Пиют

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Пию́т (פִּיּוּט, от греческого poietes, `поэт`), обобщающее название ряда жанров еврейской литургической поэзии, создававшихся с первых веков новой эры до периода Хаскалы, и каждое отдельное произведение этих жанров.

Большая часть обширной литературы пиютов, в особенности периода так называемого «восточного пиюта» (около 5-12 вв.), предназначались для украшения молитв. Произведения авторов пиютов пайтанов (пайтаним) представляли собой строфические поэмы; они заменяли читавшиеся прежде прозаические фрагменты между бенедикциями и библейскими стихами и исполнялись канторами во время общественного богослужения. Объём и темы пиютов в значительной мере определялись строфической структурой, зачастую также развитием алфавитного (иногда неполного) или именного акростиха.

Ранний пиют[править | править исходный текст]

Литература пиютов зародилась в Эрец-Исраэль по мере становления вариантов обязательных молитв. Древнейшие произведения периода анонимного пиюта (приблизительно до 5 в.; известны частично из Каирской генизы) легко распознаются по характерному ритмическому делению строки на четыре части и по возвышенному, хотя и не усложненному стилю, основанному главным образом на библейской лексике и стилистике. Характерная черта этой поэзии — определенная ритмическая структура — как правило, четыре стопы в каждой строке; позднее развивается просодическая система (мишкал ха-тевот), основанная на постоянном количестве слов (обычно четыре или пять) в строке.

Классический пиют[править | править исходный текст]

Первым из пайтанов, чье имя дошло до нас, был Иосе бен Иосе, однако формирование классического «восточного пиюта» происходило в творчестве более поздних поэтов, таких как Яннай, Шим‘он бен Мегас, Эл‘азар Калир, Хадута бен Аврахам, Иехошуа ха-Кохен, Иосеф бен Нисан из Шаве-Кирьятаим и др. (6-8 вв.). Созданный ими поэтический стиль был назван калирианским (калири) в честь одного из виднейших представителей этого жанра — Эл‘азара Калира. В отличие от авторов анонимного пиюта с их ясным библейским слогом, поэты нового направления широко использовали все лексическое богатство иврита, включая талмудический и мидрашистский, занимались языковым новаторством. Язык их зачастую настолько усложнен, что понимается с трудом. Уже у Иосе бен Иосе встречается употребление сходных слов в качестве зачаточной рифмы. Начиная с Янная рифма обязательна — вероятно, как результат формального развития библейского просодического принципа параллелизма (не исключено также влияние арабской поэзии, где уже была рифма). К совпадающим окончаниям не предъявлялось требование ударности, то есть рифма была атонической (вплоть до 16 в.); так, например, слова ше́лег (снег) и поле́г (разделяющий) считали рифмующимися. Рифма была сквозной и не менялась в пределах строфы.

Поздний пиют[править | править исходный текст]

В 8-11 вв. центр деятельности пайтанов переместился из Эрец-Исраэль в Вавилонию и Северную Африку. В течение периода «восточного пиюта» сформировалось большинство текстов для богослужения, однако в них ещё вносились изменения. С выходом в свет первых молитвенных сборников (9 в., Вавилония) фиксация богослужебного канона уже не позволяла включать новые пиюты в литургию, что привело к распаду и видоизменению многих форм пиюта. Например, отдельные компоненты структуры классических пиютов жанра йоцрот (см. ниже), не будучи более привязаны к конкретным бенедикциям, превратились в самостоятельные поэтические жанры. На последней стадии периода «восточного пиюта» (10-12 вв.) возникли менее ритмизованные стихотворения и продолжался распад классических форм, путем эксперимента усовершенствовалась поэтическая техника, вводились новые системы рифмовки свободным словотворчеством в произведениях Са‘адии Гаона и его учеников (среди его нововведений была, например, схема а-а-а-б в-в-в-б и т. д.).

Са‘адия Гаон первым ввел элемент философского размышления в еврейскую литургическую поэзию. Он же впервые сформулировал принцип возврата к библейскому ивриту (так называемый принцип цахот, то есть чистоты стиля, хотя сам не вполне ему следовал). Этот принцип стал краеугольным камнем новой еврейской поэтической школы, возникшей в мусульманской Испании (Андалусии) в середине 10 в.

Испанский пиют[править | править исходный текст]

С расцветом в Испании светской поэзии на иврите, адаптировавшей арабскую квантитативную просодию (то есть основанную на регулярном чередовании долгих и кратких слогов) и перенявшей множество мотивов и жанров арабской поэзии (касида, мувашшах и др.), изменилось и отношение к пиюту. Особое место в пиюте заняли критерии высокой художественности и лирического выражения религиозного переживания. Начиная с Иосефа ибн Авитура (конец 10 в. — начало 11 в.), ещё не вполне принадлежавшего к новой школе, и особенно Шломо Ибн Габирола, испанские пайтаны отказываются от традиций «восточного пиюта». В литургическую поэзию вторгаются ритмы и образы поэзии светской. Многие крупные светские поэты андалузской школы — Ибн Габирол, Ицхак ибн Гиат (2-я половина 11 в.), Моше Ибн Эзра, Иехуда ха-Леви, а в христианский период — Аврахам Ибн Эзра, — были также авторами пиютов. Совершенство их литургической поэзии не уступало литературным достоинствам их светских произведений и, возможно, превосходило их. Язык пиютов в средневековой Испании — библейский, замечательно гибкий и ясный, воспринимавший новшества. Наряду с основной формой версификации, специально разработанной для литургической поэзии андалузской школы и представлявшей собой своеобразный силлабический (то есть основанный на постоянном количестве слогов в строке) метр, в ней зачастую использовалась и квантитативная просодия светской поэзии и близкая к тонической метрика классического «восточного пиюта».

Темы пиюта[править | править исходный текст]

Многие произведения отличает поразительная универсальность тем: чудо мироздания, свидетельствующее о Создателе; вечная гармония планетного года; счастье, обретаемое человеческой душой в единстве с Господом; её томление по источнику вечной жизни. В них отразилась парадоксальность религиозного опыта: близость к Богу и одновременно удаленность от него, невозможность словесного выражения религиозного переживания и вместе с тем — потребность в таком выражении. Некоторое влияние на еврейскую литургическую поэзию Испании имела мистическая поэзия.

Стиль испанских пайтанов оказал большое влияние на пиют Северной Африки, Йемена, Эрец-Исраэль, Прованса, Италии. В меньшей степени это влияние сказалось в позднейшем ашкеназском пиюте (во Франции и Германии). Подробно о пиюте в Италии, Эрец-Исраэль и Северной Европе см. Еврейская литература средних веков и Возрождения.

Жанры пиюта[править | править исходный текст]

Среди жанров классического пиюта наиболее распространенными были акеда, авода, крова, иоцрот, а в более поздние эпохи — кина, слихот. Акеда — поэтическое описание жертвоприношения Ицхака. Авода — поэма из цикла, содержащего подробное описание храмовых служб в Иом-Киппур, основанное на талмудическом трактате Иома. Крова — поэма из цикла, приуроченного к чтению Амиды. Наибольшее распространение получила её разновидность, называемая кдушта и связанная с субботней и праздничной версией Амиды (при которой произносится Кдушша). Иоцрот (ед. число иоцер) — цикл поэм, включенных в канон чтения утренней молитвы Шма. Цикл назван так по названию первого пиюта в нём. Первыми пайтанами, сочинявшими иоцрот, были Эл‘азар Калир и Иосеф бен Нисан из Шаве-Кирьятаим.

Ссылки[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]