Порча (магия)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Колдунья, насылающая болезнь на ногу при помощи орешниковой стрелы (немецкая гравюра, 1489)

По́рча (от рус. портить) — суеверие[1], основанное на вере некоторых людей во вредоносное (болезнь, смерть, психическое расстройство, уродство, расстройство дел и добрых отношений, расторжение договоров) магическое влияние со стороны недоброжелателей, посредством недоброго взгляда (сглаз), или с помощью магического ритуала (обряда, наговора) через пищу, вещи, воду, ветер, дерево.[2] Суеверия и мифы о существовании порчи, а также о возможности уничтожения такого влияния (снятия порчи) в различной степени распространены у всех народов[1].

Объяснения[править | править вики-текст]

Явления, приписываемые порче, могут быть объяснены вполне естественным ходом событий и не являются спорными. Достаточно часто порчей пытаются объяснить события, на первый взгляд не имеющие какого-либо разумного объяснения или ясно видимых причин.

Наведение порчи[править | править вики-текст]

Кукла, применявшаяся для наведения порчи

Наиболее распространенными в современном обществе мифами являются:

  • миф о порче с помощью поклада (науза) — специально изготовленного для наведения порчи магического предмета (наиболее часто науз описывают в виде кольца из птичьих перьев, зашитого в подушку или перину, либо пучка волос, специальным образом обмотанного нитью, скреплённого с костями животных или птиц);[3]
  • миф о порче с помощью так называемой мёртвой воды — воды, использовавшейся для обмывания недавно умершего;
  • миф о возможности колдовского использования для наведения порчи частей тела объекта (волос, ногтей, крови), его личных вещей (одежды и пр.), изображений (к примеру, фотографий), следов («вынимание следа»);
  • в практике религии вуду порчу наводят с помощью куклы, изображающей объект порчи (чаще всего втыкая в куклу иглы); применение в подобных целях ритуальных кукол существовало и у других народов.

Снятие порчи[править | править вики-текст]

Считается, что порчу можно снять, если человек сможет разгадать тайну ритуала, а также с помощью молитв, веры в Бога, обращением к священнику.[2]

Также верящие в порчу нередко обращаются к знахарям, экстрасенсам, к тем же ведьмам и им подобным.

В ночь под Ивана Купала во избежание порчи коров ставили в хлевах косу или клали четверговую свечу (горевшую на Страстях). Существовало много других амулетов; например, к рогам коров прикрепляли ремезовое гнездо[1].

Отношение к порче со стороны христианства[править | править вики-текст]

В христианстве вера в сглаз и порчу является грехом суеверия, а обращение к бабкам, любым магам, экстрасенсам и т. п. — грехом обращения к колдовству, к дьяволу.

По словам известного российского богослова А. И. Осипова[4], «для христианина, искренне верующего и желающего искренне жить по заповедям Божиим и кающегося в своих нарушениях, никаких порч быть не может… [они] касаются…только людей неверующих, суеверных, язычников…тех, кто верит в это…которые дрожат — „как бы меня кто не сглазил, как бы меня кто не испортил“ и этим свидетельствуют о своей вере в это. Вот их-то порча как раз и постигает».

Православный богослов, протодиакон А. В. Кураев указывает, что колдовство является бессмысленным богоборчеством, а понятия сглаз, порча, заговоры, привороты являются вредным суеверием:

Так что же это за «насланные болезни», что это за «сглазы» и «порчи»? Поскольку эти слова не встречаются в богословских словарях и энциклопедиях, равно как и в серьёзных богословских трудах, то они нуждаются в особом пояснении. Если эти слова пришли не из церковного языка, то, откуда же? Из язычества, из народничества, из фольклора. <…> Но в целом церковное богословие призывало относиться к вере в «порчу» как к суеверию.
<…>Писание упоминает о чародействе лишь как об одной из разновидностей тяжких грехов. Занятия чародейством — то, что вредит самому грешнику, но не то, что приносит беду тем, с кем этот несчастный грешник находится во вражде. Ничто в Писании не даёт нам оснований считать, что колдовской грех соседа может повлиять на христианина[5].

По мнению священника Даниила Сысоева «никто и не считал веру в «порчу» частью вероучения, как никто не считал частью вероучения угрозы убийства или грабежа. Вопрос о «порче» для христианина лишь часть нравственного богословия. Если Господь запретил нам бояться смерти, то тем более нелепо боятся болезни»[6]. В то же время о. Даниил приводит ссылки и цитаты, согласно которым в Церковном Предании существует немало указаний на возможную реальность вредоносного чародейства, например[6]:

В «Православном исповедании Кафолической и Апостольской Церкви Восточной», известнейшей символической книге Православия, утвержденной на Киевском, Ясском и Константинопольских Соборах и одобренной восточными патриархами сказано о грехах против 2 заповеди: «Еще преступают сию заповедь те, которые прибегают к волхованиям и чародействам, которые признают неизменным и верным счастье и судьбу… также превращают людей в овец и других животных».

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Порча // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. 1 2 Безрукова В.С. Порча // Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога), 2000.
  3. Сумцов Н. Ф. Наузы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1897. — Т. XXa. — С. 691—692.
  4. Духовное просвещение // Православная газета. Екатеринбургская епархия, 04.08.2010.
  5. Кураев А. В. Оккультизм в православии. / Диакон Андрей Кураев. — М.: Благовест, 1998. — 380, [1] с.; 20 см. — ISBN 5-7854-0053-7
  6. 1 2 Свящ. Даниил Сысоев. Кандидат богословия. О порче и сглазе: взгляд православного

Литература[править | править вики-текст]