. КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ Ю.К.ЩУЦКОГО (рус.).
  3. Я. В. Васильков, М. Ю. Сорокина. АЛАБЫШЕВ Николай Васильевич (1898-?) // Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востоковедов - жертв политического террора в советский период (1917-1991). — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2003. — 496 с.
  4. Я. В. Васильков, М. Ю. Сорокина. ВАСИЛЬЕВ Борис Александрович (1899-1937) // Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востоковедов - жертв политического террора в советский период (1917-1991). — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2003. — 496 с.
  5. А.И.Кобзев. КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ Ю.К.ЩУЦКОГО.
  6. Новости проекта «Последний адрес»

Ссылки[править | править код]