Ultra (криптоанализ)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Ультра» (англ. Ultra) — условное обозначение, принятое британской военной разведкой во время Второй мировой войны для перехваченных и дешифрованных Блетчли-парком особо важных секретных сообщений противника[1]. Применялось с июня 1941 г. Позже Ультра стало стандартным обозначение среди западных союзников для всех сообщений такого типа. Название возникло из-за того, что эта информация была важнее, чем информация наивысшего уровня секретности в британской классификации (Most Secret) и поэтому получила кодовое имя Ultra secret.[2] Так же в разное время использовались другие кодовые имена. Изначально Британская разведка присвоила этим данным имя Boniface. В США использовалось название Magic для дешифрованных Японских сообщений.

Большая часть Немецких сообщений шифровалась на машине Энигма. Теоретически, машину было невозможно взломать, но недостатки практического использования позволили осуществить взлом. Термин «Ультра» часто используется как синоним словосочетания «Дешифратор Энигмы». Но Ультра также включает в себя расшифровку немецких машин Лоренц SZ 40/42, которые использовались германским верховным командованием, машины Хэгелин[3] и других итальянских и японских шифров и кодов, таких как PURPLE и JN-25.[1]

Многие, и тогда и сейчас, отмечали, что Ультра оказалась чрезвычайно полезной для союзников. Уинстон Черчилль сказал королю Георгу VI: «Именно благодаря Ультра мы выиграли войну».[4] Ф.В.Винтерботам цитировал главнокомандующего западным фронтом союзных сил Дуайт Д. Эйзенхауэра, который в конце войны сказал, что Ультра оказалась решающей для победы союзников.[5] Сэр Гарри Хинсли, официальный историк британской разведки времён Второй мировой войны, сделал аналогичную оценку Ультра, говоря, что это сократило войну «не менее чем на два, а может и на на четыре года», и что неясно как закончилась бы война, если бы Ультра не было.[6]

Источники разведданных[править | править исходный текст]

Большая часть разведданных была получена из перехваченных вражеских радиосообщений, которые были зашифрованы на различных шифровальных машинах. Эти данные дополнялись материалами, получаемыми из радио коммуникаций другими методами (например, анализ трафика и радиопеленгация). На ранних этапах войны, особенно во время восьмимесячной странной войны, немцы могли передавать большую часть своих сообщений с помощью наземных линий, и не было необходимости активно использовать радио. Это означало, что у Блетчли-Парка было некоторое время, чтобы накопить опыт сбора данных и начать расшифровку сообщений в различных радиосетях. Первоначально сообщения, зашифрованные Энигмой, были одной из главных причин, по которым Немецкие воздушные силы обладали преимуществом, т.к. они больше использовали радио, но их операторы были плохо дисциплинированны.

Шифровальные машины стран Оси, расшифровка кодов которых послужила источником данных для «Ультра».

Энигма (без футляра)
Lorenz SZ42 со снятым кожухом
Часть японской шифровальной машины Purple

Германия[править | править исходный текст]

Энигма[править | править исходный текст]

«Энигма» относится к семейству электромеханических роторно-шифровальных аппаратов. Она реализовывала полиалфавитный шифр, который считался абсолютно надёжным с практической точки зрения в 1920, когда вариант коммерческой модели D был впервые использован немецкими военными. Немецкая армия, ВМС, ВВС, нацистская партия, гестапо, и немецкие дипломаты все использовали Энигму, в различных вариантах. Например, Абвер (немецкая военная служба разведки) использовал четырёх-роторную машину без коммутационной панели, а ВМС использовали управление ключами, отличное от армейского или применяемого в ВВС, что значительно усложняло криптоанализ сообщений. Каждый вариант требовал своего подхода с точки зрения криптоанализа. Коммерческие версии были не столь защищёнными; Дилли Нокс, ГК & CS, как говорят, взломали один из коммерческих вариантов ещё до войны. Германская военная машина Энигма впервые была взломана в декабре 1932 года польским Бюро шифров. После этого поляки читали сообщения, зашифрованные Энигмой до начала Второй мировой.[7] Но в 1939 немцы многократно усложнили свои системы, что привело к необходимости улучшения оборудования у поляков до такого уровня, какой они не могли себе позволить.[8] 25 июля 1939, всего за пять недель до начала Второй мировой войны, Польское бюро шифров передало все материалы и их методы для расшифровки данных своим французским и английским союзникам.[9] Математик – шифровальщик из Блетчли-Парка Гордон Велчман писал: Ультра никогда не достигла бы такого успеха, если бы мы не получили в последний момент от поляков информацию об устройстве Энигмы, операциях и процедурах, которые она использует".[10] Из опросов немецких криптографов, проведённых после войны, можно понять, что они допускали возможность взлома машины, но предполагали, что для этого потребуется недостижимо огромное количество ресурсов.[11] Лишь то, что поляки начали взлом Энигмы достаточно рано, позволило союзникам работать над этим после начала Второй мировой войны.[10]

Лоренц[править | править исходный текст]

Весной 1941 года немцы начали внедрять системы потокового шифрования телетайп для стратегических радиолиний точка-точка, которым англичане дали общее кодовое название Fish.[12] Использовалось несколько систем, основными были Lorenz SZ 40/42 (под кодовым названием Тунец) и Siemens & Halske T52 (под кодовым названием Осетр). Эти системы шифрования были также успешно взломаны. Для взлома использовали компьютеры Colossus, которые были первыми цифровыми программно-управляемыми электронно-вычислительными машинами. Хотя они были гораздо проще Энигмы, их важность была высока, потому что на них обрабатывалась важная стратегическая информация.

Италия[править | править исходный текст]

При входе в войну в июне 1940 года итальянцы использовали книгу кодов для большинства своих военных сообщений. Исключением стал ВМС Италии, который в начале 1941 г., начал использовать версию Хагелин, роторную шифровальную машину под названием C-38.[13] Она была взломана в 1941 году итальянским подразделением GC & CS Великобритании в Блетчли-Парке.[14]

Япония[править | править исходный текст]

В Тихоокеанском театре военных действий, японская шифровальная машина, которую американцы назвали «Purple», использовалась для передачи дипломатических сообщений высшего уровня. Она реализовала полиалфавитный шифр замены, но, в отличие от Энигмы, это не роторная машина, она основана на электрических шаговых переключателях. Машина была взломана дивизией американской армии SIS. Расшифрованные сообщения Purple использовались не только в тихоокеанском театре военных действий. Примером могут служить подробные отчеты от посла Японии в Германии, которые шифровались на Purple. В эти отчёты было включено мнение посла о военной ситуации в Германии, её текущей стратегия и намерениях, отчеты о проверках (например, проверка качества обороны пляжей Нормандии), и доклады о длинных интервью с Гитлером. Говорят, японцы получили Энигму ещё в 1937 году. Неизвестно, была ли она подарена их германскими союзниками или Япония приобрела коммерческую версию. Японцы не использовали её для передачи своих сообщений высшего уровня секретности, вместо этого они развивали собственные машины.

Распространение данных Ультра[править | править исходный текст]

Ultra despatches to field commanders during the war[15]

Данные, полученные из перехвата радиоэлектронных сообщений армии и ВВС, декодировавшиеся в подразделении Hut 6, были объединены и структурированы подразделением Белитчи парка Hut 3 и изначально распространялись под кодовым словом «Бонифаций»,[16] означавшим, что они были получены от проверенного агента в Берлине. Данные по Энигме для ВМС, которыми занимался отдел Hut 8, были направлены через Hut 4 в британское адмиралтейство[17] и там были названы «HYDRO».[16] Кодовое слово Ультра начали использовать в 1941[18] по предложению командора Джефри Колпойса.

Армия и ВВС[править | править исходный текст]

Передача информации «Ультра» командирам и войскам союзников была связана с риском утечки. И большое внимание уделялось хранению в секрете информации и её источников. Распространение информации «Ультра» полевым командирам проводила MI6, используя «Специальные подразделения связи» (SLU - Special Liaison Units), прикрепленные к основным командирам армии и ВВС. Процесс был организован и контролировался от имени MI6 капитаном Ф.В.Винтерботом. Каждое такое подразделение связи включало в себя разведчиков, связистов и криптографов. Его возглавлял офицер британской армии или британских воздушных сил, как правило, майор, называвшийся "Специальный офицер связи". Основной функцей офицера связи или его заместителя была передача информации «Ультра» командиру группы, к которой он был привязан, либо к другим штабным офицерам. В целях защиты Ультра, были приняты специальные меры предосторожности. Офицер связи доставлял информацию получателю, находился при нём, пока информация не была изучена, затем забирал сообщение и уничтожал. К концу войны насчитывалось около 40 SLU по всему миру.[19] Стационарные SLU существовали в адмиралтействе, военном министерстве, министерстве авиации, RAF Fighter Command, стратегических ВВС США в Европе (Wycombe Abbey) и других стационарных штаб-квартирах в Великобритании. Эти подразделения имели постоянную связь с Блетчли-Парком при помощи телетайп. Мобильные SLU были прикреплены к штаб-квартирам действующей армии и военно-воздушных сил, и использовали радиосвязь, чтобы получать разведывательные сводки. Первый мобильный SLU появился во время французской кампании 1940. SLU был прикреплён к британскому экспедиционному корпусу под командованием генерала Джона Стендиша Горта. Первыми офицерами связи были Роберт Гор-Браун и Хамфри Плауден.[20] Второй SLU в 1940х годах был прикреплен к RAF Advanced Air Striking Force в Мо под командованием вице-маршал авиации Лиона Плайфаера. Этим SLU командовал командир эскадрильи Ф.В. Лонг.

Спецслужбы[править | править исходный текст]

В 1940 году началась подготовка к обработке информации BONIFACE (позже Ультра) в британских разведывательных службах. MI5 открыла "Специальное исследовательское подразделение В1 (б)" под управлением Герберта Харта. В MI6 эти данные обрабатывались «Отделом V», базировавшимя в Сент-Олбанс.[21]

Радио и криптография[править | править исходный текст]

Система связи была основана Ричардом Гамбир-Парри, который с 1938 по 1946 год был главой «Отдела VIII» в MI6, находившимся в Ваддон Холл в Бакингемшире. Сообщения Ультра от Блетчли-Парка отправлялись с помощью наземных линий связи в Отдел VII. Оттуда они при помощи радиопередатчика передавались в SLU. Элемент связи каждого SLU называли "Специальный коммуникационный блок" или SCU - «Special Communications Unit». Радиопередатчики были сконструированы в Ваддон Холл, в то время как приемниками были National HRO, сделаные в США. SCU обладали высокой мобильностью, впервые такие устройства использовались в гражданских автомобилях «Паккард». Известны следующие SUC:[22] SCU1 (Ваддон Холл), SCU2 (Франция до 1940 года, Индия), SCU3 (Ханслоп парк) SCU5, SCU6 (возможно Алжир и Италия), SCU7 (учебное подразделение в Великобритании), SCU8, SCU9 (Европа после высадки союзников в Нормандии), SCU11 (Палестина и Индия), SCU12 (Индия), SCU13 и SCU14. Криптографический элемент каждого SLU доставлялся ВВС и был основан на машине TYPEX и шифре Вернама. Сообщения Ультра от операционно-разведывательного центра адмиралтейства Великобритании передавались кораблям в море с помощью радиосвязи и шифровались шифром Вернама.[23]

Использование разведданных[править | править исходный текст]

В большинстве расшифрованных сообщений не было достаточно важной информации, чтобы отправлять её военным стратегам или полевым командирам. Организация, интерпретация и распространение данных разведки, полученных из сообщений Энигмы и других источников было сложным занятием. Американцы не признавали этого до нападения на Перл-Харбор, но после быстро изменили своё мнение.[24] В Блетчли-Парк хранилась огромная база всех перехваченных и расшифрованных сообщений.[25] Для каждого сообщения фиксировали радиочастоту, дату и время перехвата и преамбулу, в котором содержались идентификатор сети, время отправки сообщения, позывной отправителя и приемной станции. Это позволило связывать новые сообщения со старыми.[26] В базе содержался каждый человек, каждый корабль, все оружие, каждый технический термин и повторяющиеся технические фразы, военный жаргон, которые могли быть использованы как подсказки.[27] Первое сообщение Энигмы было расшифровано поляками на ПК Бруно 17 января 1940 года (сообщение было передано тремя месяцами раньше). К началу битвы за Францию 10 мая 1940 года, немцы сделали значительные изменения в устройстве Энигмы. Тем не менее, криптоаналитики Блетчли-Парка ожидали этого, и смогли совместно с ПК Бруно возобновить взлом сообщений с 22 мая, хотя, зачастую, с некоторой задержкой. Информация, получаемая из этих сообщений, была мало полезна в быстро развивающейся ситуации. Количество расшифрованных сообщений Энигмы расло постепенно с 1940. Получаемая информация полностью ограничивалась сообщениями Люфтваффе. Однако на пике битвы за Средиземноморье в 1941 году Блетчли-Парк расшифровывал ежедневно 2000 сообщений итальянской машины Хэгелин. Ко второй половине 1941 года расшифровывались 30 000 сообщений Энигмы в месяц, дойдя до 90 000 сообщений в месяц от Энигмы и Fish вместе.[13]

Некоторые конкретные примеры использования информации Ультра:

  • К концу 1940 г. был взломан код «Энигмы». В числе полученной информации были и сведения о подготовке вторжения в СССР, включая состав сил, направления ударов и время начала операции. Несмотря на риск раскрытия источника, сведения были переданы советскому правительству по дипломатическим каналам[28]. Однако Сталин не поверил в возможность нападения[29].
  • В начале 1942 г. группа в Блетчли-парке раскрыла код «Лоренц», применявшийся для кодирования сообщений высшего руководства Третьего рейха[28][30]. Первым практическим результатом этого успеха стал перехват планов наступления немцев в районе Курска летом 1943 г. Эти планы были немедленно переданы советскому руководству[28][Прим. 1]. Переданные СССР сведения содержали не только направления ударов на Курск и Белгород, но и состав и расположение атакующих сил, а также общий план операции «Цитадель»[30]. На этот раз руководство СССР отнеслось к британскому сообщению с должным вниманием. Немецкие планы были сорваны и в войне на Восточном фронте наступил перелом[30].

Сохранность источников[править | править исходный текст]

Союзники были серьёзно обеспокоены возможностью обнаружения странами «Оси» того факта, что Энигма была взломана. Англичане, как говорят,[31][32] были более дисциплинированы в принятии различных мер для защиты, чем американцы, и эта разница была поводом для трений между ними. Это было что-то вроде шутки в Дели: английская Ультра находилась в большом деревянном доме на землях Дома правительства. Защищали её деревянная заслонка на двери с колокольчиком и сидящий рядом сержант. И эту хижину не замечал никто. Американские данные хранились в большом кирпичном здании, окружённом колючей проволокой и охраняемом вооруженными патрулями. Люди, возможно, не знали, что конкретно там было, но они, конечно, думали, что это что-то важное и секретное. Чтобы замаскировать источник, из которого союзники берут информацию для нападения на корабли снабжения стран «Оси», направляющиеся в Северную Африку, были отправлены поисковые подводные лодки и самолеты. Эти искатели или их радиопередачи наблюдались вооруженными силами стран «Оси», которые в итоге решили, что их корабли были найдены с помощью обычной разведки. Они предполагали, что было около 400 подводных лодок союзников в Средиземном море и огромный парк самолетов-разведчиков на Мальте. На самом деле было всего 25 подводных лодок и лишь три самолета.[13] К 1945 году большинство немецких сообщений можно было расшифровать за один или два дня, пока немцы оставались уверены в своей безопасности.[33] Если бы они имели веские основания подозревать, что машина была взломана, они сменили бы систему, заставляя криптоаналитиков союзных сил начать с нуля.

Послевоенное значение[править | править исходный текст]

До сих пор обсуждается влияние взлома союзниками Энигмы на ход Второй мировой войны. Кроме того, есть мнение, что вопрос должен быть расширен и включать в себя влияние Ультра не только на ход войны, но и на послевоенный период. Ф.В.Винтерботам, первый автор, осветивший влияние расшифровки Энигмы на ход Второй мировой войны, также сделал самую раннюю оценку послевоенного влияния Ультра, которое можно ощутить и в 21-м веке. "Пусть никто не обманывает себя телевизионными фильмами и пропагандой, которые показывают войну, как некий большой триумф." — говорит Винтерботам в главе 3, "Это, по сути, очень односторонний взгляд на происходящее, и читатель должен задуматься могли [...] ли [...] мы выиграть [без] Ультра"[34]. Существует мнение, что если бы послевоенные политические и военные руководители были осведомлены о роли Ультра в победы союзников во Второй мировой войне, эти лидеры, возможно, были бы менее оптимистичны относительно военной ситуации после Второй мировой войны. Филипп Найтли предполагает, что Ультра, возможно, способствовала развитию холодной войны.[35] Существование Ультра не разглашалось западными союзниками. СССР, который мог знать о существовании Ультра из информации, полученной через Кима Филби и Энтони Блант[35], имел повод для ещё большей подозрительности по отношению к своим бывшим военным союзникам

Примечания[править | править исходный текст]

  1. . Для передачи в СССР сведений об операции «Цитадель», полученных из расшифрованных сообщений Lorentz, британская разведка использовала подставную швейцарскую подпольную группу, известную советской разведке как Lucy. По легенде, созданной британской разведкой, эта группа располагала источником в верхах немецкого командования.

Сноски[править | править исходный текст]

  1. 1 2 Hinsley, Stripp, p. xx
  2. Lewin, 2001, p. 64
  3. The Hagelin C-38m (a development of the C-36) was the model used by the Italian Navy, see: October 1941: British intelligence in the Mediterranean theatre.
  4. Cited in the Imperial War Museum's 2003 exhibit "Secret War".
  5. Winterbotham, 2000, p. 229
  6. Hinsley, 1996
  7. Kozaczuk, 1984, pp. 81–92
  8. Rejewski, 1984, pp. 242–43
  9. Copeland, 2004, pp. 234, 235
  10. 1 2 Welchman, 1984, p. 289
  11. Bamford, 2001, p. 17
  12. Gannon, 2006, p. 103
  13. 1 2 3 Hinsley, 1993
  14. Wilkinson, 1993, pp. 61–67
  15. Bennett, 1999, p. 302
  16. 1 2 West, 1986, p. 136
  17. Beesly, 1977, p. 36
  18. West, 1986, p. 162
  19. Calvocoressi, 2001, pp. 78
  20. West, 1986, p. 138
  21. West, 1986, p. 152
  22. Pidgeon, 2003
  23. Beesly, 1977, p. 142
  24. Northridge, 1993
  25. «Bletchley Park Archives: Government Code & Cypher School Card Indexes», <http://www.bletchleypark.org.uk/edu/archives/gccscoll.rhtm>. Проверено 8 июля 2010. 
  26. Welchman (1984) p. 56
  27. Budiansky, 2000, p. 301
  28. 1 2 3 Rutherford journal:«Colossus: Breaking the German ‘Tunny’ Code at Bletchley Park»
  29. Lewin, 2001, p. 104
  30. 1 2 3 William Tutte
  31. Winterbotham, 2000, pp. 111, 152, 195, 211
  32. «Bletchley park archives: October 1943 : Not all our own way», <http://www.bletchleypark.org.uk/content/archive/oct1943.rhtm>. Проверено 9 февраля 2011. 
  33. Ferris, 2005, p. 165
  34. Winterbotham, 2000, p. 44
  35. 1 2 Knightley, 1986, pp. 173–175

Внешние ссылки[править | править исходный текст]