Арана, Сабино

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сабино Арана Гоири

Сабино Арана Гоири (баск. Arana ta Goiri’taŕ Sabin; 26 января 1865(18650126), Бильбао — 25 ноября 1903, Педерналес) — баскский политический деятель, националист, революционер, идеолог независимости Страны Басков от Испании. Сабино Арано часто называют «отцом басков», он также считается главным идеологом террористической организации ЭТА.

Биография[править | править исходный текст]

Сабино Арана Гойри родился в 1865 году в небольшом поселении Абандо в предместьях Бильбао, в семье видного судовладельца, дона Сантьяго де Арана и Ансотеги. Он был восьмым и последним ребенком в семье. Отец Сабино, яростный приверженец карлизма, был одним из главных спонсоров военных формирований традиционалистов в годы Второй карлистской войны (1872—1876). Разгром карлистов обернулся для него не только финансовой катастрофой, но и стал психологическим и эмоциональным ударом, который он так и не смог перенести. Начиная с 1876 года, он впал в глубокую депрессию, граничившую с психозом, и в 1883 году скончался.

В 1876 году 11-летний Сабино поступил в иезуитский колледж-интернат в Ордунье, в котором он провел 5 лет своей жизни. Мальчик никогда не отличался крепким здоровьем, и тяжелое заболевание туберкулезом в 1881 году чуть не стоило ему жизни.

После смерти отца в 1883 году семья Арана переехала в Барселону, чтобы Сабино смог получить университетское образование в мягком средиземноморском климате. По настоянию матери он поступил на факультет права, философии и литературы. Однако он не испытывал особого интереса к выбранной специальности, поэтому почти не посещал занятия и лишь изредка являлся на экзамены.

Идеология[править | править исходный текст]

В 1888 году, в возрасте 23 лет Сабино Арана издал первую часть своей «Элементарной грамматики бискайского эускера», которая, впрочем, так никогда и не была завершена.

В 1888 году, когда умерла мать, он окончательно забросил учебу и вернулся в Бискайю. В том же году Сабино, посчитавший себя уже достаточно зрелым и сформировавшимся специалистом в области баскского языка, подал заявку на должность преподавателя эускера на кафедре баскского языка, только что созданную при Институте Бильбао. Но не прошел конкурс.

Единственное спасение (спасение не только баскского традиционного образа жизни, но и традиционной значимости сельской знати) ему виделось в создании независимого баскского государства, для чего требовался не только общий язык, но и историко-юридические аргументы, подтверждающие право басков на независимое существование. В результате изучения старинного права Бискайи и баскской истории в 1892 году на свет появилась брошюра под названием «Бискайя в борьбе за независимость».

Сабино Арана начал выпускать националистический журнал «Bizkaitarra», ставший трибуной для выражения националистических идей, а в 1894 году создал культурное общество Euskeldun Batzokija, которое позже трансформировалось в Баскский Центр. На церемонии его открытия братья Арана — Сабино и Луис — впервые представили публике баскский флаг, икурринья, который, по их замыслу, должен был стать символом будущего баскского единства и государства.

Так как в баскских провинциях вплоть до конца XIX века отсутствовала единая письменная традиция, то Арана разработал новые принципы баскской орфографии, которые он изложил в «Лекциях по орфографии бискайского эускера» (1896). Помимо «Элементарной грамматики» и «Лекций по орфографии» из-под пера Араны вышли «Этимологический трактат баскских фамилий», книга для детского чтения и патриотический календарь, своего рода баскские святцы.

В эускера Сабино Арана видел, прежде всего, один из элементов баскской идентичности, поэтому его лингвистические идеи были сильно политизированы и направлены не на развитие языка как такового, а на дальнейшее усиление дифференциации басков. Это был лишь один из политических инструментов для утверждения уникальности басков, обособления баскской расы от испанцев и сохранения её чистоты.

Следуя этой традиции и в соответствии с той инструментальной ролью, которую он отводил языку, Арана был одержим лингвистическим пуризмом. Он считал необходимым исключить все заимствования из романских языков и заменить эти слова баскскими неологизмами, изобретению которых он посвящал немало времени. Лингвистический пуризм Араны, граничивший с одержимостью, привел к тому, что баскская филология превратилась в ещё одну разновидность национализма — лингвистическую.

Арана выступал за превосходство баскской расы, как самой древней и чистой расы Европы, однако в силу присущих ему индивидуальных особенностей, его радикализма и яростной враждебности Испании, этот расизм стал граничить с ксенофобией. В своих произведениях Арана проповедовал неприятие мигрантов и их потомков, рожденных на баскских землях, называя их человекоподобными существами (maketos) и приписывая им всевозможные пороки, которых, конечно же, были лишены чистокровные баски в силу своей принадлежности к более высокой расе.

Политический портрет Сабино Арана[править | править исходный текст]

С самого начала Арана зарекомендовал себя как авторитарный и бескомпромиссный лидер. Через четыре месяца после основания общества Сабино исключил семерых членов; ещё несколько — ушло следом в знак солидарности. Через год, из 50 членов-основателей осталось лишь 20 — бoльшая часть была исключена руководителем по идеологическим и дисциплинарным мотивам. Тем не менее, благодаря харизме Араны, его абсолютной убежденности в своей правоте в 1895 году общество насчитывало уже 120 членов.

Окончательное политическое оформление баскского националистического движения произошло 31 июля 1895 года, с учреждением Бискайского Провинциального Совета (Bizkai-Buru-Batzar), который стал зародышем Баскской Националистической Партии.

Обязательным условием для вступления в созданную Араной националистическую партию являлось обладание четырьмя баскскими фамилиями, что гарантировало бы «чистоту крови» кандидата как минимум в двух поколениях. Луис Арана, брат Сабино, прежде чем жениться на своей возлюбленной родом из Уэски, заставил её поменять свои фамилии — вместо Эгуэс Эрнандес она стала Эгуарас Эрнандорена. Сам же Сабино, по свидетельству биографов, расторг помолвку со своей невестой, не отвечавшей вышеупомянутому критерию, и в дальнейшем призывал товарищей по партии следовать его примеру.

В своей деятельности Сабино Арана отличался не только принципиальностью, но и крайней нетерпимостью. Это отражалось как в его идеологических установках, так и в отношении к оппонентам. Так, например, известному наваррскому фуэристу, выдающемуся баскологу Артуро Кампиону, он вообще отказывал в праве судить о баскских проблемах по той лишь причине, что его фамилия была испанского происхождения. Сабино был абсолютно уверен в своей правоте и совершенно невосприимчив к критике, считая, что выпады как в его адрес, так и в адрес его кумиров были необъективны и обусловлены лишь личным субъективным отношением.

Основание Баскской националистической партии[править | править исходный текст]

Идеологический миф, разработанный Сабино Араной и оставленный в наследство Эускади, иногда определяют как антииспанство и антилиберализм. В своих выступлениях Арана называл басков «титульной нацией в своей отчизне». Современные испанские историки называют Арану «баскским Гитлером», однако Арана всегда был противником каких-либо этнических чисток против испанцев. Баскская националистическая партия родилась на свет 31 июля 1895 года, в день св. Игнатия де Лойолы, основателя Общества Иисуса, именуемого «иезуитским орденом». Структура и методы Товарищества настолько поразили воображение Сабино Араны, что свою партию он основывал втайне. Во главе БНП стоял совет избранных Bizkai-Bure-Batzar (Бискайское провинциальное собрание) из семи членов, главой был лично Арана.

Сабино Арана на съезде Баскской националистической партии:

«Испанец еще ходил со сгорбленной спиной и на полусогнутых ногах, когда бискаец (житель провинции Бискайя) уже обладал элегантной походкой и благородными чертами лица. Бискаец — статен и мужественнен; испанец же либо вообще не знает, что такое стать, либо женственен в своей внешности. Бискаец энергичен и подвижен; испанец — ленив и неуклюж. Бискаец умен и способен во всех сферах деятельности; испанец глуп и тугодумен. Бискаец по натуре своей предприниматель; испанец же ничего не предпринимает и ничего не стоит. Бискаец рожден для того, чтоб быть сеньором, а не слугой; испанец же рожден лишь для того, чтобы быть вассалом или сервом».

Отношение различных слоев населения и последние годы жизни Сабино Арана[править | править исходный текст]

В то время как противники Араны обвиняли его в невысокой образованности, болезненной религиозности и экзальтированном патриотизме, в баскских националистических семьях был создан целый культ Сабино со своей иконографией и житийной литературой. В домах висели портреты «Учителя», а непременным элементом любой библиотеки была биография, написанная Сеферино Хемейном или Педро Басальдуа. Эта традиция продолжалась и во франкистскую эпоху запретов и гонений. Так, например, испанский поэт Йон Хуаристи вспоминает: «Детство и отрочество басков моего поколения, особенно из националистических семей, было наполнено подпольным культом памяти отца-основателя Сабино».

Политическая деятельность Араны, несмотря на пока что ограниченные масштабы, не без основания рассматривались центральными властями как опасные. Поэтому аресты и тюремные заключения, судебные процессы и запреты организаций и периодических изданий, создаваемых Араной, следовали одни за другими. Тем не менее, партия постепенно росла, и в 1898 году Сабино Арана был впервые избран в качестве депутата в местные органы власти, а в 1899 году в результате муниципальных выборов пятеро националистов вошли в состав городского совета Бильбао, пятеро — Бермео, и ещё несколько было избрано в Мундаке и Артеаге.

В мае 1902 года Сабино Арана в очередной раз попадает на полгода в тюрьму. Поводом к приговору послужила перехваченная поздравительная телеграмма, которая была написана Араной и предназначалась американскому президенту Рузвельту, в которой он поздравляет США с победой над Испанией в кубинской войне.

Это заключение окончательно подкосило и без того слабое здоровье Араны. У него быстро прогрессировала болезнь Эддисона. Поэтому в сентябре 1903 г. Сабино Арана по причине болезни вынужден был уйти с руководящих постов в партии, назначив в качестве своего преемника Анхеля де Сабала, а в ноябре 1903 г. он скончался на тридцать восьмом году жизни.

Ссылки[править | править исходный текст]