Бутурлин, Михаил Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Михаил Дмитриевич Бутурлин
Миниатюра 1820-х гг.
Миниатюра 1820-х гг.
Дата рождения 19 марта 1807(1807-03-19)
Место рождения Москва
Дата смерти 19 ноября (1 декабря) 1876(1876-12-01) (69 лет)
Место смерти Москва
Гражданство Flag of Russia.svg Российская империя
Род деятельности историк
Отец Дмитрий Петрович Бутурлин
Мать Анна Артемьевна Бутурлина

Граф Михаил Дмитриевич Бутурлин (19 марта 180719 ноября (1 декабря1876) — русский историк и мемуарист из рода Бутурлиных. В молодости вёл жизнь богатого светского повесы, затем служил в чине надворного советника.

Биография[править | править код]

Младший сын графа Дмитрия Петровича Бутурлина (1763—1829) от брака его с Анной Артемьевной Воронцовой (1777—1854). Восприемниками его были граф М. С. Воронцов и родная тетка графиня Мария Воронцова. Получил домашнее образование, знал четыре языка. Детство своё провел в калужском имении матери Белкино или в московском доме родителей в Немецкой слободе. После потери дома при пожаре 1812 года, каждую зиму семья жила в Петербурге.

В 1817 году Бутурлины с пятью детьми переселились во Флоренцию, где они, за исключением отца семейства и самого Михаила, приняли католичество. В России они больше уже не жили. Лишь Михаил Дмитриевич в 1824 году вернулся на родину и поступил в Одессе на службу в канцелярию под начальство своего родственника, графа М. С. Воронцова. Там он встречался с А. С. Пушкиным, который якобы сравнил юного вертопраха с Евгением Онегиным:

А. С. Пушкин, дальний наш по женскому колену родственник; по доброму русскому обычаю, мы с первого дня знакомства стали звать друг друга «mon cousin». <…> Александр Сергеевич слыл вольнодумцем и чуть ли не атеистом, и мне дано было заранее предостережение о нём как об опасном человеке. <…> он при встрече со мной сказал: «Мой Онегин (он только что начал его тогда писать) это ты, cousin».

— Бутурлин, «Записки»

В 1825 году Бутурлин, закрутившись в светском вихре, снова уехал во Флоренцию, во второй раз прибыл в Россию в 1827 году, где в конце марта вступил в военную службу юнкером Павлоградского гусарского полка, участвовал в 1828 году в войне с Турцией, и, за отличие в Кулевчинском сражении, произведен в корнеты. В 1831 году принимал участие в Польской кампании. В мае 1832 году он вышел в отставку с чином штаб-ротмистра и поселился в своем имении, где вел рассеянный образ жизни, только числясь на службе в канцелярии московского генерал-губернатора. Позднее он вынес своей жизни суровый вердикт:

Да, проиграно, и единственно по моей вине проиграно, то, что один английский беллетрист зовёт «битвою жизни». На моей стороне были все условия к успеху: свежие силы, светская готовая обстановка, поддержка в связях, учебное развитие, салонные таланты <…> служащие как бы паспортом и рекомендацией в то высшее общество, от одобрительной улыбки которого зависит нередко карьера юношей. Меня приветствовала богатая ожиданиями будущность, но недоставало мне главного: не было силы характера, ни умения управлять собою, чтобы <…> сладить с пылом страстей и увлечений.

Бутурлин был известен в обществе как хороший певец, но имел репутацию донжуана и кутилы. По словам княгини Веры Вяземской, он был «скучным молодым человеком, не слишком умным, но невероятно живым». Быстро промотав своё большое состояние, в 1853 году он был вынужден поступить на действительную службу чиновником особых поручений к рязанскому губернатору. В 1856 году перешел на такую же должность в Калугу, в декабре 1859 года вышел в отставку, но в конце 1860 года снова поступил на службу судебным следователем в Тарусском уезде, хотел быть выбранным в мировые судьи, но не был поддержан.

Выйдя в отставку, поселился в имении жены в селе Знаменском, Тарусского уезда Калужской губернии, наезжая зимой в Москву. В 1867 году по совету своего кузена Н. А. Дивова начал писать воспоминания, частично они были опубликованы еще при его жизни, но полностью вышли в журнале «Русский архив» (в 1897-1898 и 1901). Начинаются они следующим признанием:

Я ни государственный, ни политический деятель, ни сановник (всего надворный советник), и не участвовал ни в каких замечательных событиях, кроме того что был субалтерн-офицером в турецкой войне 1828 и 1829 годов и в начале польской войны 1831 года.

Получив в юношестве блестящее для своего времени образование, Бутурлин в последние годы жизни много занимался русской историей и поместил несколько небольших работ в «Чтениях Московского общества истории и древностей», действительным членом которого был выбран в 1875 году.

Скончался в ноябре 1876 года в Москве, в городской больнице, от рака языка. Согласно его желанию, был похоронен рядом с дочерью в некрополе Казанского Явленского женского монастыря в Рязани.

Сочинения[править | править код]

  • Записки графа М. Д. Бутурлина, доведенные до 1860 г. (Воспоминания, автобиография, исторические современные мне события и слышанные от старожилов, портреты, впечатления, артистические сведения, литературные заметки и фамильная летопись.) // «Русский Архив» (1897, кн. II—XII, 1898, кн. І—Х).
  • Заметки о римском католицизме (СПб, 1867).
  • Бумаги флорентийского центрального архива, касающиеся России. Итальянские и латинские подлинники с русским переводом (М., 1871).
  • Донесения о Москве Ивана Пернштейна, посла императора Максимилиана II при московском дворе в 1575 г. // ЧОИДР. — 1876. — No 2.
  • О месте погребения князя Дмитрия Михайловича Пожарского и о том, где он лечился от ран осенью 1611 г. // ЧОИДР. 1875. Кн. 4. С. 1—47.

Семья[править | править код]

Жена — Екатерина Ивановна Нарышкина (1816—1861), дочь статского-советника Ивана Васильевича Нарышкина (1779—1818) от брака с англичанкой Генриеттой Метем (1787—1861). Свадьба состоялась 12 ноября 1834 г. в нанятом доме Давыдова на Пречистенке. По словам А. И. Дельвига, «молодая невеста была очень хороша собой и очень живая особа. Жених хотя и не был стар, но был изнеможенный, беззубый и очень ограниченного ума. Со стороны невесты не было никакой наклонности к жениху, но мать её, высоко ставила род Бутурлиных и потому сильно добивалась этой партии для дочери. Она рассчитывала и на богатство жениха, которое было мнимым, так как старший его брат, сильно обделил его, а сам жених, дурным управлением своей части имений и беспечной жизнью, совершенно его расстроил, до такой степени, что вскоре после женитьбы Бутурлиным нечем было жить»[1]. Одна из современниц, обеспокоенная материальным положением семьи Бутурлиных, писала в 1842 году[2]:

«Бедняжка графиня, уж и не знаю, как они будут существовать в Москве с той малостью, что имеют. Он служит при князе Голицыне, это место дает ему две-три тысячи рублей, других доходов нету, и этим должны жить муж, жена и ребенок. В Москве это невозможно! Любопытно посмотреть, как они обойдутся. Ведь оба — ветреники, можно даже сказать сумасшедшие, потому что пороки не сделали его рассудительнее, он все тот же Бутурлин, навеки неисправимый. Я боюсь за неё, это может плохо кончиться, бог весть, к чему только не приводит отчаяние, ежели женщина имеет так мало принципов, как Катерина.»

Дети — Анна (1837—1854, умерла от гриппа) и Дмитрий (1847—1917).

Примечания[править | править код]

  1. А. И. Дельвиг. Мои воспоминания. В 4-х томах. - М.: Издание Московского и Публичного румянцевского музея, 1913. - Т. 1.- С. 208.
  2. Лопухина М. А. Письмо Хюгель А. М., февраль 1842 г. Москва // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2001. — [Т. XI]. — С. 254—256.

Литература[править | править код]