Дело Сакалаускаса

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Дело Сакалаускаса — дело о расстреле в феврале 1987 года рядовым внутренних войск Артурасом Сакалаускасом шестерых сослуживцев, а также прапорщика (исполнявшего обязанности начальника караула) и гражданского проводника. Причиной послужили издевательства над Артурасом со стороны этих сослуживцев, закончившиеся его изнасилованием при невмешательстве или молчаливом одобрении начкара и проводника.

Описание инцидента[править | править код]

Ночью 24 февраля 1987 года на дальний перрон Московского вокзала в Ленинграде прибыл почтово-багажный поезд № 934, в состав которого входил специальный вагон для перевозки осуждённых. По прибытии обнаружилось, что в спецвагоне № 001/76040 все восемь пассажиров мертвы. В караульном купе были найдены прикрытые пропитанными кровью матрацами семь трупов: шестеро военных — Семёнов (старший сержант), Нечаев, Джамалов, Гатауллин (повар), Синицкий и Манхуров; и проводник Михаил Дашкиев. Тело ещё одного — начальника караула прапорщика Пилипенко — перекрыло вход в кухню. Все были застрелены.

Следственная бригада Северо-Западного УВД на транспорте выяснила, что среди убитых нет одного рядового из наряда — Артураса Адольфовича Сакалаускаса. Оружейный шкаф, где хранились восемь пистолетов Макарова, опустел на пять стволов и пять запасных магазинов. Сразу возникла главная версия — Сакалаускас, взяв пистолеты, перестрелял сослуживцев и покинул вагон. Последнюю остановку перед Ленинградом состав сделал в день прибытия в Ленинград — на станции Бабаево[1].

Поиск и задержание[править | править код]

По следам беглеца-убийцы пустились десятки следственных групп, усиленных парой сотен военнослужащих Ленинградского гарнизона. Артурас был задержан в автобусе 47-го маршрута на кольце в Ленинграде на Васильевском острове, при задержании сопротивления не оказал.

Следствие[править | править код]

Чтобы проверить показания Артураса, следователям пришлось объехать множество зон, где высаживались пассажиры вагона № 001/76040. Согласно материалам уголовного дела всё время транспортировки осужденных сослуживцы издевались над Сакалаускасом, причём сами заключённые часто подначивали их к этому. Нечаев любил надевать миску с горячим супом на голову Артураса и делать «велосипед»; Гатауллин, будучи поваром, подсыпал Артурасу в пищу соль или песок и часто лишал его завтрака или обеда; старший сержант Семёнов (помощник начальника караула) макал Артураса лицом в унитаз, порвал ухо, ставил в наряд на десять часов, лишал сна и просто избивал. Проводник Михаил Дашкиев был единственным, кто, согласно свидетельствам, не трогал Сакалаускаса.

Согласно материалам уголовного дела, за день до прибытия, 23 февраля, двое солдат, Джамалов и Манхуров, попытались изнасиловать Сакалаускаса, но у Джамалова (именно он совершал акт мужеложства, Манхуров только держал Сакалаускаса) случилось преждевременное семяизвержение. Однако Сакалаускас потерял сознание, и тогда Джамалов и Манхуров, чтобы привести его в чувство, прижгли ему кожу горящими спичками и, пригрозив, что его позже изнасилует весь личный состав сквозного караула, ушли. После их ухода Сакалаускас помылся и сменил кальсоны, а кальсоны, испачканные спермой Джамалова, выкинул в окно.

Позже, идя по коридору, он увидел, что начальник караула Пилипенко спит, а металлический ящик с пистолетами не заперт. Воспользовавшись этим обстоятельством, Артурас зашёл в купе, похитил два пистолета и в туалете зарядил их. После этого направился в купе для личного состава караула. Проходя мимо купе Пилипенко, Сакалаускас, опасаясь, что тот проснётся, произвел выстрел ему в голову, но не убил. Затем прошёл в купе, в котором к тому времени находились Семёнов, Нечаев, Джамалов, Гатауллин, Синицкий, Манхуров и Дашкиев и играли в карты. Остановившись в проёме дверей купе, которые были открыты, держа два пистолета в руках, Артурас произвёл серию выстрелов и стрелял до тех пор, пока не закончились патроны. Гатауллин, получив три пули в голову, умер сразу. После этого Сакалаускас, бросив один из разряженных пистолетов на пол, прошёл в купе Пилипенко, взял там из металлического ящика третий табельный пистолет, перезарядил пистолет, оставшийся у него, и вновь пошёл в купе личного состава. Те, кто ещё был жив, заблокировали дверь, и Сакалаускас произвёл несколько выстрелов через дверь, а также в потолок в направлении багажного отделения, где находились Семёнов и Нечаев (последний, получив три пули в голову, умер сразу, Семёнов скончался, получив одну пулю в затылок и две в грудь). После этого он открыл дверь и продолжил стрельбу. В это время прапорщик Пилипенко, придя в сознание, вышел из купе. Сакалаускас, увидев его, произвёл несколько выстрелов в прапорщика, и раненый Пилипенко попытался убежать в направлении помещения кухни, однако Сакалаускас произвёл несколько выстрелов ему вдогонку, которые, однако, не добили Пилипенко. Когда патроны опять закончились, Сакалаускас бросил эти два пистолета и взял ещё два в купе Пилипенко, вновь подошёл к купе личного состава и продолжил стрельбу в тех, кто ещё был жив. Раненый Пилипенко, пытаясь спрятаться, заполз в помещение вагонной кухни, где впоследствии умер от полученных ранений и кровопотери.

Всего Сакалаускасом было произведено 46 выстрелов, из которых 33 достигли цели, а 18 стали смертельными. Убедившись, что расстрелянные мертвы, Сакалаускас забросал их матрацами, потом зашёл в купе Пилипенко и переоделся в его форму, похитив также его «дипломат» с личными вещами и деньги. Уложив в «дипломат» пять пистолетов, он снял у проводника Дашкиева наручные часы, а в помещении кухни, где находился труп Пилипенко, взял для себя продукты, которые тоже сложил в «дипломат». Форму, которая была на нём в момент расстрела, он сжёг в топке вагона. На станции Бабаево, где поезд сделал остановку в 16:35, Сакалаускас покинул вагон. Несколько ночей он провёл в городе, останавливаясь на постой у разных людей. Уходя от одной такой семьи, он прихватил с собой пуховик, кроличью шапку и брюки.

Добравшись до Ленинграда, Сакалаускас двое суток прятался в подворотнях и ночевал на чердаках. К тому моменту его уже объявили в розыск, в общественных местах висели его фотографии, а аэропорт и Варшавский вокзал постоянно прочёсывались военными и милицейскими патрулями. В конечном итоге Сакалаускас бесцельно ездил в транспорте по городу, пока его не опознал один из пассажиров.

В ходе следствия у Артураса развился реактивный психоз. Первое время он провёл в «Матросской тишине»[2], после чего было принято решение этапировать его в «Кресты», однако этапирование почему-то произошло только через месяц, и, когда Артураса привезли в Ленинград, в его психике начали наблюдаться сильные отклонения. В 1989 году его тестировал ряд опытных ленинградских психиатров, и он был признан невменяемым, но специалисты судебно-психиатрического института имени Сербского признали Сакалаускаса вполне здоровым. Судебно-медицинская экспертиза вынесла заключение, что в момент преступления Артурас «находился в состоянии глубокого психологического кризиса с деформацией психики».

Суд[править | править код]

В 1990 году состоялся суд без участия Артураса, на котором было вынесено частное определение в адрес его части. На суде адвокат Артураса Юстинас Александравичюс заявил, что в «Матросской тишине» Артурасу якобы вводились сильнодействующие психотропные вещества, разрушающие психику. Якобы это был наиболее лёгкий вариант выхода из очень щекотливой ситуации — выставить Артураса солдатом-убийцей с ярко выраженным нарушением психики[3].

Принудительное лечение[править | править код]

15 марта 1990 года тогдашнее повторное медицинское обследование выявило у Артураса «непрерывно прогрессирующее хроническое психическое заболевание». Спустя несколько лет бесплодных попыток привести Артураса во вменяемое состояние его отправили в Литву (которая к тому моменту уже была независимой, и в его защиту на Кафедральной площади Вильнюса были собраны сотни тысяч подписей) на принудительное лечение. После этого Артурас в течение пяти лет проходил лечение в клинике[1].

Освещение в прессе[править | править код]

  • Первыми публикациями о Сакалаускасе в ленинградской прессе стали милицейские ориентировки, где он был назван «вооружённым и очень опасным преступником». Затем в течение 1987 года данное дело в газетах не упоминалось.
  • Первой нарушила молчание ленинградская молодёжная газета «Смена», 13 апреля 1988 года там появилось интервью генерального прокурора ЛенВО Олега Гаврилюка, где интервьюер спрашивал того и о Сакулаускасе, на что получил ответ, что «Труднее всего в армии нытикам, хамелеонам, бездельникам, маменькиным сынкам!»
  • 29 июля 1988 года в «Комсомольской правде» появилась статья «Случай в спецвагоне».

Фильмы[править | править код]

  • Литовский режиссёр Саулюс Бержинис снял о Сакалаускасе документальный фильм «Кирпичный флаг».
  • Распространено мнение, что этот случай послужил прототипом сюжета фильма «Караул». Однако режиссёр фильма Александр Рогожкин ещё в 1989 году в телепередаче «Пятое колесо» отверг данное предположение. По его словам сценарий был написан ещё в 1979 году, а за основу сценария были взяты события 1973 года, когда он сам проходил срочную службу и принимал участие в поимке солдата, совершившего похожий поступок, и кроме того, данное явление для Советской Армии он назвал рядовым и достаточно регулярным.[источник не указан 193 дня].

Семья[править | править код]

Артурас был призван в армию в июне 1986 года. Его отец — Адольф Сакалаускас работал токарем в мастерских НИИ, мать Ольга — заместителем начальника отдела статистического управления. После окончания дела Сакалаускаса его мать и отец стали инвалидами II группы[4].

Дальнейшая судьба Сакалаускаса[править | править код]

Существуют разные версии того, как развивалась жизнь Артураса после описываемых событий. По одним данным, он сумел справиться с социальной адаптацией и сейчас живёт с женой и детьми в Гайжюнае[5]. По другим сведениям, он продолжает находиться в психиатрической лечебнице[5]. По третьей версии, Артурас Сакалаускас погиб в январе 1991 года, будучи добровольцем-защитником Парламента в Вильнюсе, на месте его гибели установлен мемориальный камень и ежегодно возлагаются цветы.

Саулюс Бержинис, который снял о Сакалаускасе документальный фильм «Кирпичный флаг», утверждает, что когда он разыскал Артураса, тот заявил, «что он инопланетянин, а всё происходящее с ним — часть грандиозного эксперимента»[1]. Литовская газета «Kauno diena» в 2003 году написала, что некие источники сообщили ей, будто бы Артурас прячется, опасаясь мести со стороны друзей и родственников убитых из республик, где «процветает вендетта».

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]