Тенишева, Мария Клавдиевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мария Клавдиевна Тенишева
Портрет
Дата рождения 1 июня 1858(1858-06-01)[1]
Место рождения
Дата смерти 14 апреля 1928(1928-04-14)[1] (69 лет)
Страна
Род деятельности художница
Супруг Тенишев, Вячеслав Николаевич
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Тенишева.

Княгиня Мари́я Кла́вдиевна Те́нишева (урождённая Пятковская, по отчиму — Мария Морицовна фон Дезен; в первом браке — Николаева; 18581928) — русская дворянка, общественный деятель, художница-эмальер, педагог, меценат и коллекционер. Основатель художественной студии в Петербурге, Рисовальной школы и Музея русской старины в Смоленске, ремесленного училища в Бежице, а также художественно-промышленных мастерских в собственном имении Талашкино. Представитель русского культурного национализма[2].

Биография[править | править код]

Мария Пятковская родилась 20 мая (1 июня) 1858 года в Петербурге. В 1869 году поступила в гимназию Марии Спешневой, обучение в которой велось по программам мужских реальных училищ. Увлеклась изучением иностранных языков, отечественной историей и естественными науками.

Первый брак[править | править код]

Рано вышла замуж за Рафаила Николаевича Николаева. У супругов родилась дочь, также названная Марией, однако брак не сложился. Вскоре Мария Клавдиевна продала часть мебели и на полученные со сделки деньги с маленькой дочерью уехала в Париж к знаменитой Матильде Маркези учиться пению. В Париже у неё обнаружили отличное меццо-сопрано[3]. В Париже Тенишева познакомилась с Иваном Тургеневым, Константином Маковским, написавшим ее портрет, и Антоном Рубинштейном[4].

В 1885 году Мария Пятковская и Рафаил Николаев развелись, их дочь была определена в закрытый пансион. Впоследствии дочь отдалилась от матери, не поняв ее выбор в сторону творческой самореализации. Мария поселилась в Талашкино, родовое имение своей близкой подруги Екатерины Святополк-Четверинской. В Талашкино Мария открыла первую школу для крестьянских детей.

Брак с Вячеславом Тенишевым. Занятия изобразительным искусством[править | править код]

Через три года Тенишева уехала в Москву для изучения искусства театра. Познакомилась с Константином Станиславским и сыграла в его благотворительном спектакле[4]. Через некоторое время по возвращении в Россию Мария Клавдиевна знакомится с князем Вячеславом Николаевичем Тенишевым — крупным российским промышленником. В 1892 г. Мария вступила в брак с ним (родные мужа бесприданницу не признали, и в родословную князей Тенишевых Мария Клавдиевна не была вписана). Супруги поселились недалеко от Бежицкого завода в имении Хотылёво, приобретённом князем Тенишевым в Брянском уезде Орловской губернии и расположенном на берегу реки Десны, где княгиней была основана одноклассная школа. Просветительская деятельность княгини Тенишевой началась с организации ремесленного училища близ Бежицкого завода (первый выпуск которого состоялся в мае 1896 года), столовой и клуба для рабочих завода.

М. К. Тенишева обладала великолепным художественным вкусом, чувствовала и любила искусство. «Настоящей Марфой Посадницей» назвал её Н. К. Рерих. Тенишева собирала акварели и была знакома с художниками Васнецовым, Врубелем, Рерихом, Малютиным, Бенуа, скульптором Трубецким и многими другими деятелями искусства. Ею была организована студия для подготовки молодых людей к высшему художественному образованию в Петербурге (1894—1904), где преподавал Репин. Параллельно была открыта начальная рисовальная школа в Смоленске 1896—1899 гг. Во время пребывания в Париже Тенишева училась в Академии Жюлиана, серьёзно занималась живописью, коллекционированием. Коллекция акварелей русских мастеров была передана Тенишевой в дар Государственному Русскому музею.

Мария Клавдиевна субсидировала (совместно с С. И. Мамонтовым) издание журнала «Мир искусства», материально поддерживала творческую деятельность А. Н. Бенуа, С. П. Дягилева и других выдающихся фигур «Серебряного века». О сотрудничестве с Дягилевым княгиня впоследствии особо пожалела, о чём предупреждал её муж:

«А за Дягилева ручаюсь тебе, что ты ему так же интересна, как прошлогодний снег, ему нужны только средства…»[2]

Заветной мечтой М. К. Тенишевой было эмалевое дело, в котором её ожидал огромный успех. Именно благодаря трудам Тенишевой и её исканиям было возрождено эмалевое дело, совместно с художником Жакеном были разработаны и получены более 200 тонов непрозрачной (опаковой) эмали, восстановлен способ изготовления «выемчатой» эмали. Труды Марии Клавдиевны были оценены по достоинству, и во Франции она была избрана действительным членом Общества изящных искусств в Париже и членом Союза декоративно-прикладного искусства в Париже. После выставки своих работ в Риме Тенишева получила Почётный диплом от итальянского Министерства народного просвещения и была избрана почётным членом Римского археологического общества.

Мария Тенишева в Смоленске и Талашкино[править | править код]

Истинной страстью М. К. Тенишевой была русская старина. Собранная ею коллекция предметов русской старины была выставлена в Париже и произвела неизгладимое впечатление. Именно эта коллекция стала основой музея «Русская старина» в Смоленске. В 1911 году Тенишева передала в дар Смоленску первый в России музей этнографии и русского декоративно-прикладного искусства «Русская старина». По этому поводу ей лично было создано эмалированное блюдо с надписью «Московскому археологическому институту. Придите, владейте, мудрые. Блюдите скрытню сию и да будут во веки сокровища во граде Смоленске на служение народу русскому. Блюдо сие построила трудами своими княгиня Мария Тенишева в лето 1911 года»[5]. Тогда же Тенишева была удостоена звания почётной гражданки города Смоленска.

Тенишевы в своём доме в Петербурге собирали широкую творческую интеллигенцию, композиторов.[2]

«На наших [музыкальных] вечерах [в Петербурге] участвовали Брандуков, Гофман, Скрябин, Ментер, Вержбилович, Ауэр, Аренский…»

Княгине Тенишевой довелось спеть у себя дома романсы П. И. Чайковского под фортепианный аккомпанемент самого автора. После чего Пётр Ильич был в восторге от особенного вокального исполнения княгини.[2]

Одним из главных просветительских проектов в жизни Тенишевой стало Талашкино — родовое имение княгини Екатерины Константиновны Святополк-Четвертинской (урождённая Шупинская) (1857—1942), которое Тенишевы приобрели в 1893 г. (управление делами было оставлено в руках бывшей хозяйки). Дружившие с детства Тенишева и Святополк-Четвертинская воплотили в Талашкино концепцию «идейного имения», то есть центра просветительства, возрождения традиционной народной художественной культуры и одновременно — развития сельского хозяйства.

Мария Тенишева (?). Храм Святого Духа в Талашкино

В 1894 г. Тенишевы приобрели недалеко от Талашкина хутор Флёново и открыли там уникальную по тем временам сельскохозяйственную школу, собрав превосходных преподавателей и богатейшую библиотеку. Использование самых передовых достижений аграрной науки позволило школе готовить высокоэффективных фермеров, которых требовала реформа Столыпина. Большое внимание княгиня уделяла созданию во Флёново храма Святого Духа. Идут споры о создателе архитектурного проекта храма. Среди наиболее распространённых версий авторство проекта самой княгини Марии Тенишевой[6]. Известно, что значительную роль в создании проекта сыграли художник-портретист Сергей Малютин и основатель российской архитектурной фотографии Иван Барщевский. Автором плохо сохранившихся росписей интерьера храма и мозаики на фасаде над входом в храм является российский философ, художник, путешественник Николай Рерих[7].

Княгиня Тенишева была наполнена глубокими патриотическими чувствами, горела русской национальной идеей.

«А что же случилось с верхами? С так называемыми образованными сословиями? Случилось то, что они дали нам ряд поколений, лишенных патриотизма и презрительно и недоброжелательно относящихся ко всему русскому. Русское общество веками понемногу теряло свое достоинство, стало стыдиться самого себя, и в наши дни у большинства окончательно исчезло сознание русской национальной идеи».[2]

«Мы больны, мы очень тяжко больны! Наша якобы молодая нация, не дойдя еще до зари своего рассвета, успела уже подгнить у самого корня и, как ветхий организм, разлагается! Страшно! Больно до слез, обидно…»

Остро переживала разложение церковных клириков, участвовавших в событиях, связанных с персоной Распутина.

«До чего мы дожили! Религия поругана, духовенство запугано, ум, способности людей обесценены, отброшены, как ненужный хлам, и на поверхность всплывают одни авантюристы за другими…»[2]

Княгиня Тенишева после 1905 года[править | править код]

В 1905 году из-за революционных событий Тенишева покинула Россию. Постепенно в Париж вывозилась и ее коллекция. В Париже совместно с Сергеем Дягилевым была проведена выставка, на которой были представлены предметы декоративно-прикладного искусства из собрания Тенишевой. Париж захлестнула мода на русские мотивы[4].

Мария Клавдиевна помогала в снабжению фронта во время Первой мировой войны, в частности выращиванием и доставкой капусты (1916 год). Не только фронт, но и тылы находились в глубоком упадке, что крайне огорчало княгиню.

«А вот по сравнению с ними [купцами их детьми] крестьянин… Не зная даже слова „патриотизм“, он отдал родине все, что имел: своих сынов, свою последнюю скотину, свой посильный труд в лице копошащейся бабы с подростком на одинокой нивке, наконец, он отдал самое дорогое — свою жизнь!»[2]

Княгиня видела предательство элит в России, которое особо проявилось в годы войны:

«Все эти либералы, социал-демократы и прочие — пустые краснобаи, не лучше других. Их громкие фразы о благе человечества лишь корка, под которой скрывалась обида неудачника или мелкая душонка, или все тот же карьеризм, в котором они обвиняли других. Я так часто видела, что слова их не сходились с делами… Усиленная пропаганда антимилитаризма, интернационализма и других „измов“ ослабила патриотический дух, вернее, уничтожила это вполне естественное чувство».[2]

Сударыня Тенишева твёрдо стояла на народных позициях, даже когда это было не модно и вызывало насмешки у некоторых зазнаек.

«Меня всегда коробит шутливая снисходительность по отношению к коренным недостаткам нашего русского характера, которые обыкновенно, в виде утешения, объясняют „славянской натурой“. Что это такое за „славянская натура“? Говорят, что особенностями этого нашего характера являются доброта, мягкость, доверчивость, добродушие, мечтательность и снисходительность. Без сомнения, такие черты были бы очень симпатичными, если бы они проявлялись в здравых границах благоразумия, в противном же случае они легко становятся недостатком, наносящим не только ущерб близким, но и вред обществу. В преувеличенной мере эти самые свойства легко вырождаются, и доброта превращается в слабость, мягкость — в бесхарактерность, доверчивость — в безалаберность, добродушие — в шаткость, мечтательность — в лень и, наконец, снисходительность — в беспринципность. Из всех наших сословий, я думаю, лишь крестьянство и духовенство еще сохраняют в чистом, неискаженном виде эти стороны характера».[2]

Из множества художников, с которыми приходилось контактировать М. К. Тенишевой были ментально близки и особо приятны М. А. Врубель и Н. К. Рерих.

«С Врубелем мы были большими приятелями. Это был образованный, умный, симпатичный, гениального творчества человек, которого, к стыду наших современников, не поняли и не оценили. Я была его ярой поклонницей и очень дорожила его милым, дружеским отношением ко мне; Такие таланты рождаются раз в сто лет, и ими гордится потомство».[2]

«Из всех русских художников, которых я встречала в моей жизни, кроме Врубеля, это [Н. К. Рерих] единственный, с кем можно было говорить, понимая друг друга с полуслова, культурный, очень образованный, настоящий европеец, не узкий, не односторонний, благовоспитанный и приятный в обращении, незаменимый собеседник, широко понимающий искусство и глубоко им интересующийся».[2]

Во время гражданской войны в России, после 26 марта 1919 года госпожа Тенишева вместе с самой близкой подругой Е. К. Святополк-Четвертинской, горничной Лизой и близким другом и помощником В. А. Лидиным покинула Россию в очередной раз, но уже навсегда, и уехала через Крым во Францию. Эмиграция произошла до эвакуации частей Русской армии и гражданского населения под руководством барона П. Н. Врангеля. Написанные в эмиграции и опубликованные в Париже уже после её смерти воспоминания княгини Тенишевой — «Впечатления моей жизни. Воспоминания»[2] — охватывают период с конца 1860-х до новогодней ночи 1917 г.

Княгиня Тенишева скончалась 14 апреля 1928 г. в парижском пригороде Ла-Сель-Сен-Клу.

Оценки деятельности[править | править код]

В некрологе, посвящённом Марии Клавдиевне, И. Я. Билибин писал:

Всю свою жизнь она посвятила родному русскому искусству, для которого сделала бесконечно много.

Галерея[править | править код]

Анекдоты[править | править код]

Труды[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Bibliothèque nationale de France идентификатор BNF (фр.): платформа открытых данных — 2011.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 М. Тенишева. Впечатления моей жизни. Воспоминания. — М.: «Захаров», 2002, ISBN 5-8159-0226-8
  3. Драматическая судьба княгини Тенишевой: почему имя самой известной женщины-мецената было забыто на родине. Культурология. Дата обращения 4 сентября 2019.
  4. 1 2 3 Тенишева Мария Клавдиевна — биография, личная жизнь и фото. www.culture.ru. Дата обращения 3 сентября 2019.
  5. 5858 11 03 2016 / Алексей МИТРОФАНОВ. Как Мария Тенишева сделала свое имение центром русского художества. Милосердие.ru (11 марта 2016). Дата обращения 4 сентября 2019.
  6. Тютюгина Н. В. Образ Храма Небесного в церковно-монументальной живописи Н. К. Рериха. — Новосибирск: Сибирское Рериховское Общество, 2016. — С. 5. — 131 с. — 1000 экз. — ISBN 5-86091-065-7.
  7. Журавлёва Л. С. Талашкино. Очерк-путеводитель. — М: Изобразительное искуссто, 1989. — С. 129—130. — 280 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-85200-016-7.

Библиография[править | править код]

  • Билибин И. Памяти кн. М.Кл. Тенишевой // Возрождение. 1928. № 1052 от 19 апреля.
  • Озер Д. Мир эмалей Марии Тенишевой // Москва, 2004.
  • Журавлева Л. «Далось мне это не без борьбы» // Альманах «Прометей»., М. «Молодая гвардия», 1987, т. 14, с. 65-79.
  • Рерих Н. К. Заклятое зверье (Эмали кн. М. К. Тенишевой), 2 мая. 1909 г.
  • Рерих Н. К. Памяти М. К. Тенишевой // Тенишева М. К. Эмаль и инкрустация. Прага. 1930.
  • Княгиня М. К. Тенишева и Смоленский край: библиогр. указ.: к 160-летию со дня рождения / Смоленская областная универсальная научная библиотека имени А. Т. Твардовского; сост.: В. И. Карпеченкова, И. Е. Малащенкова. — Смоленск: Свиток, 2018. 517 с. : ил., портр.

Ссылки[править | править код]