Комитет против пыток (Россия)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Комитет против пыток
Изображение логотипа
Тип Некоммерческая организация
Год основания 2000
Расположение  Россия, Нижний Новгород, ул. Ошарская, 96Б
Ключевые фигуры Каляпин, Игорь Александрович
Сфера деятельности Работа с жалобами на применение пыток, независимые общественные расследования, помощь в оказании медицинской помощи жертвам пыток, представление в суде
Сайт pytkam.net

Комитет против пыток — российская правозащитная организация, которая занимается общественным расследованием дел о применении пыток и при этом ориентируется на внутригосударственные механизмы защиты потерпевших[⇨]. Организация появилась в 2000 году с целью побудить органы прокуратуры к активным действиям по раскрытию данного вида преступлений и привлечению виновных к уголовной ответственности[⇨]. К наиболее известным делам Комитета относятся дело Михеева, в результате которого Российская Федерация была признана ответственной за применение пыток, а также расследование фактов массового избиения жителей Благовещенска[⇨]. Также Комитет против пыток занимается защитой прав человека на территории Северного Кавказа[⇨]. Прежде чем Комитет против пыток был признан «иностранным агентом», он получал финансирование от Европейской комиссии по правам человека и президентские гранты[⇨]. Комитет против пыток не раз удостаивался наград и высоких оценок гражданского общества, включая номинацию правозащитницы Ольги Садовской на Нобелевскую премию мира[⇨].

История появления[править | править код]

Игорь Каляпин, создатель Комитета против пыток

Отправной точкой деятельности Комитета против пыток можно считать работу Информационно-аналитического центра Нижегородского общества прав человека, и, в частности, его «Доклад о применении пыток на территории Нижегородской области», презентованный в декабре 1997 года[1]. Главной цели, которую ставили перед собой авторы, — обратить внимание органов прокуратуры на систематическое беззаконие и побудить их к активным действиям по предотвращению и раскрытию данного вида преступлений, — доклад не достиг[2]. Это послужило поводом для создания в 2000 году самостоятельной организации под руководством И. А. Каляпина — Комитета против пыток.

Первый правовой результат деятельности Комитета был достигнут в 2001 году, когда приговором Нижегородского районного суда был признан виновным оперуполномоченный ОУР Нижегородского РОВД города Нижнего Новгорода А. Г. Иванов. Суд установил, что Иванов применил пытки в отношении несовершеннолетнего Максима Подсвирова с целью понуждения последнего к оговору родного брата в совершении преступления. Иванову были назначены 6 лет лишения свободы условно. Комитет добился приговора, связанного с действительным лишением свободы, лишь в 2004 году, когда суд признал бывшего начальника криминальной милиции Большеболдинского УВД полковника И. А. Четвертакова виновным в избиении. 26 января 2006 года Европейский суд вынес Постановление по делу «Михеев против России». Это первое решение ЕСПЧ по жалобе Комитета против пыток и одновременно первое решение ЕСПЧ по делу против Российской Федерации, в котором суд признал ответственность России за применение пыток[3].

Начиная с 2001 года по методике Комитета и при его поддержке начинают проводить общественные расследования правозащитники Оренбургской области, Башкортостана, Республики Марий-Эл и Чеченской Республики[4]. Позднее в указанных регионах появятся региональные отделения Комитета[4]. По состоянию на 2021 год Комитет работает в шести регионах — в Оренбурге, Башкирии, Краснодаре, на Северном Кавказе, в Нижнем Новгороде и Москве[5]. В 2007 году Комитет против пыток получил статус Межрегиональной общественной организации[4].

Чеченское подразделение неоднократно подвергалось нападениям[6]. В 2014 году в офисе грозненского Комитета против пыток произошел пожар, был произведен обыск сотрудников[7]. В июне 2015 года офис в Грозном, а также квартира, в которой проживали правозащитники из Сводной мобильной группы, и их служебный автомобиль подверглись нападению во время митинга с требованиями расследовать гибель Джамбулата Дадаева, убитого в ходе спецоперации в Чечне ставропольскими полицейскими[8].

В январе 2015 года Министерство юстиции России внесло Комитет против пыток в реестр «иностранных агентов»[9]. Члены организации пытались обжаловать это решение, но суд отказал в удовлетворении апелляции[10]. Комитет объявил о ликвидации, но вместо него правозащитной деятельностью занялся «Комитет по предотвращению пыток», созданный в Оренбурге в 2014 году, который так же возглавил Игорь Каляпин. Однако в 2017 году уже и эту организацию внесли в реестр «иностранных агентов», она была ликвидирована. Члены организации учредили новую организацию со старым названием[11]. На сегодняшний день Комитет против пыток — не зарегистрированная межрегиональная общественная организация[12].

Цель и методы деятельности[править | править код]

Об отношении к пыткам в России

Проблемы – не только у государства, но и в обществе. Время от времени мы проводим опрос «Как вы относитесь к пыткам». Примерно половина граждан, которых мы спрашиваем: «Можно ли пытать?», отвечает: «Это смотря кого. Если жулика и бандита, то почему бы и нет? Иначе он не сознается». Что мы хотим от полиции и Следственного комитета, если люди на улице так отвечают на этот вопрос?

Председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин[13]

Основной целью Комитета является расследование дел о пытках и доведение их до конца с наказанием виновных[14]. Комитет проводит общественное расследование жалоб на применение пыток, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, представляет интересы заявителя в органах следствия и суде, а также оказывает помощь в получении компенсации и — в случае необходимости — проводит медицинскую реабилитацию пострадавших[15].

В ходе работы Комитет занимается общественным расследованием на основе жалобы о применении пыток и жестокого обращения[15]. Под общественным расследованием в Комитете понимается совокупность действий граждан, не обладающих специальным государственными правами и полномочиями, цель которых — добиться эффективного расследования жалобы на грубое нарушение прав человека и, при наличии достаточных доказательств, установить факт такого нарушения уполномоченным органом, то есть судом[14]. Для общественного расследования массовых или систематических нарушений по инициативе Комитета создаются Сводные мобильные группы (СМГ). В их составе представители разных правозащитных организаций и разных регионов в течение нескольких месяцев проводят общественное расследование на месте событий[16][17].

Главными принципами общественного расследования являются принцип защиты публичного интереса и принцип ориентации на внутригосударственные, а не международные механизмы защиты.

Принцип защиты публичного интереса заключается в том, что организация, осуществляющая расследование, представляет в первую очередь не интересы конкретного лица — жертвы пыток или другого грубого нарушения прав человека — а общественный интерес. Комитет не принимает на себя никаких обязательств помогать жертве, если она в дальнейшем пожелает вступить в торг с предполагаемыми преступниками или их представителями. Более того, в случае, если в дальнейшем жертва изменит свои показания в пользу предполагаемых преступников, а Комитет к этому времени будет располагать убедительными доказательствами пыток, то Комитет оставляет за собой право добиваться уголовного преследования как преступников, так и самой жертвы за дачу заведомо ложных показаний и укрывательство преступления[18].

Принцип преимущественной ориентации на внутригосударственные механизмы защиты. Основные усилия общественного расследования направлены на то, чтобы заставить именно внутригосударственные механизмы защиты прав человека работать эффективно и в соответствии с законом. В этой схеме обращение к международным механизмам рассматривается как «последнее средство», которое стоит задействовать лишь в том случае, если все возможные способы добиться восстановления справедливости внутри страны в разумные сроки исчерпаны[13].

Результаты деятельности[править | править код]

По состоянию на март 2019 года (со дня основания Комитета в 2000 году) организация проверила более двух тысяч поступивших заявлений о нарушении прав человека, добилась присуждения более семидесяти миллионов рублей в качестве компенсации жертвам пыток и осуждения более ста сорока представителей правоохранительных органов, установила сто восемьдесят девять фактов применения пыток, отменила восемьсот восемьдесят пять незаконных решений и выиграла тридцать шесть жалоб в Европейском суде по правам человека[19].

Дело Михеева[править | править код]

Алексей Михеев жаловался на то, что во время ареста сотрудники милиции подвергли его пыткам, принуждая дать признательные показания в изнасиловании и убийстве, которых он не совершал. Михеев выпрыгнул в окно здания милиции и сломал позвоночник. Доказательства по делу собирались сотрудниками информационно-аналитического центра Нижегородского общества прав человека Игорем Каляпиным и Марией Смородиной совместно с комиссией по правам человека Нижегородской области и ее тогдашним председателем Сергеем Шимоволосом[20]. Судебные разбирательства в России оказались неэффективными: в общей сложности, расследование дела Михеева заняло 7 лет, в течение которых оно больше двадцати раз прекращалось и не меньше трех раз приостанавливалось[21]. По мнению правозащитников, и изматывающий характер следствия, и возобновляющиеся дела против Михеева были направлены на то, чтобы вынудить последнего отказаться от борьбы, как это в итоге сделал второй пострадавший — Фролов, который отказался от показаний и был принят на работу в органы МВД[22]. Европейский суд по правам человека после рассмотрения жалобы по делу «Михеев против России» по существу, 26 января 2006 года, установил, «что жестокое обращение в данной ситуации достигло уровня пытки по смыслу Статьи 3 Конвенции»[23]. Суд также постановил, что была нарушена и статья 13 Конвенции, так как «Заявителю было отказано в достаточно эффективном расследовании и, соответственно, в доступе к остальным средствам правовой защиты, имевшимся в его распоряжении, включая право на компенсацию»[23]. Таким образом, Дело Алексея Михеева стало первым случаем, когда ЕСПЧ признал Российскую Федерацию ответственной за применение пыток[24][25].

Благовещенская зачистка[править | править код]

Благовещенск, где произошло массовое избиение жителей правоохранительными органами

Массовое избиение в Благовещенске, также известное как «Благовещенская зачистка» — операция устрашения в городе Благовещенск (Республика Башкортостан) и прилежащих населённых пунктах, осуществлявшаяся в период с 10 декабря по 14 декабря 2004 года силами ГРОВД Благовещенска и сотрудниками ОМОНа МВД Республики Башкортостан. В ходе этой операции сотрудники милиции врывались в дома граждан и в общественные заведения и производили массовые задержания с применением физического насилия[26]. Имеются свидетельства принудительного удержания людей в неудобной позе в течение нескольких часов, пока они находились в заключении, что причиняло им тяжелые страдания. При попытках изменить положение они подвергались жёсткому избиению. Согласно официальным данным, потерпевшими было признано 341 человек, однако в результате работы правозащитных организаций установлено, что в общей сумме было задержано более 1000 граждан, и еще 200 были избиты на месте, но не доставлялись в ГРОВД[27].

Правозащитники из «Комитета против пыток» занимались данным инцидентом с того момента, как информация о нем была предана огласке перед широкой общественностью. Для проведения комплексного общественного расследования и оказания помощи пострадавшим была создана мобильная группа правозащитников (СМГ), благодаря которой и другим правозащитникам удалось вовремя зафиксировать все указанные выше преступления, обеспечить заведение уголовных дел против виновных в произошедшем и оказать помощь потерпевшим в суде[28].

В ходе судебного разбирательства удалось доказать вину сотрудников Благовещенского ГРОВД. Они получили условные сроки длительностью от 3 до 5,5 лет, за исключением Айдара Гильванова, приговоренного к 3 годам в колонии общего режима[29]. Не все ответственные за преступление в Благовещенске понесли наказание[30][31][32][33][34].

Защита прав человека на Северном Кавказе[править | править код]

В 2009 году в Чечне были убиты Наталья Эстемирова, Зарема Садулаева и Алик Джабраилов, занимавшиеся расследованиями нарушений прав человека[35][36]. В связи с этим для правозащитных организаций резко возросли риски работы в данном регионе, что спровоцировало временное сворачивание деятельности в Чечне «Мемориала»[37]. Тогда председателем Комитета Игорем Каляпиным было предложено решение создать координируемую «Сводную мобильную группу»[38][8]. Работа группы происходила посменно: раз в несколько месяцев в регион приезжали по три человека из разных отделений Комитета (московского, нижегородского, оренбургского, и других). Первая смена группы отправилась в Грозный 30 ноября 2009 года. Мобильные группы добивались беспристрастного и объективного расследования эпизодов насильственных похищений, пыток и внесудебных казней. Так, одним из итогов работы мобильной группы стало дело Ислама Умарпашаева, найденного и освобождённого 2 апреля 2010 года после трёх месяцев пыток на базе чеченского ОМОНа[39]. Группа подвергалась критике и давлению со стороны чеченских властей, в том числе главы республики Рамзана Кадырова, публично обвинявшего членов мобильной группы в том, что они «ненавидят чеченский народ» и «приехали сюда заработать денег»[40].

Напряженные отношения комитета и властей Чечни ухудшились после нападения боевиков террористической организации «Кавказский эмират» на Грозный, 4 декабря 2014 года. По официальным данным, помимо 11 террористов погибло 14 сотрудников МВД и двое мирных жителей. Руководивший контртеррористической операцией Кадыров заявил, что «семьи нападавших будут выдворены за пределы Чеченской республики, а их дома снесены до основания»[41][42]. Комитет, на фоне начавшихся поджогов домов, отреагировал на это заявлениями в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру с требованием оценить высказывание на соответствие Конституции. Игорь Каляпин заявил, что родственники боевиков «могут подлежать уголовной ответственности и понести заслуженное наказание лишь в случае вынесения судом обвинительного приговора, которым будет установлена вина и степень участия в совершении преступления»[43]. Глава республики обвинил Комитет против пыток в содействии терроризму, а Каляпина — в связях с лидерами боевиков. В начавшемся давлении на Комитет в соцсетях и по телевидению участвовал и уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Нурди Нухажиев[42][44]. 13 декабря в Грозном прошел многотысячный митинг против терроризма, организованный правозащитными и общественными организациями Чечни[45]. После его окончания сотрудников мобильной группы начали преследовать вооружённые неизвестные, а вечером того же дня в офисе Комитета против пыток произошел пожар[46].

3 июня 2015 года в 10 часов утра нападение на офис повторилось, в этот раз рядом с помещениями Комитета проходил пикет «общественных организаций и представителей гражданского общества республики»[47][48][49]. Среди собравшихся появилась группа молодых людей, прикрывавших лица медицинскими масками. Они проникли в офис и жилые помещения Комитета, затем разгромили их, вынудив находившихся внутри сотрудников спасаться[47][6]. Нападавшие серьезно повредили автомобиль, принадлежавший организации. После этого офис сводной мобильной группы было решено перенести в Ингушетию.

Партнеры и финансирование[править | править код]

Изначально Комитет против пыток существовал на личные средства Игоря Каляпина, основателя организации. Юристы, работавшие над делом Алексея Михеева, делали это на общественных началах. Организация пользовалась поддержкой Европейской комиссии по правам человека, Фонда Сороса[50]. Ранее в структуре также были частные пожертвования и президентские средства (2 % от общего финансирования)[51]. В 2013 году Комитет впервые получил президентский грант на институциональную деятельность организации: оплату работы юристов, адвокатов, проведение экспертных исследований, транспортные расходы, лечение заявителей, реабилитация жертв[52]. В 2015 году Комитет против пыток был включен в реестр «иностранных агентов» согласно решению управления Министерства юстиции по Оренбургской и Нижегородской областям[53]. Иностранным финансированием управление Минюста сочло тот факт, что большинство членов Комитета получали зарплату в другой организации — Бюро общественных расследований — и платили взносы в фонд Комитета. По состоянию на 2019 год межрегиональная организация не получает иностранного и вообще какого-либо финансирования: Комитет против пыток — незарегистрированная общественная организация, не имеющая ни регистрации, ни расчетного счета[54].

Награды и оценка работы[править | править код]

Деятельность Игоря Каляпина и возглавляемого им Комитета против пыток не раз получала высокие оценки международного сообщества. В 2011 году ему была присуждена Премия прав человека Парламентской ассамблеи Совета Европы[55]. В том же году работа правозащитника и проекта «Объединённая мобильная группа», который был инициативой Комитета, была отмечена наградой ирландской организации Front Line Defenders. Тот же проект заслужил международную награду имени Мартина Энналса в 2013 году[56]. Комитет получил премию «Человек человеку» за 2016 год[57]. В 2018 году Игорь Каляпин стал лауреатом премии Егора Гайдара номинации «За действия, способствующие формированию гражданского общества»[58].

На Нобелевскую премию мира в 2018 году была выдвинута Ольга Садовская, заместитель председателя Комитета против пыток. Раннее в 2017 году Ольга вместе с журналисткой «Новой газеты» Еленой Милашиной были награждены в Осло премией свободы имени Андрея Сахарова[en] по решению Норвежского Хельсинкского комитета[59].

«Агентство социальной информации» отмечая, что «пытки со стороны полицейских остаются довольно острой проблемой в России», выделяет Комитет против пыток среди тех организаций, которые «помогают бороться за справедливость»[60]. Как утверждает Татьяна Локшина, директор международной правозащитной организации Human Rights Watch по программам в Европе и Центральной Азии:

Каляпин и его сотрудники — практически единственные, кто осмеливается вести правозащитную деятельность в Чечне несмотря на злобные угрозы и разбойные нападения[61].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Доклад о применении пыток на территории Нижегородской области. Нижегородский университетский центр Интернет. Информационно-аналитический центр Нижегородского общества прав человека (18 февраля 1998). Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 16 апреля 2019 года.
  2. Общественное расследование, 2015, с. 19.
  3. Общественное расследование, 2015, с. 23.
  4. 1 2 3 Общественное расследование, 2015, с. 25.
  5. Чем мы занимаемся // Комитет против пыток
  6. 1 2 Александр Артемьев, Максим Солопов, Анна Рудяк. Чечня без правозащитников: как разгромили офис «Комитета против пыток». РБК (3 июня 2015). Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 13 июля 2018 года.
  7. СПЧ вступился за Каляпина и осудил «разгром» правозащитников в Грозном. Новая газета (15 декабря 2014). Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 22 июня 2019 года.
  8. 1 2 Даниил Туровский. Пытки против комитета: Как работает «Сводная мобильная группа» правозащитников в Чечне. Meduza (24 августа 2015). Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 11 июня 2019 года.
  9. Минюст расширил перечень НКО-иностранных агентов до 32 организаций. ТАСС (16 января 2015). Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 24 августа 2017 года.
  10. В России решил распуститься Комитет против пыток. Фокус (24 июля 2015). Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 22 марта 2019 года.
  11. Сергей Анисимов. Минюст оштрафовал "Комитет против пыток" за отказ называться иноагентом. Радио Свобода (18 ноября 2017). Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 22 июня 2019 года.
  12. Кто мы. Комитет против пыток. Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 22 июня 2019 года.
  13. 1 2 Игорь Каляпин: С пытками в России может столкнуться каждый. Radio Praha. Дата обращения: 6 марта 2019.
  14. 1 2 Алиса Тарсеева. «Дотаскивать полицейского до суда мы научились». Как работает Комитет против пыток. Филантроп (30 июня 2015). Дата обращения: 28 февраля 2019.
  15. 1 2 Чем мы занимаемся. Комитет против пыток (10 августа 2018). Дата обращения: 28 февраля 2019.
  16. Сводная мобильная группа: правозащитная организация. Front Line Defenders. Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 22 июня 2019 года.
  17. Сводные мобильные группы российских правозащитных организаций. LiveJournal. Дата обращения: 24 июня 2019. Архивировано 22 июня 2019 года.
  18. Игорь Каляпин: «Поэтому я решил полностью посвятить себя правозащитной работе». Комитет против пыток (13 сентября 2018). Дата обращения: 6 марта 2019.
  19. Показатели нашей деятельности. www.pytkam.net. Комитет против пыток.
  20. Предварительный отчет по проверке заявлений гр. Михеева А. Е., Фролова И. С.. Комитет против пыток (9 ноября 1999). Дата обращения: 21 января 2019.
  21. Это дело — для всей России неожиданность. Новая газета (16 февраля 2006).
  22. Наталья Чернова. После пыток. Новая газета (31 июля 2008).
  23. 1 2 ДЕЛО «МИХЕЕВ ПРОТИВ РОССИИ» (Жалоба № 77617/01). HUDOC European Court of Human Rights (26 января 2006).
  24. Алексей Михеев: «Все эти годы я боялся не только за себя. Я хотел сделать так, чтобы трагедия, которая произошла со мной, не повторилась с другими». Общественный вердикт.
  25. Страсбургский суд. Российская Фемида как огня боится решений Европейского суда по правам человека. Демократия.ру. Дата обращения: 12 марта 2019.
  26. Благовещенская история – Ильдар Инсагулов, Эхо Москвы (5 марта 2010).
  27. Спецоперация МВД Башкирии, 2005, с. 29.
  28. Общественное расследование, 2015, с. 53—54.
  29. Общественное расследование, 2015, с. 56—59.
  30. Правозащитники представили краткий доклад по итогам расследования «благовещенского дела, Regnum (15 февраля 2005).
  31. Бывший прокурор Благовещенска (Башкирия) боится повторного инфаркта из-за угрозы уголовного преследования, Regnum (2 ноября 2006).
  32. Освобожден от должности начальник следственного управления при МВД Башкирии, Regnum (26 сентября 2005).
  33. Рафаил Диваев ушел по собственному желанию, Ufa1.ru (22 октября 2008).
  34. В Благовещенске сменился глава района, Комсомольская правда (25 ноября 2010).
  35. Кавказский Узел. Эстемирова Наталья Хусаиновна. Кавказский Узел. Дата обращения: 15 марта 2019.
  36. Кавказский Узел. На теле убитой в Чечне Заремы Садулаевой были следы избиений. Кавказский Узел. Дата обращения: 15 марта 2019.
  37. "Мемориал" решил свернуть деятельность в Чечне. Lenta.ru. Дата обращения: 15 марта 2019.
  38. Сводная мобильная группа правозащитников стала лауреатом Премии Мартина Энналса.. old.memo.ru. Дата обращения: 15 марта 2019.
  39. Чеченский синдром беззакония. Дело Умарпашаева. www.voinenet.ru. Дата обращения: 16 марта 2019.
  40. Глава Чечни публично обвинил правозащитников в ненависти к чеченскому народу, а их деятельность на территории Чечни признал вредной. Комитет против пыток (1 июня 2012). Дата обращения: 16 марта 2019.
  41. Нападение боевиков на Грозный (2014) // Википедия. — 2019-03-07.
  42. 1 2 Хронология - СПЧ. president-sovet.ru. Дата обращения: 16 марта 2019.
  43. Обращения Игоря Каляпина к Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке и Председателю СК РФ Александру Бастрыкину в связи с публичными заявлениями Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Комитет против пыток (9 декабря 2014). Дата обращения: 16 марта 2019.
  44. ИА Regnum. Омбудсмен Чечни: С информационной войной против Чечни нужно бороться. Regnum (9 июня 2015).
  45. Многотысячный митинг против терроризма завершился в центре Грозного. РИА-Новости (13 декабря 2014). Дата обращения: 24 июня 2019.
  46. Поджог офиса Сводной мобильной группы в декабре 2014 года произошел в трех местах. Комитет против пыток (2 июля 2015). Дата обращения: 16 марта 2019.
  47. 1 2 Открытое обращение председателя Комитета против пыток к Министру внутренних дел РФ - СПЧ. president-sovet.ru. Дата обращения: 16 марта 2019.
  48. Открытая Россия. Как Комитет против пыток изгоняли из Чечни (4 июня 2015). Дата обращения: 16 марта 2019.
  49. Чеченское телевидение называет погром офиса правозащитников «пикетом общественных организаций» (англ.). Медиазона. Дата обращения: 16 марта 2019.
  50. Marie Jégo. Igor Kaliapine Combattant contre l'impunité, Le Monde (19 октября 2012). Архивировано 16 декабря 2015 года.
  51. Евгения Чернова. Тимур Рахматулин: о пытках, «западных» ценностях и круговой поруке, Оренбургская политика (11 февраля 2015). Архивировано 14 марта 2019 года.
  52. "Комитет против пыток" впервые получил грант от властей России, Интерфакс (3 сентября 2013). Архивировано 17 января 2017 года.
  53. В реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, включены еще две организации, Министерство юстиции Российской Федерации (14 января 2016). Архивировано 9 августа 2018 года.
  54. Мария Савельева. Оренбургский «Комитет против пыток» не согласен с приговором суда, SM News (22 марта 2018). Архивировано 14 марта 2019 года.
  55. Российскому "Комитету против пыток" вручена премия ПАСЕ. Deutsche Welle. Дата обращения: 9 марта 2019.
  56. Joint Mobile Group (англ.). Martin Ennals Award. Дата обращения: 9 марта 2019.
  57. CPT receives Homo Homini Award (англ.). Кавказский узел (7 March 2017). Дата обращения: 28 июля 2021.
  58. Названы победители Премии Егора Гайдара за 2018 год. award.gaidarfund.ru. Дата обращения: 9 марта 2019.
  59. Трех россиянок выдвинули на Нобелевскую премию мира. The Village (31 января 2018). Дата обращения: 30 марта 2019.
  60. Россия отвергла требование ЕСПЧ системно бороться с полицейскими пытками. Агентство социальной информации. Дата обращения: 9 марта 2019.
  61. Walker, Shaun. Human rights defenders battle on as Chechnya cracks down (англ.), The Guardian (21 March 2016). Дата обращения 9 марта 2019.

Литература[править | править код]

  • С.М. Дмитриевский, Д.А. Казаков, И.А. Каляпин, А.И. Рыжов, О.А. Садовская, О.И. Хабибрахманов. Общественное расследование пыток и других нарушений фундаментальных прав человека. — Издание второе, исправленное и дополненное. — Нижний Новгород: Нижегородская Радиолаборатория, 2015. — 256 с.
  • Л. Башинова, Н. Таганкина, С. Шимоволос. Спецоперация МВД Башкирии: события, факты, оценка, выводы. — Москва: Московская Хельсинкская группа (МХГ), 2005. — 60 с.