Казембек, Александр Касимович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мирза Мухаммед Али (Александр Касимович) Казембек
Mirzə Məhəmməd Əli Kazım bəy
A famous orientalist, historian and philologist of Azeri origin Mirza Kazim bey.jpg
Дата рождения 1802[1][2]
Место рождения Решт, Персия
Дата смерти 27 ноября 1870(1870-11-27)
Место смерти Санкт-Петербург
Гражданство Flag of Persia (1910-1925).svg Персия
Российская империя Российская империя
Род деятельности переводчик, учёный
Направление ориенталист, переводчик Корана на русский язык, переводчик христианских текстов на восточные языки. Автор учебников грамматики тюркских языков
Язык произведений азербайджанский, русский
Награды
RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg

Иностранные:

Орден Льва и Солнца 1 степени
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе

Александр Касимович Казем-Бек, Мирза Казым-Бек (22 июля 1802 года, Решт, Персия — 27 ноября 1870 года, Санкт-Петербург) — азербайджанский и русский учёный-востоковед, первый декан Факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета (ныне Восточный факультет СПбГУ). Иногда называется одним из организаторов российского востоковедения[3]. По мнению известного русского востоковеда и ираниста В. В. Григорьева, Казем-Бек был одним из тех, кто поставил изучение Востока в России на научные, академические рельсы, вывел российскую науку о Востоке на уровень, не уступающий европейскому, а подчас и превосходящий достигнутое востоковедами Западной Европы[4]. Гражданин и патриот России, Александр Казем-Бек «соединял в себе европейскую ученость с ученостью восточной»[5] (академик А. Н. Кононов). Казем-Бек в совершенстве говорил и писал на персидском, азербайджанском, русском, татарском, турецком, арабском, английском, французском языках, владел также немецким и древнееврейским языками.

Блестящее образование, природная одаренность, широкий кругозор позволили ученому с равным успехом заниматься и переводами памятников, и исследованиями, лингвистическими и поэтическими сюжетами, описанием рукописей и мусульманским законоведением. Научное наследие Казем-Бека огромно и разнообразно. До сих пор сохраняют своё значение для науки труды ученого в области тюркологии, истории и религиоведения Ирана. Велики заслуги Казем-Бека, который «обладал темпераментом инициатора и руководителя» (В. В. Бартольд), в становлении университетского востоковедения в Петербурге, в поощрении талантливых студентов и молодых ученых.

Судьба Казем-Бека была трудной и полной испытаний. Сын известного мусульманского богослова и законоведа, он в 1823 г. принял христианство пресвитерианского вероисповедания от шотландских миссионеров[6], получив имя Александр. Этот крайне необычный поступок для мусульманина повлек разрыв с родителями. Не имея даже университетского диплома, Казем-Бек, преподававший восточные языки в Казани, был в возрасте 26 лет избран действительным членом Королевского Азиатского общества в Лондоне, а через 2 года, написав на персидском языке работу по арабской филологии, получил степень магистра восточной словесности. К концу жизни учёный имел звания члена-корреспондента Российской академии наук и почетного доктора восточной словесности[7].

Ранние годы[править | править код]

Мирза Мухаммед Али Казем-бек родился в семье шиитского духовного главы Дербента[8] 22 июля 1802 года в городе Решт в Персии, где его отец хаджи Мухаммед Касим Казем-бек находился по делам службы. В различных источниках национальная принадлежность Александра Казем-бека указана как азербайджанец[9][10][11][12][13], перс[14][15][16] (в дореволюционной России персами нередко называли азербайджанцев)[17] или «татарского происхождения»[18] (в дореволюционной России татарами также часто называли азербайджанцев)[17].

Дед Казембека был министром финансов и попечителем народного продовольствия при Фатали-хане Кубинском. Отец Казембека Гаджи Касим родился и жил в Дербенте[19]. В конце XVIII века он переселился в Иран. Там Гаджи Касим изучал мусульманское законоведение, совершил несколько паломнических путешествий в Аравию, в частности в Мекку и Медину. Будучи в Иране, в 1801 году Гаджи Касим женился на Шараф Нисе, дочери Рештского губернатора Мир Багир хана, от этого брака родился будущий учёный Мирза Мухаммед Али Казем-Бек. После присоединения Кубинского ханства к России Гаджи Касим решил вернуться на родину в Дербент и в 1810 году вызвал семью из Ирана[19]. Отец Казем-бека впоследствии был назначен на должность шейх уль-ислама в Дербенте.

Первоначальное образование Мухаммед Али получил дома у отца. Кроме последнего, образованием Мухаммеда Али занимались по арабской грамматике Молла Абдул Азиз Хискенджа, по схоластической философии, мусульманскому законоведению и юриспруденции — известный в то время законовед Шейх Мухаммед Бахрейн. Мухаммед Али быстро и с лёгкостью освоил мусульманские законы, изучил персидский, арабский и турецкий языки[19]. В 1819 году[19], в 17 лет Казем-Бек написал на арабском языке свой первый труд: «Опыт грамматики арабского языка» на арабском языке. В 1820 году пишет шарады «Муамма ва Лугаз» на арабском и персидском языках[19].

Отец, видя в Мухаммеде Али своего преемника, придавал большое значение образованию сына и предполагал отправить его для усовершенствования в «мусульманских» науках в Персию и Аравию. Однако этому намерению отца не суждено было сбыться. В 1820 году Мухаммеда Касима заподозрили в сношениях с дербентским Ших Али-ханом,[20] укрывавшимся в Аварии[14]. Он был смещён с должности шейх ул-ислама, предан суду и сослан на поселение в Астрахань.

Ещё юношей Казем-Бек познакомился в Дербенте с шотландскими христианскими миссионерами, знакомыми его отца. Как писал впоследствии сам учёный, он участвовал в беседах с ними, вёл многословные споры, пытаясь внушить им «истину ислама и вывести их из заблуждения». Стремясь понять сущность христианства, Казем-Бек начал изучать еврейский и английский языки. В 1821 году Мухаммед Али прибыл в Астрахань на свидание с опальным отцом, надеясь оттуда все же попасть в страны Востока и завершить своё образование. Однако здесь ему предстояло вновь встретиться с миссионерами и «пуститься вновь в состязания с ними». После продолжительной внутренней борьбы Казем-Бек принял христианство.

С тех пор учёный везде называл себя двойным именем и подписывался как «Мирза Александр Казем-Бек». Казем-Бек поселился у миссионеров в Астрахани, помогая им в переводах священных книг на восточные языки. За годы жизни у миссионеров Казем-Бек изучил европейские науки и в совершенстве овладел европейскими языками. В 1825 году ему было предложено посетить Англию с целью завершения образования. Однако царское правительство не дало разрешения на эту поездку. Усмотрев возможность использования Казем-Бека англичанами в своих корыстных целях, оно предложило ему место переводчика в МИД. Но это назначение было вскоре отменено: императорским указом Казем-Бек был назначен с 25 августа 1825 года на должность учителя татарского языка в Омское Азиатское училище[21] (по другим данным — Омский кадетский корпус). Фактически это означало разлуку с учителями и ссылку.

Казанский период жизни и творчества[править | править код]

Портрет Александра Касимовича Казембека. Автор неизвестен, ок. 1830—1850 гг.

В начале 1826 года Казем-Бек, по пути к новому месту назначения в Омск, прибыл в Казань. Здесь он вынужден был задержаться в связи с болезнью, и познакомился с ректором казанского университета, профессором К. Ф. Фуксом. Тот предложил молодому преподавателю остаться в Казани и вести занятия в 1-й Казанской гимназии по арабскому и персидскому языкам. 30 января 1826 года Казем-Бек начал свою педагогическую деятельность в гимназии. По отзывам современников, преподавал он «с особенным усердием без всякого возмездия за труды его». В июле 1826 года отделение словесных наук Казанского университета устроило испытание по восточным языкам для Казем-Бека, после которого ректор К. Ф. Фукс просил МИД уволить его со службы и разрешить перевод его из Омска (где Казем-Бек так фактически и не преподавал) в Казанский университет. 31 октября того же года М. Казем-Бек был назначен в университет на должность лектора (старшего преподавателя) арабского и персидского языков.

Получив должность лектора в университете, Казем-Бек продолжал преподавание восточных языков в 1-й Казанской гимназии. Позднее он составил методическое пособие и программу для преподавателей арабского, персидского и турецко-татарского языков гимназии, получившие высокую оценку Академии наук и одобренные министром народного просвещения. Этот труд Казем-Бека был издан в Казани в 1836 году. Восточные языки преподавались по программам Казем-Бека многие годы как в 1-й Казанской, так и в Астраханской и Тифлисской гимназиях. С 1836 по 1842 год Казем-Бек преподавал в 1-й Казанской гимназии, наряду с арабским и персидским, также и турецкий язык «с указанием уклонений от него языка татарского и других тюркских наречий», то есть в сравнительно-сопоставительном плане. Это было новым словом в науке и методике преподавания того времени.

В 1828 году в Казанском университете была учреждена (преобразована из лектуры) Кафедра турецко-татарского языка, которую возглавил Казем-Бек. С тех пор он преподает в университете 4 языка: арабский, персидский, турецкий и татарский; усиленно занимается научной работой. В 1830 году Казем-Бек был представлен к званию адъюнкта (непосредственно предшествовало званию профессора). В 1831 году учёный написал на персидском языке сочинение «Взгляд на историю языка и словесности арабской». На основании отзывов об этой работе Министерство народного просвещения утвердило Казем-Бека в степени магистра и звании адъюнкта восточной словесности. В 1829 году он, уже известный в Европе учёный-востоковед, был избран членом Великобританского Королевского Азиатского общества, а 13 декабря 1835 года — членом-корреспондентом Российской академии наук. В 1836 году Казем-Бек был произведен в экстраординарные профессоры Казанского университета, в 1837 — избран ординарным профессором по Кафедре турецко-татарского языка. С этого времени, как гласит «Отчет императорского Казанского университета…» от 1844 года, Казем-Бек преподавал

«турецко-татарский язык во всей подробности. Так он преподавал этимологию и синтаксис сего языка в обширном виде по своему сочинению, занимал студентов переводами с турецкого и татарского на русский и обратно и сообщал сравнительные замечания об обоих языках….»

В 1845 году, после ухода из Казанского университета профессора Ф. И. Эрдмана, преподавание арабского и персидского языков было возложено на М. Казем-Бека. 31 октября 1845 года М. Казем-Бек был избран деканом первого отделения философского факультета Казанского университета.

Как явствует из других отчетов, учёный объяснял студентам старших курсов турецко-татарскую грамматику «по своему сочинению», предвосхитив тем самым курсы теоретической грамматики тюркских языков, которые и поныне читаются в ряде университетов России. На лекциях и практических занятиях Казем-Бек читал со студентами извлечения из средневековых тюркоязычных сочинений, «упражнял их в чтении константинопольских и александрийских газет, переводах на турецкий язык и читал историю турецкой литературы и историю просвещения на Востоке по своим запискам». В 1846 году Казем-Бек перешёл на Кафедру арабского и персидского языков, при этом заведующим турецко-татарской кафедрой был утверждён ученик и сотрудник Казем-Бека, известный тюрколог, а впоследствии биограф Казем-Бека — И. Н. Березин (1818—1896).

Преподавание Казем-Бека, по отзыву И. Н. Березина, «отличалось чрезвычайной ясностью, и для любознательного слушателя этот профессор составлял неистощимый запас знания по всем отраслям востоковедения с точным и верным ответом на всякий запрос». Биограф отмечал, что основной фонд знаний ученого «составляли сведения, приобретенные им в восточной школе, и уже на эту основу легла ткань европейской науки». В этом было своеобразие и уникальность российского востоковеда, воспитавшего в Казани множество учеников, таких как Н. И. Березин, историк мусульманского Востока, иранист и тюрколог, и Н. И. Ильминский (1822—1891), арабист и тюрколог, известный путешественник по Востоку, издатель памятников тюркской письменности («Бабур-наме» и др.) и языковед.

Экземпляр «Грамматики турецко-татарского языка» Казембека в Музее истории Азербайджана (Баку)

Есть основания утверждать, что профессор Казем-Бек готовил Л. Н. Толстого к вступительным экзаменам в Казанский университет по турецкому и арабскому языкам. Будущий писатель обязан был сдать эти экзамены для поступления на восточный разряд 1-го Философского факультета Университета в 1844 году и выдержал их отлично. Впоследствии Л. Н. Толстой перешел на Юридический факультет, где «обучался с успехами».

В казанский период научно-педагогической деятельности Казем-Бека им был издан ряд восточных источников, освещающих историю России: «Ассеб ас-сейяр, или семь планет, содержащий историю крымских ханов» (1835), «О взятии Астрахани в 1660 г. крымскими татарами» и др. Казем-Бек явился пионером изучения в России истории древних уйгуров, написав, на основе восточных источников, «Исследование об уйгурах», опубликованное в 1841 году. В 1839 году в Казани вышла в свет «Грамматика турецко-татарского языка», что явилось крупным событием в отечественной тюркологии. Это был первый в мире опыт изложения грамматики тюркских языков в сравнительно-сопоставительном плане, где факты фонетики, морфологии и синтаксиса османско-турецкого языка приводятся в сравнении с фактами «татарских» языков (азербайджанского, а также языка татар казанских, сибирских, оренбургских). Третья часть труда, посвященная «словосочинению» (то есть синтаксису) тюркских языков являлась полностью новаторской и намного превзошла аналогичные разделы грамматик западноевропейских ученых того времени. В 1846 году вышло второе издание сочинения под названием «Общая грамматика турецко-татарского языка…, обогащенное многими новыми филологическими исследованиями автора». Это издание было переведено на немецкий язык известным ориенталистом Теодором Ценкером (Лейпциг, 1848).

Сочинение Казем-Бека было удостоено Демидовской премии — наиболее почетной научной награды России в то время. Грамматика Казем-Бека в обоих изданиях — русском и немецком — широко использовалась для преподавания тюркских языков, как в России, так и в Западной Европе, вплоть до появления грамматики французского востоковеда Жана Дени в 1921 году (А. О. Черняевский и С. Г. Велибеков, предваряя издание «Вэтэн дили» отмечают, что в правилах правописания они руководствовались главным образом «Грамматикой турецко-татарского языка» Мирзы Казембека и др.)

26 августа 1848 года Министерство просвещения, в связи с выходом на пенсию профессора М. Д. Топчибашева, приняло решение о переводе Казем-Бека в Санкт-Петербургский университет, на освободившееся место заведующего кафедрой персидской словесности.

Известный российский востоковед, доктор исторических наук Борис Моисеевич Данциг, высоко оценивая деятельность М. Казем-Бека казанского периода отмечает: «создателем казанской школы ориенталистов по праву должен считаться А. К. Мирза Казем-Бек»[22].

Санкт-Петербургский период жизни и творчества[править | править код]

30 октября 1849 года М. Казем-Бек вместе с семьей прибыл в Петербург. Известный российский востоковед того времени профессор В. В. Григорьев писал по этому поводу:

Преемником мирзы Джафара на кафедре Персидской Словесности явилась одна из замечательнейших в настоящее время личностей не только у нас и в целой Азии и целой Европе — азиатец, с глубоким Мусульманским образованием, соединяющий основательное знакомство с ученностью Европейскою, владеющий одинаково как Арабским, Персидским и Турецким, так Английским, Французским и Русским языками, и на всех шести языках писавший и печатавший… В наш университет, после 23-летней службы в Казани, снискавшей ему там всеобщую любовь и уважение, перешел он в ноябре 1849 года на кафедру Персидской Словесности[23].

26 августа 1850 года М. Казем-Беку за «усердие в образовании студентов Санкт-Петербургского университета из кавказских воспитанников» было объявлено монаршее благоволение. 29 марта 1851 года ординарный профессор А. К. Казем-Бек «за отлично-усердное и успешное выполнение возложенных на него сверх должности поручений» был награждён орденом Святого Владимира 3-й степени. 25 декабря 1852 года профессор Казем-Бек за отличие был произведён в действительные статские советники.

На посту профессора персидского языка в Петербурге учёный сделался горячим сторонником идеи о «централизации востоковедения» в России. Эта идея была воплощена в жизнь в 1854 году царским указом о реорганизации Санкт-Петербургского университета и открытии в нём Факультета восточных языков, с целью сосредоточить в нём изучение и преподавание восточных языков в России. Одновременно упразднялись подразделения, где изучались восточные языки, в других российских университетах. 20 апреля 1855 года профессору А. К. Казем-Беку высочайше было разрешено принять и носить пожалованный ему шахом Персидским орден Льва и Солнца 1-й степени. Факультет восточных языков был открыт 27 августа 1855 года и первым деканом его был избран Мирза Александр Казем-Бек.

В последний, петербургский период своей жизни и деятельности Казем-Бек был профессором персидского языка и истории Персии на возглавляемом им факультете. По отзывам современников, его языковые занятия имели преимущественно практический характер, были направлены на овладение живым персидским языком, правильным произношением при чтении и разговоре, на отработку навыков устного перевода. С первых лет пребывания на посту декана Казем-Бек отстаивал идею создания на Факультете особой Кафедры истории Востока. Кафедра была открыта согласно Уставу Университета 1863 г. В 1858 году Казем-Бек, разошедшийся во взглядах на задачи Факультета с большинством профессоров, ушёл с поста декана, уступив его арабисту и тюркологу А. О. Мухлинскому. Однако А. О. Мухлинский не проявил на этой должности достаточной инициативы, и на выборах в 1866 году деканом Факультета восточных языков был вновь избран проф. Казем-Бек, остававшийся на этом посту до самой своей кончины.

Как руководитель Факультета, Казем-Бек всемерно содействовал командированию одаренных студентов и выпускников-магистров в страны Востока. Он стремился использовать для этого любые возможности. «…Исследование Востока, — утверждал он, — более всех других отраслей науки нуждается в личном, хотя бы кратковременном ознакомлении его исследователей с местными его языками и обычаями. Четырёх- или пятилетние занятия молодых людей в университете восточными языками, даже и при существующих способах, не могут подвинуть так далеко их познаний, как кратковременное пребывание их на самом Востоке».

В Петербурге Казем-Бек продолжал активную научную деятельность; публиковал работы как по тюркологии, так и по истории Востока и его религий. В 1854 году был издан труд, имевший в основном практическую направленность: «Учебные пособия для временного курса турецкого языка». Работа состояла из краткого грамматического очерка турецкого языка; хрестоматии, включавшей тексты, выполненные разными почерками, употребительными в Османской империи; русско-турецкого словаря, составленного на высоком лексикографическом уровне и бывшего наиболее полным в то время (содержал перевод свыше 6700 русских слов). В том же году учёный опубликовал статью «Объяснение русских слов, сходных со словами восточных языков», посвященной и поныне актуальной теме — методике изучения ориентализмов в русском словаре. В 1865 году учёный издал крупную работу по истории религий Ирана: «Баб и бабиды: религиозно-политические смуты в Персии в 1844—1852 годах». В предисловии к этой книге автор, вопреки распространенному в то время мнению, утверждал, что ислам «не может быть преградой цивилизации», подкрепляя это тем фактом, что «во времена Аббасидов всё просвещение греков было перенесено в столицу ислама» (то есть в Багдад), откуда позднее «все отрасли наук и искусств», развившиеся на новой основе в Арабском халифате, были разными путями «сообщены Европе».

В 1868 году Казем-Бек, идя навстречу требованиям времени, предложил Факультету подробный план изучения Туркестана, активно вовлекаемого в те годы в сферу стратегических интересов России. Согласно этому плану предполагалось собрать и издать с переводами сведения арабских географов о Туркестане в эпоху его наибольшего экономического процветания; в течение нескольких лет командировать в Среднюю Азию на время летних каникул молодых востоковедов под руководством опытного профессора для изучения памятников древности, средневековых рукописей и сбора лингвистического, этнографического, нумизматического и эпиграфического материала. Казем-Бек энергично взялся за воплощение в жизнь своего плана. В 1869 году он отправился в заграничную командировку, намереваясь изучить рукописи географического сочинения аль-Макдиси (Х в.) с целью его дальнейшей публикации. Болезнь и смерть не позволили ученому осуществить это намерение. Акад. В. В. Бартольд отмечал, что «работа, намеченная Казем-Беком, и в настоящее время исполнена далеко не вполне».

Мирза Казембек прожил в Петербурге 21 год и скончался 27 ноября 1870 года. За время жизни в Санкт-Петербурге он полностью адаптировался к столичной жизни. Его дочь Ольга вышла замуж за сына известного русского поэта Евгения Абрамовича Баратынского[24].

Мирза Александр Казем-Бек принадлежал к числу тех российских востоковедов прошлого, которые создали научную школу, занявшую в конце XIX—XX вв. ведущее место в мировой науке о Востоке, и продолжающую свои лучшие традиции в новом, XXI столетии. Уникальность личности Казем-Бека в том, что он, соединяя в себе восточную, мусульманскую образованность с традициями русской и западноевропейской науки, был в равной степени ученым-ориенталистом мирового уровня и талантливым, дальновидным организатором востоковедения в России.[источник не указан 219 дней]

Главнейшие труды Казембека[править | править код]

  • Ас-Саб' ус-Сеййар, или Семь планет: История крымских ханов, сочиненная на турецком языке Сейид Ризою, с введением на русском языке. Казань, 1832
  • Грамматика турецко-татарского языка. Казань, 1839
  • Исследование об уйгурах. — Журнал Министерства Народного Просвещения. 1841, ч. XXXI
  • Мюхтесерул-вигкает, или сокращённый вигкает. Курс мусульманского законоведения. Казань, 1845
  • Объяснение русских слов, сходных со словами восточных языков. — Известия II отделения Императорской Академии Наук. 1852
  • Полный конкорданс Корана, или ключ ко всем словам и выражениям его текстов, для руководства к исследованию религиозных, юридических, исторических и литературных начал сей книги. СПб., 1859
  • Мюридизм и Шамиль. — Русское Слово. 1859, № 12
  • о значении имама, его власть и достоинство. (продолжение предыдущей статьи) — Русское Слово. 1860, № 1
  • История ислама. Обозрение Востока в политическом отношении перед появлением Мухаммада. — Русское Слово. 1860, № 2, 5
  • Баб и бабиды. Религиозно-политические смуты в Персии. СПб., 1865
  • Observations sur un chapitre inconnu du Coran publie par M. Garcin du Tassy. — Journal Asiatique, December, 1843
  • Derbend-nameh or the History of Derbend (Санкт-Петербург, 1850);

Награды[править | править код]

  • 1839 год — Демидовская премия Академии Наук Российской Империи за публикацию книги «Грамматика Турецко-Татарского языка».
  • 1850 год — Демидовская премия Академии Наук Российской Империи за книгу на английском языке «Дербент-Наме».
  • 1855 год — Демидовская премия Академии Наук Российской Империи за книгу «Учебные пособия для временного курса турецкого языка в Императорской Военной Академии».

Примечания[править | править код]

  1. Swartz A. Open Library — 2005.
  2. Faceted Application of Subject Terminology
  3. Казем-Бек по праву может считаться ведущей фигурой и основателем школы русских востоковедов. Очерки истории исторической науки в СССР. — М., 1955, ч.1, с. 510
  4. Многочисленные работы М. Казем-Бека, из коих только им одним в целой Европе и могли быть сделаны… дают ему неотъемлемое право считаться в настоящее время патриархом ориентализма в России. В. В. Григорьев. Императорский С.-Петербургский университет в течение первых пятидесяти лет его существования. — СПб., 1870, с. 260—261
  5. Кононов А. Н. История изучения тюркских языков в России. — Москва, 1982, с. 301
  6. Мирза-Мамед-Али-бек, быв сослан туда вместе с отцом его, в прошлом 1823 году обращен находящимися в Астрахани Шотландскими миссионерами в христианскую веру. Из отношения генерала Ермолова к графу Нессельроде от 28 октября 1824 года № 255 — Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. VI, ч. I, с. 476, док. 644
  7. Густерин П. В. Коран как объект изучения. — Саарбрюккен: LAP LAMBERT Academic Publishing. — 2014. — С. 33. — ISBN 978-3-659-51259-9.
  8. Абдуллаев М. А. Из истории философской и общественно-политической мысли народов Дагестана в XIX в.. — М.: Наука, 1868. — С. 133.
  9. Perhaps the only exception before Katanov was A.K. Kazembek, an Azeri who converted to Christianity and became a professor of Turkic languages at Kazan and then at St. Petersburg. Kazembek has been referred to as the first European Turkologist of Turkic origin. Robert P. Geraci. Window on the East: National and Imperial Identities in Late Tsarist Russia. Cornell University Press, 2001. ISBN 0-8014-3422-X, 9780801434228
  10. Not a few in the nineteenth century would have accepted this judgment, and might have echoed Mirza Kazem-Bek, the Russified Azerbaijani orientalist, in asking "What European state has such intimate and inherent ties with Asia and Asiatics as does Russia? Andreas Kappeler, Edward Allworth, Gerhard Simon, Georg Brunner. Muslim Communities Reemerge: Historical Perspectives on Nationality, Politics, and Opposition in the Former Soviet Union and Yugoslavia. Duke University Press, 1994. ISBN 0-8223-1490-8, 9780822314905
  11. И. Н. Березин, как востоковед, вышел из казанской школы, был учеником… азербайджанца, ираниста А. К. Казембека, который был своеобразной и интересной фигурой. Якубовский А. Ю. Из истории изучения монголов периода XI—XIII вв. — Очерки по истории русского востоковедения. — М., 1953
  12. Robert P. Geraci. Window on the East: National and Imperial Identities in Late Tsarist Russia. (Cornell University Press, 2001), 310. ISBN 0-8014-3422-X, 9780801434228
  13. Рзаев, 1965, с. 3.
  14. 1 2 Казембек, Александр Касимович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  15. Kazembek Aleksandr (Muchammed-Ali), orientalista rosyjski, z pochodzenia Pers: Ilustrowana encyklopedja Trzaski, Everta i Michalskiego: z wieloma mapami, tablicami i ilustracjami w tekście. Trzaska, Evert i Michalski, 1927. стр. 894
  16. Persian Professor of the Persian language at St.Petersburg University: Catherine Black Clay. Ethos and Empire: The Ethnographic Expedition of the Imperial Russian Naval Ministry 1855—1862. University of Oregon, 1989. p.69
  17. 1 2 азербайджанские татары, совершенно неправильно называемые персами. Они мусульмане шиитского толка и подражают персианам во многом, но их язык тюрко-татарский. Баку, губернский город // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  18. The Kazem-Beks came of distinguished Tatar origin, and had an estate at Novospasskoye near Mursikha. Nikolai Tolstoy. The Tolstoys: Twenty-four Generations of Russian History, 1353—1983. H. Hamilton, 1983. ISBN 0-241-10979-5, 9780241109793
  19. 1 2 3 4 5 Рзаев, 1965, с. 12.
  20. Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. VI, ч. I, с. 476, док. 644
  21. Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. VI, ч. I, с. 476, док. 645
  22. Данциг Б. М. Ближний Восток в русской науке и литературе. — Москва, 1973, с. 110
  23. В. В. Григорьев. Императорский С.-Петербургский университет в течение первых пятидесяти лет его существования. — СПб., 1870, с. 256—257
  24. [1] (недоступная ссылка)

Литература[править | править код]

  • Бартольд В. Материалы для истории факультета восточных языков. — Санкт-Петербург, 1909, том IV, стр. 30 — 149).
  • Гусейнов Г. Н. Из истории общественной и философской мысли в Азербайджане XIX века. — Баку, 1949.
  • Fück J. Die arabischen Studien in Europe. — Leipzig, 1955. — S. 196.
  • Рзаев А. К. Азербайджанские востоковеды. — Баку, 1986.
  • Рзаев А. К. Мирза Казем-Бек. — Б.: Азернешр, 1965. — 148 с.
  • Рзаев А. К. Передовая политическая мысль России и Азербайджана XIX в. и их взаимосвязи. — Баку, 1967.
  • Протоколы заседаний совета Петербургского университета. — Санкт-Петербург, 1872, № 4, стр. 100—130.
  • Пылёв А. И. Вклад Мирзы Александра Казем-Бека в исследование и преподавание тюркских языков в России. Материалы международной научной конференции «Мирза Казем-Бек-200». 11-12 июня 2003 г.— Баку, 2003.
  • Русской Архив, 1893, № 10—12; 1894, № 1—2.
  • Густерин П. Русскоязычная коранистика досоветского периода // Вопросы истории. — 2015. — № 5. — С. 160—161.

Ссылки[править | править код]