Новгородская судная грамота

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Новгородская судная грамота — судебный кодекс Новгородской феодальной республики XV в., дошедший в редакции 1471 года в единственном списке (без окончания) в составе рукописного сборника середины 1470-х годов.

Создание, структура[править | править код]

Новгородская судная грамота составлена в 1440 году и дополнена в 1471 году. Считается, что её первоначальный состав был определён на новгородском вече, во время войны новгородцев с великим князем Василием Васильевичем[1]. Согласно И. Д. Беляеву грамота, будучи написанной на вече, была утверждена крестным целованием вскоре после яжелбицкого мира (1456), а по коростынскому договору (1471) великий князь Иван Васильевич велел переписать её на своё имя[2].

Юридические источники Новгородской судной грамоты — отдельные статьи Русской Правды и местное новгородское право более раннего происхождения.

Новгородская судная грамота посвящена судоустройству и судопроизводству в Великом Новгороде. М. Ф. Владимирский-Буданов выделил в ней 42 статьи. Грамота определяет:

  • различные случаи суда,
  • постановления:
    • об истце и его представителе,
    • об ответчике и его представителе,
    • о свидетелях,
    • о порядке суда,
    • о судебных сроках,
    • о судебных пошлинах, указывая также размеры судебных пошлин,
  • компетенции:
    • суда архиепископа,
    • посадника,
    • тысяцкого,
    • великокняжеского наместника,
    • тиуна,

рассматривает различные судебные казусы и особенности земельных тяжб.

Новгородская судная грамота отразила интересы господствующего класса Новгорода (бояр, житьих людей и других его представителей), а также политику великого князя Ивана Васильевича по ограничению произвола новгородского боярства в пользу великокняжеской власти (например, 50-рублевый штраф с боярина в случае клеветы на судей).

По характеру и значению Новгородская судная грамота схожа с Псковской судной грамотой и судебными порядками Северо-Восточной Руси, отличия заключаются в основном в порядке судопроизводства.

Новгородская судная грамота послужила одним из источников Белозерской уставной грамоты (1488) и Судебника (1497).

Место хранения[править | править код]

В Рукописном отделе Российской национальной библиотеки имеется рукописный сборник 0-IV-№ 14, который уникален тем, что собранные в нём документы (за исключением Коростынского договора) дошли до нас только в этом сборнике, не сохранив ни оригиналов, ни других копий. В составе этого сборника — Новгородская судная грамота (л. 51-54 об.)[3]

Краткая характеристика судопроизводства в Великом Новгороде[править | править код]

Судебными правами обладали все органы власти и управления: вече, посадник, тысяцкий, князь, боярский совет, архиепископ, сотский, староста. Судебными полномочиями наделялись купеческие и цеховые корпорации («братчины»). Судебными чинами были дьяки, приставы, «позовники», писцы, межники, подверники и т. д.

Структурно суд делился на управы. Суд созывался в Новгороде три раза в неделю: по понедельникам, средам и пятницам, а также организовывались выездные заседания по Новгородским городам. Дела в суде должны были решаться в определённый срок и регулярно докладываться архиепископу.

Суд был церковным или княжеским, на котором соответственно присутствовал архиепископ или князь. Суд был состязательным. Предварительно тяжущимся сторонам предлагалось нанять рассказчиков, которые пытались помирить истца и ответчика в досудебном порядке. Если примирение было достигнуто, выдавались судебные грамоты, которые обжалованию не подлежали и решение считалось окончательным. Если одна из сторон не согласилась на судебное примирение, созывался суд. Присутствовавший на суде приказчик «целовал крест» точно исполнять решение суда. Судебные издержки и пошлины оплачивала проигравшая сторона, которая могла обжаловать это решение в церковном суде. В качестве пережитка существовал и обычай судебного поединка («поле»).

Князь не мог вершить суд без посадника, последний же осуществлял суд вместе с княжеским наместником, которому предоставлялось право пересмотра дела. Судебное сотрудничество посадника и наместника выражалось в деятельности их уполномоченных — тиунов: последние, каждый в отдельности в присутствии представителей спорящих сторон (приставов) рассматривали дело, но не решали его окончательно.

После этого дело переносилось в высшую инстанцию для доклада (окончательного решения) или на пересуд (для пересмотра). В суде высшей инстанции заседали наместник и посадник с 10 присяжными (из бояр и житьих людей). Эти присяжные составляли постоянно действующую судебную коллегию докладчиков, регулярно собиравшуюся во дворе архиепископского дома.

Споры церковного человека с мирянином разбирал городской судья вместе с наместником архиепископа. Княжеские люди судились городским и княжеским боярами на территории резиденции князя (городища), пересуд по этим делам осуществлял сам князь в присутствии посадника. На тысяцкого возлагалось руководство торговым судом и разбор дел полицейского характера (нарушение общественного порядка, мер и весов и т. п.), при участии посадника он разбирал споры новгородских и иноземных купцов.

Споры купцов, ремесленников рассматривали кооперативные общественные суды — суды старост и братчины.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Михайлов М. М. История русского права : Общ. унив. курс, стенографир. [1-4]. — СПб.: тип. Деп. уделов, 1871. — Т. 1–4. — 468 + 262 с.
  2. Беляев И. Д. Рассказы из русской истории : Кн. 2: История Новгорода Великого от древнейших времен до падения. — М.: тип. Л. И. Степановой, 1864. — 642 с.
  3. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею Академии наук. — СПб., 1836. — Т. 1: 1294–1598 гг. — С. 69–72, № 92.
    Памятники русского права: Вып. 2: Памятники права феодально-раздробленной Руси XII–XV вв. / Сост.: А. А. Зимин. — М., 1953. — С. 212–218.