Памятник Александру III (Санкт-Петербург)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Памятник
Памятник Александру III
Monument to Alexander III in SPB.jpg
Страна Россия
Coat of Arms of Saint Petersburg (2003).svg Санкт-Петербург Знаменская площадь,
с 1994 г. у входа в Мраморный дворец
Скульптор П. П. Трубецкой
Строительство 18991909 годы

Памятник императору Александру III находится в Санкт-Петербурге, у входа в Мраморный дворец. Первоначально был установлен на Знаменской площади у Николаевского (ныне Московского) вокзала. Монумент посвящался «Державному основателю Великого Сибирского пути», то есть Транссибирской магистрали, начинавшейся от Николаевского вокзала, — строительство магистрали было начато при Александре III.

Заказчиками памятника являлись император Николай II и члены царской семьи, отдавшие предпочтение проекту итальянского скульптора П. П. Трубецкого, работавшего в России в 1897—1906 годах. Модель скульптуры выполнялась в Петербурге. Бронзовую статую итальянский литейщик Э. Сперати отливал по частям: фигуру Александра III — в мастерской литейщика К. А. Робекки, коня — на Обуховском сталелитейном заводе. Постамент из валаамского красного гранита, более трех метров высотой, был сделан по проекту архитектора Ф. О. Шехтеля. На лицевой стороне постамента была выбита надпись: «ИМПЕРАТОРУ АЛЕКСАНДРУ III ДЕРЖАВНОМУ ОСНОВАТЕЛЮ ВЕЛИКАГО СИБИРСКАГО ПУТИ».

Работа над памятником[править | править вики-текст]

В 1899—1909 годах П. Трубецкой работал над монументальным памятником Александру III (архитектор постамента — Ф. О. Шехтель). Для этого была сооружена специальная мастерская-павильон из стекла и железа на Старо-Невском проспекте, неподалёку от Александро-Невской лавры. В подготовительной стадии Трубецким были созданы восемь небольших по размеру моделей, четыре в натуральную величину и две в масштабе самого памятника.

Памятник Александру Третьему у входа в Мраморный дворец..jpg

С. Ю. Витте в «Воспоминаниях» сетует на «неуживчивый характер» скульптора[1]. Трубецкой, очевидно, не учитывал и мнения великого князя Владимира Александровича, усмотревшего в «модели Трубецкого карикатуру на его брата»[2]. Однако вдовствующая императрица, удовлетворённая[3] явно выраженным портретным сходством, способствовала завершению работ над монументом.

Памятник существенно отличался от многих официальных царских монументов; скульптор был далёк от идеализации, от стремления к парадности. Александр III изображен в мешковатой одежде, грузно сидящим на тяжёлом коне, не соответствовал общепринятым представлениям об императорах. Как и во многих произведениях, здесь ярко воплотилось творческое кредо автора, говорившего, что «портрет не должен быть копией. В глине или на полотне я передаю идею данного человека, то общее, характерное, что вижу в нём». Независимо от степени достоверности слов, приписываемых Трубецкому, — «не занимаюсь политикой. Я изобразил одно животное на другом», — монумент вызывает ощущение тупой давящей силы. А. Бенуа отмечал, что эта особенность памятника «обусловлена не просто удачей мастера, но глубоким проникновением художника в задачу».

Ещё до открытия монумента скульптор почувствовал недоброжелательное отношение со стороны многих членов царской фамилии и высших чиновников. Николай II хотел переместить памятник в Иркутск, «отправить его в ссылку в Сибирь, подальше от своих оскорблённых сыновьих глаз», а в столице воздвигнуть другой монумент. С. Ю. Витте вспоминает, что скульптор даже не получил своевременно приглашения на торжественное открытие памятника и приехал в Петербург позднее.

Тем не менее, 23 мая (5 июня1909 в Высочайшем присутствии памятник был освящён и торжественно открыт; богослужение возглавлял митрополит Антоний (Вадковский); «по окончании церемониального марша[4] члены комиссии по постройке памятника, во главе с ст.-секр. гр. Витте и председателем комиссии, гофмейстером кн. Голицыным, имели счастие представиться их величествам»[5].

Отзывы о памятнике[править | править вики-текст]

Стоит комод,
На комоде бегемот,
На бегемоте обормот,
На обормоте шапка,
На шапке крест,
Кто угадает,
Того под арест.

В. В. Долгов. Русское искусство во II половине XIX — начале ХХ века // Краткий очерк истории русской культуры с древнейших времен до наших дней

Третья дикая игрушка
Для российского холопа:
Был царь-колокол, царь-пушка,
А теперь ещё царь-жопа.

— Эпиграмма А. Рославлева[6]

Посреди площади лежал огромный, красного порфира параллелепипед, нечто вроде титанического сундука. И на нём, мрачно проступая сквозь осенний питерский дождь, сквозь такой же питерский знобкий туман, сквозь морозную дымку зимы или её густой, то влажный, то сухой и колючий, снег, упершись рукой в грузную ляжку, пригнув чуть ли не к самым бабкам огромную голову коня-тяжеловоза туго натянутыми поводьями, сидел тучный человек в одежде, похожей на форменную одежду конных городовых; в такой, как у них, круглой барашковой шапке; с такой, как у многих из них, недлинной, мужицкого вида, бородой — «царь-миротворец» Александр Третий.

Успенский Л. В. Одни ушли, другие живут рядом // Записки старого петербуржца. — Л.: Лениздат, 1970.

… на коне тяжелоступном,
В землю втиснувшем упор копыт,
В полусне, волненью недоступном,
Недвижимо, сжав узду, стоит.

— так выразил В. Я. Брюсов в стихотворении «Три кумира» свои впечатления от образа «стынущего над толпой» самодержца.

И. Е. Репин определял его: «Россия, придавленная тяжестью одного из реакционнейших царей, пятится назад»[7]. Репин присутствовал на торжественном открытии этого памятника и в ту минуту, как увидел его, закричал: «Верно! Верно! Толстозадый солдафон! Тут он весь, тут и всё его царствование!»[8]

Художник Борис Кустодиев написал о памятнике 23 мая 1909 года своей жене Юлии Евстафьевне Кустодиевой:

Видел вчера вечером памятник Александру III. Очень смешной и нелепый, лошадь совсем без хвоста, с раскрытым ртом, как будто страшно кричит, упирается и не хочет идти дальше, а он сам нелеп и неуклюж, особенно комичное впечатление сзади! Спина как женская грудь и лошадиный зад без хвоста. Кругом масса народа, очень меткие и иронические замечания делают…

Борис Кустодиев [9]

Писатель Василий Розанов, свидетель предреволюционных событий, своеобразно, но точно описал “гениальный по своей нелепости” памятник Александру III, созданный русским итальянцем князем Трубецким .

Россия через двести лет после Петра, растерявшая столько надежд... Огромно, могуче, некрасиво, безобразно даже... Конь уперся... Голова упрямая и глупая... Конь не понимает, куда его понукают. Да и не хочет никуда идти. Конь - ужасный либерал: головой ни взад, ни вперед, ни в бок. «Дайте реформу, без этого не шевельнусь» - «Будет тебе реформа!»... Хвоста нет, хвост отъеден у этой умницы... Громадное туловище с бочищами, с брюшищем, каких решительно ни у одной лошади нет... Бог знает что... Помесь из осла, лошади и с примесью коровы... «Не затанцует». Да, такая не затанцует; и, как мундштук ни давит в небо, «матушка Русь» решительно не умеет танцевать ни по чьей указке, и ни под какую музыку... Конь, очевидно, не понимает Всадника... предполагая в нем «злой умысел» всадить его в яму, уронить в пропасть... С другой стороны, видя, что конь хрипит, всадник принимает его за помешанную, совершенно дикую и опасную лошадь, на которой если нельзя ехать, то хоть следует стоять безопасно и неподвижно. Так все это и остановилось, уперлось...

Василий Розанов [10]

Судьба памятника[править | править вики-текст]

Праздничное оформление, площадь Восстания. 1927 год.
Пугало
Мой сын и мой отец при жизни казнены,
А я пожал удел посмертного бесславья.
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья.

После Октябрьской революции, в 1919 году на постаменте было выбито стихотворение Демьяна Бедного «Пугало». В таком виде он показан в эпизоде фильма «Закройщик из Торжка» (1925).

В 1927 году, к десятилетию Октября, памятник был использован для праздничного оформления площади: он был заключен в металлическую клетку, а рядом была пристроена винтообразная башня, колесо, и две мачты, на которых были подвешены серп и молот и надпись " СССР ".

В 1937 году памятник был демонтирован и убран в запасники Русского музея. Во время блокады памятник был защищён мешками с песком. После Великой Отечественной войны в 1950 году из постамента извлекли три камня, которые были использованы при создании бюстов героев Советского Союза и памятника Римскому-Корсакову. В 1953 году монумент был поднят и перенесён во внутренний двор Русского музея. В 1980-е годы, в период ремонта корпуса Бенуа, статую убрали под дощатый колпак и лишь в 1990 году освободили из этого укрытия.

В 1994 году конная статуя Александра III была установлена перед входом в Мраморный дворец, ставший филиалом Русского музея. Ранее в Мраморном дворце размещался музей В. И. Ленина, перед входом в который с 1937 года стоял броневик «Враг капитала» (перемещён в Музей артиллерии и военно-инженерных войск).

В 2013 году министр культуры Владимир Мединский предложил переместить памятник Александру III, так как на нынешнем месте монументу «тесно». Были выдвинуты предложения переместить памятник на Конюшенную или Троицкую площадь, и даже — вернуть его на площадь Восстания[12][13].

В Законодательном собрании Санкт-Петербурга обсудили это предложение — перенос памятника на площадь Восстания был отвергнут, а перенос на Конюшенную посчитали несвоевременным[14].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. «При сооружении памятника сразу оказалось, что князь Трубецкой обладал совершенно неуживчивым характером». С. Витте, Воспоминания
  2. «Великий Князь Владимир Александрович … даже мне во дворце как-то раз сказал, что он никогда не дозволит выставить памятник, вылитый по модели князя Трубецкого, так как это представляет собою карикатуру на его брата». С. Витте, Воспоминания
  3. «в конце концов, когда была сделана модель в настоящем виде, то как Императором, так и Императрицей-Матушкой модель была вполне одобрена». С. Витте, Воспоминания
  4. В церемониальном марше участвовали части войск петербургского гарнизона и военно-учебные заведения, в коих в Бозе почивающий Император Александр III состоял Шефом.
  5. «Правительственный вестник», 24 мая (6 июня) 1909, № 109, стр. 3.
  6. «Русская эпиграмма». — М.: Художественная литература, 1990. — ISBN 5-280-01014-6..
  7. Рупперт М. Л. Лаго-Маджоре. Послесловие к поездке
  8. И. Е. Репин и В. В. Стасов. Переписка. Т. III. — M.-Л., 1950. — С. 127. (Письмо от 4 июля 1906 года)
  9. Кустодиев, Борис Михайлович. Сайт о жизни и творчестве художника. Письма.
  10. PAOLO TRUBEZKOI и его памятник Александру III
  11. Поэтический словарь Квятковского. Демьян Бедный.
  12. .Мединский предложил перенести памятник Александру III // Lenta.ru
  13. «Александр Миротворец» или «Город-герой Ленинград»? // БалтИнфо.ru
  14. Сообщение ЗакС Санкт-Петербурга. 2013 год

Литература[править | править вики-текст]

  • Витте С. Ю. 1849—1894: Детство. Царствования Александра II и Александра III, глава Приложение // Воспоминания. — М.: Соцэкгиз, 1960. — Т. 1. — С. 455-463. — 75 000 экз.
  • Сокол К. Г. Монументальные памятники Российской империи: Каталог. М.: Вагриус Плюс, 2006.