Пресс (Королевский флот)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Пресс; карикатура 1780-х годов

Пресс (англ. King’s Press, кратко англ. Press, официально англ. Impressment service) — система принудительного набора в Королевский флот, существовавшая с елизаветинской эпохи по викторианскую. Наибольшего размаха достигла в конце XVIII — начале XIX веков. Из-за национальных особенностей Англии отличалась как от рекрутчины, так и от призыва.

Основные черты[править | править вики-текст]

«Прессование» во флотскую службу отличалось прежде всего принудительным характером и произволом — новобранцы принуждались к службе силой, внешне процесс напоминал арест (без предъявления ордера), причем производился без предупреждения и часто без соблюдения даже минимальных границ.

Набранные таким образом люди попадали под власть флота,[1] и оказывались вне юрисдикции гражданских судей. Те в большинстве не оспаривали действий наборщиков на своей территории. Этому способствовало и отношение британской публики — о флоте вспоминали только по поводу сражений, об остальном предпочитая не знать, и изоляция прессованных от берега и от общества вообще.

Служба была бессрочной. Прессованный мог быть уволен только если становился негоден к службе (увечье или смерть), либо его корабль выводился из активного состава (англ. Decommissioned), обычно с наступлением мира.

История[править | править вики-текст]

Впервые пресс был применен в 1664 году, во времена Карла II. В отличие от других европейских стран Англия, будучи издавна парламентской монархией, имела только добровольную службу и ополчение. Поскольку в стране отсутствовала классическая феодальная зависимость, рекрутирование было также невозможно. Тем не менее, корона прибегала к чрезвычайным актам на случай войны, и один из них допускал принудительный набор.

Формально прессу подлежали «разрешенные законом мужчины с привычкой к мореплаванию в возрасте от 18 до 45 лет». На самом деле в моменты острой нужды забирали всех, кто попадал под руку, при условии что это были лица мужского пола — от подростков до пенсионеров. Возраст и пригодность определял на глаз командир наборной партии, и если поблизости не было властей и закона, он на свое усмотрение мог игнорировать бумаги об освобождении от пресса, чем широко пользовался.

Теоретически, созданная для этого организация должна была «впечатлить» (англ. Impress) новобранца выгодами службы, отсюда ее официальное название. Существовали правила о денежном вознаграждении за прием на службу (например, «королевский шиллинг»). Но на деле, соблюдая ограничения укомплектовать все растущий флот было невозможно, и их обходили или полностью отбрасывали. Существовала постоянно действующая береговая служба набора. Собранные ею люди поступали в так называемые депо (англ. Naval depot), откуда распределялись по заявкам кораблей. Кроме того, корабли во время стоянки могли отряжать на берег партии (англ. Press gangs) для пополнения собственной команды.

Существовала и практика пресса в море: корабли Его Величества останавливали торговые, в том числе Ост-Индские, на обратном пути и забирали моряков с них. Известен случай, когда весь экипаж ост-индца был снят флотом в устье Темзы, а корабль в доки привели специально для этого набранные гринвичские пенсионеры.

Одной из причин войны 1812 года, хотя и не названной официально, стала практика прессования в британскую службу натурализованных американских моряков. Королевский флот не признавал натурализации британских дезертиров, и инциденты с досмотром американских кораблей и прессованием обнаруженных бывших британцев породили немало вражды. Лозунг «Свобода торговли и права моряка», несли на флаге многие из кораблей США.[2]

Фактически пресс изжил себя с концом Наполеоновских войн. Последний раз практика пресса применялась в 18141815 годах, хотя на бумаге сохранялась весь XIX век. Но в отсутствие крупных войн, введение новых видов набора, таких как срочная служба1853 года), позволило удовлетворить нужды флота.

Принудительный набор в военное время возрождался в Британии несколько раз, вплоть до 1960 года, но уже совсем в других условиях.

Численность и динамика[править | править вики-текст]

Пресс рассматривался как мера военного времени, применяемая, когда нужда флота в людях резко возрастала. Флот с началом войны увеличивался в несколько раз по сравнению с мирным. Но в период Революционных, и особенно Наполеоновских войн, периоды мира сокращались,а сами войны затягивались. Поэтому из однократной разовой меры пресс превратился в повседневность. Одновременно обострилась нехватка в людях, и практика набора любой ценой, невзирая на нарушения, стала обычным делом.

Одно из исследований[3] по периодам Войны за австрийское наследство, Семилетней и Американской революционной войн и периодам мира между ними, дает следующие цифры:

Средний годовой набор моряков
Мирное время Военное время Королевский Флот Приватиры Торговый флот Всего
1736 − 1738 14,845 35,239 50,084
1739 − 1748 43,303 2,602 30,392 75,997
1753 − 1755 17,369 40,862 58,231
1756 − 1763 74,771 3,286 37,584 115,641
1763 − 1775 18,540 50,903 69,443
1775 − 1783 67,747 3,749 44,947 116,443

Как видно из таблицы, флот военного времени по численности уже тогда в 3−4 раза превосходил флот мирного, при этом во время войны за обученных моряков конкурировали не только торговый флот, но еще и приватиры. Численность обученных оставалась примерно одинакова, вернее, росла в согласии с темпами роста экономики, которые не шли в сравнение со скачкообразным ростом флота в начале каждой войны. Разница покрывалась за счет неквалифицированной рабочей силы, за счет пресса.

Учитывая, что жалование матроса Его Величества не менялось с 1653 года, и к тому времени составляло около половины жалования в торговом флоте, учитывая суровую дисциплину Королевского флота и отсутствие многих привилегий, неудивительно что добровольцев всегда не хватало.

Революционные и Наполеоновские войны стали временем беспрецедентного роста флота, и нужда в людах росла соответственно. Сама по себе длительность войн (1793−1815) уже могла создать трудности комплектования, а в сочетании с ростом численности (с 303 вымпелов в 1794 году до 646 в 1799, не считая 597 захваченных приватиров всех национальностей[4]) породила настоящий кризис. Штатные экипажи британских кораблей были меньше аналогичных французских, и все равно недостаток людей стал хроническим. По сути, только флагманские корабли и Флот Канала были укомплектованы полностью, остальные ходили с некомплектом, восполняя его при каждом удобном случае.

Качество новобранцев[править | править вики-текст]

В большинстве новобранцы были людьми, не имевшими отношения к морю. Их единственной «квалификацией» было то, что они попались на глаза наборщикам. Но среди попадавших под пресс были и моряки торгового флота, что вызывало их откровенную враждебность. В общем, они имели освобождение от пресса, чтобы не оголять купцов, но в особых обстоятельствах это позволялось нарушать, и флот широко пользовался исключением.

Каждый новобранец проходил осмотр, в том числе медицинский, на пригодность. Теоретически, врач мог отбраковать человека по здоровью, но подобные случаи крайне редки. Нехватка людей была такова, что любой имеющий целые руки и ноги считался годным, а на такой отбор еще на берегу способен был командир партии. В сомнительных случаях капитан не стеснялся использовать свою власть для давления на врача.

После опроса офицером (как правило 1-м лейтенантом) новобранец заносился в судовую роль, с присвоением звания (англ. rating) и назначением соответствующего жалования. Званий могло быть два: обученные моряки получали звание «матрос» (англ. Ordinary Seaman или англ. Able Seaman, дословно — способный матрос), не имеющие опыта — звание «сухопутный» (англ. Landsman). Специалисты в отдельных ремеслах (плотник, медник, кок и т. д.) получали звание, только продемонстрировав свои навыки.

Прессованные новобранцы, естественно, были в самом низу лестницы, как по оплате, так и по отношению остальных. Они использовались на физических работах, не требующих подготовки: приборка и погрузка, выхаживание якоря на кабестане, выборка и отдача снастей с палубы (по мачтам посылались только матросы), и множества им подобных. Сами они рассматривали свое положение как род тюремного заключения, и рвения к работе не проявляли. Со временем, и при желании, они приобретали матросские навыки, а с ними возможность повышения и интерес к своему делу, но вначале качество таких моряков было низким. Флот всегда полагался на обучение «на ходу», где неспособные очень скоро выбывали (калечились или гибли), а остальные подтягивались до минимально необходимого уровня. Тому способствовали как опасности самой профессии, так и дисциплина, предусматривавшая телесные наказания. В свою очередь, это создавало хроническую нехватку рабочих рук.

К началу войны 1812 года команды были настолько разбавлены «сухопутными», что даже привычка к победе, прочно установившаяся в Королевском флоте, и выручавшая его много раз, не помогла: в 18121813 годах встречавшиеся один на один с американскими кораблями британские проигрывали бой за боем. Именно так были одержаны победы USS Constitution, USS President, USS Wasp, USS Essex укомплектованных первоклассными моряками, только добровольцами. И наоборот, при первой же дуэли хорошо подготовленного HMS Shannon против USS Chesapeake с командой среднего качества, победили британцы.[2]

Дезертирство[править | править вики-текст]

Отказ ветеранам в призовых деньгах, гравюра XIX в.

Независимо от способа набора, дезертирство процветало, как в Королевском флоте, так и среди приватиров и торговых моряков. Точных цифр не существует, но по некоторым оценкам, его уровень достигал 25 % всех новобранцев.[5] В докладе от 1803 года о предлагаемых реформах флота Нельсон писал, что с 1793 флот потерял от дезертирства 42 000 человек.[6]

Большинство дезертировало в первые месяцы. Сталкиваясь с реальностью службы на корабле, не подготовленные к ней люди стремились сбежать любой ценой. Порядки в Королевском флоте прямо отражали положение дел: вновь прессованные содержались под стражей до выхода в море, сход на берег им запрещался, для остальных категорий он был сильно ограничен, вместо этого на борт во время стоянки (с разрешения капитана) допускались родственники и «подруги». Даже мертвые, которых хоронили в море, зашивались в парусину особым образом: последний стежок (так называемый стежок покойника, англ. Dead man's stitch) делался иглой через нос, чтобы убедиться что человек мертв. Считается, что причиной тому случаи дезертирства людей, притворившихся мертвыми.

Сочетание высокой доли прессованных, жестких порядков и долгих периодов бездействия в порту упоминаются среди причин мятежей в Спитхеде и Норе в 1797 году.[7]

Через несколько месяцев уровень дезертирства резко шел на спад, через год его практически не было. Кроме привычки к службе, новобранцы приобретали чувство товарищества, и их удерживала мысль о заработанном за это время жаловании. Жалование постоянно задерживалось, и через год появлялся шанс его впервые получить. Кроме того, дезертир лишался права на призовые деньги, если они причитались.

Легальные основания[править | править вики-текст]

Первые письменные санкции на подобный набор известны еще со времен короля Эдуарда I. Тогда прессовались в основном моряки торгового флота, в том числе не английские.

Первый акт Парламента, одобривший практику, был принят в правление Елизаветы I, в 1563 году. До 1631 он неоднократно обновлялся. Акт о бродяжничестве 1597 года[8] впервые ввел категории лиц, подлежащих прессу.

Вербовочный акт 1703 года был проведен «для умножения моряков, и поощрения мореплавания, и защиты угольной торговли». Он дал местным приходам право направлять мальчиков в морскую службу и подтвердил что бродяги, нищие и бездомные подлежат прессу. В 1740 возраст был ограничен рамками с 18 до 45 лет, а иностранные подданные исключены.

В 1708 году был принят акт, запрещавший пресс в американских водах, но без указания, касается ли он только флота, или также гражданских властей, и без уточнения, идет ли речь только о текущей войне, или акт действует и в будущем. Разумеется, Британия и американские колонии трактовали это расхождение каждый в свою пользу. В результате Парламент принял новый акт от 1746 разъяснявший, что пресс незаконен в Вест-Индии, но не в Северной Америке.

Хотя практика прессования прекратилась в 1815, последний акт, подтверждающий ее законность прошел в 1835 году. Легально, возможность пресса сохранялась до начала 1900-х.

Когда корабль применял пресс самостоятельно, капитан получал письменное разрешение (англ. Warrant) Адмиралтейского комитета, где говорилось, например:

По указу Тайного совета Его Величества, данному в … день ноября … года, настоящим вам дается власть впечатлять, или заставить впечатляться, в службу на кораблях и судах ходящих по морям и рекам, столько моряков, людей морских занятий,… или иных пригодных для работы на корабле, сколько будет необходимо для комплектования вверенных вам, или других, кораблей Его Величества, с выдачей каждому набранному одного шиллинга прессовых денег…

Во исполнение сего ни вам, ни кому-либо из офицеров, кому исполнение поручено, не вымогать и не принимать никаких денег, услуг, подношений, или любого иного вознаграждения за освобождение, обмен, или увольнение от службы… людей, подлежащих прессу, за что отвечаете головой.

Исполнение не доверять никому, кроме патентованных офицеров, чье имя и звание вписать на обороте сего, как знак выданного им поручения, с приложением вашей руки и печати…

Иными словами, капитан получал власть применять пресс напрямую от Короны или через Адмиралтейство, и мог передавать ее подчиненным офицерам.

Критики пресса считали, что он противоречит конституции. Но суды раз за разом поддерживали эту практику на том основании, что война составляет чрезвычайные обстоятельства, и подобные действия необходимы для выживания флота, и как следствие королевства.

Другие формы набора[править | править вики-текст]

Продолжала существовать система добровольного набора. Добровольцам полагались проездные деньги и двухмесячное жалование вперед. Из них они должны были приобрести одежду и матросское имущество у баталера. Часто в покупки включалась и подвесная койка — гамак.[10]

В 1795 году, при кабинете Уильяма Питта, актом Парламента была введена система квот. Больше всего она напоминала рекрутский набор. Каждое графство должно было за год выставить определенное число людей для морской службы. Число зависело от размера населения и числа портовых городов. Так, Лондон должен был дать 5704 человека, а Йоркшир, самое большое из графств, только 1081.[4] Однако качество людей контролировать было невозможно. Местные суды использовали квоты как способ избавиться от нежелательных элементов, большей частью мелких преступников. Учитывая условия в английских тюрьмах XVIII века, многие предпочитали службу в море заключению или высылке в колонии. Появление преступников в команде не способствовало уровню дисциплины. Еще одним неприятным следствием стало занесение болезней, например тифа на здоровые до этого корабли.[4][10][11]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Royal Navy Articles of War − 1757
  2. 1 2 The Naval War of 1812. Robert Gardiner, ed. Chatham Publishing, London, 1998. ISBN 1-55750-654-X
  3. Fischer, Lewis R.; Nordvik, Helge W. Shipping and Trade, 1750−1950: Essays in International Maritime Economic History. Pontefract, Lofthouse, 1990. p. 25 ISBN 1-85517-001-9
  4. 1 2 3 Hicks, Peter. The British Navy, 1793−1802
  5. Hill, J.R. The Oxford Illustrated History of the Royal Navy. Oxford University Press, 2002, p. 135−137. ISBN 0-19860-527-7
  6. The Dispatches and Letters of Vice Admiral Lord Viscount Nelson: With Notes by Sir Nicholas Harris Nicolas G.C.M.G., Henry Colburn, London, 1845, Vol. VI.
  7. The Great Mutinies of 1797, in: Fleet Battle and Blockade. The French Revolutionary War 1793−1797. Robert Gardiner, ed. Chatham Publishing, 1997, p. 165−167. ISBN 1-86176-018-3
  8. The Encyclopaedia Britannica 1911: Vol.27 p.837
  9. Broadside. The Impress Service
  10. 1 2 Impressment. Information Sheet #78
  11. «Здоровые» по меркам своего времени. Гигиена стала улучшаться только в XIX веке. Так, в 17401741 годах с эскадры адмирала Вернона в больницы было отправлено около 11 000 человек, из которых 2000 умерли. См. Chack, Paul. Marins à bataille: Des origines au XVIII siècle. Paris, Gerfaut, 2001, p.233. ISBN 2-901196-92-6