Доисторическая Норвегия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доисторическая Норвегия – период истории Норвегии от появления человека на её территории до появления детальных письменных источников (примерно до начала эпохи викингов).

Территория Норвегии неоднократно покрывалась ледником, и неоднократно ледник отступал. Однако следов пребывания гоминидов, предшествующих последнему ледниковому периоду, пока не обнаружено[1].

На протяжении голоцена изменения береговой линии Норвегии были не столь существенными, как в Швеции, однако коснулись региона Ослофьорда и очертаний фьордов Норвегии[2].

Каменный век[править | править код]

В период потепления Аллерёд лёд отступил с западного побережья Норвегии, и там возникли первые поселения человека. Предполагается, что раннее заселение Скандинавии происходило как по морю, так и по суше[3]. Первыми поселенцами южной Норвегии были, вероятно, двинувшиеся на север палеолитические охотники с равнин Европы, принадлежавшие к Гамбургской, Аренсбургской культурам и культуре Федермессер[4]. На южном и западном побережье Норвегии сложилась культура Фосна (охотники на оленей и рыболовы), на севере в Финнмарке – культура Комса (охотники на тюленей). Кремневые артефакты имеют сходство с аренсбургскими[5][6]. Из-за обилия изделий из кости и рога этот период называют «веком кости и камня»[6].

Позже складываются новые культурные единицы: Нёствет в Норвегии и параллельно Лимхамн в Швеции[7].

По данным антропологии, население южной Скандинавии до 5000 до н. э. уже практически не отличалось от современного[8].

У мезолитических обитателей Норвегии, живших в период с 9,4 до 5,8 тыс. лет до настоящего времени (Hummervikholmen, Steigen), определены Y-хромосомные гаплогруппы I2c1-S6635*, I2a1b-M423 и митохондриальные гаплогруппы U5a1, U5a1d[9].

В период 4500—2700 годах до н. э. в южной Норвегии встречаются отдельные памятники культуры воронковидных кубков[10].

V тыс. до н. э. датируется древнейшее из известных поселений в Норвегии – Трена в Хелгеланне[11]. К IV тыс. до н. э. относится находки кьёккенмёддингов (куч «кухонных отбросов») в пещере Свартхола (близ Ставангера), жители которой питались мясом тюленей, морской птицей, рыбой, моллюсками, приручили собаку и были знакомы с керамикой[11]. В III тыс. до н. э. на юге и юго-востоке Норвегии известны дольмены, хотя и относительно небольших размеров, их строителям было известно скотоводство и земледелие[12].

В неолитический период (2800-2200 до н. э.) часть территории Норвегии (юго-восточную) затронуло распространение культуры ладьевидных топоров (вероятно, из Южной Швеции). В Норвегии найдено около 160 боевых топоров из твердого камня (что более чем в десять раз уступает числу находок из Дании и Швеции)[13][14].

В северной Норвегии в этот период продолжала существовать культура охотников и рыболовов: летние месяцы население проводило во внутренних районах вдоль рек, охотясь на лосей или оленей и ловя форель и лосося, а зимой жило в поселениях на побережье, где раскопаны многочисленные хижины. Из местных сланцев они изготавливали наконечники стрел и копий, скребки и крючки для ловли рыбы[13].

Ко второй половине III тыс. до н. э. многие ученые относят проникновение в Норвегию носителей индоевропейских языков[15][12][16]. Возможно, к этому же или чуть более раннему периоду относится и проникновение в Скандинавию (вплоть до Норвегии) «первой волны» носителей финно-угорских языков и их контакты с предками германцев[17].

Частично затронула Норвегию (юго-запад, поселение Огна) керамика традиции колоколовидных кубков[18].

Бронзовый век[править | править код]

См. также Скандинавский бронзовый век

Бронзовый век в этом регионе примерно датируется XIX-VI веками до н. э.[19]; его называют культурой «Северного круга»[20]. В Норвегии находок бронзовых изделий намного меньше, чем в Дании[21].

В Скандинавии продолжала возделываться пшеница, известная с конца неолита, но просо и особенно ячмень появились в начале бронзового века. Был известен крупный рогатый скот, а также овцы, козы или свиньи. Лошадей было немного, и они служили показателями статуса владельца[22]. С XII века до н. э. начинает распространяться кремация, в нач. I тыс. до н. э. погребения исчезают, и кремация господствует до конца бронзового века[23][24].

В Южной Норвегии в этот период сооружались курганы в виде пирамид.[25]

В бронзовом веке Скандинавии обозначился контраст между богатым металлами югом и центром и бедным ими севером. В Южной и Западной Норвегии отмечена связь между районами с почвами, пригодными для земледелия, применением металла и расположением наскальных изображений. Однако на высокогорье отмечены лишь редкие находки бронзовых изделий; там продолжали жить охотники и собиратели, использовавшие каменные орудия до тех пор, пока их не сменили железные[26]. Однако в XIII веке до н. э. наблюдается упадок каменной техники[27].

В эпоху бронзы сосуществовали традиции наскального искусства охотников с натуралистическими изображениями животных (например, на скалах близ Аусевика на западном побережье Норвегии) и стилизованными изображениями южной традиции[28]. Две традиции могли сочетаться на одних и тех же скалах[29].

Помимо бронзовых изделий, в Норвегии найдены фрагменты скульптур, вырезанных из дерева [30].

Переход от бронзового к железному веку[править | править код]

Первой половиной I тыс. до н. э. датируются изображения в Скьёберге (Эстфолл, к юго-востоку от Осло), известны 110 отдельных мест; популярны изображения кораблей, корабль из Пюнтелунда имеет 4,4 метра длины, на его краях показаны крупные люди с топорами, а с помощью штрихов даны указывания на гребцов[31].

В период VIII-V веков до н. э. культура Скандинавии меняется мало, на плодородных землях существует сельское хозяйство и разведение крупного рогатого скота, на севере преобладает охота и рыболовство. Достигает расцвета обработка бронзы, а выплавка железа еще незначительна[32].

Железный век[править | править код]

Принята условная периодизация железного века Скандинавии на доримский период (500-1 годы до н. э.), римский и миграционный (период переселения народов).

Климат Скандинавии в эту эпоху был холоднее и влажнее современного, затрудняя сельское хозяйство и скотоводство и заставляя держать скот в помещениях значительную часть года. Население Южной Скандинавии возделывало ячмень, рожь, пшеницу и другие злаки. Продолжали существовать охота и рыболовство. Распространилось сооружение длинных домов с каменным основанием, толстыми стенами и бревенчатой кровлей. Внутри ограждения отделяли место жительства семейства от скота. Позже в железном веке появились укрепления на холмах.[33] Общество становится более эгалитарным, с незначительными следами социальной стратификации[34][35].

К середине I тысячелетия до н. э. находки железных предметов известны на крайнем севере Норвегии, к северу от Киркенеса, а также на севере Финляндии и Карелии. Согласно Б. Мюре, эти поселения обнаруживают общие черты с культурой области Волги-Оки-Камы[36]. Раскопки в западном Финнмарке показывают, что во второй половине I тысячелетия до н. э. появляется новая традиция домостроительства: небольшие круглые дома, напоминающие исторические жилища саамов[37]. Возможно, носители этой культуры говорили на протосаамском языке[38][39]. Впрочем, Кнут Однер датировал этногенез саамов первыми веками нашей эры и связывал его с усилением взаимодействия между северными охотниками-собирателями и сообществами земледельцев[40].

В норвежской историографии высказывались различные мнения о взаимоотношениях германцев и саамов. Гуторм Йессинг утверждал, что «агрессивная природа» германцев вызывала внутренние социополитические конфликты и необходимость в экспансии, и связывает с этим продвижение германцев с юго-запада на север Норвегии в III-IV веках н. э., подчинение ими и эксплуатацию саамов[41]. Однако Б. Олсен обращает внимание на то, что саги чаще сообщают о сотрудничестве саамов и норвежцев, нежели о нападениях и грабежах[42].

Данные из Нордланда в северной Норвегии указывают, что несмотря на распространенность скотоводства и земледелия, продолжают играть важную роль рыболовство, охота и собирательство[43]. Раскопки на кладбище саамов в Мортенснесе (Варангерфьорд) демонстрируют экономическую непрерывность от последних веков до н. э. до XVII-XVIII веков[44].

В последние века до н. э. в южной Норвегии отмечены находки изделий кельтского, этрусского и раннего римского происхождения, включая бронзовые сосуды и оружие[34]. В первые века н. э. найдено множество римских изделий: бронзовых сосудов и железного оружия. Характер римских кладов (кон. II и сер. IV в.) свидетельствует, что монеты не применялись в Скандинавии как средства обмена[45].

Согласно Б. Мюре, в ранний римский период (начало н. э.) можно говорить о возникновении вождеств в южной Норвегии, а в поздний римский период – и севернее, вплоть до Вестеролена / Лофотена; археологические данные указывают на существенные социальные различия. Тип длинного дома в ранний римский период распространяется на юге Норвегии, а после 200 году – вплоть до региона Тромсё. Самый крупный известный в Скандинавии этого периода дом имел в длину 90-100 м и находился в Йерене (Рогаланд, юго-западная Норвегия). После 200 года, кажется, установилось частное владение землей и фермами[46]. В южной Норвегии наблюдается концентрация укреплений на холмах[47]. В своем развитии в этот период выделяются регионы Ослофьорда, юго-запад страны от Агдера до Хёрдаланда, части Мёре и Трёнделага в центре страны и Вестеролен / Лофотен на севере[48].

Население центральной Норвегии, по одной гипотезе, уже было германским, постепенно оттесняя саамов на север, по другой, говорило на третьем неизвестном языке[49].

А. Я. Гуревич считает, что с конца IV в. в Норвегию переселяются новые германские племена: гароты (хорды) и ругии[50].

Норвегия около 820 года

В V-VII веках известны обширные каменные валы на возвышенных местах, внутри которых не было строений, однако могло при опасности укрыться население целого района, в этих же пунктах, видимо, собирались сходки (тинги)[51].

В V век складывается стиль германского искусства в Скандинавии (в нем выделяют «первый звериный стиль» и «второй звериный стиль»[52]).

После середины VI века богатые археологические находки периода миграций идут на спад. Конец VI и VII век – период упадка. Возможно, одной из его причин было проникновение в Скандинавию эпидемии чумы[53].

Крупнейшая группа курганов в Скандинавии находится в Борре (Вестфолл): девять курганов между 32 и 45 м в диаметре и между 5 и 7 м в высоту, датируются между 600 и 900 годами (возможно, воздвигался один курган за поколение). В 1852 г. в одном из курганов было раскопано погребение с кораблем (см. также: Гокстадский корабль, Усебергский корабль, Тюнский корабль)[54]. Крупнейший курган Скандинавии – Ракнехёуген в Румерике – 95 м в диаметре и 12 м высотой (по Гуревичу, 100 м в поперечнике и 19 м в высоту), вероятно, отмечает центр одного из королевств[54][55].

Раскопки в упоминаемом мореплавателем Оттаром порту Кёупанг (западный Вестфолл) показали деятельность там с конца VIII века[54].

Ранние письменные источники[править | править код]

Данные о Норвегии у античных авторов крайне обрывочны. В новейшее время распространилось мнение, что земля Туле, которой достиг греческий мореплаватель Пифей из Массилии (путешествовал в 320-е годы до н. э.), должна отождествляться со средней или северной Норвегией[56][57], если это верно, то рассказ Пифея – первое упоминание Норвегии в письменных источниках. У Прокопия (VI век) отождествление Туле со Скандинавией достаточно определенно.

Важные сведения о Скандинавии приводит александрийский географ Птолемей (середина II века)[45][58].

По его данным[59], на западе Скандии обитают хедины (др.-греч. Χαιδεινοί), на востоке фавоны и фиресы, на севере финны, на юге гуты и довакины, в центре левоны. Л. Рюбекиль поддерживает гипотезу Цейсса (1837)[60] и сопоставляет этноним хединов с норвежской областью Хедмарк (Хейдмёрк)[61]. К. Мюллер предлагал конъектуру, позволяющую сравнить это название с упоминаемым Иорданом племенем халлин[62].

Птолемей упоминает четыре «острова Скандии» и три «острова Алокии». Й. Свеннунг (1974)[63] предложил отождествить последнее название с норвежским Халогаланном[64].

Древнейший рунический текст с территории Норвегии – надпись на копье из Эвре-Стабю (Øvre Stabu), датируемая концом II века и гласящая «raunijaR» (возможный перевод: «испытывающий» (tester), об оружии[65]). Около 500 года датируются надписи на камнях из Мюклебостада, Росселанна, Орстада и Рейстада[66].

К началу VI века относится упоминание о короле Родульфе. А. Я. Гуревич[55] и Л. Хедигер соглашаются, что он прибыл на юг из Западной Норвегии.

Племена Скандинавии по сведениям Иордана (современная реконструкция)

Латинский историк середины VI века Иордан в «Гетике» называет 28 скандинавских племен[67]. Для истории Норвегии наиболее важен перечень этнонимов в § 24: «граннии, аугандзы, евниксы, тэтель, руги, арохи, рании» (Grannii, Augandzi, Eunixi, Taetel, Rugi, Arochi, Ranii)[68]; большинство этих названий имеют соответствия в норвежских топонимах, как и упомянутые им чуть ранее «раумариции».

В современных топонимах прослеживаются упоминаемые в ранних письменных источниках: область Ранрики (нынешний Бохуслен, область Швеции), Раумарики (область раумов, к северо-востоку от Осло)[69]; Хедмарк (область хединов); Хаделанн (Хадаланд); Гренланн (земля гренов)[70]; Телемарк; Ругаланн (Рогаланд, земля ругов); Хордаланн (Хёрдаланд, земля хордов); Емтланн; Халогаланн[71].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Гуревич, 1980, с. 79, пр.2.
  2. CHSc, 2003, p. 31.
  3. CHSc, 2003, p. 32.
  4. CHSc, 2003, p. 43.
  5. CHSc, 2003, p. 44.
  6. 1 2 Гуревич, 1980, с. 80.
  7. CHSc, 2003, p. 47.
  8. Кузьменко, 2011, с. 126, со ссылкой на Larsson 1988.
  9. Torsten Günther et al. Genomics of Mesolithic Scandinavia reveal colonization routes and high-latitude adaptation, 2017
  10. Кузьменко, 2011, с. 127.
  11. 1 2 Гуревич, 1980, с. 81.
  12. 1 2 Гуревич, 1980, с. 82.
  13. 1 2 Тране Х. Северная Европа (глава 14.7) // История человечества. М., 2003. Т. 2. С. 386
  14. CHSc, 2003, p. 48.
  15. CHSc, 2003, p. 94.
  16. Кузьменко, 2011, с. 223-224.
  17. Кузьменко, 2011, с. 181.
  18. Тране Х. Северная Европа (глава 14.7) // История человечества. М., 2003. Т. 2. С. 387
  19. EncPreh, 2001, p. 308.
  20. Кузьменко, 2011, с. 135.
  21. Гуревич, 1980, с. 83.
  22. EncPreh, 2001, p. 300, 309.
  23. Гуревич, 1980, с. 84 (около начала I тыс. до н. э.).
  24. EncPreh, 2001, p. 302.
  25. Тране Х. Северная Европа (глава 14.7) // История человечества. М., 2003. Т. 2. С. 390
  26. Тране Х. Северная Европа (глава 14.7) // История человечества. М., 2003. Т. 2. С. 391
  27. EncPreh, 2001, p. 301.
  28. Кэлас Л. Религия и искусство // История человечества. М., 2003. Т. 2. С. 399
  29. EncPreh, 2001, p. 305.
  30. Тране Х. Северная Европа (глава 14.7) // История человечества. М., 2003. Т. 2. С. 393
  31. EncPreh, 2001, p. 311.
  32. Плейнер Р. Гальштатская культура, древние кельты и Скандинавия // История человечества. Т. 3. С. 190
  33. EncPreh, 2001, p. 315-316.
  34. 1 2 CHSc, 2003, p. 64.
  35. Гуревич, 1980, с. 85-86.
  36. CHSc, 2003, p. 62.
  37. CHSc, 2003, p. 63.
  38. CHSc, 2003, p. 68 & note 12.
  39. Кузьменко, 2011, с. 182 (см. также).
  40. Olsen, 2003, p. 13.
  41. Olsen, 2003, p. 14.
  42. Olsen, 2003, p. 17.
  43. CHSc, 2003, p. 67.
  44. CHSc, 2003, p. 79.
  45. 1 2 Гуревич, 1980, с. 87.
  46. CHSc, 2003, p. 70.
  47. CHSc, 2003, p. 74.
  48. CHSc, 2003, p. 76.
  49. CHSc, 2003, p. 80.
  50. Гуревич, 1980, с. 89.
  51. Гуревич, 1980, с. 94.
  52. Искусство стран и народов мира. Т. 3. С. 119
  53. CHSc, 2003, p. 83.
  54. 1 2 3 CHSc, 2003, p. 87.
  55. 1 2 Гуревич, 1980, с. 95.
  56. Гуревич, 1980, с. 86.
  57. Rübekeil, 2002, p. 599, со ссылкой также на Ф. Нансена.
  58. Hedeager L. Ch. 18. Scandinavia. // New Cambridge Medieval History. Vol. 1. Cambridge UP, 2005. P. 500
  59. Птолемей. География. II 11, 16, самый конец 11 главы II книги
  60. Zeuss C. Die Deutschen und ihre Nachbarstämme. Heidelberg, 1837
  61. Rübekeil, 2002, p. 602.
  62. Иордан. Гетика. 22; Энциклопедия Паули-Виссова. Том III. Полутом 2 (1899). Стб. 2022
  63. Svennung J. Skandinavien bei Plinius und Ptolemaios. Uppsala, 1974.
  64. Rübekeil, 2002, p. 600.
  65. Nordic Languages. Walter de Gruyter, 2002. Vol. 1. P. 622, 644; Макаев Э. А. Язык древнейших рунических надписей. М.: Наука, 1965. С. 43, 105
  66. Nordic Languages. Walter de Gruyter, 2002. Vol. 1. P. 624
  67. CHSc, 2003, p. 82.
  68. Иордан. Гетика. 24; рус. пер.: Иордан. О происхождении и деяниях гетов. СПб.: Алетейя, 2001. С. 65
  69. многочисленные упоминания Ранрики и Раумарики в «Круге Земном», см. по указателю (М., 1980. С. 672)
  70. упоминания норвежской области Гренланд: Снорри Стурлусон. Круг Земной. М.: Наука, 1980. С. 94, 167
  71. История Норвегии. М., 2003. С. 35-36

Литература[править | править код]

  • Гуревич А. Я. Первобытнообщинный строй (глава 1). // История Норвегии.. — М.: Наука, 1980. — С. 78-96. — 712 с.
  • История Норвегии. / Пер. с англ. М.: Весь Мир, 2003. (автор части 1 – Кнут Хелле)
  • Olsen B. Belligerent Chieftains and Oppressed Hunters? Changing Conceptions of Interethnic Relationships in Northern Norway during the Iron Age and Early Medieval Period // Contact, Continuity and Collapse. The Norse Colonization of the North Atlantic. (Studies in the early middle ages. Vol. 5). — Brepols Publ., 2003. — С. 9-31.
  • Rübekeil L. Scandinavia in the light of ancient tradition // Nordic languages. Vol. 1.. — Walter de Gruyter, 2002. — С. 594-604.
  • Sjøvold T. The Iron Age Settlement of Arctic Norway. Vol. 1-2. Tromsø, 1962-1974.
  • Кузьменко Ю. К. Ранние германцы и их соседи: Лингвистика, археология, генетика. — СПб.: Нестор-История, 2011. — 266 с.
  • Cambridge History of Scandinavia. Vol. 1. Part 1. The Geography and Prehistory of Scandinavia.. — Cambridge UP, 2003.
  • New Cambridge Medieval History. Vol. 1. Cambridge UP, 2005. Ch. 18. Hedeager L. Scandinavia.
  • Encyclopedia of Prehistory. Vol. 4. Europe.. — Springer, 2001. — С. 299-323.
  • История человечества. В 7 т. Т. 1-3. М., 2003.