Эта статья входит в число хороших статей

Гаман, Адольф

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Адольф Гаман
нем. Adolf Hamann
Адольф Гаман.jpg
Дата рождения 3 сентября 1885(1885-09-03)
Место рождения Грос-Лаш, Мекленбург-Шверин, Германская империя
Дата смерти 30 декабря 1945(1945-12-30) (60 лет)
Место смерти Брянск, СССР
Принадлежность  Германская империя
 Германия
 Германия
Род войск Пехота
Годы службы 19011944
Звание генерал-лейтенант (1944)
Сражения/войны
Награды и премии
Железный крест 1-го класса Железный крест 2-го класса DEU Ehrenkreuz des Weltkrieges Kriegsteilnehmer BAR.svg
Серебряный нагрудный знак «За ранение» (Германия)

Пряжка к Железному кресту
Медаль «За выслугу лет в вермахте»

Мекленбург-Шверинский крест «За военные заслуги» I и II классов

Адо́льф Га́ман (также Га́манн и Ха́ман; нем. Adolf Hamann; 3 сентября 1885, Грос-Лаш, Мекленбург-Шверин, Германская империя — 30 декабря 1945, Брянск, СССР) — немецкий военный деятель, генерал-лейтенант (1944).

В период немецкой оккупации территории СССР во время Второй мировой войны Гаман был военным комендантом таких городов, как Орёл, Брянск и Бобруйск. Сдавшийся в советский плен вскоре после бегства из Бобруйска, он стал одним из главных подозреваемых в совершении военных преступлений против мирного населения и военнопленных на оккупированных территориях. В декабре 1945 года окружной военный трибунал в Брянске признал Гамана виновным в инкриминируемых ему преступлениях и приговорил к высшей мере наказания — смертной казни через повешение.

Биография[править | править код]

Начало военной службы[править | править код]

Адольф Гаман родился 3 сентября 1885 года на территории немецкой общины Грос-Лаш, входившей в состав великого герцогства Мекленбург-Шверин. 16 июля 1901 года он начал свою военную карьеру, вступив в 89-й гренадёрский Великого герцога Мекленбургского полк (нем.) в Шверине[1]. В составе этого подразделения Гаман находился свыше тридцати лет: 27 января 1904 года ему было присвоено звание ефрейтора, а в январе 1905 года он стал унтер-офицером. Ещё спустя три года, 3 марта 1908 года, Гамана произвели в сержанты, а 1 октября 1911 года — в фельдфебели[2].

Приняв участие в Первой мировой войне, в 1914 году Гаман стал кавалером Железного креста второго, а затем и первого класса. 16 февраля 1919 года он записался добровольцем в уже знакомый ему 89-й гренадёрский полк, а 7 августа этого же года был произведён в фенрихи и назначен на должность командира взвода. 7 августа 1919 года Гаман получил звание лейтенанта и был переведён в 17-й пехотный полк новообразованного рейхсвера в качестве адъютанта командующего. Новое назначение последовало 1 октября 1920 года: на сей раз в результате реорганизации 89-го полка в 1-ю роту 6-го пехотного полка Гаман перешёл в это подразделение. В составе 6-го полка 15 января следующего года он стал обер-лейтенантом, а 1 апреля 1923 года — капитаном и командиром роты[2].

1930-е[править | править код]

С 1 июля 1933 года, после получения звания майора, Гаман занимался штабной работой. С 1 июля по 1 октября 1934 года он командовал батальоном пехоты во Фленсбурге, затем встал во главе 3-го батальона Ноймюнстерского пехотного полка, который 15 октября 1935 года был переименован в 46-й пехотный полк. 1 марта 1936 года Гамана произвели в подполковники. С 1 февраля 1937 по 3 января 1939 года он руководил деятельностью полигона в восточнопрусском Штаблаке (нем.). На этом посту 1 августа 1938 года он получил звание полковника. Затем, с января 1939 года и вплоть до начала Второй мировой войны, Гаман находился во главе полигона Тиборлагер, расположенного к юго-западу от Швибуса[2].

После успешного для Германии вторжения в Польшу Гаман был назначен командиром одной из пограничных зон на оккупированной польской территории и оставался на этом посту до 8 января 1940 года, после чего принял командование резервным 3-м пехотным батальоном. Это формирование Гаман возглавлял до 25 июля 1941 года и уже 4 августа был назначен командиром 327-го полка 239-й пехотной дивизии (нем.). После разложения потерпевшей значительный урон в боях дивизии и её роспуска Гамана временно перевели в Резерв фюрера (англ.). 1 апреля полковник был выведен из резерва и назначен командиром 666-го полка 370-й пехотной дивизии (нем.), дислоцировавшегося в Реймсе, на территории французской «Оккупированной зоны (англ.)». Этот пост Гаман занимал на протяжении всего шести недель и 14 мая был снова отозван в резерв[2][1].

Комендант Орла[править | править код]

«Пожилой такой дядька, седой, невысокого роста, полный. Я часто его видел, когда орловцев собирали возле комендатуры. Ездил Гаман по улице 7-го Ноября в открытой легковой машине. Ходил и пешком по Орлу, причём без охраны. В него и гранату можно было метнуть, и застрелить свободно»

А. Е. Аршинов, очевидец оккупации Орла, о Гамане[3]

Окончательно Гаман покинул резерв 1 июня 1942 года, когда, будучи произведённым в генерал-майоры, отправился в оккупированный немцами советский город Орёл, где занял пост военного коменданта и, по совместительству, командующего Орловским административным округом. Генералу быстро удалось наладить взаимодействие между оккупационными властями и местным населением, многие представители которого по ряду причин питали довольно негативное отношение к советской власти[4]. Так, городское духовенство обратилось к Гаману с просьбой об открытии орловских храмов. Просьба была удовлетворена — первой после многолетнего перерыва возобновила работу Богоявленская церковь[5]. За период своего комендантства, продлившийся чуть более года, немецкий генерал успел принять участие в ряде торжественных и праздничных мероприятий. Так, 25 июля 1942 года Гаман стал «самым почётным гостем» на детском празднике, устроенном директором начальной школы № 1: ученики школы преподнесли коменданту Орла букет цветов, а тот, в свою очередь, передал присутствующим привет от главнокомандующего и выразил благодарность всем педагогам и учащимся школы[6]. Гаман принял участие и в праздновании так называемого «Дня освобождения» 4 октября 1942 года, выступив перед местным руководством и наиболее активными коллаборационистами в городском театре, а затем приняв участие в состоявшемся там же собрании[7].

В бытность Гамана комендантом Орла его подпись стояла под большинством указов и постановлений немецкой оккупационной администрации. В особенности это касалось вопроса о формировании коллаборационистских полицейских частей. Так, 23 декабря 1942 года Гаман издал приказ «о преобразовании народной милиции», уточняющий принятые прежде критерии для набора в полицию. Теперь командиров следовало выбирать «по физической пригодности, внешнему виду, соответствующему репутации с места жительства и с предыдущей работы. Командный состав должен быть примером». В состав так называемой народной стражи, которая несла службу в городе, рекомендовалось принимать мужчин, которыми можно было располагать вне их места жительства, а в состав уездной стражи — связанных по работе и семейному положению со своим местом жительства. Окончательное решение о вступлении в полицию каждого кандидата оставалось за местным комендантом[8]. Данный указ также предполагал выдачу русским полицейским немецкой военной формы, что вскоре было приведено в исполнение[9]. Другое распоряжение Гамана давало разрешение на получение представителями народной стражи «знаков отличия и особых знаков за хорошую стрельбу и хорошее поведение в боевых условиях». Приказ о нашивке знаков отдавался после предоставления соответствующих документов в военную комендатуру. Преждевременная нашивка знаков запрещалась[10].

Постановления, издаваемые комендантом, касались самых различных вопросов. Известно предписание Гамана, датированное мартом 1943 года, которое гласило: «Родив ребёнка от немецкого солдата, русская мать имеет право на алименты». Получив подтверждение со стороны отца, казна выплачивала женщине 30 марок в месяц[11]. Другой его указ от 28 мая того же года обязывал сотрудников полиции вылавливать женскую молодёжь, скрывающуюся в сёлах, и насильно отправлять на работу в Германию. Всего за несколько дней до оставления немцами Орла комендантом был издан ещё один специальный приказ, в соответствии с которым всё население от 14 до 55 лет подлежало явке в лагеря, а оттуда — угону в тыл[12]. Лица, отказавшиеся от добровольной явки, вылавливались и загонялись в лагеря силой, откуда впоследствии угонялись в неизвестном направлении[13].

К концу июля 1943 года, ввиду военных неудач вермахта в боях на Курской дуге и приближения советских частей к Орлу, отступление немцев из города стало неизбежным. 26 июля немцы оставили орловский плацдарм, а уже 5 августа Орёл был освобождён силами Красной армии. После этого Гаман на недолгий период стал комендантом Брянска — уже через месяц немцы были вынуждены покинуть и этот город. Последним населённым пунктом, комендантом которого был назначен генерал, стал Бобруйск[2][1].

Комендант Бобруйска[править | править код]

Возглавляя военную комендатуру Бобруйска, Гаман имел задачу любой ценой удержать город от взятия его советскими войсками. В июне 1944 года последние вплотную подошли к предместьям Бобруйска, подвергнув их артиллерийскому обстрелу. На этом этапе охранным подразделениям Гамана во взаимодействии с регулярными немецкими частями удалось частично остановить наступление частей Красной Армии. Однако в дальнейшем сопротивлении советским частям немцы успеха не имели. Вечером 28 июня в Бобруйск поступил приказ, в соответствии с которым 383-я пехотная дивизия вместе с частями генерала Гамана, который с 20 июня по совместительству командовал 383-й дивизией[14], должна была удержать город, чтобы прикрыть отход остальных соединений[15]. «Генерал Гаман сумел создать сильную круговую оборону», — впоследствии отмечал К. К. Рокоссовский в своих мемуарах. Дома были приспособлены под огневые точки, улицы — забаррикадированы, на перекрёстках были врыты танки, а подступы к городу заранее подверглись минированию. Несмотря на это, в ночь на 29 июня Гаман принял решение об оставлении Бобруйска для дальнейшего прорыва на северо-запад[16]. Согласно советским данным, предварительно комендант приказал разрыть могилы казнённых жителей города, а их останки — сжечь, чтобы скрыть следы преступлений[17].

Вскоре после бегства из-под Бобруйска неподалёку от города Адольф Гаман сдался в советский плен в числе ещё двенадцати тысяч немецких военнослужащих. 17 июля 1944 года он стал одним из девятнадцати генералов вермахта, которые приняли участие в марше пленных немцев по Москве, вошедшем в историю как «Марш побеждённых». «Комендант Бобруйска и бывший комендант Орла. Палач и убийца. Десятки тысяч советских людей стали жертвами его злодеяний», — комментировал диктор появление Гамана в документальном фильме «Проконвоирование военнопленных немцев через Москву»[18].

Суд и казнь[править | править код]

Заметка в New York Times о повешении Гамана и двоих других осуждённых в Брянске

Чрезвычайная государственная комиссия в своём сообщении «О злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в городе Орле и Орловской области», опубликованном 7 сентября 1943 года, называла Адольфа Гамана в числе главных организаторов массовых убийств невинных мирных жителей[19]. Летом 1945 года бобруйская областная комиссия о злодеяниях, совершённых немцами и их сообщниками в период оккупации, признала Гамана одним из прямых виновников истребления мирного населения Бобруйской области и военнопленных, а также причинения ущерба народному хозяйству[20]. Судебный процесс над Гаманом и ещё несколькими немецкими военными деятелями состоялся в 1945 году в Брянске. Адольф Гаман, комендант тыловой области 532 генерал-лейтенант Фридрих Густав Бернхардт, а также обер-ефрейтор Карл-Теодор Штайн и ефрейтор Мартин-Адольф Лемлер обвинялись в серьёзных военных преступлениях[21]. Согласно версии обвинения, по вине этих людей были повешены и расстреляны или доведены до голодной смерти 96 тысяч советских военнопленных и 130 тысяч гражданских лиц (из них только в Бобруйске в ноябре 1941 года — десятки тысяч евреев). На советских гражданах испытывалась убойная сила горчичного газа, их использовали в качестве «живых миноискателей». Около 218 тысяч человек были угнаны на работы в Германию, а десятки городов на оккупированных территориях подверглись разорению и разрушению[22].

По результатам судебного процесса военный трибунал Брянского гарнизона признал всех обвиняемых виновными в инкриминируемых им деяниях и приговорил Гамана, Бернхардта и Лемлера к высшей мере наказания за совершённые ими преступления (Штайн был приговорён к 20 годам тюремного заключения). 30 декабря 1945 года приговор был приведён в исполнение: осуждённых принародно повесили на Театральной площади Брянска[23].

Гаман в литературе[править | править код]

  • Имя Адольфа Гамана упоминалось во многих мемуарах, посвящённых событиям Великой Отечественной войны, главным образом, в Белоруссии. В них генерал упоминается в отрицательном контексте — так, Юрий Плотников и Василий Гроссман называют его «палачом» мирного населения.

И вот начинает отвечать Адольф Гаман. Он необычайно объёмистый, низкорослый старик, с большим красным лицом и тяжелыми щеками. Гитлер наградил его не то девятью, не то одиннадцатью орденами и знаками отличия; они у него и на толстой груди, и на толстом животе, и на толстом боку, поэтому их трудно сосчитать.

В. С. Гроссман. «Годы войны»
Павел Трояновский оставил воспоминания о допросе Гамана после его пленения под Бобруйском:

Наш генерал его спросил: «Что же вы, господин Гаман, не покончили с собой? Ведь вы в своих собственных приказах изображали советский плен как предательство нации, родины. Утверждали, что большевистский плен это обязательная и мучительная смерть. А почему же сами предпочли плен?» Гаман лишь смотрит волком и молчит.

П. И. Трояновский. «На восьми фронтах»

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Mitcham, Jr., 2007, p. 87.
  2. 1 2 3 4 5 Generalleutnant Adolf Hamann (нем.). balsi.de. Дата обращения 15 июля 2012. Архивировано 29 сентября 2012 года.
  3. Митрофанов, С. Приезжал ли Гитлер в Орёл? Воспоминания А. Аршинова об оккупации, приезде Гитлера в Орёл, коменданте Орла Адольфе Гамане, бургомистре Старове (рус.) // Поколение : газета. — 2001-03-20. — С. 3.
  4. Сорокина, 2005, с. 369.
  5. История прославления и судьба мощей святителя Тихона (недоступная ссылка — история ). Сайт Задонского Рождество-Богородицкого мужского монастыря. Дата обращения 9 июня 2012. (недоступная ссылка)
  6. Ковалёв, 2004, с. 413.
  7. Ковалёв, 2004, с. 353.
  8. Жуков, Ковтун, 2010, с. 37—38.
  9. Жуков, Ковтун, 2010, с. 191—192.
  10. Жуков, Ковтун, 2010, с. 205.
  11. Зотов, Георгий. Наши «немчики». Так называли детей, родившихся в СССР от фашистов (рус.) // АиФ : газета. — 2011-07-20. — № 29.
  12. Быстров, 1972, с. 400—401.
  13. Акты о злодеяниях фашистов и свидетельства корреспондентов фронтовых газет о состоянии городов, сёл Орловской области после их освобождения Советской Армией. Портал Орловской области — публичный информационный центр. Дата обращения 13 июня 2012. Архивировано 29 сентября 2012 года.
  14. Mitcham, 2007, p. 85.
  15. Бобруйская наступательная операция «Бобруйский котёл» 1944 г.. По материалам публикаций в газете «Бабруйскае жыцце». bobruisk.by. Дата обращения 15 июля 2012. Архивировано 29 сентября 2012 года.
  16. Рокоссовский, 2002, с. 338—339.
  17. Плотников, 1982, с. 143.
  18. Режиссёр И. В. Венжер. Проконвоирование военнопленных немцев через Москву. YouTube. (1944).
  19. Трояновский, П. И. Глава VI. Час Белоруссии // На восьми фронтах. — М.: Воениздат, 1982. — 256 с.
  20. Белуга, Каминский и др., 1965, с. 327—329.
  21. Lentz, 1988, p. 105.
  22. Гольдберг, Л.. Гитлеровские убийцы перед советским судом, Аль ха-Мишмар (23 июня 1946). Дата обращения 12 июня 2012. (недоступная ссылка)
  23. Дунаев, Феликс. О преступлениях коллаборационистов. Сайт администрации Брянской области. Дата обращения 15 июля 2012. Архивировано 29 сентября 2012 года.
  24. Альтерман, Натан. Стихотворение об Адольфе Гамане (иврит). Газета «Давар (англ.)». jpress.org.il (7 июля 1944). Дата обращения 15 июля 2012. Архивировано 29 сентября 2012 года.
  25. Палачи Европы: Портреты и памфлеты / ред.-сост. И. Лежнёв. — М.: Госполитиздат, 1945. — С. 207—218. — 283 с.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]