Лимитроф

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Лимитро́ф (от лат. limitrophus — «пограничный»)[1][2] — термин, означающий совокупность государств, образовывавшихся после 1917 года на территории, входившей в состав Российской империи, а затем, в начале 1990-х годов, — в состав СССР. По окончании Первой мировой войны термин использовался для обозначения, по определению Малой советской энциклопедии, «государств, образовавшихся из окраин бывшей царской России, главным образом, из западных губерний (Эстония, Латвия, Литва, отчасти Польша и Финляндия[3].

Термин «лимитрофные государства» употреблялся не только в СССР. Так, в утвёржденной 11 апреля 1939 года Гитлером «Директиве о единой подготовке вооружённых сил к войне на 1939—1940 гг.» указывалось, что после разгрома Польши Германия должна взять под свой контроль Литву и Латвию:

Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно военными потребностями Германии. С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи.

[4]

Как геополитический факт, впервые возникшее в конце 1910-х гг. понятие лимитрофных государств переходит в разряд исторических к концу Великой Отечественной войны: победа над Германией вернула западные пределы СССР, в основном, к границам Российской империи на начало Первой мировой войны (за исключением Финляндии и Польши, а также Карсской области).

Применив этот уже известный термин к той же геополитической совокупности, что подразумевалась под понятием лимитрофные государства в период 1917—1945 гг., вновь использовавший его В. Л. Цымбурский не ввёл новое понятие[5], а лишь осовременил его определение, привязав его к сформулированному им понятию «межцивилизационного пояса»[6]. Этим ранее известный термин был вновь активизирован в лексиконе современной российской политологии — теперь уже применительно к новым государствам, декларировавшим свой суверенитет в период распада СССР.

В современной ситуации под определение лимитрофов подпадает каждая из 14 бывших союзных республик СССР (кроме России), то есть в сопоставлении с лимитрофами первой половины XX века из этой категории выпадают Финляндия и Польша. Общим же для обоих случаев является принадлежность группы стран единому геополитическому центру, части которого исторически оказались тесно привязаны друг к другу в системе международного разделения труда, на протяжении многих десятилетий и даже веков были связаны в единый народнохозяйственный комплекс, на фоне общности языка и/или его широкого распространения как государственного.[источник не указан 1421 день]

Этимология и употребление термина[править | править вики-текст]

Изначально словом лимитроф обозначали пограничную область Римской империи, которая обязана была содержать стоящие на своей территории особые подразделения императорских войск — лимитаны.

Словарь Merriam-Webster определяет этимологию слова англ. limitrophe как французскую, которая восходит к поздне-латинскому limitrophus — «граничащий с», буквально, обеспечивающий проживание пограничных войск. Неправильно — от латинского limes, limitis — граница и греческого trophos (питание). Слово зарегистрировано с 1763 года.[7]

Словарь Д. Н. Ушакова (1938) повторяет определение Малой Советской энциклопедии (1929) по сущности, однако не упоминает Польшу:

ЛИМИТРО́Ф, а, м. 〔латин. limitrophus — пограничный〕(полит. нов.) Название государств, которые образовались после Октябрьской Социалистической Революции на окраине бывшей Российской империи: Эстония, Литва, Латвия, а также Финляндия.

[1]

В «Толковом словаре иноязычных слов» (1998) Л. П. Крысин пытается объединить оба варианта списка лимитрофов:

ЛИМИТРО́Ф, а, м. ист. 1. Пограничная область Римской империи, которая должна была содержать войска, стоявшие на границе. 2. В 1920—30-х гг.: название какого-нибудь из государств, образовавшихся на западной окраине бывшей Российской империи после 1917 г. Лимитрофный — являющийся лимитрофом. | Лимитрофами являлись Латвия, Литва, Эстония, Польша и Финляндия.

[8]

однако — с учётом реактивации термина — не вполне корректно атрибутирует его как «ист.», и не вполне оправданно представляет данный им список лимитрофов как исчерпывающий.

Вариации с Польшей и Финляндией (возможно, вызванные в 1930-е годы не «недосмотром» редакторов, а тонкостями внешнеполитической конъюнктуры) не исчерпывают расхождения источников касательно списка лимитрофов.

Термин в научном и литературном обороте[править | править вики-текст]

Между Первой и второй мировой войной[править | править вики-текст]

Б. А. Кушнер использует термин в качестве заглавия 2-й главы своих путевых заметок «Сто три дня на Западе», описывающих его путешествие, состоявшееся в 1926 году. Книга эта вышла в 1928 и была переиздана в 1930 г. Во второй главе автор описывает Латвию и её столицу Ригу:

Глава 2. Лимитроф

Лимитрофная страна — Латвия из промышленной русской окраины стала аграрным государством. Резко изменился социальный состав её населения. Перед войной было сто пятьдесят тысяч одних промышленных рабочих, теперь едва-едва насчитывают сорок тысяч вместе с ремесленниками. Раньше городские жители составляли сорок процентов всего населения, теперь едва лишь двадцать пять процентов.

Журнальный зал - Нева, 2008 №8 - Прихожая Европы.

Изменения в демографии Кушнер объяснял тем, что промышленность была частично эвакуирована царским правительством, а частично — уничтожена в результате войны.[9]

Лимитрофов упоминают и И.Ильф и Е.Петров в романе «Двенадцать стульев» (1928 г.):

И друзья, мечтая о том, что они купят, когда станут богачами, вышли из Пассанаура. Ипполит Матвеевич живо воображал себе покупку новых носков и отъезд за границу. Мечты Остапа были обширнее. Его проекты были грандиозны: не то заграждение Голубого Нила плотиной, не то открытие игорного особняка в Риге с филиалами во всех лимитрофах.

[10]

После 1991 года[править | править вики-текст]

Возрождение термина «лимитроф» в 1990-е годы связывается прежде всего с именем философа, востоковеда и политолога В. Л. Цымбурского. Также концепцию Великого Лимитрофа с 1994 г. независимо от Цымбурского развивает воронежский историк С. В. Хатунцев[11].

Термин в интерпретации Цымбурского вошел в современный научный оборот. Например, авторы работы «Pseudo-states as harbingers of a post-modern geopolitics…», изданной Университетом Колорадо (США), пишут[12]:

Однако использование понятия «лимитрофов» — геополитически нестабильных пространств между цивилизационными платформами (Цымбурский, 1997) — будет весьма полезным для целей нашей дискуссии².

² Термин «лимитроф» весьма схож с термином shatterbelt 〔≈пояс рассыпавшихся осколков〕в определении Коэна (1963).

В качестве вновь введённой в оборот научной категории (с повторным «приоритетом» Цымбурского) термин «лимитрофы» признаёт и учёный-международник, профессор МГИМО А. Д. Богатуров, подчёркивая нейтральность этого термина:

по смыслу нейтральное словечко «лимитрофы» (от лат. limitrophus — пограничный), которым стали обозначать государства, возникшие на окраинах Российской империи и Советского Союза в результате революции 1917 года и распада СССР[13].

В последние годы термин стал активно использоваться не только в научном обороте, но и в российской публицистике и в СМИ для обозначения государств, заявивших о своём суверенитете в процессе распада СССР, как правило — с уничижительным оттенком.[14][15][16][17]

Пример:

стандартный геополитический термин для территорий по окраинам империи, опосредующих её отношения с чужеродным миром и при этом часто имеющих двойственный, размытый статус.[18]

Доктрина «Великого лимитрофа» Цымбурского[править | править вики-текст]

В. Л. Цымбурский рассматривает пояс примыкающих к России лимитрофов как «лимитроф-гигант, который, рассекая Евро-Азию, вычленяет Россию и придает ей черты своеобразного острова внутри континента».

Цымбурский утверждает, что «великий межцивилизационный пояс (лимитроф), который тянется от Прибалтики через Восточную Европу и, охватывая Кавказ, постсоветскую Центральную Азию и так называемую старую Тибето-Синьцзяно-Монгольскую Центральную Азию, заканчивается в Корее». Он констатирует, что данный «пояс территорий-проливов дистанцирует Россию от силовых центров, сложившихся на платформах других цивилизаций».[19]

В. Л. Цымбурский считает важнейшей геополитической задачей обеспечить связи Дальнего Востока и Урало-Сибири с цивилизационным ядром России при помощи продуманной системы тарифов и демографической политики, сдерживающей пограничный прессинг Китая.

Нас вечно заботит какая-то ерунда, вроде того, останутся ли в формальном подданстве у страны, не ищущей ничего сверх завалящего выживания, Чечня и Дагестан. Тогда как думать надо об ином: о сохранении целостности нашей платформы, о повышении нашего авторитета на всем Великом Лимитрофе, о смещении хозяйственного центра на восток не в порядке колонизационного аврала, но в перспективе фундаментального изменения геополитического имиджа России. Не то страшно, что какие-то ребята в Поволжье грезят о «тюркской Евразии» — страшно, когда Дальний Восток и Урало-Сибирь теряют связи с Евророссией. Страшно, когда обширнейшая часть выпавшей из европейской геополитики страны наводняется европейским импортом, а Дальний Восток, отсекаемый от «метрополии» тарифами, превращается в китайскую товарную провинцию. Страшно читать о безработице в восточных регионах, то есть об избыточности (!) населения в краях, где его не хватает для смягчения внешнего прессинга и куда по нормальной демографической логике следовало бы всеми мыслимыми льготами канализировать беженцев, стекающихся в Россию.

[18]

По мнению Цымбурского, существует опасность формирования из лимитрофов санитарного кордона с тенденцией превращения во враждебную России «санитарную империю», однако, основным геополитическим направлением на континенте для России он видит взаимодействие с регионами Азии.[20]

Конференция историков в Москве в декабре 2007 г[править | править вики-текст]

12 февраля 2007 г. в Москве состоялся круглый стол «Россия и Прибалтика: компетентные ответы на исторические претензии лимитрофов», по итогам которого рабочая группа историков подготовила сборник выступлений и документов. Группа приступила к исследованиям «белых пятен» в истории Прибалтики и отношения её с другими республиками СССР. ИА REGNUM опубликовало итоговые рекомендации круглого стола, которые подготовили научный руководитель Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук Олег Ржешевский и президент «Фонда исторической перспективы», доктор исторических наук Наталья Нарочницкая.

Историки призвали противодействовать политико-идеологическим спекуляциям на исторической почве в Прибалтике, бороться с «фальсификаторами истории и создателями негативного образа России за рубежом», в том числе и на государственном уровне, а также пересмотреть Постановления Съезда Народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года в части ситуации вокруг подписания Советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года и секретных протоколов к нему, поставить развенчивание исторических мифов на государственную и научную основы.[17]

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Лимитроф. Толковый словарь русского языка. Под ред. проф. Д. Н. Ушакова. т. 2. — М.: ОГИЗ, 1938. — стлб. 61.
  2. Толковый словарь русского языка Ушакова (электронная версия)(недоступная ссылка с 14-06-2016 (160 дней))
  3. Б.Волин. Лимитрофы. Малая Советская энциклопедия. М.: 1929, — т.4, стлб. стр. 641.
  4. Дюков А. «Пакт Молотова—Риббентропа» в вопросах и ответах. М.:2009
  5. Громыко Ю. В. Оренбуржский полигон Отечественные записки № 6, 2002 г.
  6. Цымбурский В. Л. Россия — Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и её геополитика. — М.: УРСС, 1999
  7. limitrophe — Definition from the Merriam-Webster Online Dictionary
  8. Л. П. Крысин, Толковый словарь иноязычных слов Издательство: Эксмо, 2007 г., ISBN 978-5-699-16575-9
  9. Журнальный зал — Нева, 2008 № 8 — Прихожая Европы.
  10. Двенадцать стульев (1956 г. изд. (и Петров Ильф) / Классика.ру — библиотека русской литературы
  11. См. например: Хатунцев С. В. Новый взгляд на развитие цивилизаций и таксономию культурно-исторических общностей / Цивилизационый подход к истории: проблемы и перспективы развития. Ч.1. — Воронеж, 1994.
  12. 1 2 Pseudo-states as harbingers of a post-modern geopolitics… Institute of Behavioral Science, University of Colorado  (англ.)
  13. Богатуров А. Д. Искушение Рейганом. Лимитрофы становятся значимым фактором в политике США на российском направлении//Независимая газета, 22 мая 2006 г.
  14. А. П. Паршев — Почему Россия не Америка. гл. «Легко ли быть лимитрофом»
  15. Михаил Леонтьев: «Саммит в Вильнюсе — кукольный театр лимитроф»
  16. PROGNOSIS.RU / После СНГ / Постсоветское пространство: лимитрофы XXI века
  17. 1 2 Рекомендации российских историков: «Россия и Прибалтика: компетентные ответы на исторические претензии лимитрофов»
  18. 1 2 Россия в условиях геополитической нестабильности Выступления В. Л. Цымбурского и В. М. Межуева
  19. Вадим Цымбурский. Это твой последний геокультурный выбор, Россия?
  20. Холмогоров Е. «И всякий остров спасся». Памяти Вадима Цымбурского. Русский обозреватель, 23 марта 2009.