Корабль измерительного комплекса

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Корабль измерительного комплекса (КИК) — серия специальных кораблей советского Военно-морского флота, предназначенных для контроля параметров полёта ракет на различных отрезках траектории, как продолжение наземных научно-измерительных пунктов и обеспечения испытаний МБР на предельной дальности. Также корабли этой категории оснащены оборудованием для обеспечения приводнения и подъема спускаемых аппаратов космических станций.

По классификации NATO — Missile Range Instrumentation Ship.

История[править | править исходный текст]

Идея использования морских кораблей для испытаний МБР на конечном участке траектории принадлежит С. П. Королёву. Разработка научно-исследовательской работы была поручена 4-му Научно-исследовательскому институту Министерства обороны СССР под грифом НИР «Акватория».

В кабинете СП стоял большой глобус, на котором очень наглядно с помощью большого транспортира можно было измерять расстояние между любыми пунктами на Земном шаре. Как то на совещании, после подведения итогов по семьдесят четвёртой, стали обсуждать проблему летных испытаний на полную дальность. Подойдя к глобусу, Королёв показал, что при стрельбе по акватории Тихого Океана точки падения приходятся на район Гавайских островов. Участвовавший в совещании Г. А. Тюлин не упустил случая воспользоваться фронтовым жаргоном: «Это мы американцам можем такой шухер навести, что они будут вспоминать Пёрл-Харбор как золотые денёчки».

— Из воспоминаний Б. Е. Чертока[1]

Необходимость применения плавучих измерительных комплексов выяснилась задолго до начала полётов Р-7. Её дальность, 8000 км, уже выходила за границу Камчатки. НИИ-4 начал поисковые работы по созданию плавучих средств еще в 1956 году, работы возглавил заместитель начальника НИИ-4 по научной работе Георгий Александрович Тюлин.

Начальник НИИ-4 Андрей Илларионович Соколов и Георгий Александрович Тюлин в 1958 году лично убеждали министра судостроительной промышленности Бориса Евстафьевича Бутому в необходимости переоборудования уже построенных судов под корабли слежения за полётами ракет. Военно-морской флот предлагал для этого списанные крейсера проекта 68-бис[2].

Сотрудники НИИ-4 определили состав радиотехнических, оптических и гидроакустических корабельных средств для приёма информации о головных частях и определения точек падения в океан. В этот период в НИИ-4 был создан костяк будущего морского отдела, куда вошли Н. Г. Устинов, А. В. Лимановский, А. А. Балан, Ю. Е. Дежников и А. Г. Масюк, специалисты получили серьёзную подготовку для будущих работ по созданию новых кораблей Плавучего измерительного комплекса.

5 января 1959 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР, обязывающее Министерство судостроительной промышленности переоборудовать гражданские суда по техническому заданию НИИ-4 в плавучие измерительные комплексы В рекордно короткие сроки на Балтийском и Кронштадтском заводах три корабля «Сибирь», «Сахалин», «Сучан» оснастили аппаратурой телеметрии, гидроакустики и контроля орбиты. В состав аппаратуры вошли: радиолокационная станция траекторных измерений Кама–А, телеметрические станции БРС-1 и Трал К2Н, фоторегистрирующая станция ФРС, станция спецконтроля автоматики боевого заряда РТС-СК, система единого времени «Бамбук», гидроакустическая станция ГИУ-ЗД.

26 июля 1959 года на кораблях был поднят флаг гидрографической службы ВМФ.

Обращение к матросам накануне обеспечения гагаринского полёта.
Такими сообщениями ТАСС закрывались и открывались районы Тихого океана.

Четвёртый корабль проекта 1129 «Чукотка» первоначально был оборудован как судно-ретранслятор. В 1962 году он был ещё раз модернизирован, по проекту 1129Б, и стал полноправным кораблём измерительного комплекса.

Первые КИК были переоборудованы из польских рудовозов знаменитого польского инженера Адольфа Поляка серии В-31 и носили следующие названия:

  • ЭОС «Сибирь» («Павлоград»), «Сахалин» («Пермь»), «Сучан» («Первоуральск») — проект 1128. «Сучан» в 1972 году переименован в «Спасск» (В связи с переименованием самого города Сучана, ставшего Партизанском). Эти три корабля образовали 1-й Плавучий измерительный комплекс МО СССР. Условно их называли «Бригада С».
  • ЭОС «Чукотка»(«Прокопьевск»), проект 1129Б.

Первым командиром ТОГЭ-4 (войсковой части 10573) назначен капитан 1 ранга, затем контр-адмирал Юрий Иванович Максюта. Первые командиры кораблей[3]:

  • «Сибирь», войсковая часть 30829, капитан 1 ранга В. А. Седов.
  • «Сахалин», войсковая часть 53189, капитан 1 ранга В. В. Зонов.
  • «Сучан/Спасск», войсковая часть 20326, капитан 1 ранга П. Е. Васильков.
  • «Чукотка», войсковая часть 40170, капитан 3 ранга И. К. Пилипенко.

Руководителями первых служб измерений стали офицеры А. П. Бачурин[4], А. В. Лимановский, В. А. Авраменко, Г. М. Карпухин. Затем на протяжении долгих лет всей службой измерений руководил В. С. Литвинов.

Соединение подчинялось Министерству обороны и базировалось на Камчатке (ныне в городе Вилючинске) под легендой прикрытия, с первоначальным названием ТОГЭ-4 (Тихоокеанская океанографическая экспедиция).

Первая боевая работа произошла 21-22 октября 1959 года, а первое испытание МБР на предельную дальность произошло 20-го января 1960 года, о чём советские газеты известили мир сообщением ТАСС: «ТАСС уполномочен сообщить, что район Тихого океана … закрыт для плавания…»[5].

На состоявшемся осенью 1961 года XXII съезде КПСС Никита Сергеевич Хрущёв посвятил кораблям часть своего отчётного доклада[6]:

У нас созданы особо точное приборостроение, специальная металлургия, атомная, электронная и ракетная промышленность, реактивная авиация, современное судостроение, производство средств автоматики. Эти отрасли уже хорошо заявили о себе — и не только на земле, но и в космосе. Они надежно служат делу мира, делу обороны. Мы располагаем сейчас межконтинентальными баллистическими ракетами, зенитным ракетным вооружением, ракетами для сухопутных войск, авиации и Военно-Морских Сил.

В печати опубликованы сообщения об испытаниях наших новых ракет, которые имеют дальность полета 12 с лишним тысяч километров. В районе падения ракет стоят наши корабли и засекают, когда и с какой точностью ракета достигает заданного района. Мы получаем сообщения о том, что наши ракеты действуют с исключительной точностью.

Надо сказать, что в этом же районе находятся и американские корабли, которые тоже следят за полетом советских ракет. Американцы публикуют соответствующие данные о полетах наших ракет, и мы сверяем эти данные с нашими. Конечно, мы верим товарищам, которые находятся на наших кораблях. Но тут получается нечто вроде двойного контроля — и нашего и противника. (Аплодисменты). Наши противники, — правда, мы хотели бы, чтобы они не были нашими противниками, но приходится считаться с природой империализма, — тоже подтверждают, что советские ракеты точно попадают в цель. Это хорошо. Мы и не сомневались в этом. (Аплодисменты).[7]

12 апреля 1961 года корабли ТОГЭ-4 обеспечивали полёт Ю. А. Гагарина над акваторией Тихого океана[8][9].

Развитие[править | править исходный текст]

В 1963 году к ним прибавились корабли «Чумикан»(бывший рудовоз «Дудинка») и «Чажма» («Дангара») проекта 1130 и, таким образом, был создан 2-й Плавучий измерительный комплекс[10] МО СССР — «Бригада Ч». Командиром ТОГЭ-5 (войсковой части 60111) назначен капитан 1 ранга Е. Я. Онищенко.

Первые командиры кораблей:

  • «Чажма», войсковая часть 36083, капитан 1 ранга А. М. Калугин.
  • «Чумикан», войсковая часть 42864, капитан 1 ранга А. И. Матвеев.

Службу измерений ТОГЭ-5 возглавил подполковник В. В. Шмелёв, а на кораблях — офицеры А. Я. Ривкин и Р. Х. Юлдашев.

В 1974 году в связи с новыми задачами ТОГЭ-4 и ТОГЭ-5 образовали Объединённую гидрографическую экспедицию ОГЭ-5, её командиром стал капитан 1 ранга (впоследствии контр-адмирал) Э. Я. Краснов, его заместителем по измерениям капитан 1 ранга В. С. Литвинов. Наконец в 1982 г. управление ОГЭ-5 преобразовано в 35-ю бригаду кораблей измерительного комплекса. С начала своей работы до конца жизни «Экспедиция» работала по Корабельному Уставу ВМФ СССР и, так называемому, «приказу 2-х Главкомов» — совместному организационному приказу Главкома ВМФ и Главкома РВСН СССР.

В 1984 году в строй вступил первый специально спроектированный Центральным конструкторским бюро «Балтсудопроект» корабль проекта 1914 «Маршал Неделин». В 1989 году Военно-морской флот принял новый корабль «Маршал Крылов» проекта 1914.1. Таким образом, общее количество кораблей измерительного комплекса достигло восьми. Кроме того, 35-я бригада имела в своём составе два посыльных рейдовых катера и морской буксир МБ-260.

Первые командиры кораблей:

  • «Маршал Неделин», войсковая часть 20252, капитан 2 ранга О. Н. Моисеенко.
  • «Маршал Крылов», войсковая часть 40754, капитан 1 ранга Юрий Михайлович Пирняк.

Корабли участвовали в испытаниях всех типов МБР, обеспечивали все пилотируемые полёты космических аппратов. В 1973 году КИК «Чумикан» был задействован в спасении «Аполлона-13»[11]. В 1982-84 годах — в запусках советского аппарата БОР. В 1988 году КИК «Маршал Неделин» был задействован в обеспечении полёта МКС «Буран»[12]. В 1993 году КИК «Маршал Крылов» исполнил основную роль в исторической миссии «Европа-Америка-500».

В 60-х годах личный состав кораблей участвовал в наблюдениях над высотными взрывами американского ядерного оружия.

Военно-морской флот благодаря этим кораблям приобрёл уникальный опыт одиночного океанского плавания и дальней связи. На кораблях ПИК тренировались первые морские вертолётчики. Моряки ТОГЭ-4 и ТОГЭ-5 испытывали новые виды тропической формы одежды.

Соединение дало Военно-морскому флоту семь адмиралов, в том числе:

В разное время указанные корабли носили разные открытые наименования классов:

  • ЭОС (экспедиционно-океанографическое судно),
  • ЭОК (экспедиционно-океанографический корабль),
  • БПИК (большой поисково-измерительный корабль),
  • ОИС (океанографическое-исследовательское судно),
  • Судно связи (ССВ) — в ВМФ.

Существовала ещё одна группировка судов, которая замыкалась на Службу космических исследований отдела морских экспедиционных работ Академии Наук СССР, базировалась в Одессе и Санкт-Петербурге. Начало работы этих судов — 1960 год. Они образовали, так называемый, Морской космический флот.

Тем не менее, не стоит путать корабли измерительного комплекса, служащие для испытаний баллистических ракет, и суда телеметрического контроля, работающие по космическим аппаратам. В некоторых задачах, например, контроля параметров полёта космических аппаратов, они могут дублировать друг друга, но отдельные задачи кораблей измерительного комплекса были уникальными.

Никогда не принадлежал к классу кораблей измерительного комплекса и большой разведывательный корабль проекта 1941 «Урал».

Новейшая история[править | править исходный текст]

КИК «Маршал Крылов»

В начале 1990-х обстановка в стране значительно изменилась, что очень сильно коснулось Военно-морского флота. Из восьми кораблей измерительного комплекса было продано на металлолом семь кораблей; один из них, «Маршал Неделин», не прослужил при этом и десяти лет. После пяти лет эксплуатации он был поставлен в ремонт в «Дальзавод» и фактически разграблен[11]. «Сахалин» ныне принадлежит Китайской Народной Республике. Третий корабль проекта 1914, «Маршал Бирюзов», был разрезан на стапеле.

«Маршал Крылов» занимался контролем параметров боевых блоков при пуске на предельную дальность в 2004 и в 2011 году (МБР «Тополь» и «Булава»).

27 августа 2011 года с борта атомной подводной лодки «Юрий Долгорукий» был осуществлён шестнадцатый испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты «Булава», осуществлённый на максимальную дальность полёта по прицельной точке в акватории Тихого океана. Контроль за прибытием боевых блоков в заданную точку осуществлял «Маршал Крылов».[13]

По состоянию на 2012 год, в России остался единственный корабль, способный работать с космическими объектами — «Маршал Крылов» проекта 1914.1, приписанный к Вилючинску (Камчатка).

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Черток Б. Е. Ракеты и люди. — 2-е изд. — М.: Машиностроение, 1999. — 416 с. — 1 300 экз. — ISBN 5-217-02934-Х
  2. Хроники экспедиции
  3. Краткая история Экспедиции
  4. Из окопа он видел космос («Красная звезда», 2.03.2004 г.
  5. Газета «Правда», 1960, № 8 от 8 янв., № 22 от 22 янв., № 33 от 2 февраля.
  6. 22-й съезд КПСС (17 — 31 октября 1961 года): Стенографический отчет. (М.: Госполитиздат, 1962)
  7. Стенографический отчёт. Ч.1 стр 54.
  8. ПАМЯТЬ СЕРДЦА. ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ(Севастополь, «Флаг Родины», № 44, 10.03.2004 г.)
  9. Пошли, ребята, звезды качать! (Калининград, «Страж Балтики», 11.04.2002, № 61, стр.6)
  10. под ред. Ю. М. Батурина. Советская космическая инициатива в государственных документах 1946-64 гг. — М.: РТСофт, 2008.
  11. 1 2 Курочкин А. М., Шардин В. Е. Район, закрытый для плавания. — М.: ООО «Военная книга», 2008. — 72 с. — (Корабли советского флота). — ISBN 978-5-902863-17-5
  12. Первый полёт. — М.: Авиация и космонавтика, 1990.
  13. Коллектив «Точмаша» поблагодарили за успешный пуск «Булавы». Проверено 29 октября 2011. Архивировано из первоисточника 21 февраля 2012.

Литература[править | править исходный текст]

  • Сиробаба Я. Я. История Командно-Измерительного Комплекса управления космическими аппаратами от истоков до Главного Испытательного Центра имени Г. С. Титова. — М.: ЗАО СП «Контакт-РЛ», 2006. — 480 с.
  • Курочкин А. М., Шардин В. Е. Район, закрытый для плавания. — М.: ООО «Военная книга», 2008. — 72 с. — (Корабли советского флота). — ISBN 978-5-902863-17-5
  • Мозжорин Ю. А. Так это было… — М.: ЗАО «Международная программа образования», 2000.
  • Каманин Н. Н. Скрытый космос. — М.: "Инфортекст ИФ", 1995. — 400 с.
  • Российский Государственный архив научно-технической документации
  • Судостроение № 11—12, 1996 г. А.Б.Морин, "История строительства кораблей ТОГЭ и СКИ ОМЭР"
  • Коллектив авторов. Адмиралтейские верфи. Люди, корабли, годы. 1926-1996. — СПб: "Гангут", 1996. — 393 с. — ISBN 5-85875-110-5

Ссылки[править | править исходный текст]