Буря (картина Джорджоне)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Giorgione 019.jpg
Джорджоне
Буря. ок. 1508
La Tempesta
Холст, масло. 82 × 73 см
Галерея Академии, Венеция
Рентгенограмма картины Джорджоне "Буря".

«Буря» (итал. La Tempesta) — одна из известнейших картин венецианского художника Джорджоне. В настоящее время хранится в Галерее Академии в Венеции.

История исследования и толкования сюжета.[править | править вики-текст]

Неизвестно когда, для кого или по заказу какого лица Джорджоне написал эту картину. Самое раннее упоминание о ней принадлежит Марку Антонио Микиелю, который видел картину в 1530 году в доме её владельца, венецианского аристократа Габриеля Вендрамина, и описал, как «Пейзаж на холсте с грозой, цыганкой и солдатом, сделанный рукой Дзордзи да Кастельфранко».

В 1885 году известный культуролог и искусствовед Яков Бургкхардт обнаружил картину в коллекции Манфрини в Венеции. В то время она называлась «Семья Джорджоне», однако, несмотря на то, что это название имело довольно давнюю традицию, в дальнейшем не прижилось. После сообщения Бургкхардта началось научное изучение картины, и появилось множество исследований, посвящённых её сюжету.

В 1895 году немецкий учёный Викхоф предположил, что изображённое на картине иллюстрирует «Фиваиду» Стация: царь Адраст в поисках воды встречает королевскую дочь Гипсипилу, скрывающуюся под видом кормилицы в лесу, где она спасает сына короля Ликурга. Трое других исследователей (Эйслер, 1925; Рихтер, 1937; Морасси, 1942) полагали, что на картине изображён Парис, ребёнком отданный на воспитание пастуху. Хартлауб (1925) высказал гипотезу, что в картине дано символическое изображение одного из тайных мистических союзов, игравших большую роль в оккультных учениях эпохи Ренессанса, но в другой работе, опубликованной в 1953 году, решил, что это «Рождение Аполлона». Де Минерби (1939) считал, что на картине изображён миф о Венере и Адонисе.

Арнальдо Ферригуто в своей монографии о Джорджоне, изданной в 1933 году, интерпретировал сюжет в духе учений венецианских гуманистов XV – XVI веков о философии Аристотеля, и считал, что в «Буре» изображено аристотелевское представление о четырёх стихиях: земле, воздухе, воде и огне, т.е. дано живописное выражение элементов, из которых состоит каждое субастральное тело. Клаунер (1955) трактует картину как миф о рождении Диониса. М. Кальвези (1962) предположил, что на картине изображено «Нахождение Моисея», причём, «цыганку» представил как дочь Фараона, а пастуха как Гермеса Трисмегиста – охранителя ребёнка.

В 1939 году была сделана и опубликована рентгенограмма картины. Выяснилось, что на месте пастуха ранее была написана обнажённая женская фигура. После этого двое исследователей (Фьокко, 1948; Гилберт, 1952) решили, что у картины и вовсе нет сюжета, но изображён просто идиллический пейзаж. Тем не менее попытки объяснения сюжета продолжились, и в 1969 году Эдгар Уинд предположил, что в «Буре» изображена «Аллегория Мужества и Милосердия» (Fortezza e Carita); многие эксперты разделяют его точку зрения. Нэнси Томсон де Груммонд (1972) трактовала картину как «Легенду о св. Теодоре», предположив, что когда-то она была элементом пределлы ныне утраченного алтаря и посвящена одному из подвигов святого, спасшего мать и дитя от пасти дракона. Крупнейший русский знаток творчества Джорджоне Н.А. Белоусова считала, что сюжет картины связан с «Фьезоланскими нимфами» Боккаччо. Это неполная история интерпретаций сюжета картины, которых насчитывается более двадцати.

Описание.[править | править вики-текст]

Из-за ребристого разряда молнии, освещающего всю сцену, картина осталась в истории под названием «Буря» (в русских источниках обычно "Гроза"). Картина изображает идиллический сельский пейзаж с рекой, деревьями и руинами. Затянутое облаками небо освещено вспышкой молнии, предвещающей неизбежную бурю. Женщина, сидящая справа, кормит грудью младенца. Она совершенно нага и только её плечи покрывает белая материя, возможно, символизирующая чистоту и невинность. Её округлый живот, полные груди и акт кормления в свою очередь, вероятно, символизируют плодородие. Очевидна и аллюзия с Девой Марией.

В нижней левой части картины изображён мужчина, возможно, солдат. Он стоит в положении контрапоста и держит в правой руке длинный посох или пику. Улыбаясь он глядит влево, однако маловероятно, что глядит он на женщину. Различные исследователи называли его солдатом, пастухом, цыганом либо холостяком. Колонны за ним могут символизировать силу и постоянство, однако то, что они сломаны, может являться символом смерти.

С помощью рентгеновской съёмки картины было установлено, что на месте мужчины Джорджоне изначально планировал написать другую обнажённую женщину, а вся картина писалась в несколько этапов.

Кажется, на картине всё находится в ожидании бури. Цвета смягчены. Доминируют зелёные и синие оттенки. Ландшафт доминирует над людьми. Многие исследователи считают, что сюжет здесь вторичен, а первична созданная Джорджоне на картине атмосфера.

…главное, что составляет очарование композиции — трепетное чудо природы, которая, пожалуй, впервые столь очевидно выступает одним из главных героев изображения[1]


Упоминание в литературе[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. * Дзуффи С. Большой атлас живописи. — М.: Олма-Пресс, 2002. — С. 103. — 431 с. — ISBN 5-224-03922-3..

Литература[править | править вики-текст]

  • Белоусова Н.А. «Гроза» Джорджоне и «Фьезоланские нимфы» Джованни Боккаччо» в сб. Искусство Западной Европы и Византии, М., Наука, 1978, стр. 59-76
  • Белоусова Н. А., Джорджоне. М. 1996, стр. 82-106
  • Morassi A., Esame di radiographica della “Tempesta” di Giorgione. Arti, I, 1939, pp. 567-70
  • Fiocco G., Giorgione, Bergamo, 1948, pp.30-33
  • Gilbert C., On Subject and Non-Subject in Italian Renaissance Pictures, “Art Bulletin” XXXIV, 1952, pp. 202-216
  • Calvesi M., La Tempesta di Giorgione come ritrovamento di Mose. “Commentari” 1962, pp. 225-255
  • L. Baldass, G. Heinz. Giorgione. Wien – Munchen, 1964, pp. 134-136, 149, 150
  • P. Zampetti, L’Opera Completa di Giorgione, Milano, 1968.
  • E. Wind, Giorgione’s Tempesta with comments on Giorgione’s poetic allegories. Oxford, 1969, pp. 17-22
  • N.T. de Grummond. Giorgione’s Tempesta: The Legend of St. Theodor. “Arte”, 18-19/20, 1972, pp. 5-53
  • Hans Belting. Exil in Arkadien. Giorgiones Tempestà in neuerer Sicht // Meisterwerke der Malerei. — Leipzig: Reclam, 2001. — С. 45—68. — ISBN 3-379-20013-1, S..
  • Salvatore Settis. Giorgones «Gewitter». Auftraggeber und verborgenes Sujet eines Bildes in der Renaissance. — Berlin: Wagenbach, 1982. — ISBN 3-8031-3506-0.
  • Ingo F. Walther. Masterpieces of Western art : a history of art in 900 individual studies : from the Gothic to the present day. — Taschen, 2005. — Т. 1. — С. 165. — ISBN 3-8228-4746-1.