Дидгорская битва

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Дидгорская битва
Основной конфликт: Грузино-Сельджукские войны
Didgori Memorial.jpg
Монумент на поле Дидгори, Грузия
Дата

12 августа 1121 года

Место

склоны Дидгори и Ничбисское ущелье

Итог

Победа грузинского войска
Взятие г. Тбилиси и г. Дманиси
Освобождение Грузии от турок-сельджуков

Противники
Западно-сельджукский султанат[1]:
Эмир Мардина
Эмир Хиллы
Грузинское царство
Половцы[2]
Крестоносцы Иерусалима[3]
армянское войско[4][5]
Командующие
Илгази Давид IV Строитель
Силы сторон
30000 человек [6] 56 000 человек[7]
Потери
Неизвестно Неизвестно

Дидгорская битва (груз. დიდგორის ბრძოლა) — сражение, которое произошло 12 августа 1121 года между войсками Грузинского царства и войсками западно-сельджукских эмиров Мардина и Хиллы[8]. Сражение привело к разгрому армии сельджукских эмиров и освобождению Тбилиси, который стал столицей страны. С этого момента начался «Золотой Век» грузинской истории. В память о сражении проводится ежегодный фестиваль, известный как Дидгороба (груз. დიდგორობა).

Предыстория[править | править вики-текст]

Давид IV Строитель

К началу XI века Сельджукское государство фактически распалось на несколько независимых друг от друга владений. В арабском Ираке, Западном Иране, части Сирии и восточной Анатолии образовался Иракский (Западно-Сельджукский) султанат. При правлении султана Махмуда бин Мухаммада, Иракский султанат также оказался раздробленным, на несколько фактически самостоятельных феодальных владений — эмиратов[9]. Грузинское царство к началу XI века находилось в вассальной зависимости от иракских сельджуков.

В 1089 году в возрасте 16 лет взошёл на престол грузинский царь Давид IV Строитель, приняв правление государством, разоренным и опустошенным захватчиками. Юный царь энергично приступает к решению первоочередных задач: возвращение производительного населения на отчие земли, возрождение экономики страны и изгнание турок-сельджуков. Но для решения их необходимо было подавить сопротивление реакционных сил в лице непокорных крупных феодалов. Решительно расправившись с самыми строптивыми из них, Давид IV стал создавать небольшие, но боеспособные подвижные военные отряды из свободных (царских) крестьян и служилых помещиков-азнауров, которые нападали на турок и уничтожали их. Это дало возможность укрывавшимся в горах земледельцам спуститься в долины и приступить к возрождению хозяйства.

В 1099 г. Давид прекратил выплату дани, и Грузия фактически избавилась от владычества западно-сельджукских султанов, теперь можно было приступать к окончательному изгнанию турок, ещё владевших крупными городами-крепостями Восточной Грузии и, в первую очередь, Тбилиси. Но для этого требовалось боеспособное войско и дальнейшее упрочение царской власти. Первоочередной задачей являлось проведение церковной реформы. Церковь была мощной и действенной организацией, пользовавшейся большим влиянием, поэтому Давид нуждался в её поддержке. В то же время, в период арабского владычества, затем господства турок, в условиях феодальной раздробленности церковь сильно деградировала. Давид Строитель повел решительное наступление на нездоровые силы в церкви. В 1103 г. он созвал Всегрузинский церковный собор, заседания которого проходили в двух соседних епархиях — Руиси и Урбниси (в Восточной Грузии, западнее г. Гори). Решениями Руис-Урбнисского собора были смещены неугодные церковные сановники и на их место избраны поддерживающие царя и прогрессивно настроенные лица: кроме того, было запрещено пользоваться церковным имуществом для личного обогащения, или в целях, противоречащих интересам государства.

Для борьбы с турками-сельджуками необходима была хорошо вооруженная и преданная царю армия. С этой целью Давид Строитель провёл военную реформу и создал личную царскую гвардию — монаспа, а также постоянное войско из свободных служилых азнауров и царских крестьян, особо заботясь об их качественном вооружении, строгой организованности и военно-тактической выучке. К началу XII в. количество постоянного войска достигало примерно 40 тысяч. Давид организовал полицейский аппарат «мстовари» (соглядатаи), с помощью которого царь имел возможность быть в курсе всех событий, происходящих внутри страны и за её пределами. Теперь можно было начинать генеральное наступление против турок. Первый удар Давид Строитель нанес туркам в восточных областях Грузии, изгнав их из Кахети и Эрети вместе с местным царем, турецким приспешником, и присоединив эти грузинские земли к своему государству. В ответ на эту акцию турки вторглись с большим войском на территорию Кахети, но в 1105 г. в битве при Эрцухи были наголову разбиты. В течение 1110—1118 годов турки были изгнаны из городов: Самшвилде, Рустави, Гиши, Кабалы и Лори, а Давид IV всё ближе подбирался к Тбилиси, занимая узловые пункты на основных путях, ведущих к нему.

Царь Давид IV Строитель в борьбе против тюрков-огузов Сельджукидской империи пригласил и поселил в Борчалы и прилегающих областях кыпчакскую орду численностью 40 тыс. воинов, то есть, по подсчетам специалистов-медиевистов, вместе с членами их семей всего около 200 тыс.[10] Уместно будет отметить, что одновременно царь Давид IV породнился с кипчаками, взяв в жены дочь[11] хана. Историк царя Давида пишет, что «привел великое множество, и тесть с братьями жены не напрасно трудились, и не зря кипчаков переселил, ибо их руками уничтожил он силы всей Персии и навел страх на всех царей…»[12] Для Грузии в ту эпоху главная угроза исходила от принявших ислам огузов, которые не ограничивались получением дани и периодическими нападениями на страну: как пишет древнегрузинский летописец царя Давида IV, «каждую осень прибывали тюрки через Сомхити со всеми кочевьями своими, а затем оседали» здесь, а также «вдоль побережья Куры, от Тбилиси до самой Барды (город в Азербайджане)». И «столь велики были силы их и число, что даже говорили: „Все тюрки со всех сторон там собрались“. Никто не волен был запретить им селиться, где вздумается, и даже сам султан». А у грузинского царя не хватало войска не только «для охраны городов и крепостей, но даже для собственной дружины». И «так как не было другого выхода», то, по словам летописца, в 1118 г. царь Давид IV «решил призвать кыпчаков»[2].

При Давиде грузинская армия делилась на три части: это были монаспа, гарнизоны, стоявшие в городах и крепостях и основная часть войска. Тогда же перед Давидом Строителем встал вопрос об увеличении контингента постоянного войска. Внутренние людские ресурсы феодальной страны не дают возможности для действенного наращивания военных сил, поэтому Давид осуществил дальновидное и оригинальное мероприятие: в 1118—1120 гг. в Грузию из северокавказских степей были переселены 40 тысяч половецких (кыпчакских) семей (кстати, Гурандухт — жена царя Давида Строителя — была из знатного кыпчакского рода), каждая из которых получила земельный участок, обязуясь в свою очередь выделить одного члена семьи для несения постоянной военной службы. Таким образом было создано дополнительное 40-тысячное регулярное войско.

Переселению половцев в Грузию препятствовала война, которую они вели с осетинами. Царь Давид перешёл на Северный Кавказ и подчинил себе осетин. Царь Осетии признал зависимость от Грузии, согласившись на выплату ежегодной дани; это было первое вассальное владение Грузии на Северном Кавказе. При Давиде влияние Грузии на Северном Кавказе усилилось.

Сражение[править | править вики-текст]

Атаки Илгази представляли серьёзную опасность для Королевства Иерусалимского. Иерусалимский король Болдуин II сделал попытку направить атаки сельджуков в совершенно противоположную сторону, на заранее подготовленные позиции, чтобы вместе с Давидом IV нанести им решающее поражение. Необходимо было выманить сельджуков из Малой Азии в Грузию, но сделать это на тот момент не представлялось возможным. Тбилиси на тот момент правил эмир, который хоть и был данником Давида, однако признавал верховную власть только сельджукского султана.

Давид IV уже в 1110 мог взять Тбилиси, но не сделал этого, так как исламская коалиция пошла бы по другому пути и ему пришлось бы дать бой на открытой местности, он же планировал лишить коалицию численного преимущества. Поэтому он не брал городов Тбилиси и Дманиси, оставил свободной манглисскую дорогу, чтобы заманить в дидгорские теснины врага и тогда армия сельджуков лишилась бы способности маневрировать.

Грузинская армия того времени состояла из одной тяжеловооруженной кавалерии и пехоты. При поддержке легкой конницы кыпчаков, грузинский рыцарь-всадник вооруженный мечом, копьем и щитом, мог спешившись стать меченосцем или копьеносцем. Это придавало войску высокую мобильность и давало возможность совершать молнеиносные манёвры.

Исламская коалиция направилась по маршруту Гянджа-Дманиси-Тбилиси или же дорогой, идущей из Квемо Картли через Манглиси и Коджори в Тбилиси. Её боевой задачей являлось укрепиться в Квемо Картли и Тбилиси и уже отсюда совершать набеги на всю грузинскую территорию.

В августе 1121 года коалиция вошла в Триалетские ущелья. Она без боя взяла несколько крепостей и другие укрепленные пункты. Пройдя Манглиси, огромное войско Илгази, дорогой по узкому ущелью направилось к Тбилиси. Коалиция приблизилась к Дидгорской горе. Войска сельджуков растянулись в ущелье на километры. Мусульмане знали, что Давид с 56-тысячной армией может здесь на них напасть и, поэтому были готовы к сражению. Давид, заранее зная маршрут мусульманского войска, собирался дать генеральное сражение в Триалетских теснинах, беря в союзники местность.

Он сконцентрировал войско в Ничбисском ущелье, перекрыл и завалил все дороги, ведущие в Шида Картли. Конечно же, он был уверен в своих людях, но этим действием дал понять, что в предстоящем сражении, кроме победы, у грузин другой альтернативы быть не может. Царь Давид со своей личной гвардией занял позиции на западном фланге неприятеля у Ничбиси.

Другая часть войска и резерв под началом царевича Димитрия расположились скрытно за дидгорскими склонами на противоположном фланге. Давид совершил непрямое военное действие в канун битвы и благодаря этой диверсии за считанные минуты одержал перевес в сражении, которое сыграло важнейшую роль не только для Грузии, но и для всего тогдашнего христианского мира.

Две сотни грузинских рыцарей вышли из своих боевых порядков и направляются к сельджукам. Сельджуки пропустили «перебежчиков» в свои боевые порядки. Царь Давид специально подготовил этих людей, заранее вошедших в доверие к сельджукам и лично Ильгази, они передавали мусульманам информацию по заданию самого Давида. По заранее оговоренному плану мнимые грузинские перебежчики перед началом сражения должны были перейти на сторону врага, чтобы продемонстрировать превосходство исламских захватчиков и деморализировать войско христиан. Внезапно они выхватили оружие и атаковали сельджуков переднего эшелона, отступив к заранее занятой позиции, где находилось несколько сотен тяжеловооруженных европейских рыцарей, под командованием Болдуина. Контратаковавшие сельджуки были смяты лобовой атакой крестоносцев. Мусульмане лишились преимущества своих лучников и были вынуждены идти в рукопашный бой. Воспользовавшись удачным моментом, Давид ударил с обоих флангов силами конного рыцарства и тяжелых всадников, зажав войско Илгази с трех сторон. Царевич Димитрий, поведя за собой резерв, довершил начатое.

Ошеломление сельджуков сменилось паникой. Авангард элитных сельджукских войск бросился бежать. Тежеловооруженные всадники турок в отчаянной попытке спастись начали вытаптывать сзади стоящие ряды. Паника авангарда сельджуков передалась всему коалиционному войску. Изначальный разгром передовых отрядов превратился в стихийное бегство. Илгази был тяжело ранен в голову и бежал с поля боя. Истребление и преследование остатков войска, которое длилось несколько дней, продолжила легкая кипчакская кавалерия.

Последствия[править | править вики-текст]

В 1123 году в Ширван вторгся султан Махмуд. Царь Давид поспешно собрал 50-тысячное войско и двинулся к нему навстречу. Узнав о надвигающейся силе, султан поначалу решил отступить, но после переговоров с ширванцами остался на месте, готовясь к битве, но битва не состоялась, по причине разлада между грузинами и кипчаками, после чего войска грузинского царя отступили[13]. В 1124 году Давид завоевал Ширван. В том же году представители армянской столицы Ани обратились за помощью к грузинскому царю и попросили освободить город от турок. Турки господствовали в Ани в течение 60 лет. Царь Давид освободил этот древний город и присоединил к Грузинскому царству. Это было последним успехом Давида IV — 24 января 1125 г. великий грузинский царь скончался. Но именно при Давиде Строителе начинается грузинский ренессанc — строится Гелатский монастырь, при котором функционировала высшая философско-богословская академия. Она собрала в своих стенах самых выдающихся грузинских теологов, философов, ораторов, переводчиков и филологов, среди которых был величайший мыслитель средневековой Грузии неоплатоник Иоанэ Петрици, пользовавшийся известностью и авторитетом и в Византийской империи. Такая же академия была основана и в Икалто, в Кахети. Общепризнанным очагом культуры стал основанный ещё в Х в. грузинский монастырь на Афонской горе — Иверон, где подвизались известные деятели — Иоанн и его сын Евфимий Афонские, Георгий Святогорец и др. После многих побед Давида IV над мусульманами за ним, кроме имени Пресвитера Иоанна, укрепилось и другое — «Меч Мессии».

Примечания[править | править вики-текст]

  1. http://gumilevica.kulichki.net/HE2/he2307.htmПолитическая раздробленность и ослабление Западносельджукского государства стимулировали активизацию внешней политики окрепшего Грузинского царства.
  2. 1 2 Картлис Цховреба, с. 332, 335-336.
  3. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Vachn/07.phpУчастники Дидгорской битвы – крестоносцы-рыцари, видимо, прибыли в Грузию с Болдуином II-ым и остались здесь.
  4. Ronald Grigor Suny / The Making of the Georgian Nation / Indiana University Press, 1994. - p. 36 (418) ISBN 0253209153, 9780253209153
  5. Смбат Спарапет / Летопись / пер. А. Г. Галстяна — Ер. Изд-во «Айастан». 1974 г.
  6. Согласно Ибн Аль-Асиру 30000 человек. Собравшись, они направились к курджам (грузинам) и подошли к Тифлису. На стороне мусульман было много войск, приблизительно тридцать тысяч.http://www.vostlit.info/Texts/rus/Athir_2/text5.phtml?id=7970
  7. Численность грузинских войск также указывается по-разному (от 56 до 80 тыс. человек, Смбат Спарапет указывает численность только союзных войск до 70 тыс., что несколько маловероятно). Наиболее объективно выглядят сведения современника этих событий, армянского хрониста Матеоса Урхаеци (56 тыс.), с ним согласно и подавляющее большинство современных исследователей
  8. Лев Гумилёв. Восток в средние века. III. Сельджукское завоевание и государства Сельджукидов
  9. В правление султана Махмуда, по выражению одного из историков XII в., «утратилось единство и распались звенья». Основной причиной было дальнейшее развитие феодальных институтов, особенно так называемого военного икта (икта ал-аскари). Система деления на уделы способствовала экономическому и политическому усилению крупных военачальников. Иракский султанат фактически оказался раздробленным на несколько владений, находившихся в руках ближайших родственников султана. (Лев Гумилёв. Восток в средние века. III. Сельджукское завоевание и государства Сельджукидов)
  10. И. Ф. Половцы в Грузии и Владимир Мономах // Из истории украинско-грузинских связей. Ч. 1. Тбилиси. 1968. С. 23.
  11. Жизнеописания царя царей Давида. Перевод с древнегруз. Примечания и комментарии Ю. Насибова. // Средневековый Восток: история и современность. Под ред. З. М. Буниятова. Баку. 1990. С. 134
  12. Там же. С. 134—135.
  13. Ибн ал-Асир. X, 234—235. В этом, 517 [1123], году усилились злодеяния курджов в стране ислама, и людям приходилось сильно терпеть, особенно жителям Дербенда-Ширвана. Поэтому многие из их представителей отправились к султану жаловаться на претерпеваемое от них (грузин). Они говорили ему о своей слабости и невозможности для них сохранить свою страну. Тогда султан выступил против них (грузин) в то время, когда они дошли до Шемахи, и остановился там в каком-то саду. Курджи двинулись против султана. Его войска сильно испугались их и везир Шамс-ад-дин Осман, сын Низам ал-мулька, посоветовал султану возвратиться оттуда назад. Услышав об этом, жители Ширвана отправились к султану и заявили ему: «Мы будем сражаться, пока ты с нами, но если ты уйдешь от нас, мусульмане упадут духом и погибнут». Султан согласился с ними и остался на месте. Войска провели весьма тревожную ночь, думая о сражении, но бог неожиданно послал им облегчение: он посеял между курджами и кипчаками раздоры и вражду, и они бились между собой в ту ночь, а потом ушли, как беглецы и, таким образом, «бог избавил верующих от этой битвы»