Трусевич, Максимилиан Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Максимилиан Иванович Трусевич
Maksimilian I. Trusevich.jpeg
13 июня 1906 года — 29 марта 1909 года
Предшественник Эммануил Иванович Вуич
Преемник Нил Петрович Зуев
29 марта 1909 — 22 октября 1917
Флаг
Член Государственного Совета по назначению
1 января 1917 — 1 мая 1917

Рождение 3 июля 1863(1863-07-03)
Смерть не ранее 1937
Образование
Награды
Орден Святого Владимира 2-й степени
Орден Святой Анны 1-й степени Орден Святой Анны 2-й степени Орден Святой Анны 3-й степени
Орден Святого Станислава 1-й степени Орден Святого Станислава 2-й степени Орден Святого Станислава 3-й степени
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Максимилиа́н Ива́нович Трусе́вич (1863 — не ранее 1937) — русский государственный деятель, директор Департамента полиции, сенатор.

Биография[править | править код]

Родился в семье потомственных дворян Черниговской губернии Трусевичей 3 июля 1863 года.

Окончил Императорское училище правоведения с чином коллежского секретаря (1885) и поступил на службу в Министерство юстиции кандидатом на судебные должности при прокуроре Санкт-Петербургской судебной палаты.

Чины: титулярный советник (1889), коллежский асессор (1890), надворный советник (1894), коллежский советник (1898), статский советник (1902), действительный статский советник (1905).

Затем занимал должности: секретаря при прокуроре Петербургской судебной палаты (1889), товарища прокурора Рижского окружного суда (1889—1899), товарища прокурора Санкт-Петербургского окружного суда (1899—1902), прокурора Новгородского окружного суда (1902—1904) и товарища прокурора Петербургской судебной палаты (1904—1906).

С июня 1906 года был директором Департамента полиции, успешно боролся с революционным терроризмом. 1 июля 1906 года Трусевич рассылает подчиненным секретные циркуляры о необходимости оперативно пресекать и подавлять любые призывы к новым восстаниям. Вскоре начинается масштабная работа по изменению структуры политического сыска в целом. Период с декабря 1906 года по февраль 1907 года оказался поворотным и самым насыщенным как в деле проведения внутренних реорганизаций в системе Департамента полиции, так и политического розыска в целом. Создаются новые учреждения политического сыска - районные охранные отделения, усиливается сеть охранных отделений. Была создана комиссия, которая должна была выработать предложения по пересмотру структуры и функций полиции в целом, известная в истории как "Комиссия сенатора Макарова по преобразованию полиции в Империи"". Были внесены коррективы в деятельность 1-го, 2-го, 3-го и 6-го делопроизводств и Особого отдела, а также создано новое, 4-е, делопроизводство. Трусевич подает министру внутренних дел записку "О реорганизации политического розыска в связи с усилением революционного движения в России". Анализ сложившейся ситуации привел его к выводу о том, что "образование противоправительственных центров стоит в несомненной зависимости от степени успешности борьбы с крамолой со стороны тех или других местных розыскных органов власти, причем революционеры избирают пунктами сосредоточения руководящих организаций обыкновенно те местности, в которых жандармские и полицейские учреждения высказывают более или менее постоянную неумелость или небрежность по выполнению своих обязанностей". В свете этого предлагалось "существенно изменить постановку политического расследования сообразно революционных фракций", создать несколько центральных розыскных органов и провести изменения в организации Особого отдела, работа которого строилась "по районам географического значения", что мешало ему "иметь ясное представление о деятельности партий". Также главой политического сыска был поставлен вопрос о кадрах, внутренней агентуре и наружном наблюдении и намечена программа действий, которая с согласия Столыпина стала проводиться в жизнь. Вместе с тем, представление об источниках опасности у Трусевича было специфическим: за многообразием антиправительственных сил он видел единый руководящий центр и в письме к варшавскому генерал-губернатору поклялся, что приложит все силы, дабы не допустить на территорию страны распространение международного масонского заговора с целью свержения монархии.

Помимо развития сети охранных отделений по территории империи Трусевич начинает деятельность по подбору кадров, вводя жандармских офицеров в Департамент полиции, сосредотачивая в одном органе всех, кто имел склонность к работе по политическому сыску и мог успешно руководить ею. Он так разъяснял свою кадровую политику: "В силу особых условий последнего времени и постепенного усовершенствования розыскного дела события выдвинули из подведомственных Департаменту учреждений целый ряд лиц, которые, специализировавшись в своих обязанностях, сделались ныне в силу обстоятельств, а отчасти и личных своих качеств, несомненно наиболее сведущими и опытными в сфере розыска и потому призваны теперь к занятию должностей начальников районных охранных отделений, невзирая на некоторое, быть может, несоответствие их чинов этому служебному положению. Однако же серьезность переживаемого государством исторического момента, когда наряду с заботами высшего правительства об упорядочении государственного и общественного строя республиканские и оппозиционные элементы непрерывно ведут отчаянную по замыслу и приемам борьбу в видах разрушения существующих порядков, не допуская возможности ставить успех дела в зависимость от одного соответствия служебного положения отдельных представителей власти с существом возлагаемых на них прав и обязанностей, поэтому каждое преданное престолу и отечеству правительственное лицо должно забыть свои вытекающие из табели о рангах преимущества в тех случаях, когда существеннейшие интересы России вызывают необходимость принимать к руководству указания служебного опыта лиц, хотя и ниже стоящих в чинах, но специально подготовленных в данном деле. Рутина и споры из-за формальных условий дела ныне неуместны и должны уступить место живой работе и простору для способностей и энергии".

С 23 июня 1907 года Трусевич отправляется в заграничную командировку, чтобы на месте научить организацию полиции в Англии, Германии и Франции и перенять наиболее ценное из иностранного опыта. Особенно его интересовали вопросы организации местной полицейской службы и подготовки кадров. Сделанные наблюдения передаются в Комиссию сенатора Макарова, а в начале 1908 года руководитель политического сыска ходатайствует перед министром внутренних дел о создании в Департаменте полиции новых структурных частей - Инспекторского отдела и Уголовно-сыскной части. Два новых подразделения были созданы 12 марта 1908 года. Трусевич потребовал от подчиненных "составить особый сборник уставов всех революционных и профессиональных организаций". Он велел в июле 1908 года активизировать деятельность служб наружного наблюдения и внутренней агентуры и ускорить их разгром, способствуя радикализации их программ. Трусевич пытался разложить революционные организации изнутри (он наводнял их двойными агентами)[1]. Проведенный в этом отношении комплекс мер давал результаты и, в частности, московский и московский окружной комитеты РСДРП в период с июня 1907 г. по ноябрь 1910 г. подвергались разгрому 11 раз.

Что касается профсоюзного движения, то он стремился вывести его из-под влияния социал-демократов и в служебной записке указывал на "необходимость всестороннего обсуждения в Совете министров или Особом совещании отношения правительства к профессиональным союзам, в целях облегчения последним осуществления их задач законным путем и пресечения им возможности оказывать содействие революционным организациям".

За свою деятельность по руководству государственной безопасностью Трусевич 1 января 1907 г. был награжден орденом Св. Станислава 1-й степени, а через три дня в силу занимаемой должности был назначен представителем от Министерства внутренних дел в Особую комиссию для обсуждения мер против водворения в России оружия[2].

Начальник Московского охранного отделения полковник А. П. Мартынов характеризовал Трусевича: "Выше среднего роста, худощавый, исключительно элегантный шатен с тонкими чертами лица, чуть коротковатым тонким носом, щетинистыми усиками, умными, пронизывающими и несколько насмешливыми глазами и большим открытым лбом, Трусевич являл собою тип европейского светского человека. Он был живой, даже порывистый в движениях, без типично русских манер. Даже многочисленные недруги его никогда не отказывали ему в остроте мышления, знании дела и трудоспособности, докладывать ему дела, самые запутанные и сложные, было просто удовольствием, - он понимал все с полуслова. Трусевичу нельзя было подавать сущность дела с размазыванием подробностей, с подготовкой и разъяснением, как это часто приходилось делать с менее способными администраторами. Он схватывал сущность дела сразу и давал ясные указания. Он был по своему характеру замечательным мастером розыска, тонким психологом, легко разбиравшимся в людях. Политическая карьера его окончилась с выяснением роли Азефа и переменами в Министерстве... С его уходом правительство потеряло исключительного человека "на своем месте". Я совершенно уверен, что ни до него, ни тем более, после него такого директора Департамента полиции российское правительство не имело"; Мартынов определяет Трусевича замечательным следователем в духе следователя по Достоевскому [3]. Недоброжелательно настроенный к Трусевичу С. Ю. Витте писал: "С этим Трусевичем я довольно близко познакомился в тот день, когда у меня была в доме обнаружена адская машина. Тогда он приезжал и очень интересовался этим делом, у меня завтракал, и я сразу понял, что Трусевич - человек, которому доверять нельзя. Это тип полицейского сыщика-провокатора"[4]. Генерал-лейтенант В. Ф. Джунковский, занимавший пост товарища министра внутренних дел, характеризовал Трусевича как «тип полицейского сыщика-провокатора, принесшего много вреда в делах политического розыска». Товарищ министра внутренних дел П. Г. Курлов отмечал, что «у М. И.Трусевича нельзя отнять ума и даже таланта; работал он быстро и решительно, но этой решительности недоставало надлежащего спокойствия, а подчас даже и необходимой продуманности»[5].

В бытность директором Департамента полиции завел у себя дома механическую мастерскую и, увлекшись этим делом, изучил слесарное, токарное и фрезерное производства на заводе Пека[6].

Трусевич стал жертвой административных интриг и подал в отставку с поста директора департамента. В марте 1909 года назначен сенатором, присутствующим в 1-м департаменте Сената — в чине тайного советника (1909)[7].

В 1911—1912 годах, по Высочайшему повелению, производил сенаторскую ревизию Киевского охранного отделения после убийства в Киеве председателя Совета министров Столыпина. Трусевич провел расследование, и по его итогам по обвинению "в бездействии власти, имевшем особо важные последствия" было решено предать суду генерал-лейтенанта П. Г. Курлова, статского советника Веригина, полковника Спиридовича и подполковника Кулябко[8]. В январе 1913 года, когда обвинительный акт был уже готов, Николай II внезапно приказал прекратить дело в отношении первых трех обвиняемых. Перед правосудием предстал один лишь подполковник Кулябко, осужденный на 16 месяцев, уменьшенных по высочайшему повелению до 4 месяцев.

По инициативе И. Г. Щегловитова 1 января 1917 года был назначен членом Государственного Совета. Входил в группу правых.

Занимался также географией Кавказа[9], предпринимал усилия по развитию альпинизма[10], писал и на религиозно-нравственные темы.

В ходе Февральской революции был арестован и лишен жалованья. До 10 марта 1917 года содержался в Трубецком бастионе, затем был освобождён комиссией по внесудебным расследованиям. В мае 1917 года опрашивался Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства.

С 1918 года жил в Сочи, занялся печением и продажей пирожков, ремонтом швейных машин и, наконец, изучив портновское дело, занимался портновским ремеслом на дому (ул Пограничная, 5). 27 февраля 1921 года был арестован в Сочи, обвинен в сокрытии своего звания, 3 июня отправлен в Москву и заключен в Бутырскую тюрьму[11]. Его дело было передано в Верховный Трибунал[12]. Дело постановлением от 17 мая 1922 года было прекращено на том основании, что обвинение Трусевича в сокрытии звания не подтвердилось, а служба в должности директора Департамента полиции покрыта давностью и амнистиями. Затем Трусевич жил в Петрограде (Ленинграде), создал механическую мастерскую, которую передал артели "Красный металлист", работал старшим мастером в артели безработных инженеров при бирже труда. В 1924 году вновь был арестован и выслан из Ленинграда. Избрал местом жительства Ярославскую губернию, восстановил механический завод в селе Бурмакино, переданный местной артели кустарей-кузнецов. был назначен управляющим заводом для массового производства хозяйственных принадлежностей. Вновь был арестован, но через месяц был освобожден, и с 1926 года жил в Перми, где, проработав некоторое время на заводе сельскохозяйственных машин, был принят в Лесоэкономическую экспедицию на работу в качестве счетовода и делопроизводителя, затем был приглашен для работ в Пермский биологический институт для организации библиотеки, развития обмена изданиями с научными учреждениями и составления научных каталогов, а также для переводов с иностранных языков. С 1930 года работал также в геоботанических экспедициях. 27 июля 1937 года был арестован в последний раз, став жертвой репрессий[6].

Брат - врач Яков Иванович Трусевич. Был женат на дочери статс-секретаря Государственного совета С. К. Тецнер Елизавете Сергеевне Тецнер (1891—?)[13], падчерице И. Г. Щегловитова. Имел дочь 1915 г.р.

Награды[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. См.: Доклад директора департамента полиции М.И. Трусевича министру внутренних дел П.А. Столыпину по делу “Боевого интернационального отряда анархистов-коммунистов”. - http://www.hrono.info/dokum/190_dok/19080318.html Архивная копия от 16 апреля 2018 на Wayback Machine
  2. Перегудова 3. И. Политический сыск России (1880-1917). М., 2000.
  3. Мартынов А.П. Моя служба в отдельном корпусе жандармов // «Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. М., 2004. Т. 1. С. 72; Рууд Ч., Степанов С. Фонтанка, 16: Политический сыск при царях. М., 1993. С. 334.
  4. Витте С. Ю. Воспоминания. Т. 3.
  5. Федорченко В.И. Императорский дом. Выдающиеся сановники. Энциклопедия биографий. Т. 2. С. 467.
  6. 1 2 От Столыпина до "столыпинских" вагонзаков. Директор Департамента полиции Макcимилиан Трусевич за 20 лет советской власти так и не завоевал ее доверия. Дата обращения: 2 января 2021. Архивировано 20 сентября 2020 года.
  7. Формулярный список о службе сенатора, присутствующего в Первом департаменте Правительствующего Сената тайного советника Трусевича // Из глубины времен. Альманах. 1997. № 8.
  8. Перегудова З. И. Комиссия сенатора Трусевича М. И. - http://www.stolypin.ru/proekty-fonda/entsiklopediya-petr-arkadevich-stolypin/?ELEMENT_ID=116 Архивная копия от 16 апреля 2018 на Wayback Machine
  9. Архив РГО РАН, ф. 39, 61 ед. хр., 1903-1916.
  10. Деятельность Русского горного общества (1900 - 1914). - https://www.risk.ru/blog/200004 Архивная копия от 16 апреля 2018 на Wayback Machine
  11. Источник. Дата обращения: 15 апреля 2018. Архивировано 3 мая 2019 года.
  12. ГАРФ. Ф. Р-8419. Оп. 1. Д. 259. С. 100. Автограф.
  13. Венчание 8 января 1914 г. в церкви при Министерстве юстиции в С.-Петербурге; поручители по женихе: действительный статский советник Михаил Викторович Волковицкий, коллежский секретарь Дмитрий Алексеевич Костомаров, по невесте: коллежский советник Всеволод Михайлович Бернацкий, надворный советник Андрей Михайлович Ону (ЦГИА СПб. Ф. 19.— Оп. 127.— Д. 2981.— Л. 920).

Источники[править | править код]

  • Пашенный Н. Л. Императорское Училище Правоведения и Правоведы в годы мира, войны и смуты. — 1885. — Вып. 46.
  • Правительствующий Сенат. — Санкт-Петербург. Типо-литография Санкт-Петербургской Одиночной Тюрьмы. 1912. — С. 118
  • Список гражданским чинам первых трех классов. Исправлен по 1 сентября 1914 года. — Пг., 1914. — С. 456
  • Мурзанов Н. А. Словарь русских сенаторов, 1711—1917 гг. — СПб., 2011. — С. 440—441.
  • Государственный совет Российской империи, 1906—1917: Энциклопедия. — Москва: Российская политическая энциклопедия, 2008. — C. 283.
  • Колпакиди А., Север А. Спецслужбы Российской империи. — М.: Яуза Эксмо, 2010. — С. 204-207. — 768 с. — (Энциклопедия спецслужб).

Ссылки[править | править код]