П-70 Аметист

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
П-70 «Аметист»
P-70 Ametist.svg
Рисунок ПКР П-70
Тип противокорабельная ракета
Статус Снята с вооружения
Разработчик Союз Советских Социалистических Республик ОКБ-152
Главный конструктор В. Н. Челомей
Годы разработки 1958—1968
Начало испытаний 24 июня 1961 года (первый бросковый пуск)
16 декабря 1962 года (первый пуск с подводной лодки)
Принятие на вооружение 3 июня 1968 года
Производитель Дальневосточный машиностроительный завод
Годы производства 1966—1987
Единиц произведено 631
Годы эксплуатации 1967—1992
Основные эксплуатанты  СССР
Другие эксплуатанты  Индия
Модификации П-25
↓Все технические характеристики
Commons-logo.svg Изображения на Викискладе

П-70 «Аметист» (индекс УРАВ ВМФ — 4К66, по классификации НАТО — SS-N-7 Starbright) — советская противокорабельная ракета подводного старта, оснащённая твердотопливным маршевым двигателем. Является первой в мире крылатой ракетой с «мокрым» подводным стартом[1][2].

Включающий её ракетный комплекс устанавливался на подводные лодки проекта 661 (10 пусковых установок) и проекта 670 (8 пусковых установок). Был принят на вооружение ВМФ СССР в 1968 году, снят вместе со списанием последних носителей в 1992 году. Вместе с ПЛАКР К-43 проекта 670 в 1984—1989 годах также состоял на вооружении ВМФ Индии.

История создания[править | править код]

Разработка эскизного проекта противокорабельной ракеты с подводным стартом началась в филиале № 2 ОКБ-152 (бывший НИИ-642) после выхода постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 363—170 от 28 августа 1958 года «О создании скоростной подводной лодки, энергетических установок нового типа, научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок»[3]. После его защиты в 1959 году вышло постановление от 1 апреля 1959 года, определившее требования к ракете, ход НИОКР по ней и список подрядчиков — помимо ОКБ-152, ими стали также КБ-2 (стартовый и маршевый двигатели), НИИ-6 (твёрдое топливо и обычная боевая часть), НИИ-49 (ныне «Гранит-Электрон», система управления) и ЦКБ-34 (пусковые установки).

В 1959—1960 годах на судостроительном заводе № 444 построили несамоходный погружающийся стенд ПСА, имеющий одиночную пусковую установку СМ-101. С него, 24 и 26 июня 1961 года в районе Балаклавы произвели первые два бросковых пуска массо-габаритных макетов ракеты, оснащённых стартовыми двигателями[4]. Весной 1962 года там же было осуществлено ещё 6 пусков, на этот раз на изделиях были установлены маршевые двигатели и система автопилотирования[4].

В июне 1962 года к испытаниям подключилась дизельная подводная лодка С-72 проекта 61З, переоборудованная на заводе № 444 по проекту 613А с размещением пусковой установки СМ-103 в кормовой части. В июле с неё запустили две ракеты оснащённых автопилотом, а 16 декабря состоялся первый пуск «Аметиста» в штатной комплектации, завершившийся неудачей[4]. До декабря 1963 года было проведено ещё 6 пусков, после чего лодка вновь стала на переоборудование по доработанному проекту 613АД[4].

Весной 1964 года несколько пусков было сделано с наземной пусковой установки СМ-107 на расположенном в юго-восточной части Крыма полигоне «Песчаная балка», несмотря на то, что штатно стартовать «Аметист» мог только из-под воды[4].

С июля по декабрь 1964 года с С-72 было проведено ещё шесть пусков, из которых четыре были полностью успешными, а один — частично. Несмотря на это, испытания показали слабую помехозащищённость ГСН «Конус» (при маршевой высоте в 60 метров к срыву наведения приводили даже радиоотражения от волн в свежую погоду)[4].

С марта 1965 года по сентябрь 1966 года с С-72 осуществили ещё 13 пусков, в основном завершившихся успешно. Однако после этого испытания были прерваны более чем на год из-за отсутствия штатных носителей — несмотря на то, что работы по ракетоносцу проекта 661 стартовали одновременно с «Аметистом», заложили его в Северодвинске только 28 декабря 1963 года и после этого работы по нему шли с большим трудом. В результате, завершающий этап испытаний был выполнен на головной лодке проекта 670 К-43, заложенной в г. Горьком 9 мая 1964 года. В октябре — ноябре 1967 года на Северном флоте с неё было произведено 10 пусков, в том числе: два одиночных, два двухракетным залпом и один четырёхракетным залпом.

Официально комплекс был принят на вооружение ВМФ СССР 3 июня 1968 года. Помимо К-43, в строй вошло ещё 11 его носителей в 1968—1972 годах: 1 АПЛ проекта 661 и 10 проекта 670. Закладка ещё 2 подлодок проекта 661 была отменена в 1962 году, не получил воплощения и прорабатывавшийся проект 705А с 8-10 ПКР П-70[5].

Дальнейшим развитием «Аметиста» стал комплекс П-120 «Малахит», принятый на вооружение в 1972 году.

Устройство и состав[править | править код]

Чертёж ПКР «Аметист» и её пусковой контейнер

Противокорабельная ракета «Аметист» построена по нормальной аэродинамической схеме, имея треугольное складывающееся крыло и Т-образное хвостовое оперение. Она штатно размещалась в наклонных пусковых контейнерах СМ-97 (на проекте 661) и СМ-97А (на проекте 670). Пуск производился в подводном положении (на глубине до 30 метров) из предварительно затопленной пусковой с помощью стартового агрегата ПРД-71, представляющего собой 10 небольших твердотопливных двигателей[6]. На 7-й секунде после преодоления толщи воды и набора высоты он автоматически отстреливался, и включался маршевый твердотопливный двигатель ПРД-72[6], также работающий на твёрдом смесевом топливе (марки ЛТС-2КМ). Основная часть полёта имела продолжительность около 3 минут и проходила с дозвуковой скоростью на невиданно малой для того времени высоте в 60 метров, что обеспечивалось наличием в системе управления «Тор» радиовысотометра и аналоговой ЭВМ. На его завершающей части включалась головка самонаведения «Конус», автоматически выбирающая наиболее приоритетную из надводных целей.

Штатно ПКР «Аметист» оснащалась фугасно-кумулятивной боевой частью 4Г66 массой в 1000 кг, однако была предусмотрена и спецБЧ на 200 кт в тротиловом эквиваленте.

Предварительное целеуказание перед пуском осуществлялось с помощью ГАК «Рубин» (на проекте 661) или «Керчь» (на проекте 670).

Тактико-технические характеристики[править | править код]

  • Длина: 7,0 м
  • Диаметр корпуса: 0,55 м
  • Стартовый вес: 2900 кг
  • Боевая часть:
    • Кумулятивно-фугасная — 1000 кг
    • Ядерная — 200 кт
  • Скорость полёта: 1160 км/ч (маршевая)
  • Дальность: 80 км
  • Система наведения: активная радиолокационная ГСН

П-25[править | править код]

Параллельно с «Аметистом» согласно постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 26 августа 1960 года разрабатывался и её вариант[нет в источнике] для старта с надводных кораблей, получивший название П-25. Радиолокационная ГСН для неё разрабатывалась КБ-1, тепловая-НИИ-10, то есть теми же подрядчиками, что и в случае П-15[7].

Причинами начала этой разработки являются как недостатки принятой на вооружение ВМФ СССР в 1960 году ПКР П-15 (использование токсичного и пожароопасного жидкого топлива, высота маршевого участка полёта в 500 метров и слабость её ГСН), а также невозможность использования базового «Аметиста» в силу его исключительно подводного старта и слишком большой массы для использования на ракетных катерах[8].

Конструкционно ракета представляла собой уменьшенный вариант П-70 с упрощённым стартовым агрегатом и проектной дальностью в 40 км[7].

По судостроительной программе 1961 года предполагалось массовое строительство ракетных катеров проекта 205 с П-25, а также перевооружение уже построенных[9].

Лётные испытания П-25 изначально шли на полигоне «Песчаная балка» в Крыму. Первый пуск ракеты с береговой пусковой установки КТ-62Б состоялся 16 октября 1962 года и завершился неудачей—в связи со сбоем в электропитании бортовой аппаратуры не включился маршевый двигатель. Последующие 3 пуска с ноября 1962 года по февраль 1963 были успешными, на них была достигнута дальность в 60 км[7].

Весной 1963 года на судостроительном заводе № 5 в Ленинграде построили опытный ракетный катер проекта 205Э Р-113, имевшего на борту 4 пусковые установки КТ-62К. Первые пуски П-25 с него прошли 28 мая и 20 июня и завершились неудачей. Всего до 21 декабря 1964 года было запущено 12 ракет, которыми цель была поражена в 3 случаях, а ещё в 5 были близкие пролёты или недолёты (которые также считались попаданиями)[7].

После смещения Н. С. Хрущёва со всех постов по инициативе председателя Государственного комитета Совета Министров СССР по оборонной технике Л. В. Смирнова была создана комиссия во главе с М. В. Келдышем по оценке целесообразности проводимых в ОКБ-152 работ, в числе решений которой стало и закрытие работ по П-25. Помимо неудач с испытаниями и использования её в качестве основного вооружения явно авантюрной разработки — погружающегося ракетного катера проекта 1231 к этому привело и отсутствие очевидных преимуществ перед уже существующими ракетами — по дальности и скорости полёта она не превосходила выпускающуюся с 1961 года П-15У[10].

Уже разработанные для неё радиолокационную и тепловую ГСН использовали в конструкции создававшейся тогда МКБ «Радуга» ПКР П-15М, принятой на вооружение ВМФ СССР в 1972 году.

Примечания[править | править код]

  1. Асанин, 2009, с. 255-256.
  2. Широкорад, 2004, с. 209.
  3. Асанин, 2009, с. 244.
  4. 1 2 3 4 5 6 Асанин, 2009, с. 248.
  5. Асанин, 2009, с. 255.
  6. 1 2 Асанин, 2009, с. 246.
  7. 1 2 3 4 Асанин, 2009, с. 206.
  8. Асанин, 2009, с. 205.
  9. Асанин, 2009, с. 208.
  10. Асанин, 2009, с. 207.

Литература[править | править код]

  • А. Б. Широкорад. Огненный меч Российского флота. — Москва: Яуза, Эксмо, 2004. — 416 с. — (СОВ. секретно). — ISBN 5-87849-155-9.
  • В. Асанин. Крылатые ракеты отечественного флота. — 2009. — 306 с.

Ссылки[править | править код]