Домери, Шарль

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Шарль Домери́ (фр. Charles Domery; урождённый Ка́роль[К 1] До́меж, польск. Karol Domerz[1]; около 1778(1778)[2], Беньче[К 2], Польша — после 1800) — французский солдат польского происхождения, страдавший экстремальной формой полифагии. Тринадцатилетним подростком завербовался в прусскую армию; с началом войны Первой коалиции в поисках лучшего рациона дезертировал в армию революционной Франции. В период французской службы и позднее в британском плену демонстрировал патологическое обжорство: за год дислокации своей части под Парижем поймал и съел 174 кошки. В целом предпочитая мясную пищу растительной, при отсутствии иного провианта ежедневно съедал от 1,8 до 2,3 кг травы. Впоследствии, участвуя во французском военно-морском десанте в Ирландию, попытался съесть ногу матроса, оторванную во время сражения пушечным ядром.

В феврале 1799 года, вместе с остальными военнослужащими, находившимися на борту захваченного в плен судна, был интернирован в лагере для французских военнопленных на окраине Ливерпуля. Шокировал лагерное начальство ненасытным аппетитом: несмотря на выделенный ему специальный паёк, десятикратно превосходивший рацион других заключённых, испытывал непрекращающийся острый голод. Съел кошку, жившую при тюрьме, и по меньшей мере двадцать крыс, забравшихся в его камеру; регулярно употреблял в пищу сальные свечи. Случай Домери был доведён до сведения британской Комиссии по медицинскому попечительству над военнопленными[en]. В присутствии членов комиссии, устроивших экспериментальную проверку его физиологических возможностей, Домери съел 7,3 кг сырого говяжьего вымени, сырой говядины и сальных свечей и выпил четыре бутылки портера в течение одного дня — ни разу не испытав позыва к испражнению, мочеиспусканию или рвоте.

Внешность и поведение[править | править вики-текст]

 В одном Лионском журнале помещены любопытные подробности о некотором чудесном обжоре, удивляющем ныне весь город. Человек сей называется Шарль Домери. Желудок у него столь ненасытной, и варит всякую пищу так скоро, что бедной Шарль должен вставать по нескольку раз ночью. В случае недостатка в съестных припасах, он курит табак, или жуёт и глотает траву. Имея тринадцать лет от роду, во время осады Тионвилля он бежал из полку, в котором тогда служил, и в котором на ту пору недоставало провианту. Желудок его терпит одно сырое мясо, но жареного не принимает; жирное также для него вредно. Шарль ест всякую дичину с кожею и перьями; часто страдает от запору, и через несколько времени извергает из себя червей клубками. Ему кажется, что [он] носит в себе большой глист уже около шести или семи лет. Сей обжора тонок и сухощав, как все плотоядные животные; он потеет много и выпускает мочи немалое количество; прочие действия тела его не имеют в себе ничего необыкновенного. Виноградного вина не любит; вода, как сам говорит, производит в нём рвоту; охотно пьёт водку, пиво и тёплую кровь, и проч. Один Лионский врач теперь делает над ним свои наблюдения.

Вестник Европы, 1807[3]

Необычный аппетит Домери впервые проявился в тринадцатилетнем возрасте[2]. По утверждению Домери, восьмеро его братьев страдали тем же расстройством[4]. Отец Домери, также любитель обильной еды, регулярно употреблял мясо полусырым (за смутностью детских воспоминаний Домери затруднялся уточнить, в каком именно количестве). Единственной серьёзной болезнью, поразившей на памяти Домери его семью, была натуральная оспа (вероятно, Variola minor). Все члены семьи перенесли болезнь благополучно[5].

Несмотря на противоестественность рациона Домери и явную ненормальность его пищевого поведения, врачи описывали его как молодого человека обычного телосложения[4], высокого роста — 6 футов 3 дюйма (191 см)[6][1], с длинными каштановыми волосами и серыми глазами[7], гладкой кожей[5] и «приятной наружностью»[7]. Тюремные медики, обследовавшие Домери, констатировали его полную неспособность к чтению и письму (неграмотность тогда была широко распространена), но не нашли в нём никаких признаков умственного расстройства. Сослуживцы Домери также считали его вполне вменяемым[8][4]. Отмечалось, что при огромных количествах поглощаемой Домери пищи его никогда не тошнило[9] — за исключением нескольких случаев рвоты после употребления жареного и варёного мяса[8]. Физикальное обследование не выявило в организме Домери никаких болезненных симптомов; его глаза были «живыми и подвижными», язык — чистым[6]; частота пульса (в среднем 84 удара в минуту) и температура тела также не позволяли заключить о сколь-нибудь существенной патологии[5]. По заявлению самого Домери, в период службы во французской армии он — вопреки признакам мышечной дистрофии, засвидетельствованным у него при наружном осмотре — без труда выдерживал однодневные маршевые переходы на расстояние до 14 льё[К 3].

Было замечено, что сразу после отхода Домери ко сну — как правило, около восьми часов вечера — у него начиналось профузное (патологически обильное) потоотделение. Через час или два Домери засыпал, но внезапно просыпался около часа ночи с чувством острого голода — независимо от размера и состава порции пищи, употреблённой им перед сном. В это время он съедал всё, что оказывалось под рукой — или, если никакой еды не было, курил табак[7]. Вторично заснув около двух часов ночи, Домери снова просыпался между пятью и шестью утра — как и в первый раз, в обильном поту и с учащённым сердцебиением. Как только Домери вставал с постели, потоотделение прекращалось — возобновляясь, однако, всякий раз во время приёма пищи[5].

Военная служба[править | править вики-текст]

Осада Тьонвиля 5—6 сентября 1792 года. Хромолитография конца XVIII века

В сентябре 1792 года четырнадцатилетний Кароль Домеж, за год до этого завербовавшийся в прусскую армию, принял участие в осаде Тьонвиля австро-прусскими войсками в ходе войны Первой коалиции европейских монархий против революционной Французской республики (1792—1798). Армия герцога Брауншвейгского страдала от нехватки продовольствия, и Домеж, не желая терпеть вынужденный голод, оставил расположение своей части, проник в осаждённый город и сдался командующему гарнизоном Тьонвиля. Французский военачальник угостил перебежчика большим арбузом, который Домеж сразу же съел вместе с кожурой. Впервые в жизни видя носителя столь необычного аппетита, командующий распорядился выдать Домежу несколько обильных порций разнообразной еды и питья. Домеж немедленно съел и выпил всё предложенное[8].

Поступив на службу во французскую армию[8], Домеж-Домери поразил своих новых сослуживцев противоестественными гастрономическими наклонностями и неслыханной прожорливостью. Несмотря на положенное ему двойное довольствие и дополнительные порции еды, при всякой возможности покупаемые им на солдатское жалованье, Домери — в целом предпочитавший мясную пищу растительной, но при отсутствии иного провианта ежедневно съедавший по 4—5 фунтов (от 1,8 до 2,3 кг) травы[2][11] — по-прежнему страдал от болезненно острого голода. По свидетельству М. Пикара (фр. M. Picard) — сослуживца Домери, интернированного вместе с ним в Ливерпуле,

За один год [Домери] сожрал 174 кошки (без шкур), живьём и убитыми — и говорит, что когда поедал их, неоднократно бывал раздираем противоположными чувствами [удовольствия и боли], расплачиваясь за страдания своих жертв исцарапанными руками и лицом. Иногда он умерщвлял их, прежде чем съесть — но если был слишком голоден, не утруждал себя исполнением сего гуманного долга. Собаки и крысы равно страдали от его безжалостных челюстей; и когда угрызения голода бывали особенно невыносимы, внутренности животных, без всякого разбора, также становились его пищей[12].

Сырое мясо Домери предпочитал приготовленному. Его излюбленным блюдом была сырая воловья печень, но с не меньшим аппетитом он поедал любую другую мясную пищу[4]. Во время пребывания Домери на линкоре «Гош[en]», перевозившем французский военно-морской десант в Ирландию[13], одному из матросов оторвало ногу в сражении пушечным ядром. Домери схватил оторванную конечность и принялся её есть, пока другой член экипажа силой не отнял у него ногу и не выбросил за борт[14][11][К 4].

Плен[править | править вики-текст]

 Живописное полотно, изображающее сражение двух больших военных парусных кораблей
Британский линейный корабль «Донегол[en]», бывший французский «Гош» — судно, на котором был захвачен в плен Шарль Домери. Фрагмент картины Николаса Покока «Атака Дакворта при Сан-Доминго 6 февраля 1806 года» (англ. Duckworth’s Action off San Domingo, 6 February 1806, 1808)

12 октября 1798 года соединение кораблей британского Королевского военно-морского флота под командованием Джона Борлэза Уоррена захватило «Гош» в плен у побережья Ирландии[13]. Все военнослужащие, находившиеся на корабле, были помещены в ливерпульский лагерь для военнопленных[1][16]. Начальство лагеря, шокированное прожорливостью Домери, перевело его на двойной паёк[4]. Этого оказалось недостаточно, и паёк несколько раз увеличивался — пока не достиг размеров десятикратного суточного рациона[14]. В конце XVIII века стандартный суточный рацион французского военнопленного (по обычаям того времени оплачивавшийся той страной, в чьей армии служил этот военнопленный) составлял 26 унций (740 г) хлеба, полфунта (230 г) овощей и 2 унции (57 г) сливочного масла или 6 унций (170 г) сыра[17].

Несмотря на удесятерённое довольствие, Домери продолжал страдать от голода. Он постоянно выклянчивал еду у других заключёных; съел кошку, жившую при тюрьме, по меньшей мере двадцать крыс, пойманных им в собственной камере[1], а также несколько дохлых кошек и крыс, принесённых охранниками, желавшими лично удостовериться в его гастрономических способностях[18]. Кроме того, Домери безо всякого вреда для себя съедал лекарства, тайком выбрасываемые пациентами лагерного лазарета, и тюремные сальные свечи — при нехватке пива без колебаний запивая и то и другое обычной водой[14] (в условиях военного времени и при общем низком санитарно-гигиеническом уровне конца XVIII века риск заражения инфекционными болезнями, передающимися через питьевую воду, был настолько велик, что её употребление настоятельно не рекомендовалось военнослужащим европейских армий; в качестве штатного питья личному составу выдавались слабоалкогольные напитки — светлое пиво и разбавленный ром, — а также чай и кофе, требовавшие перед употреблением обязательного кипячения[19]).

Эксперимент[править | править вики-текст]

Рвение, с которым он набрасывается на порцию говядины, когда его желудок не набит досыта, напоминает прожорливость голодного волка, отрывающего и проглатывающего куски — с жадностью, присущей всем собачьим. Когда его глотка пересыхает от продолжительной работы, он смазывает её, сгрызая свечное сало с фитиля (одну свечу он обычно приканчивает в три приёма), после чего скатывает фитильную нить шариком и отправляет его следом, не разжёвывая. Он способен, при отсутствии выбора, перейти на картофель и репу, пожирая и то и другое в огромных количествах; но по собственной воле никогда не станет есть ни хлеб, ни овощи[20].

Начальник лагеря донёс о необычном заключённом Комиссии по уходу за больными и увечными матросами и медицинскому попечительству над военнопленными — учреждению, ведавшему медицинским обслуживанием в королевских военно-морских силах Великобритании и надзором за благосостоянием иностранных военнопленных. Представители комиссии доктор Дж. Джонстон (англ. J. Johnston) и член Эдинбургского королевского медицинского колледжа доктор Томас Кокрейн (англ. Thomas Cochrane) устроили эксперимент по выяснению вместительности пищеварительного тракта Домери и его способности к усвоению необычных пищевых субстанций[9][4]. В четыре часа утра 17 сентября 1799 года в присутствии доктора Джонстона, адмирала Смита Чайлда[en] с сыном, поверенного Форстера (англ. Forster) и «нескольких уважаемых джентльменов»[9] Домери разбудили и накормили 4 фунтами (1,8 кг) сырого говяжьего вымени; подопытный съел предложенное без колебаний[11]. В половине десятого утра Домери получил — и незамедлительно употребил внутрь — 5 фунтов (2,3 кг) сырой говядины, 12 больших сальных свечей общим весом 1 фунт (453 г) и бутылку портера[9][1]. В час пополудни последовала третья порция — 5 фунтов (2,3 кг) говядины, фунт (453 г) свечей и три большие бутылки портера, — также съеденная и выпитая без остатка[11]. За время эксперимента Домери ни разу не испытал позыва к испражнению, мочеиспусканию или рвоте; при этом пульс подопытного оставался ровным, температура кожи — неизменной. Сообщалось, что по возвращении в камеру Домери пребывал в «особенно бодром настроении», танцевал, выкурил трубку и выпил ещё одну бутылку портера[9].

Эпилог[править | править вики-текст]

Этиология патологического аппетита Домери неизвестна. Сохранились документально заверенные свидетельства о нескольких современниках Домери, страдавших аналогичной формой полифагии, но никто из них — за исключением француза Таррара — после смерти не подвергался патологоанатомическому обследованию. По предположению британского ревматолога и историка медицины Джена Боундсона (англ. Jan Bondeson), расстройство Домери могло быть обусловлено повреждением миндалевидного тела или ядра гипоталамуса (установлено, что подобная травма способна вызывать полифагию у подопытных животных[21]). Другая возможная причина развития патологического аппетита на фоне быстрой потери веса — гипертиреоз (повышенная активность щитовидной железы).

В медицинской истории нового времени не зафиксировано ни одного достоверного случая полифагии, сравнимой по экстремальности с расстройством Домери[18].

Сведений о том, что произошло с Домери и другими военнопленными с «Гоша» по окончании срока их интернирования, не сохранилось; неизвестно, вернулся ли Домери во Францию или Польшу или остался в Ливерпуле. Заметка в № 23 российского журнала «Вестник Европы» за 1807 год, сообщающая о Домери как о «чудесном обжоре», живущем в Лионе и «удивляющем весь город»[3], — почти дословный пересказ отчёта доктора Дж. Джонстона (1799), опубликованного в № 3 британского «Медико-физического журнала» (англ. Medical and Physical Journal) за 1800 год[22] и втором томе сборника занимательных биографий Дж. Г. Уилсона «Эксцентрическое зеркало…» (1807)[23] — географически и хронологически недостоверна.

Обстоятельства, связанные с необычной болезнью Домери, вновь привлекли внимание британской общественности в 1852 году — после того, как заинтересовавшийся его случаем Чарльз Диккенс написал:

Что ж; полагаю, сейчас такой человек, прилюдно обедая на сцене Друри-Лейн, снискал бы гораздо больший зрительский успех, чем какой-нибудь трагик, пережёвывающий никчёмную словесную жвачку вместо здорового куска говядины[24].

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Исходное имя — предположительно (из соответствия французского Charles польскому Karol).
  2. Точная дата рождения Домери неизвестна. На допросе в ливерпульском лагере для интернированных французских военнопленных в феврале 1799 года он показал, что ему двадцать один год[2]. В качестве места рождения Домери в протоколе допроса (и во всех позднейших источниках) указано Benche, однако в Польше нет города с таким названием. Вероятно, «Беньче» — ошибка протоколиста, неточно записавшего название города со слов Домери.
  3. Размер льё — дометрической французской единицы[en] измерения расстояния — варьировался от ≈3,248 км («старинное льё») до ≈4,678 км («тарифное льё»)[10]. Соответственно, 14 льё составляют от ≈45,5 до ≈65,5 км.
  4. Основной источник сведений о поведении и рационе Домери в период французской службы — свидетельства французских военнопленных, интернированных вместе с Домери — не может считаться вполне достоверным. Тем не менее, в свете поведения Домери в плену, врачи сочли показания сослуживцев Домери правдивыми[15].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 Dickens, 1852, p. 547
  2. 1 2 3 4 Wilson, 1807, p. 26
  3. 1 2 Вестник Европы. — 1807. — 15 декабря (№ 23). — Т. 36. — С. 194—195.
  4. 1 2 3 4 5 6 Bondeson, 2006, p. 303
  5. 1 2 3 4 Wilson, 1807, p. 31
  6. 1 2 Wilson, 1807, p. 29
  7. 1 2 3 Wilson, 1807, p. 30
  8. 1 2 3 4 Wilson, 1807, p. 32
  9. 1 2 3 4 5 Wilson, 1807, p. 28
  10. Zupko, Ronald Edward. Revolution in Measurement : Western European weights and measures since the age of science. — Philadelphia : American Philosophical Society, 1990. — P. 10. — ISBN 0-87-169186-8.
  11. 1 2 3 4 Bondeson, 2000, p. 273
  12. Wilson, 1807, p. 26: «In one year [Domery] devoured 174 cats (not their skins) dead or alive; and says, he had several severe conflicts of interest in the act of destroying them, by feeling the effects of their torments on his face and hands: sometimes he killed them before eating, but when very hungry, did not wait to perform this humane office. Dogs and rats equally suffered from his merciless jaws; and if much pinched by famine, the entrails of animals indiscriminately became his prey»
  13. 1 2 Nicholson, 1818
  14. 1 2 3 Wilson, 1807, p. 27
  15. Wilson, 1807, p. 25
  16. Bondeson, 2000, p. 302
  17. Anon. Natural History. — L. : J. Dodsley, 1801. — Vol. 42. The Annual Register for the year 1800. — P. 365.
  18. 1 2 Bondeson, 2001
  19. Neiberg, Michael. The Nineteenth Century // Soldiers’ Lives Through History. — Westport, CT : Greenwood Publishing, 2006. — Vol. 4. — P. 64. — ISBN 0-31-333269-X.
  20. Wilson, 1807, p. 29: «The eagerness with which he attacks his beef when his stomach is not gorged, resembles the voracity of a hungry wolf, tearing off and swallowing it with canine greediness. When his throat is dry from continued exercise, he lubricates it by stripping the grease off the candles between his teeth, which he generally finishes at three mouthfuls, and wrapping the wick like a ball, string and all, sends it after at a swallow. He can, when no choice is left, make shift to dine on immense quantities of raw potatoes or turnips; but, from choice, would never desire to taste bread or vegetables»
  21. Bondeson, 2006, p. 313
  22. Bondeson, 2000, p. 295
  23. Wilson, 1807, pp. 24—33
  24. Dickens, 1852, p. 547: «Now, it is my opinion, that a man like this, dining in public on the stage of Drury Lane, would draw much better than a mere tragedian, who chews unsubstantial words instead of wholesome beef»

Литература[править | править вики-текст]

  • Bondeson, Jan. The Two-Headed Boy and Other Medical Marvels. — Ithaca, N. Y. : Cornell University Press, 2000. — ISBN 0-80-148958-X.
  • Bondeson, Jan. The Cat Eaters // Fortean Times. — 2001. — № 10.
  • Bondeson, Jan. Freaks : The Pig-Faced Lady of Manchester Square & Other Medical Marvels. — Stroud : Tempus Publishing, 2006. — ISBN 0-75-243662-7.
  • Dickens, Charles. A Great Idea // Household Words. — 1852. — 21 августа. — Vol. 5 (126).
  • Nicholson, William. Bulimy // The British Encyclopedia, or, Dictionary of arts and sciences. — 2nd ed. — Philadelphia : Mitchell, Ames and White, 1818. — Vol. 3.
  • Steadman, Ralph. Charles Domery: The Remarkable Glutton // Tales of the Weirrd. — Firefly Books, 2002. — 128 p. — ISBN 1552976440.
  • Wilson, G. H. The Eccentric Mirror : Reflecting a Faithful and Interesting Delineation of Male and Female Characters, Ancient and Modern, Who Have Been Particularly Distinguished by Extraordinary Qualifications, Talents, and Propensities, Natural or Acquired with a Faithful Narration of Every Instance of Singularity, Manifested in the Lives and Conduct of Characters Who Have Rendered Themselves Eminenty Conspicuous by Their Eccentricities : in 4 vols. — L. : James Cundee (1806—1807; 1813), 1807. — Vol. 2.