Белорусизация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Белорусизация (белор. беларусізацыя) — проводившаяся в 1920-е годы в Белорусской ССР политика по расширению употребления белорусского языка в общественно-политической и культурной жизни республики. Также под белорусизацией понимается развитие белорусской культуры и увеличение доли белорусов на руководящих должностях в БССР[1].

Начальный этап[править | править исходный текст]

Впервые в БССР о необходимости проведения политики по продвижению белорусского языка в общественной и государственной жизни было заявлено на II Всебелорусском съезде советов (декабрь 1920 года). Предлагалось создать сеть учреждений, которые будут содействовать развитию культуры на всех языках народов Беларуси, а также готовить для них специальные кадры и издавать литературу[2]. II сессия ЦИК БССР (февраль 1921 года) предписала наркомату просвещения преподавать на «языке преобладающего большинства трудящегося населения Беларуси — белорусском языке»[2]. Наркомпросу также вменялось в обязанность «исходить из неуклонной перспективы планомерного и постепенного перехода учреждений, в которых обучаются дети-белорусы, на их родной белорусский язык преподавания»[2]. В связи с нехваткой квалифицированных педагогических кадров и учебной литературы была поставлена задача организовать подготовку специалистов в Институте народного образования в Минске и на трёхлетних курсах в Бобруйске и Борисове, а подготовка всех видов литературы на белорусском языке была объявлена «ударной задачей»[3]. Параллельно с деятельностью высших органов управления известно о существовании ряда схожих инициатив на местах[3]. Таким образом, главное внимание на начальном этапе белорусизации было уделено народному образованию[4]. В марте 1923 года на VII съезде (XII партконференции) КП(б)Б создание условий для развития белорусской культуры было заявлено в качестве одной из целей правящей партии[3].

Однако уже первые заявления о намерении провести расширение употребления сферы применения белорусского языка встретили противодействие части партийной элиты, и на X съезде РКП(б) была зачитана записка, в которой утверждалось, что коммунисты в БССР «искусственно вводят белорусскую национальность»[3]. В этот период в государственной и общественной элите было достаточно управленцев, которые «придерживались позиций великорусского шовинизма»[5]. Это значительно затрудняло ход белорусизации. Другими важными проблемами, которые значительно затрудняли ход белорусизации, были отсутствие унифицированного литературного языка из-за лексических и фонетических региональных особенностей, недостаточная разработанность устоявшейся терминологии (её созданием активно занимался Институт белорусской культуры) и отсутствие практики обслуживания различных сфер деятельности[6]. Кроме того, многие люди, которые владели устным белорусским языком, испытывали сложности в письменной речи и, соответственно, не могли полноценно вести делопроизводство на нём[4]. Определённое влияние оказывали навязанные в период пребывания территории Беларуси под властью Российской империи стереотипы о «холопском» статусе белорусского языка, невозможности его применения в сложных ситуациях[7].

Основная фаза[править | править исходный текст]

Белорусизация происходила одновременно с расширением территории БССР. В 1924 году БССР были возвращены территории современных Могилёвской и Витебской областей, а в 1926 — Гомельский и Речицкий округа[8]. Уже в июле 1924 года ЦИК БССР принял постановление «О практических мероприятиях по проведению национальной политики», который было дано начало белорусизации[5]. Перевод делопроизводства в ЦИК, СНК, Наркомпросе и наркомате земледелия на белорусский язык планировалось завершить за один год, в наркоматах внутренних дел, юстиции, социального обеспечения, почты и телеграфа — за два, всех остальных — за три года[1][6].

В 1924 году была создана Комиссия по осуществлению национальной политики ЦИК БССР (белор. Камісія па ажыццяўленню нацыянальнай палітыкі ЦВК БССР) во главе с А. И. Хацкевичем, которая стала главным координатором белорусизации в стране[4]. Первоначально в составе комиссии насчитывалось девять постоянных членов и секретарь; комиссия собиралась не реже одного раза в месяц[9]. Важнейшим направлением деятельности комиссии и её окружных отделений был признан перевод на белорусский язык всего делопроизводства, для чего были созданы специальные курсы[4]. В результате количество владевших белорусским языком среди работников республиканских учреждений выросло с 22% в 1925 году до 80% в 1927 году, в окружных учреждениях — с 36% до 70%[4]. В качестве примера успеха курсов приводится первый секретарь ЦК КП(б)Б в 1924-27 годах, уроженец Твери А. И. Криницкий, который в сжатые сроки изучил белорусский язык и читал на нём доклады[10]. В КП(б)Б был выдвинут девиз о том, что партия должна говорить на белорусском языке[6]. В октябре 1926 года очередной пленум ЦК КП(б)Б утвердил план, в соответствии с которым до 1 января 1927 года работа партийной и комсомольской вертикалей должна была быть переведена на белорусский язык[6].

Большинство начальных школ перешло на белорусский язык обучения. Постепенно он вводился и в высшие учебные заведения. С 1926/27 по 1928/29 учебные годы количество белорусских четырёхлетних школ выросло с 85% до 94%, семилетних — с 67% до 75%[11]. Декрет 1924 г. объявил равноправие четырёх основных языков республики: белорусского, русского, идиш и польского[12]. При этом белорусский язык объявлялся «приоритетным для отношений между государственными, профессиональными и общественными организациями», в то время как сношения с центральными органами СССР осуществлялись на русском языке[1].

В статье 22 Конституции БССР 1927 года белорусский язык был объявлен основным для государственных, профессиональных и общественных заведений и организаций[13]. Начинается активная белорусизация всех сфер жизни: развитие печати на белорусском языке, открытие школ, специальных и высших учебных заведений, перевод на белорусский язык государственных, партийных, профсоюзных и прочих общественных организаций.

Активно содействовал белорусизации первый ректор первого университета в БССР В. И. Пичета, который издал брошюру «Белорусский язык как фактор национально-культурный». Она оказала значительное влияние на формирование новых представлений о месте и роли белорусского языка и культуры[5].

С 1924 года началась белорусизация в частях Белорусского военного округа. 24 марта 1924 года Реввоенсовет СССР утвердил план развития национальных частей в РККА, в соответствии с которым предлагалось в короткие сроки создать соединения по национальному признаку[9]. Из 23 соединений БВО статус национальных получили только две дивизии[9]. На первом этапе формирование национальных дивизий было осложнено недостатком квалифицированных специалистов-белорусов — так, в 1926 году во 2-й белорусской дивизии доля белорусов среди политсостава составляла 65,5%, среди административно-хозяйственного состава — 39,1%, среди командного состава — 36,3%, среди ветсостава — 20%, среди медсостава — 12%, в то время как среди младшего административного и рядового состава доля белорусов достигала 71%, и её планировалось довести до 90%[9]. Для скорейшей белорусизации повседневной работы проводились курсы изучения белорусского языка[9]. Окончательная белорусизация 2-й дивизии была произведена к 1929 году[9]. В 1927 году в Минске был издан «Практычны беларускі вайсковы слоўнік», где содержалась разработанная военная терминология[9]. В 1929 году начала выходить газета «Чырвонаармейская праўда», в которую писали белорусы со всего СССР[9].

Аналогичные процессы происходили и на смежных с Белорусской ССР территориях РСФСР. Так в середине 30-х годов только в Смоленской области РСФСР было 99 белорусских школ с числом обучающихся св. 10 тыс. чел.[14]

Белорусизация и этноязыковая структура населения БССР[править | править исходный текст]

По результатам переписи 1926 года в БССР проживало 80,6 % белорусов, 8,2 % евреев, 7,7 % русских и 2 % поляков[15]. При этом 67 % назвали своим родным языком белорусский, 23,5 % — русский, 7,5 % — идиш, и около 1 % — польский. В городах соотношение было иным: 40,2 % горожан составляли евреи, затем шли белорусы (39 %) и русские (15,6 %). Для 19 % горожан белорусский был родным языком[источник не указан 841 день].

Одновременно, процентное соотношение основных языков в школах отличалось от результатов переписи. Так, школы с основным русским языком в 1926/27 учебном году составляли менее 1 %, при том, что белорусских было 92 %, а польских и еврейских соответственно 2,6 % и 4 %[16]. Однако количество белорусских школ среди наиболее высоких по статусу семилетних школ составляло 67% (по другим данным, 57%[16]) и выросло до 75% к 1928/29 учебному году[11].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 119
  2. 1 2 3 Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 116
  3. 1 2 3 4 Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 117
  4. 1 2 3 4 5 Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 121
  5. 1 2 3 Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 118
  6. 1 2 3 4 Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 120
  7. Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 124
  8. Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 105—106
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 В. Праўрацкі Беларуская вайсковая акруга ў міжваенны перыяд (1921-1939). Спробы беларусізацыі
  10. Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 122
  11. 1 2 Нарысы гісторыі Беларусі. Ч. 2. — Мн., 1995. — С. 123
  12. Запруднік Я. Беларусь на гістарычных скрыжаваннях. Минск, 1996. С. 93-94
  13. Конституция БССР 1927 г.
  14. Белорусы на Смоленщине. Сайт Администрации Смоленской области
  15. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Национальный состав населения по республикам СССР Демоскоп Weekly
  16. 1 2 Коряков Ю. Б. Языковая ситуация в Белоруссии и типология языковых ситуаций. [уточнить] С. 32