Аль-Андалус

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Coat of Arms of Spanish Monarch.svg

История Испании

Доисторическая Иберия
Завоевание Испании Римом
Римская Испания
Средневековая Испания
Вестготы
Королевство Галисия
Византийская Испания
аль-Андалус
Реконкиста
Испанская империя
Католические короли
Габсбургская Испания
Испания эпохи Просвещения
Испания нового и новейшего времени
Революция в Испании
Первая Испанская Республика
Испанская реставрация
Вторая Испанская Республика
Гражданская война в Испании
Франкистская Испания
Современная Испания
См. также
Искусство Испании
Портал «Испания»
Территориальное деление Иберийского полуострова около 1031 г.

Аль-А́ндалус (араб. الأندلس‎) — название, под которым была известна так называемая «мусульманская Испания» — территория Пиренейского полуострова во времена мусульманского владычества в Средние века (7111492). Иногда применялось как общее обозначение всех государств региона, независимо от их религиозно-политической принадлежности. Этимологически не вполне надёжно связывается с именем народа вандалов, (вандалы — андалы — андалусия) некогда обитавших на этой территории; от него происходит испанское название Андалусия, закрепившееся за землями Южной Испании, составлявшими ядро крупнейших мусульманских государств полуострова. Последним мусульманским государством на территории Испании был Гранадский эмират, покорённый христианами в 1492 году. В XV веке Реконкиста была завершена и христиане начали вторжение на мусульманские территории Северной Африки, а также поиски новых земель для завоевания за Океаном.

В различные периоды своей истории аль-Андалус занимал территорию северо-западной части Пиренейского полуострова и часть современной южной Франции, Септиманию (8-й век), и в течение почти столетия (9-10-е века) расширил свой контроль из Фраксинета над альпийскими перевалами, которые связывают Италию с остальной частью Западной Европы[1][2][3]. Название более широко описывает части полуострова, управляемые мусульманами (получившие общее название мавров) в разное время между 711 и 1492 годами, хотя границы постоянно менялись по мере развития христианской Реконкисты[4][5][6], в конечном итоге сужались к югу и, наконец, к зависимого Гранадского эмирата.

После завоевания Испании Омейядами, аль-Андалус, в наибольшей степени, был разделен на пять административных единиц, примерно соответствующих современной Андалусии, Португалии и Галисии, Кастилии и Леона, Наварре, Арагону, графству Барселона и Септимании[7]. На территории аль-Андалуса последовательно существовали такие политические образования как провинция Омейядского халифата, Кордовский эмират (с 750—929.); Кордовский халифат (929—1031); и различные тайфаы (до 1492 года). Правление под этими царствами привело к росту культурного обмена и сотрудничества между мусульманами и христианами. Христиане и иудеи облагались особым налогом в пользу государства, называемым джизьей, которое, в свою очередь, обеспечивало внутреннюю автономию в отправлении религиозных обрядов и обеспечивало тот же уровень защиты со стороны мусульманских правителей. Однако джизья была не только налогом, но и символическим выражением подчинения[8].

При Кордовском халифате аль-Андалус был лидером в образовании, а город Кордова, крупнейший в Европе, стал одним из ведущих культурных и экономических центров в Средиземноморском бассейне, Европе и исламском мире. Достижения передовой исламской и западной науки пришли из аль-Андалуса, в том числе крупные достижения в области тригонометрии (Geber Hispalensis), астрономии (Arzachel), хирургии (Abulcasis), фармакологии (Avenzoar)[9], агрономии (Ибн Бассаль[en] и Ибн аль-Аввам[en])[10] и других сферах деятельности. Аль-Андалус стал крупным образовательным центром Европы и земель вокруг Средиземного моря, а также проводником культурного и научного обмена между исламским и христианским миром[9].

Большую часть своей истории аль-Андалуса существовал в конфликте с христианскими королевствами на севере. После падения Омейядского халифата аль-Андалус был раздроблен на второстепенные государства и княжества. Нападения христиан усилились при Альфонсо VI. Империя Альморавидов вмешалась и отразила нападения христиан на регион, свергнув слабых мусульманских князей аль-Андалуса. В следующие полтора столетия аль-Андалус стал провинцией берберских мусульманских империй Альморавидов и Альмохадов, базирующихся в Марракеше.

В конечном итоге христианские королевства на севере Пиренейского полуострова одолели мусульманские государства на юге. В 1085 году Альфонсо VI захватил Толедо, начав постепенный упадок мусульманской власти. С падением Кордовы в 1236 году большая часть юга быстро попала под христианское правление, а два года спустя Гранадский эмират стал платить дань королевству Кастилия. В 1249 году португальская Реконкиста завершилась завоеванием Алгарве Афонсу III Булонским, оставив Гранаду в качестве последнего мусульманского государства на Пиренейском полуострове. Наконец, 2 января 1492 года[11] эмир Мухаммед XII сдал Гранадский эмират королеве Изабелле I Кастильской, завершив Христианскую Реконкисту полуострова.

Этимология[править | править код]

Топоним аль-Андалус впервые засвидетельствован надписями на монетах, отчеканенных в 716 году новым мусульманским правительством Иберии[12]. Эти монеты, называемые динарами, были надписаны на латинском и арабском языках[13][14]. Этимология названия «аль-Андалус» традиционно происходит от названия вандалов; однако предложения, выдвигавшиеся с 1980-х годов, поставили под сомнение эту традицию[15]. В 1986 году Хоакин Вальве (Joaquín Vallvé) предположил, что «аль-Андалус» является искажением названия Атлантида[16], Хайнц Хальм (Heinz Halm) в 1989 году предположил, что название происходит от готического термина ландахлаутс (landahlauts)[17], а Георг Боссонг в 2002 году предложил, что название происходит из доримского субстрата[18].

История[править | править код]

Провинция Омейядского Халифата[править | править код]

Во время правления Омейядского халифа аль-Валида I командующий Тарик ибн Зияд возглавил небольшую группу, которая высадилась в Гибралтаре 30 апреля 711 года, якобы для вмешательства в вестготскую гражданскую войну. После решительной победы над королем Родериком в битве при Гвадалете 19 июля 711 года Тарик ибн Зияд, к которому присоединился арабский губернатор Муса ибн Нусайр из Ифрикии, в течение семилетней кампании привёл большую часть Вестготского королевства под оккупацию мусульман. Они пересекли Пиренеи и заняли вестготскую Септиманию на юге Франции.

Большая часть Пиренейского полуострова стала частью расширяющейся империи Омейядов под именем аль-Андалус. Аль-Андалус был организован как провинция, подчиненная Ифрикии, поэтому в течение первых нескольких десятилетий правители аль-Андалуса назначались эмиром Кайруана, а не халифом в Дамаске. Региональная столица была установлена ​​в Кордове.

Небольшая армия, возглавляемая Тариком во время первоначального завоевания, состояла в основном из берберов, в то время как арабские силы Мусы, насчитывающие более 12 000 солдат, сопровождались группой мавалиев (араб, موالي), то есть неарабских мусульман, которые были клиентами арабов. Берберские солдаты, сопровождающие Тарика, имели гарнизоны в центре и на севере полуострова, а также в Пиренеях[19], а последовавшие за ними берберские колонисты поселились во всех частях страны — на севере, востоке, юге и западе[20]. Лордам-вестготам, которые согласились признать мусульманскую сюзеренитет, было разрешено сохранить свои владения (в частности, в Мурсии, Галисии и долине Эбро). Сопротивляющиеся вестготы нашли убежище в кантабрийском высокогорье, где они вырезали очаговое государство, королевство Астурия.

В 720-х годах губернаторы аль-Андалуса предприняли несколько набегов саиф на Аквитанию, но были побеждены герцогом Эдом Великим в битве при Тулузе (721 г.). Однако, после поражения на востоке Пиренеев берберца Усмана ибн Наисы, который был союзником Эда, Абд ар-Рахман ибн Абдуллах возглавил экспедицию на север через западные Пиренеи и победил герцога Аквитании, который, в свою очередь, обратился за помошью к франкскому лидеру Карлу Мартелу, предлагая поставить себя под суверенитетом Каролингов. В битве при Пуатьев 732 году армия аль-Андалуса была разбита Карлом Мартелем. В 734 году андалусийцы начали набеги на восток, захватив Авиньон и Арль, и захватили большую часть Прованса. В 737 году они отправились в долину Роны, дойдя на севере до Бургундии. Карл Мартелл при содействии короля лангобардов Лиутпранда вторглись в Бургундию и Прованс и изгнали захватчиков в 739 году.

В первые годы после завоевания отношения между арабами и берберами в аль-Андалусе были напряженными. Берберы значительно превосходили по численности арабов, выполняли основную часть боевых действий и получили более суровые обязанности (например, гарнизон в более проблемных районах). Хотя у некоторых арабских губернаторов были свои берберские заместители, другие жестоко обращались с ними. Мятежи берберских солдат были частыми; Например, в 729 году берберский полководец Муннус восстал и на какое-то время сумел создать мятежное государство в Серданье.

В 740 году в Магрибе (Северная Африка) вспыхнуло берберское восстание. Для того, чтобы подавить восстание, Омейядский халиф Хишам направил большую арабскую армию из Сирии[21], в Северную Африку. Но большая армия Омейядов была разбита берберскими повстанцами в битве при Багдуре (в Марокко). Воодушевленные победами своих североафриканских братьев, берберы аль-Андалуса быстро подняли восстание. Берберские гарнизоны на севере Пиренейского полуострова взбунтовались, свергли своих арабских командиров и организовали большую повстанческую армию для похода на опорные пункты Толедо, Кордовы и Альхесираса.

В 741 году Балж ибн Бишр переплыл с 10-тысячным отрядом через Гибралтарский пролив[22]. Арабский губернатор аль-Андалуса, к которому присоединились эти силы, разгромил берберских повстанцев в серии жестоких сражений в 742 году. Однако между сирийскими полководцами и андалусийцами, так называемыми «первыми арабами», разгорелась ссора. Сирийцы разгромил их в упорной битве при Аква Порторе в августе 742 года, но их было слишком мало, чтобы взять власть в провинции.

Ссора была урегулирована в 743 году, когда Абу-ль-Хадар аль-Хусам, новый правитель аль-Андалуса, назначил сирийцам владения в аль-Андалусе[23]. Полк (джунд) Дамаска находился в Эльвире (Гранада), Иорданский джунд в Райю (Малага и Арчидона), Палестинский джунд в Медина-Сидония и Хересе, джунд Хомса в Севилье и Ньебла, а джунд Киннсрина в Хаэн. Египетский джунд был разделён между Бежей (Алентежу) на западе и Тудмиром (Мурсией) на востоке[24]. Прибытие сирийцев значительно увеличило арабский элемент на Пиренейском полуострове и помогло укрепить мусульманскую власть на юге. Однако в то же время, не желая быть управляемыми, сирийские джунды продолжали существовать автономно, серьёзно дестабилизируя власть губернатора аль-Андалуса.

Вторым значительным последствием восстания стало расширение Королевства Астурия, которое до сих пор ограничивалось анклавами в Кантабрийском нагорье. После того, как мятежные берберские гарнизоны эвакуировались из северных пограничных крепостей, христианский король Астурии Альфонсо I решил немедленно захватить для себя пустые форты, быстро присоединив в своё молодое королевство северо-западные провинции Галиции и Леона. Астурийцы эвакуировали христианское население из городов и деревень Галицко-Леонской низменности, создав пустую буферную зону в долине реки Дору («Пустыня Дуэро»). Эта недавно опустошенная граница оставалась примерно на том же месте в течение следующих нескольких веков в качестве границы между христианским севером и исламским югом. Между этой границей и его центральным районом на юге у государства аль-Андалус было три больших марки (сугур): нижняя марка (столица первоначально в Мериде, позже Бадахосе), средняя марка (с центром в Толедо) и верхняя марка (с центром в Сарагосе).

Эти беспорядки также позволили франкам, теперь находящимся под руководством Пипина Короткого, вторгнуться в стратегическую полосу Септимании в 752 году, надеясь лишить аль-Андалус лёгкой стартовой площадки для набегов на Францию. После длительной осады последняя арабская крепость, цитадель Нарбонны, наконец, пала франкам в 759 году. Аль-Андалус был изолирован в Пиренеях[25].

Третьим следствием берберского восстания стал крах власти Дамасского халифата над западными провинциями. Западные провинции Магриба и аль-Андалуса вышли из-под контроля омейядских халифов, отвлеченных Аббасидской революцией на востоке. Примерно с 745 года, Фихриды, знаменитый местный арабский клан, произошедший от Укба ибн Нафи аль-Фихри, захватили власть в западных провинциях и управляли ими почти как своей собственной частной империей — Абд ар-Рахман ибн Хабиб аль-Фихри в Ифрикия и Юсуф аль-Фихри в аль-Андалусе. Фихриды приветствовали падение Омейядов на востоке в 750 году и стремились достичь взаимопонимания с Аббасидами, надеясь, что им будет позволено продолжить их автономное существование. Но когда Аббасиды отклонили это предложение и потребовали подчинения, Фихриды объявили независимость и, вероятно, несмотря на это, пригласили свергнутые остатки клана Омейядов укрыться в своих владениях. Это было роковое решение, о котором они вскоре пожалели, поскольку Омейяды, сыновья и внуки халифов, имели более законное право быть правителями, чем сами Фихриды. Мятежные местные князья, разочарованные самодержавным правлением Фихридов, сговорились с прибывающими Омейядами.

Эмират Омейядов и Халифат Кордовы[править | править код]

В 756 году сосланный Омейядский принц Абд ар-Рахман I (по прозвищу ад-Дахиль, то есть «иммигрант») вытеснил Юсуфа аль-Фихри и стал эмиром Кордовы. Он отказался подчиниться халифу Аббасидов, поскольку те убили большую часть его семьи. За тридцать лет он установил правление над большей частью аль-Андалуса, преодолев сопротивление как семьи аль-Фихри, так и Аббасидских халифов[26].

В течение следующих полутора столетий его потомки оставались эмирами Кордовы с номинальным контролем над остальной частью аль-Андалуса и иногда западными частями Северной Африки (Магриба), но с реальным контролем, особенно над марками вдоль христианской границы, колеблющимися в зависимости от компетенция отдельного эмира. Действительно, сила эмира Абдуллаха ибн Мухаммада не выходила за пределы самой Кордовы. Но его внук Абд ар-Рахман III, сменивший его в 912 году, не только быстро восстановил власть Омейядов по всему аль-Андалусу, но и распространил её на запад Северной Африки. В 929 году он провозгласил себя халифом, подняв эмират на позицию, конкурирующую в престижности не только с Аббасидским халифом в Багдаде, но также и Фатимидским халифом в Тунисе, с которым он боролся за контроль над Северной Африкой.

Период халифата рассматривается как золотой век аль-Андалуса. Сельскохозяйственные культуры, выращиваемые с использованием ирригации, наряду с продуктами питания, импортируемыми с Ближнего Востока, обеспечивали район вокруг Кордовы и некоторые другие города аль-Андалуса с сельскохозяйственным экономическим сектором, который был самым передовым в Европе на тот день, что вызвало арабскую сельскохозяйственную революцию[10][27][28]. Среди европейских городов, Кордова с населением около 500 тыс. человек, в конце концов обогнал Константинополь как самый большой и процветающий город в Европе[29]. В исламском мире Кордова была одним из ведущих культурных центров. Работа его наиболее известных ученых и философов (в частности, Абулькасис и Аверроэс) оказала большое влияние на интеллектуальную жизнь средневековой Европы.

Мусульмане и немусульмане часто приезжали из-за рубежа, чтобы учиться в знаменитых библиотеках и университетах аль-Андалуса, в основном, после повторного завоевания Толедо в 1085 году и создания переводческих учреждений, таких как Толедская школа переводчиков. Самым известным из них был Майкл Скот (ок. 1175 — ок. 1235), который увёз в Италию работы Ибн Рушда («Аверроэс») и Ибн Сины («Авиценна»). Эта передача идей существенно повлияла на формирование европейского Ренессанса[30].

Таифский период[править | править код]

Халифат Кордовы фактически рухнул во время разрушительной гражданской войны между 1009 и 1013 годами, хотя окончательно не был отменён до 1031 года, когда аль-Андалус распался на ряд в основном независимых мини-государств и княжеств, называемых таифами. Вторгшиеся в 1013 году берберы расправились с жителями Кордовы, разграбили город и сожгли дворцовый комплекс[31]. После 1031 года тайфы, как правило, были слишком слабы, чтобы защитить себя от повторных набегов и требований дани от христианских государств на севере и западе, которые были известны мусульманам как «галисийские народы»[32], и которые распространились из своих первоначальных крепостей в Галисии, Астурии, Кантабрии, Стране Басков и Каролингской испанской марке и стали королевствами Наварры, Леона, Португалии, Кастилии и Арагона и графства Барселоны. В конечном итоге набеги превратились в завоевания, и в ответ правители таиф были вынуждены обратиться за помощью к Альморавидам, мусульманским берберским правителям Магриба. Однако в конечном итоге Альморавиды стали завоевывать и аннексировать таифы.

Альморавиды, альмохады и мариниды[править | править код]

В 1086 году мусульманские князья в Иберии пригласили правителя Марокко Альморавида Юсуфа ибн Ташфина для защиты их от Альфонсо VI, короля Кастилии и Леона. В том же году Юсуф ибн Ташфин пересёк проливы в Альхесирасе и нанёс серьёзное поражение христианам в битве при Заллаке. К 1094 году Юсуф ибн Ташфин сместил всех мусульманских правителей в Иберии и аннексировал их государства, кроме Сарагосы. Он также вернул захваченную христианами Валенсию.

После победы Абу Юсуфа Якуба аль-Мансура над Кастилианом Альфонсо VIII в битве при Аларкосе в 1195 году на смену Альморавидам пришли Альмохады, ещё одна берберская династия. В 1212 году коалиция христианских королей под предводительством Альфонсо VIII Кастильского победила Альмохадов в битве при Лас-Навас-де-Толосе. Альмохады продолжали править аль-Андалусом в течение ещё одного десятилетия, хотя со значительно уменьшенной властью и престижем. Гражданские войны после смерти Абу Якуба Юсуфа II быстро привели к восстановлению таиф. Таифы, недавно обретшие независимость, но теперь ослабленные, были быстро завоеваны Португалией, Кастилией и Арагоном. После падения Мурсии (1243 г.) и Алгарве (1249 г.), только Гранадский эмират выжил как мусульманское государство и только как зависимая от Кастилии государство до 1492 года. Большая часть его дани была заплачена золотом, которое было доставлено в Иберию из современного Мали и Буркина-Фасо через торговые пути Сахары.

Последней мусульманской угрозой для христианских королевств стал рост Маринидов в Марокко в XIV веке. Они взяли Гранаду в свою сферу влияния и заняли некоторые е` города, такие как Альхесирас. Однако они не смогли взять Тарифу, которая продержалась до прибытия кастильской армии во главе с Альфонсо XI. Кастильский король, с помощью Афонсу IV Португальского и Педро IV Арагонского, окончательно победил Маринидов в битве при Саладо в 1340 году и взял Альхесирас в 1344 году. Гибралтар, тогда находившийся под властью Гранады, был осаждён в 1349-50 году. Альфонсо XI и большая часть его армии погибли в результате Чёрной смерти. Его преемник, Педро Кастильский, заключил мир с мусульманами и обратил своё внимание на христианские земли, начав период почти 150 лет восстаний и войн между христианскими государствами, которые обеспечили выживание Гранады.

Эмират Гранада, его падение и последствия[править | править код]

С середины XIII до конца XV века единственным оставшимся владением аль-Андалуса был Гранадский эмират, последний оплот мусульман на Пиренейском полуострове. Эмират был основан Мухаммадом ибн аль-Ахмаром в 1230 году и управлялся династией Насридов, самой долгоживущей правящей династией в истории аль-Андалуса. Несмотря на то, что эмират был окружен кастильскими землями, он был богат благодаря тесной интеграции в средиземноморские торговые сети и пережил период значительного культурного и экономического процветания[33]. Тем не менее, на протяжении большей части своего существования Гранада была зависимым государством, а эмиры Насриды платили дань кастильским королям. Статус Гранады как зависимого государства и его выгодное географическое положение, со Сьерра-Невадой как естественный барьер помогла продлить правление Насридов и позволила эмирату процветать в союзе с Магрибом и остальной частью Африки. Город Гранада также служил убежищем для мусульман, спасающихся бегством во время Реконкисты, принимая многочисленных мусульман, изгнанных из районов, контролируемых христианами, удвоив размер города[34] и даже став одним из крупнейших в Европе в течение XV века с точки зрения населения[35][36].

В 1469 году брак Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской ознаменовал начало последнего штурма эмирата. Король и королева убедили папу Сикста IV объявить войну крестовым походом. Католические монархи подавляли один очаг сопротивления за другим, пока, наконец, 2 января 1492 года, после длительной осады, последний султан эмирата Мухаммед XII сдал город и крепость дворец, известный как Альгамбра.

К этому времени мусульман в Кастилии насчитывалось полмиллиона. После падения «100 000 человек погибли или были порабощены, 200 000 эмигрировали, а 200 000 остались в качестве остаточного населения. Многие из мусульманской элиты, включая Мухаммада XII, которому в качестве княжества дали район гор Альпухаррас, нашли жизнь под христианским правлением невыносимым и переехали в Северную Африку»[37]. По условиям капитуляции 1492 года мусульманам в Гранаде было разрешено продолжать исповедовать свою религию.

Массовое насильственное обращение мусульман в 1499 году привело к восстанию, которое распространилось на Альпухаррас и горы Ронды; после этого восстания капитуляции были отменены[38]. В 1502 году католические монархи издали указ о принудительном обращении в христианство всех мусульман, живущих под властью Кастилии[39], хотя в королевствах Арагона и Валенсии открытая практика исповедания ислама была разрешена до 1526 года[40]. Потомки мусульман были подвергнуты изгнанию из Испании между 1609 и 1614 годами[41]. Последнее массовое преследование против морисков за криптоисламские практики произошел в Гранаде в 1727 году, а большинство осужденных получили относительно легкие приговоры. С тех пор местный ислам считается ликвидированным в Испании[42].

Этносоциальные группы населения Пиренейского полуострова в мусульманской Испании[править | править код]

  • Мавры — собственно североафриканские мусульмане: арабы (30 — 40 % населения), составлявшие привилегированную элиту халифата, и берберы (5 — 10 % населения), наёмные воины и чиновники мусульманского государственного аппарата, говорившие на берберском языке, используя арабский в официальном окружении.
  • Муваллады — христиане романского происхождения, принявшие ислам и практически полностью слившиеся с мусульманами (5 %).
  • Мудехары — ремесленники и земледельцы, мусульмане, оставшиеся в захваченных христианами землях.
  • Ренегаты — бывшие христиане, недавно принявшие ислам и воевавшие на стороне мусульман.
  • Мориски — крестьяне и ремесленники из мусульман, добровольно или насильственно обращённые в христианство в контролируемых христианами землях.
  • Сефарды — романоязычные евреи Пиренейского полуострова.
  • Марраны — насильственно обращённые в христианство сефарды.
  • Мосарабы — группы романоязычных христиан европейского происхождения, проживавших на контролируемых мусульманами землях.
  • Христиане — группы романоязычных католиков европейского происхождения, доминировавшие на севере страны.
  • Исконные христиане — привилегированные, начиная с последнего этапа Реконкисты, группы романоязычных потомственных католиков.

Примечания[править | править код]

  1. Versteegh, Kees. The Arab Presence in France and Switzerland in the 10Th Century (англ.) // Arabica : journal. — 1990. — 1 January (vol. 37, no. 3). — P. 359—388. — ISSN 1570-0585. — DOI:10.1163/157005890X00041.
  2. Wenner, Manfred W. The Arab/Muslim Presence in Medieval Central Europe (англ.) // International Journal of Middle East Studies (англ.) : journal. — 1980. — August (vol. 12, no. 1). — P. 59—79. — ISSN 1471-6380. — DOI:10.1017/S0020743800027136.
  3. Ekkehard, Casus S. Galli, IV, 15 (pp. 137f); Lévi-Provençal (1950:60); Reinaud (1964:149f).
  4. V Semana de Estudios Medievales: Nájera, 1 al 5 de agosto de 1994, Gobierno de La Rioja, Instituto de Estudios Riojanos, 1995, p. 52.
  5. Eloy Benito Ruano. Tópicos y realidades de la Edad Media. — Real Academia de la Historia, 2002. — P. 79. — ISBN 978-84-95983-06-0.
  6. The Oxford Dictionary of Islam. — New York : Oxford University Press, 2003. — ISBN 0195125584. — DOI:10.1093/acref/9780195125580.001.0001.
  7. O'Callaghan, Joseph F. A History of Medieval Spain. — Ithaca : Cornell University Press, 1983-10-31. — P. 142. — ISBN 0801468728.
  8. Lewis, Bernard. The Jews of Islam. PrincetMeyrick, Fredrick. The Doctrine of the Church of England on the Holy Communion. NJ: Princeton University Press, 1984. p. 14.
  9. 1 2 Covington, Richard. Rediscovering Arabic Science (англ.) // Saudi Aramco World (англ.) : magazine / Arndt, Robert. — Aramco Services Company, 2007. — Vol. 58, no. 3. — P. 2—16.
  10. 1 2 Zaimeche, Salah Agriculture in Muslim civilisation : A Green Revolution in Pre-Modern Times. Muslim Heritage (август 2002). Архивировано 7 октября 2017 года.
  11. Pigna, Felipe La Reconquista española (исп.). El Historiador (6 de febrero de 2018). Архивировано 8 декабря 2015 года.
  12. Entre civitas y madina: El mundo de las ciudades en la península ibérica y en el norte de África (siglos IV-IX). — Casa de Velázquez, 22 November 2018. — P. 145. — ISBN 978-84-9096-227-5.
  13. Michael L. Bates. The Islamic Coinage of Spain // Al-Andalus: The Art of Islamic Spain / Jerrilynn D. Dodds. — Metropolitan Museum of Art, 1992. — P. 384. — ISBN 978-0-87099-636-8.
  14. Thomas F. Glick. Islamic And Christian Spain in the Early Middle Ages. — BRILL, 2005. — P. 21. — ISBN 90-04-14771-3.
  15. Cantó, Pablo. De dónde vienen los nombres de las Comunidades Autónomas españolas (исп.), Prisa (9 de septiembre de 2016).
  16. Joaquín Vallvé. La división territorial de la España musulmana. — Instituto de Filología, 1986. — P. 55–59. — ISBN 978-84-00-06295-8.
  17. Halm, Heinz. Al-Andalus und Gothica Sors (англ.) // Der Islam (англ.) : journal. — 1989. — Vol. 66, no. 2. — P. 252—263. — DOI:10.1515/islm.1989.66.2.252.
  18. Bossong, Georg. Der Name al-Andalus: neue Überlegungen zu einem alten Problem (нем.) // Trends in Linguistics. Studies and Monographs / Restle, David; Zaefferer, Dietmar. — Berlin: De Gruyter Mouton, 2002. — Т. Sounds and systems: studies in structure and change. — С. 149. — ISBN 978-3-11-089465-3. — ISSN 1861-4302. Архивировано 27 июня 2008 года.
  19. Roger Collins. Caliphs and Kings: Spain, 796-1031. — John Wiley & Sons, 7 May 2012. — P. 8–9. — ISBN 978-0-631-18184-2.
  20. 'Abdulwāhid Dḥanūn Ṭāha. Early Muslim Settlement in Spain: The Berber Tribes in Al-Andalus // Routledge Library Editions: Muslim Spain. — Taylor & Francis, July 2016. — P. 166–177. — ISBN 978-1-134-98576-0.
  21. R. Dozy (1913) Spanish Islam: A History of the Muslims in Spain (translated by Francis Griffin Stokes from Dozy’s original (1861) French Histoire des Musulmans d’Espagne, with consultation of the 1874 German version and the 1877 Spanish version) Chatto & Windus, London, page 133
  22. Roger Collins. Caliphs and Kings: Spain, 796-1031. — John Wiley & Sons, 7 May 2012. — P. 12. — ISBN 978-0-631-18184-2.
  23. Mahmoud Makki. The Political History of Al-Andalus // The Legacy of Muslim Spain. — BRILL, 1992. — P. 12–13. — ISBN 90-04-09599-3.
  24. Levi-Provençal, (1950: p. 48); Kennedy (1996: p. 45).
  25. Franco Cardini, Europe and Islam , Wiley-Blackwell, 2001, p. 9
  26. Roger Collins, «The Arab Conquest of Spain, 710—797», pp. 113—140 & 168—182.
  27. Squatriti, Paolo. Of Seeds, Seasons, and Seas: Andrew Watson's Medieval Agrarian Revolution Forty Years Later (англ.) // The Journal of Economic History (англ.) : journal. — 2014. — Vol. 74, no. 4. — P. 1205—1220. — DOI:10.1017/S0022050714000904.
  28. Ruggles, D. Fairchild. Islamic Gardens and Landscapes. — University of Pennsylvania Press, 2008. — P. 15–36. — ISBN 978-0812240252.
  29. Tertius Chandler. Four Thousand Years of Urban Growth: An Historical Census (1987), St. David’s University Press (etext.org Архивировано 11 февраля 2008 года.). ISBN 0-88946-207-0.
  30. Western Civilization: Ideas, Politics, and Society, Marvin Perry, Myrna Chase, Margaret C. Jacob, James R. Jacob, 2008, 903 pages, pp. 261—262.
  31. Gerber, Jane S. Jews of Spain: A History of the Sephardic Experience : [англ.]. — Simon and Schuster, 1994. — P. 54. — ISBN 9780029115749.
  32. Khaldun. The Muqaddimah
  33. Arrighi, Giovanni. The Long Twentieth Century. — Verso, 2010. — P. 120. — ISBN 978-1-84467-304-9.
  34. Granada- The Last Refuge of Muslims in Spain by Salah Zaimeche
  35. Tellier, L.N. Urban World History: An Economic and Geographical Perspective. — Presses de l'Universite du Quebec, 2009. — P. 260. — ISBN 9782760522091.
  36. The Oxford History of Mexico. — Oxford University Press, US, 2000. — P. 31. — ISBN 978-0-19-511228-3.
  37. Kamen, Henry. Spain 1469–1714: A Society of Conflict. — Third. — Pearson, 2005. — P. 37–38. — ISBN 9780582784642.
  38. Fernando Rodríguez Mediano. The Orient in Spain: Converted Muslims, the Forged Lead Books of Granada, and the Rise of Orientalism. — BRILL, 19 April 2013. — P. 42. — ISBN 978-90-04-25029-1.
  39. Anouar Majid. Freedom and Orthodoxy: Islam and Difference in the Post-Andalusian Age. — Stanford University Press, 2004. — P. 25. — ISBN 978-0-8047-4981-7.
  40. Patricia E. Grieve. The Eve of Spain: Myths of Origins in the History of Christian, Muslim, and Jewish Conflict. — JHU Press, 19 March 2009. — P. 6. — ISBN 978-0-8018-9036-9.
  41. L.P. Harvey: Muslims in Spain, 1500 to 1614. University of Chicago Press, 2008, ISBN 9780226319650, p. 1 (excerpt  в «Книгах Google»)
  42. Vínculos Historia: The moriscos who remained. The permanence of Islamic origin population in Early Modern Spain: Kingdom of Granada, XVII—XVIII centuries (In Spanish)

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]