Маран, Рене

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Рене Маран
René Maran
René Maran-1930.jpg
Рене Маран в 1930 году
Дата рождения:

5 ноября 1887({{padleft:1887|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:5|2|0}})

Место рождения:

Фор-де-Франс, Мартиника

Дата смерти:

9 мая 1960({{padleft:1960|4|0}}-{{padleft:5|2|0}}-{{padleft:9|2|0}}) (72 года)

Место смерти:

Париж, Франция

Гражданство:

ФранцияFlag of France.svg Франция

Род деятельности:

прозаик, поэт

Годы творчества:

1909—1960

Направление:

реализм

Жанр:

проза, поэзия, эссе

Язык произведений:

французский

Дебют:

«Дом счастья» (1909)

Премии:

Гонкуровская премия (1921)
Большая литературная премия Французской академии (1942)

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Рене Маран на Викискладе

Рене Маран (фр. René Maran; 5 ноября 1887(18871105), Фор-де-Франс, Мартиника — 9 мая 1960, Париж, Франция) — французский писатель и поэт, по происхождению креол из Французской Гвианы, лауреат Гонкуровской премии (1921) и Большой литературной премии Французской академии (1942)[1][2].

Жизнеописание[править | править вики-текст]

Рене Маран родился 5 ноября 1887 года на корабле, на котором его родители, Леон-Эрменежильд Маран (1864—1911) и Мари-Корина Маран (в девичестве Лаграндер, 1865—1915)[3], плыли в Фор-де-Франс (Мартиника) из Кайенны (Французская Гвиана). В метрике будущего писателя указана другая дата — 8 ноября 1887 года, поскольку корабль прибыл в порт через три дня после рождения Рене. Через три года семья переехала в Габон, где отцу предложили пост в колониальной администрации.

В 1894-м Рене Марана поместили в пансионат при лицее в Талансе, а с 1897 по 1906-й он учился в Лицее Мишеля Монтеня (Бордо), где познакомился и играл в регби с Феликсом Эбуэ — будущим высокопоставленным колониальным чиновником, который организовал Движение Сопротивления во Французской Экваториальной Африке (ФЭА). К 1909-му Рене Маран получил высшее юридическое образование. В этом же году дебютировал поэтическим сборником «Дом счастья» в лилльскому журнале Леона Боке «Дозорная башня» (фр. Le Beffroi), а в 1910-м стал служить чиновником четвертого класса колониальной администрации в Убанги-Шари (ныне территория ЦАР)[4]. Там он встретился с отцом, который полгода назад вышел на пенсию, переселился в Бордо и в 1911-м умер. С тех пор Рене чувствовал нехватку денег, потому что пришлось финансово поддерживать мать и двух младших братьев.

По наущению приятеля Филеаса Лебега в 1912-м Маран начал писать посвящённый «самому дорогому другу Мануэлю Гаисто» роман «Батуала», который вышел в издательстве Альбена Мишеля в 1921 году. Посильную помощь оказали переводчик Мануэль Гаисто и поэт Анри де Ренье[5]. В предисловии Маран подверг острой критике некоторые аспекты колониальной политики Франции, обратившись ко всем французским писателям. Вследствие этого власть запретила распространять книгу в колониях. В том же году автор получил Гонкуровскую премию. За «Батуалу» проголосовали пять членов жюри. Другие пять предпочли «Свадебную песню» (фр. L'Epithalame) Жака Шардонна. Маран победил благодаря двойному голосу председателя жюри Гюстава Жеффруа[6] и стал первым чернокожим гонкуровским лауреатом. В финальный тур также вышли Пьер Мак-Орлан (с романом фр. La Cavalière Elsa) и Жорж Иманн (фр. Les nocturnes).

В конце 1924 года Рене Маран в чине заместителя третьего класса гражданской службы был вынужден уволиться с работы. Перебрашись из Убанги в Париж, он стал профессиональным писателем и журналистом на радио. В 1927 году он женился на белой девушке Камилле Бертло (фр. Camille Berthelot, 1894—1977), которая происходила из небогатой семьи. Бездетные супруги удочерили белокожую девочку Полетту, которая, выйдя в 1946 году замуж, взяла двойную фамилию — Мишель-Маран[7].

В 1930-х годах Маран посещал литературный салон Полетт Нардаль, где познакомился с Леопольдом Сенгором, Эме Сезером, Жаном Прис-Маром[8] и посоветовал родоначальникам негритюда избегать крайностей:

« Хотя чернокожие люди считали Рене Марана предтечей негритюда, этот литератор признавал, что он плохо понимает значение этого слова и склонен видеть в нём скорее расизм, чем новую форму гуманизма. Несмотря ни на что, Маран упрямо позиционировал себя как «человека, равного другим» (Лилиан Кестло)[9] »

Отличался умеренностью и считал, что в жизни всей Французской империи можно достичь гармонии благодаря смешению рас[10]. Почитал историю французов, независимо от цвета их кожи. Был патриотом Франции и выступал за равные возможности для всех её граждан.

Маран жил не только с писательской и критико-журналистской работой. С 1937 он получал стипендию из фонда «Межколониальная служба» (фр. Service intercolonial) за то, что по заказу французского министерства колоний редактировал статьи, которые затем бесплатно поступали в редакции газет. Такая работа продолжалась и во время немецкой оккупации. Маран опроверг упреки в коллаборационизме и в 1942 году получил Большую премию Брокетт-Гонен Французской академии, выдаваемую, в частности, за выдающиеся моральные качества. Во время Второй мировой войны он, оставшись на оккупированной территории, не был интернирован. Недоброжелательно относился к начинанию Эбуэ — одного из организаторов голлистского Движения Сопротивления во Французской Экваториальной Африке. Маран считал, что не африканским туземцам предстоит защищать французов, а наоборот: французам — туземцев. В 1949-м Корню-Жантий, верховный комиссар ФЭА, постановил выплачивать Марану пожизненную пенсию — 100 000 франков ежегодно — в знак «признания за литературные произведения, посвященные ФЭА». Однако в 1953 году преемник Корню-Жантия отменил это постановление. Вследствие этого после смерти Марана его вдова была вынуждена пользоваться материальной помощью от Леопольда Седара Сенгора[4].

В последние годы жизни Рене Маран вёл общественную деятельность в расовом вопросе. Принял участие в Первом всемирном конгрессе чернокожих писателей и художников, состоявшемся в Париже в 1956 году. Был также на Втором конгрессе в Риме в 1959 году. Поддерживал дружеские отношения с чернокожим американским писателем и дипломатом Мерсером Куком.

Писатель умер 9 мая 1960 года от инфаркта (со слов внука Бернара Мишеля)[7]. Похоронен на кладбище Монпарнас рядом с другими гонкуровскими лауреатами — Маргерит Дюрас, Симоной де Бовуар, Люсьеном Бодаром[11].

Творчество[править | править вики-текст]

Рене Маран сделал первые попытки в изящной словесности ещё во втором классе лицея благодаря преподавателю литературы Ламбине. В 1909, 1912, 1922 и 1935 годах он издал четыре сборника стихов — соответственно «Дом счастья», «Внутренняя жизнь», отмеченные сильным влиянием символизма, «Невозмутимое лицо: стансы» и «Прекрасные образы». Пятая — «Книга воспоминаний» (1958) — стала итогом. В ней автор собрал все лучшее из написанного. Селим Ландер подверг критике поэтические произведения автора, приведя в пример те, что в 1953 году были поданы как основание принятия Марана в Международную академию французской культуры (в частности, стихотворение «Мать» / La mére). Иронично критик отнесся и к литературным предпочтениям, которые тот обнародовал в некрологе, написанном на смерть Ламбине: La cithare («Арфа» или же «Цитра») Теодора де Банвиля и Les bœufs («Быки») Мерсье Луи[4].

Рене Маран известен в первую очередь как прозаик. Писал познавательные анималистические книги, предназначенные главным образом для детей и юношества, в которых красочно описывал африканскую природу и осуждал жестокость в отношении животных. Это «Джума, собака джунглей» (1927), «Книга джунглей» (1934), «Звери джунглей» (1941), «Слон Мбала» (1947) и «Бабуин Бакуя» (1953). В активе писателя также два почти автобиографических романа «Жесткое сердце» (начат около 1912 года и издан единственный раз в 1931) и «Человек как все», который выходил в мир трижды, переименованный и переработанный: впервые в 1927-м под названием «Дневник без дат», второй раз — ориентировочно в 1932 году под названием «Защита любви», и в третий раз — в 1947-м под актуальным названием. Главными героями романа являются чернокожий карибец Жан Венез и белокожая француженка Андре-Мариэлла (в предыдущих вариантах — Адиджа и Урика). Сам автор утверждал, что написал их не во время[12]. Как пишет Франц Омар Фанон в публицистической книге «Чёрная кожа, белые маски» об интимных отношениях между людьми разных рас, «любя меня, белая женщина доказывает, что я достоин белой любви. Меня любят, как белокожего. Я белокожий». О Жане Венезе автор замечает: «Это европеец. Но он чернокожий, следовательно он негр. В этом и противоречие. Он не понимает людей своей расы, а белокожие не понимают его»[13].

Двойственность присуща самому Марану. Как литератор и журналист, он боролся за признание равноправия чернокожего человека во французском обществе, выступал против расизма, против угнетения колонизированных народов и в то же время провозглашал идею гуманистической миссии Франции, отстаивал правильность и прогрессивность ассимиляционной колониальной политики[14].

В своих романах на африканскую тематику автор показывал непростые отношения между чёрными и белыми. Был патриотом Франции и, несмотря на некоторые замечания, высказанные в корреспонденции с Филеасом Лебегом, описывал жизнь «великих французов», в том числе и тех, которые открывали земли будущей Французской колониальной империи. В переписке он часто цитировал своих трёх лучших друзей[15], — Феликса Эбуэ, Филеаса Лебега и Мануэля Гаисто[16].

Самое известное произведение, благодаря которому Маран получил мировую славу, — это «Батуала», первый франкоязычный роман об африканских туземцах, написанный темнокожим автором. В 1921-м он был удостоен Гонкуровской премии и тогда же, сразу же после опубликования, Рене Маран попал под лавину критики и клеветнических обвинений во французской прессе. Раздражение вызвал не столько сам роман, как его предисловие. В нём содержалось осуждение не отдельных колониальных чиновников, а всей колониальной администрации Французской Экваториальной Африки:

Цивилизация, цивилизация, гордость европейцев, могила невинно убитых ими […]!

Ты возводишь своё царство на трупах. Чего бы ты ни хотела, что бы ни делала, ты вводишь себя в заблуждение. От твоего вида проливаются слезы и раздается мучительный крик. Ты сила, которая издаёт право. Ты не факел, а пожар. Разрушаешь всё, к чему прикасаешься.

Честь страны, которая дала мне всё, мои братья из Франции, писатели со всех земель её; вы часто спорите о пустяках, ради забавы ссоритесь и тут же достигаете согласия — всяких раз, когда речь идёт о борьбе за справедливую и благородную идею. Призываю вас на помощь, потому что верю в ваше великодушие. Моя книга не полемическая. Так случилось, что её опубликовали в нужное время. Есть злободневный вопрос — «негры». Но кто его поставит? Только не американцы. Только не пропагандисты во всех газетах по ту сторону Рейна […]

Мои братья по духу, писатели Франции […] Пусть прозвучит ваш голос! Надо, чтобы вы помогли тем, кто называет вещи своими именами, а не так, как хотелось бы их видеть. Впоследствии, когда очистятся колониальные городские трущобы, я придам жизнь кое-каким эскизам, которые уже задумал, но сейчас держу в записных книжках. Скажу вам, что в некоторых местностях несчастные негры должны были продавать своих женщин по двадцать пять — семьдесят пять франков, чтобы заплатить за них подушный налог. Я скажу вам… Но я буду говорить от своего имени, а не от имени другого; это будут мои идеи, и обнародую их я, а не кто-то другой. Заранее знаю — европейцы, которых имею в виду, такие трусливые и низменные, что ни один из них не посмеет ни словом мне возразить. Вот если б была возможность рассказать, из каких каждодневных подлостей складывается колониальная жизнь, то об этом меньше бы говорили, а то и вообще промолчали. Она постепенно вульгаризирует человека. Очень немногочисленные колонисты, будь они и чиновниками, совершенствуются духовно. Они не в силах сопротивляться окружению. Они спиваются. Перед войной многие из европейцев могли самостоятельно осушить более пятнадцати литров перно за тридцать дней. А с тех пор — увы! — я знал одного человека, который побил все рекорды. Восемьдесят бутылок — вот сколько он смог выпивать за месяц.

Эти и другие гнусные безобразия доводят людей, их ведущих, до самой отвратительной бесхарактерности. Эта низость не может не беспокоить некоторых из тех, назначенных действовать от имени Франции. Именно они должны отвечать за бедствие, от которого страдают многие области страны чернокожих. Ради повышения в чинах надо было избавляться «от всевозможных неприятностей». Одержимые такой целью, чиновники отреклись от всего благородного, они колеблются, откладывают, врут и громоздят ложь. Они не хотели видеть. Не хотели слышать. Им не хватало смелости, чтобы говорить. Интеллектуальную несостоятельность дополнили нравственная немощь и отсутствие угрызений совести — вот чинуши и обманули свою страну.

Призываю вас исправить то, что администрация эвфемистически называют «ошибками». Борьба будет напряженной. Вам придется смело выступить против работорговцев. Бороться с ними будет труднее, чем с ветряными мельницами. Ваша задача прекрасна. Поэтому немедленно приступайте к работе. Франция этого хочет!

На крайних реакционных позициях стоял Рене Траутманн. 25 января 1922 года он опубликовал в газете L’Action nationale статью, где обвинил Марана в расизме, самозванстве и неблагодарности, а к главному герою романа — вождю Батуале, обратился с такими словами: «Но, Батуала, мы знаем ваш образец счастливой жизни — грабить, мучить, убивать или обращать в рабство всех ваших соседей, кем бы они ни были. Вот что вершина вашего счастья, вы, добрые негры Центральной Африки». Траутманн выдвинул своё деление негроидной расы на «негров», то есть тех, которые ещё не познали благо французского колониализма, и «чёрных», осчастливленных им[10]. В защиту автора «Батуалы» стал Леон Боке, написав в предисловии к «Маленькому королю Химерии» (1924), что Маран полностью ассимилировался во французской культуре, хоть и имеет африканскую натуру.

В конце 1921 года Эрнест Хемингуэй, тогдашний парижский корреспондент газеты «Чикаго стар», написал:

« «Батуала» […] до сих пор в круговерти осуждения, возмущения и похвалы. Маран [...] попал под резкие нападки в палате депутатов как неблагодарный клеветник Франции. Некоторым из французов не понравилось обвинение, которое этот писатель выдвинул французскому империализму за политику в отношении туземцев во французских колониях. Другие заступились за автора и просили политиканов посчитать роман произведением искусства, настоящего искусства, коим он и является.

А тем временем Рене Маран ничего не ведает о буре, которую вызвала его книга. Находится на французской государственной службе в Центральной Африке, за два дня дороги от озера Чад и за семьдесят дней езды от Парижа. В этом поселении нет телеграфа, автор даже не знает о том, что его книга получила знаменитую Гонкуровскую премию.

Во вступлении к роману рассказывается о том, как в центре Африки община из десяти тысяч чёрных жителей сократилась под французским владычеством до одной тысячи. Это печальная история, очевидец просто и бесстрастно излагает в ней факты. Вчитываясь в роман, вы представляете картину жизни в африканской деревне, увиденную глазами африканца — большими, с ярко-белыми белками, и ощущения его розовыми ладонями и широкими плоскими голыми ступнями. Вы чувствуете запахи деревни, потребляете его еду и видите белого человека таким, какой видит его чёрный, и, пожив в этом селе, вы в нем же умираете. Вот и вся история. Прочитав её, вы отождествите себя с Батуалой — вот чем замечательно это произведение.

Роман начинается с того, что Батуала, вождь деревни, просыпается в своей хижине, разбуженный холодом рассвета и шорохом пола, который осыпается, потому что муравьи прокладывают в нём ход. Он раздувает угасший костер, садится, ссутулившись, возле огня и, согревая застывшее тело, размышляет, не лечь ли ему снова поспать. В конце романа Батуала; — старик с непослушными от возраста суставами, искалеченный леопардом, в которого он не попал копьем — как и с самого начала, лежит на полу. Деревенский колдун покинул его в одиночестве, в селе уже есть более молодой вождь, и Батуала умирает, мучимый лихорадкой и жаждой, и шелудивый пес лижет ему раны. Пока Батуала так лежит, вы тоже чувствуете жажду, и жар, и шершавый влажный язык пса.

Наверное, вскоре роман переведут на английский. Но чтобы это сделать, нужен еще один негр, который прожил жизнь в посёлке за два дня дороги от озера Чад, владеющий английским языком так же, как владеет французским Рене Маран

»

Роман «Батуала» вошёл в школьную программы литературы в Сенегале и Республике Конго после обретения независимости. Во Франции — с 2002 года[17].

Список произведений[править | править вики-текст]

Поэзия[править | править вики-текст]

  • «Дом счастья» (фр. La maison du bonheur 1909).
  • «Внутренняя жизнь» (фр. La vie intérieure 1912).
  • «Книга воспоминаний» (фр. Le livre du souvenir 1958).

Проза[править | править вики-текст]

  • «Батуала» (фр. Batouala 1921).
  • «Маленький король Шимерье» (фр. Le petit roi de Chimérie 1924).
  • «Джума, собака джунглей» (фр. Djouma, chien de brousse... 1927).
  • «Журнал без даты» (фр. Journal sans date 1927).
  • «Тяжёлое сердце» (фр. Le cœur serré 1931).
  • «Человек, который ждёт» (фр. L'homme qui attend 1936).
  • «Боли сердца» (фр. Peines de cœur 1944).
  • «Человек как все» (фр. Un homme pareil aux autres 1947).
  • «Слон Мбала» (фр. Mbala, l'éléphant 1947).
  • «Бабуин Бакуя» (фр. Bacouya, le cynocéphale 1953).

Эссе[править | править вики-текст]

  • «Чёрная асептика!» (фр. Asepsie noire! 1931).
  • «Золотой песок Чада» (фр. Le Tchad de sable et d'or 1931).
  • «Французская Экваториальная Африка: земли и будущие скачки» (фр. Afrique Équatoriale Française: terres et races d'avenir 1937).
  • «Ливингстон и исследование Африки» (фр. Livingstone et l'exploration de l'Afrique 1938).
  • «Бразза и создание Французской Экваториальной Африки» (фр. Brazza et la fondation de l'A.E.F. 1941).
  • «Пионеры империи» (фр. Les pionniers de l'empire 1943—1955).
  • «Саворньян де Бразза» (фр. Savorgnan de Brazza 1951).
  • «Звери джунглей» (фр. Bêtes de la brousse 1952).
  • «Феликс Эбуэ, великий служащий и верный слуга» (фр. Félix Éboué, grand commis et loyal serviteur, 1885-1944 1957).
  • «Бертран дю Геслен, меч короля» (фр. Bertrand du Guesclin, l'épée du roi 1960).

Примечания[править | править вики-текст]

  1. René Maran (англ.). Аfricultures.
  2. Потехина Г. И. Маран Рене (рус.). Словари на Яндексе.
  3. Kristen Sarge, René Maran avant sa naissance : un siècle d’histoire guyanaise vue sous l’angle d’une famille (vers 1780—1887)
  4. 1 2 3 Selim Lander. «Qui était vraiment René Maran, le premier Goncourt Noir?». MondesFrancophones.Com
  5. Camille Poirier, Goncourt oubliés 4 : René Maran, 1921. Livres avec Lire, 06.08.2012
  6. Pierre Assouline, Du côté de chez Drouant : Le Goncourt de 1903 à 1921, radioémission sur «France Culture», 27.07.2013
  7. 1 2 Richard Koukougnon DJIROPO, René Maran, un illustre Guyanais méconnu des siens. Blada.com, 27.11.2010
  8. О Рене Маране и Гастоне Моннервилле см. Bernard Mouralis, René Maran et Gaston Monnerville : entre négritude et radicalisme. Francofonia, 14, 2005
  9. Lilyan Kesteloot, Histoire de la littérature négro-africaine : ХХe ‑ХХie siècle : 1930-2001. Paris, Karthala Editions,‎ 2001. Див. також Le fonds René Maran à la bibliothèque municipale (B. M. Bordeaux, 2007, 19 p. Hommages_Rene_Maran.pdf Batouala (1921); Jean Michel Andrault, René Maran. 2006 Hommages René Maran.pdf
  10. 1 2 Сайт «Nuevo Mundo. Mundos Nuevos». Elsa Geneste. Autour de Batouala de René Maran : réflexions sur quelques formulations racistes et antiracistes du mot " nègre "
  11. Jacqueline Blanchard (Société d'écologie humaine et d’anthropologie) et Gérard Pouguet, René Maran, un Prix Goncourt bordelais oublié. L’Union Scientifique d’Aquitaine : Qui sommes-nous ? janvier/février 2011
  12. «L’autobiographie dans l’espace francophone». Lourdes Rubiales Bonilla. René Maran et l'écriture du Moi, p. 77
  13. Frantz Omar Fanon, Black Skin, Masks Whites
  14. Site La lanterne
  15. François Beauvy, Philéas Lebesgue et ses correspondants en France et dans le monde de 1890 à 1958, thèse de doctorat, 2003, Université de Paris X — Nanterre, publiée par Ed. Awen, 2004, 674 p.
  16. Jacques de Cauna, René Maran, Le Dictionnaire de Bordeaux : ІІІe siècle av. J.-C.-2006, Paris, Loubatières,‎ 2006
  17. Сathérine Bédarida, René Maran, l’éveilleur des consciences. Le Monde, 02.07.2007

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]