Военная коллегия Верховного суда СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Военная коллегия Верховного Суда РСФСР/СССР (ВКВС) — орган Верховного Суда РСФСР/СССР, рассматривавший дела исключительной важности в отношении высшего начальствующего состава армии и флота (командир корпуса и выше), а также обвиняемых в измене Родине и контрреволюционной деятельности[1]. Также контролировала работу военных трибуналов. С 1926 по 1948 год бессменным руководителем Военной коллегии был армвоенюрист (затем генерал-полковник юстиции) В. В. Ульрих. Военная коллегия располагалась в Москве в доме № 23 по Никольской улице (с 1935 года — улица 25 октября).

Деятельность в годы Большого террора[править | править исходный текст]

Это был высший судебный орган в СССР, с 1 октября 1936 г. по 30 сентября 1938 г. приговоривший к расстрелу 30 514 человек, к тюремному заключению — 5643 человека в 60 городах страны[2].

Приговор по делу Бухарина — Рыкова — Ягоды, 1938

В годы репрессий 19371938 годов Военная коллегия судила представителей советской номенклатуры, военных, инженеров, учёных, деятелей культуры и искусства, работников НКВД. ВКВС рассматривала дела по известным показательным процессам[3].

Состав ВКВС Союза СССР в годы Большого террора: Прeдсeдaтeль Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР — Ульрих В. В. (армвоенюрист).

Заместители Председателя Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР:

Приговор Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР, 7 июля 1941 года (г.).
Справка о реабилитации, выданная Военной Коллегией Верховного Суда Союза ССР, 28 июля 1955 года (г.).

Члены Военной коллегии:

Секретари коллегии:

  • Батнер А. А.(военюрист 1 ранга);
  • Козлов (военюрист 2 ранга);
  • Кондратьев И. П.(военюрист 1 ранга);
  • Костюшко А. Ф.(военюрист 1-го ранга).

Расстрелы[править | править исходный текст]

Приговоренных в Москве к ВМН расстреливали в день вынесения приговора в здании ВКВС[источник не указан 570 дней]. Тела казненных захоранивались на территории полигона «Коммунарка» и Донского кладбища. Руководил расстрелами комендант НКВД В. М. Блохин.

Осуждение по спискам[править | править исходный текст]

«Расстрельные списки» по Ленинграду (Список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР). Подписи Сталина, Ворошилова, Кагановича, Жданова и Молотова. Апрель 1937 года. АП РФ, оп.24, дело 409, лист 54

В 1937 — 1938 гг. приговоры ВКВС выносились в соответствии со списками, составленными органами НКВД и подписанными высшим руководством СССР. Списки содержали перечни лиц, которых планировалось осудить в ВКВС СССР с санкции И. В. Сталина и его ближайших соратников по Политбюро ЦК ВКП(б) к разным мерам наказания — в подавляющем большинстве — к расстрелу[4]. Лица в списках делились на первую (ВМН), вторую (10 — 15 лет тюремного заключения или ИТЛ) и третью (5 — 8 лет ИТЛ) категории, в зависимости от планировавшейся меры наказания. Подписанные членами Политбюро списки передавались в ВКВС. Каждая категория отображала максимально допустимую меру наказания для отнесенного к ней лица. Судебная процедура была упрощена до предела: слушание дела проходило без свидетелей и продолжалось в среднем 5-10 минут (в редких случаях до получаса). За это время трое судей должны были успеть «разъяснить подсудимому его права, огласить обвинительное заключение […] разъяснить сущность обвинения, выяснить отношение обвиняемого к „совершённым преступлениям“, выслушать его показания и последнее слово […] побывать в совещательной комнате, написать там приговор и, вернувшись в зал судебного заседания, объявить его…»[5]. Смертные приговоры подсудимым не объявлялись — они узнавали о своей судьбе непосредственно перед казнью[6]. «Списочный» механизм осуждения в ВКВС также применялся и после 1938 г.[7] Обжалование приговоров было практически невозможно по причине секретности большинства дел[8]. Всего за предвоенные годы по спискам Политбюро ЦК было расстреляно 30-35 тысяч человек[4].

Современность[править | править исходный текст]

В 1980-е годы возникла идея создать в Расстрельном доме Музей истории советского террора, в этот момент дом принадлежал военкомату. В 1990-е годы военкомат перевели, а дом продали. Сейчас он принадлежит дочернему предприятию Банка Москвы.

В 2006 году Москомнаследие присвоило статус вновь выявленного памятника культурного наследия дому на Никольской, 23.

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. По Закону о судоустройстве СССР 1938 года Верховный Суд СССР определялся как высший судебный орган страны и действовал в составе: а) Судебной коллегии по уголовным делам; б) Судебной коллегии по гражданским делам; в) Военной коллегии; г) Железнодорожной коллегии; д) Воднотранспортной коллегии. См.: А. Яцкова. История советского суда «Отечественные записки» № 2, 2003
  2. Засекреченные трагедии советской истории
  3. Сталинские расстрельные списки — списки лиц, осуждённых ВКВС с санкции Политбюро в 1937—1938 годах.
  4. 1 2 Сталинские расстрельные списки
  5. Муранов А. И., Звягинцев Р. Е. Суд над судьями (особая папка Ульриха). Казань, 1993. С. 68.
  6. Рогинский А. Б. Послесловие // Расстрельные списки. Москва, 1937—1941. «Коммунарка» — Бутово. Книга памяти жертв политических репрессий. М., 2000. С. 494—496
  7. Список от 16.01.1940
  8. То, что эти дела рассматривались в упрощённом порядке, подтверждается, например, письмом наркома юстиции СССР Н. М. Рычкова, Прокурора СССР М. И. Панкратьева и Председателя Верховного Суда СССР И. Т. Голякова Сталину и Молотову от 3 декабря 1939 года, в котором ставился вопрос о порядке пересмотра некоторых приговоров. Они писали: «Военной Коллегией Верховного Суда СССР, особенно в течение 1937 и 1938 годов, рассмотрено в качестве суда первой инстанции большое количество судебных дел о контрреволюционных преступлениях. Дела эти рассматривались в упрощённом порядке и, как правило, без вызова свидетелей» (АП РФ. Ф. 3. Оп. 57. Д. 38. Л. 179). Проблема пересмотра состояла в том, что по закону это мог сделать только Пленум Верховного Суда СССР, состоявший из 30 человек, что, по мнению авторов письма, нежелательно, ибо может привести к разглашению материалов этих дел. «Дела указанной категории, — писалось далее, — являются совершенно секретными, и материалы, связанные с этими делами, составляют особо важную государственную тайну». Поэтому предлагалось для пересмотра дел использовать «узкий состав» Верховного Суда из трёх человек с личным участием Прокурора СССР (Там же. Л. 180—181). 7 декабря 1939 года Берия, отвечая на это письмо, отметил: «…указанные дела рассматривались Военной Коллегией Верховного Суда СССР в период 1937—1938 годов на основании Закона от 1 декабря 1934 года, которым предусматривается рассмотрение дел без вызова свидетелей», и сделал вывод, что нарушение установленного порядка нецелесообразно и пересмотр подобных дел должен остаться прерогативой Пленума Верховного Суда СССР (Там же. Л.182). Даже после смерти Сталина его преемники не торопились отказаться от упрощённого судопроизводства и использовали этот порядок, например, в декабре 1953 года при осуждении Берии, хотя это, пожалуй, единичный пример. Закон от 1 декабря 1934 года был отменён Указом Президиума Верховного Совета СССР лишь 19 апреля 1956 года. См.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. М., 1993. С. 34

См. также[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]