Эта статья входит в число хороших статей

Савенко, Анатолий Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Анатолий Иванович Савенко
Анатолій Ивановичъ Савенко
Anatoly Ivanovich Savenko.jpg
Дата рождения:

16 декабря 1874({{padleft:1874|4|0}}-{{padleft:12|2|0}}-{{padleft:16|2|0}})

Место рождения:

Переяслав-Хмельницкий, Полтавская губерния, Российская империя

Дата смерти:

1922({{padleft:1922|4|0}})

Место смерти:

Керчь

Гражданство:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Образование:

юридический факультет Киевского университета Святого Владимира

Партия:

Партия правового порядка (1905—1906, основатель и председатель), Киевский клуб русских националистов (1907—1918, с 1912 года — председатель), Всероссийский национальный союз (1912—1918) Внепартийный блок русских избирателей (1919)

Основные идеи:

русский национализм, «Россия единая, великая и неделимая»

Род деятельности:

юриспруденция, публицист, журналист

Отец:

Иван Степанович Савенко

Мать:

Анисия Ивановна

Супруга:

Надежда Новоспасская

Дети:

Борис (1904—1920), Татьяна, Ирина (род. 1909), Наталья

Анатолий Иванович Савенко на Викискладе

Анато́лий Ива́нович Саве́нко (рус. дореф. Анатолій Ивановичъ Савенко; 16 [28] декабря 1874, Переяслав, Полтавская губерния, Российская империя — 1922, Керчь, Крымская АССР, РСФСР) — русский общественный и политический деятель, юрист, писатель, публицист и журналист.

Автор многочисленных публикаций политического и экономического характера в ряде газет: «Киевлянин», «Киевское слово», в журнале «Жизнь и искусство» (как штатный сотрудник), в газетах «Подолянин», «Свет», «Московские Ведомости», «Новое Время», «Одесский листок» и др .

Основатель и председатель Партии правового порядка (1905—1906) . Один из основателей и товарищ председателя (с 1912 года — председатель) Киевского клуба русских националистов (1908—1918), член Всероссийского национального союза (1912—1918) и его Главного совета (1912—1915) . Депутат IV Государственной думы в составе фракции националистов и умеренно правых (1912—1915) . Один из организаторов и лидеров думской фракции прогрессивных националистов (1915—1917) . Комиссар Временного комитета Государственной думы и Временного правительства . Товарищ председателя Внепартийного блока русских избирателей (1919).

Один из основных идеологов русского национализма[1]:60 и малороссийской идентичности на Украине в начале XX века и в период Октябрьской революции и Гражданской войны[2]:278. Критик и непримиримый политический оппонент украинства и украинского национализма .

Участник Белого движения на Юге России, начальник Киевского отделения ОСВАГа и фактический глава Киева осенью 1919 года после взятия Киева Добровольческой армией . Автор брошюры «Украинцы или малороссы?» (1919) . Основатель газеты «Киевская Русь» (1919). Эмигрировал из России в 1920 году, но уже на следующий год тайно возвратился в Советскую Россию , где скрывался под чужой фамилией. Умер в Керчи в 1922 году.

Биография[править | править вики-текст]

Происхождение и семья[править | править вики-текст]

Анатолий Савенко родился 16 [28] декабря 1874 года в Переяславе (Полтавская губерния) в семье старшего урядника Малороссийского конно-казачьего Второго Полтавского полка Ивана Степановича Савенко и его жены Анисии Ивановны[3][4].

Жена — Надежда Константиновна Новоспасская (1877—1962), известная оперная певица Российской империи.

Дети:

  • Борис Анатольевич Савенко (1904—1920), умер в эмиграции на острове Халки[4],
  • Татьяна Анатольевна Савенко[4],
  • Ирина Анатольевна Савенко (род. 1909), писательница, автор воспоминаний об отце «Во сне и наяву»[4],
  • Наталья Анатольевна Савенко[4].

Анатолий Савенко являлся мелким землевладельцем: владел десятью десятинами земли, имел в Киеве дом, стоимость которого была оценена в 3 500 рублей, а также дом в Черкассах, оценённый в 100 рублей[5].

Первые годы[править | править вики-текст]

Младенцем 13 [26] января 1875 года был крещён в православии. Учился в Переяславском двухклассном училище и Лубенской гимназии, которую окончил в 1895 году[6]. По завершении гимназии поступил на юридический факультет Киевского университета Святого Владимира.

С раннего юношества увлекался публицистикой. Первые статьи начал писать и рассылать в редакции местных газет ещё в пятом классе гимназии. Статьи печатались в газетах «Киевское слово», «Подолянин»[5], «Свет», «Московские Ведомости», «Новое Время»[6], в журнале «Жизнь и искусство». Под псевдонимом «Ив. Трубежин» печатался в киевском издании «Вечерняя газета»[4]. В 1899 году стал постоянным сотрудником газеты «Киевлянин»[6], где вёл регулярную рубрику «Думы и настроения».

Начало службы[править | править вики-текст]

В 1900 году закончил юридический факультет Киевского университета Святого Владимира с дипломом первой степени[4][6]. После окончания университета работал присяжным поверенным в Киевском окружном суде, в процессе службы вышел в чин коллежского секретаря[4]. Занимал должность управляющего по водным перевозкам по Днепру, Десне, Днестру, Дунаю. Написал «Путеводитель по Днепру и Десне от Киева до Екатеринослава и Чернигова», изданный в Киеве в 1902 году[3].

В начале 1900-х годов Савенко добился руки популярной к тому времени киевской оперной певицы Надежды Новоспасской. В 1904 году у них родился сын Борис, а затем три дочери — Татьяна, Ирина (1909) и Наталья. Средняя из дочерей, Ирина, оставившая воспоминания о своём отце, так описала его, применительно к 1910-м годам:

Высокий, грузноватый, густые русые волосы, такие же усы и бородка. Лицо холёное, барское. Даже не скажешь, что вышел из простой семьи переяславского казака. Длинный сюртук ниже колен. По животу тянулась довольно толстая золотая цепь, и на ней часы, которые прятались в карманчик жилета. <…> Папа постоянно был какой-то праздничный, говорил красивым звучным баритоном

[7]

Начало политической деятельности[править | править вики-текст]

Савенко почти не проявлял интереса к политической деятельности до 1905 года. Историк Андрей Иванов пишет, что, если бы не революционные потрясения, Савенко «так и остался бы провинциальным интеллектуалом-публицистом, известным своей обаятельностью и искромётностью, но начавшаяся в русском обществе смута вовлекла его в бурный водоворот политических событий»[4].

Выступил в Киеве основателем и председателем Партии правового порядка, оформившейся в 19051906 годах. Партия выступила с требованием «правового порядка» (конституции), сильной монархической власти, единства и неделимости России. В качестве представителя этой партии Савенко присутствовал делегатом на Четвёртом Всероссийском съезде Объединённого русского народа в Москве 26 апреля [9 мая] — 1 [13] мая 1907 года. К 1907 году Партия правового порядка распалась, часть её членов перешла в лагерь октябристов, а другая часть — к правым партиям.

В Киевском клубе русских националистов[править | править вики-текст]

Из свидетельств общественного и политического деятеля Василия Шульгина об Анатолии Савенко

Имя Савенко… известно каждому в Киеве… У него много врагов. Это обыкновенная участь выдающихся людей… Его популярность в Киеве так велика, что это становилось почти опасным для него. Но он благополучно вышел из самого трудного из испытаний: из фимиамов толпы. Он не обленился, не перестал работать, не почил на лаврах, не успокоился в блаженном созерцании своих побед… Около каждого вновь возникающего общественного дела мы видим знакомую фигуру А. И., бодрого, живого, горячо интересующегося всем и на все откликающегося… Это человек энергии и труда, человек холерического темперамента, настоящий общественный деятель … Даже враги не отрицают дара красноречия, которым одарила природа нашего избранника. Благородный голос, мягкий и звучный, свобода речи, никогда не испытавшая затруднений, ясность мысли, выпуклость изложения и горячность подъёма — все это достаточно известно киевлянам… А. И. Савенко является характерной фигурой эпохи национального возрождения… Пытались набросить тень на его убеждения. Одни находили его слишком правым, другие слишком левым. Одни видели в нём мрачного демагога, другие упрекали его в том, что он презирает народные массы… [Но] он объединяет в себе все лучшее, что есть у нас всех, людей разных политических оттенков, но одинаково любящих свою родину.

Кальченко Т. В. Савенко Анатолий Иванович // Киевский клуб русских националистов. Историческая энциклопедия.. — Киев: Киевские ведомости, 2008. — С. 272. — 416 с.

Весной 1908 года[1]:57 совместно с Василием Черновым Анатолий Савенко стал одним из основателей Киевского клуба русских националистов (ККРН), заняв пост товарища председателя (при председателе Чернове). В клубе представлял умеренную, так называемую «прогрессистскую» линию. После создания Клуба Савенко отметил, что до настоящего времени во всей России не существовало общества, которое бы ставило своей задачей культурную и идейную борьбу с украинофильством. «Мы — малороссы, но мы — русские патриоты. Мы будем всеми способами пропагандировать идею единого русского народа, а значит, и единства русского национализма», — так обозначил политик цели созданной организации[1]:57.

Савенко активно участвовал в противодействии «украинскому сепаратизму». В мае 1908 года ККРН провёл успешную акцию против «законопроекта 37-ми», которым предлагалось ввести преподавание на украинском языке в начальных школах тех местностей, где преобладало украинское население. На собрании ККРН 12 [25] мая 1908 года была принята объёмная резолюция, широко освещённая в правой прессе, в которой был высказан протест против введения в школах украинского языка. Савенко позиционировал этот протест как «исходящий из самого сердца Малороссии, от самих малороссов», которые считают, что их родной язык — общерусский литературный язык. Это произвело на депутатов Думы большое впечатление, и законопроект был отклонён[1]:57.

Организаторы Западно-русского съезда: Анатолий Савенко, Яков Офросимов и Иван Ракович, 1909 год

В феврале 1909 года Савенко на страницах «Киевлянина» обвинил делегатов от Малороссии на мероприятиях в честь 40-летия Просвиты, проходивших во Львове 19 января [2 февраля]-20 января [3 февраля1909 года, в государственной измене, а само собрание назвал съездом провозглашения самостоятельной Украины и местом, где решался вопрос об организации восстания в Малороссии в помощь австрийским войскам на случай войны с Россией. За эту публикацию историк Иван Лучицкий, которого политик ошибочно причислил к участникам собрания во Львове, подал на Савенко в суд. В 1910 году состоялось судебное разбирательство, на котором Савенко был оправдан, но его обвинения в адрес Лучицкого были признаны «заблуждением»[1]:58.

В 1909 году был делегатом регионального Съезда русских деятелей, объединившего представителей разных консервативных направлений от октябристов до умеренно правых[5]. В июне 1909 года активно участвовал в торжествах по случаю 200-летия победы в Полтавской битве, добившись по ходатайству от ККРН включения в программу торжеств политических речей. На празднованиях заявил: «Украинский вопрос (если может быть такой вопрос) решён самой историей, то есть решён бесповоротно, и что бы там ни говорили мазепинцы, украинцы никогда не пойдут за ними так же точно, как 200 лет назад наши предки не пошли за Мазепой»[1]:57.

В 1910 году был избран гласным Киевской городской думы. Выступал за введение земства в западных губерниях[5]. Считается, наряду с Тимофеем Флоринским и Сергеем Щёголевым, одним из авторов записки от имени ККРН премьер-министру Российской империи Петру Столыпину (конец 1909 года), направленной на запрет деятельности украинских и польских национально-культурных обществ. Результатом записки стало издание Столыпиным 20 января [2 февраля1910 года[1]:63 «циркуляра губернаторам» о недопустимости регистрации обществ, ставящих целью объединение инородческого элемента исключительно на национальных интересах[1]:57.

Анатолий Савенко (справа от центра вполоборота) приветствует Николая II в составе делегации от правых партий Киева на торжествах по случаю открытия памятника Александру II в Киеве. 29 августа 1911 года

5 [18] декабря 1911 года Савенко выступил в Санкт-Петербурге с докладом «Мазепинство в Южной России», в котором пытался обосновать ошибочность отнесения малороссов к инородцам. Также подготовил (вероятно, ещё по запросу Столыпина) «Записку об украинском движении», в котором обозначил так называемую «мазепинскую опасность». По мнению Савенко, «Мазепинцы — … это сепаратисты, которые стремятся к отделению Малороссии от России, они прекрасно понимают, что если им удастся в науке и сознании просвещённого общества утвердить положение, что малороссы являются отдельным народом, то в нашем столетии, когда демократия везде провозгласила „принцип национального самоопределения“, скоро получило бы признание требования их, мазепинцев, что Украине должно быть дано самостоятельное политическое существование»[1]:60. В противовес мазепинцам Савенко и его сторонники стали называть себя богдановцами. Как отмечал в своём дневнике 2 [15] января 1912 года сторонник украинского движения Евгений Чикаленко, это делалось ими «в память Богдана Хмельницкого, который присоединил Украину к Москве»[8].

По инициативе Савенко ККРН с помощью пропагандистской кампании добился запрета официального торжественного празднования 50-летия со дня смерти Тараса Шевченко. На собрании ККРН 23 февраля [8 марта1911 года Савенко выступил с докладом «Певец самостийной Украины», в котором призвал русских людей воздержаться от празднования юбилея Шевченко, потому что, по его словам, в творчестве Шевченко могут быть найдены такие элементы, которые не позволяют с уважением относиться к этому поэту[1]:60.

Депутат Государственной думы[править | править вики-текст]

Во фракции русских националистов и умеренно правых[править | править вики-текст]

Депутат Государственной думы Российской империи IV созыва Анатолий Савенко, Фото из журнала «Искра», 1912 год

25 октября [7 ноября1912 года был избран от Киевской губернии (общего состава выборщиков Киевского губернского избирательного собрания) депутатом IV Государственной думы. В думе присоединился к фракции русских националистов и умеренно правых[4]. Комитет объединённых русских партий и союзов Киева так пояснял политическую позицию Савенко в этот период его деятельности:

Он справедливо считал, что в завещанной нам ещё славянофилами формуле — Православие, Самодержавие, Русская Народность — первые два члена так крепко вкоренились в русское сознание, что их не вытравить оттуда никаким предательским подвохом и ухищрением; зато третий член — русская народность, благодаря многолетней отвычке нашей от самодеятельности, пришёл почти в полное забвение и упадок

— Цит. по: Наш кандидат Анатолий Иванович Савенко. — Киев, 1912. — С. 11—12[4].

Савенко работал в думских комиссиях: для составления верноподданейшего адреса, для выработки законопроекта о печати, о шлюзовании порожистой части Днепра, по городским делам, бюджетной, путей сообщения, а также по военным и морским делам. Выступал докладчиком комиссии по росписи доходов и расходов (по смете Лесного департамента), по военно-морским делам, бюджетной[5]. При этом он часто пропускал заседания без уважительной причины, за что даже подвергался штрафам. Согласно историку Андрею Иванову, Савенко был убеждён, что Думе было бы достаточно работать 2-3 месяца в году, чтобы утвердить решения правительства, все же дела должно делать правительство и чиновники. Политик считал, что Дума умеет только всё затягивать и разговаривать, а принимать решения не умеет[4].

В сентябре 1912 года занял пост председателя ККРН, сменив на этом посту Василия Чернова. В этом же году реализовал попытки наладить политические взаимоотношения с Всероссийским национальным союзом (ВНС), вошёл в состав его Главного совета. По поручению Совета в Юго-западных губерниях организовал ряд региональных представительств ВНС[5].

Савенко, став политиком государственного масштаба, в своих политических предпочтениях продолжил оставаться сторонником малороссийской идентичности населения Юго-Западного края Российской империи и выступал категорическим противником украинского политического движения. В своём выступлении с трибуны Государственной думы в 1914 году он говорил: «Украинское движение — это серьёзное политическое движение, представляющее собой серьёзную, реальную угрозу единству и целостности Российской империи»[9]:169. Савенко выступал за решение «украинского вопроса» путём применения репрессий со стороны властей Российской империи к его участникам[9]:169.

Исследователи А. Котенко, О. Мартынюк и А. Миллер пишут, что Савенко был далёк от представления «образа малоросса как веселого, добродушного обитателя Юга, любящего вкусно поесть и спеть красивую песню». Напротив, он «многократно пытался показать, что малоросс может быть современным городским обывателем, истинным буржуа, которых так не хватало в империи. Мультимиллионеры Терещенко и Харитоненко в этом смысле были в глазах Савенко блестящими образцами типа малоросса-предпринимателя и малоросса-купца». При этом Савенко значение Киева в русском движении ставил выше значения столиц империи. Позднее, в 1919 году, Савенко писал: «В то время, как великороссийские губернии даже в Третью Думу послали в значительном числе революционеров, Малороссия послала в Таврический Дворец почти сплошь русских националистов, … великороссийская Москва и Петербург служат оплотом революции, центр Малороссии — Киев — служит центром всего общерусского патриотического движения»[8].

Как и в 1911 году, когда отмечалась 50-летняя годовщина смерти Тараса Шевченко, весной 1914 года Савенко приложил значительные усилия к тому, чтобы воспрепятствовать развитию украинского политического движения на фоне следующей круглой даты — 100-летия со дня рождения поэта. ККРН постарался взять инициативу торжеств на себя, стремясь почтить память Шевченко как поэта, а не как политического деятеля, и не допустить празднования юбилея в антирусском ключе. При этом ВНС выступил за полный запрет празднования этой даты. Обе организации забросали телеграммами официальные инстанции. В результате в феврале 1914 года министр внутренних дел Николай Маклаков рекомендовал чиновникам на местах воздержаться от участия в торжествах[1]:62.

Исследователями отмечается, что, несмотря на сохранение национально-патриотической, государственнической позиции, у Савенко с 1913 года произошло существенное полевение политических взглядов. С началом Первой мировой войны он переместился в ряды парламентской оппозиции[4]. Савенко ещё в довоенный период активно критиковал внешнюю политику России на Балканах, а в период войны являлся сторонником уступок оппозиционным силам, преимущественно для того, чтобы «избежать катастрофического крена влево после войны»[5].

В блоке прогрессистов[править | править вики-текст]

1910-е годы

По мнению историка Андрея Иванова, Савенко сыграл значительную роль в расколе думской фракции националистов на левых и правых[4]. Левые националисты, к которым относился Савенко, основали фракцию прогрессивных националистов и примкнули к оппозиционному Прогрессивному блоку. Сам Савенко очень быстро начал играть ведущие роли в новом объединении и считается одним из основателей и лидеров данного блока[5]. С августа 1915 года входил в Бюро Прогрессивного блока от фракции прогрессивных националистов и подписал декларацию блока, что вызвало осуждение со стороны правых. Поддерживал деятельность премьер-министра Владимира Коковцова[4]. Выступал внутрифракционным противником лидера ВНС Петра Балашова, являлся сторонником сотрудничества с октябристами и прогрессистами[5].

Правый националист Фёдор Безак, способствовавший в 1912 году избранию Савенко в Думу, в своих воспоминаниях писал, что он жестоко обманулся в этом человеке, который во время думских выборов сильно «перехватывал» вправо, а затем «поспешил перекинуться в „желтый блок“, усердно подготовляющий революцию»[4][10].

Историк Андрей Иванов пишет, что Савенко продолжал всё более «прогрессировать» до самой Февральской революции, и именно это позволило ему удержаться «на плаву» после того, как революция произошла. Его отношение к революции всегда отличалось противоречивостью. Ещё в 1913 году он писал жене: «Отныне я революции не боюсь, она, даже она, гораздо патриотичнее, чем наше гнусное правительство, чем вся эта паршивая бюрократия, совершенно равнодушная к России». С одной стороны, политик подчёркивал, что «в основе деятельности национал-консерваторов всегда лежит эволюционное, а не революционное начало», поскольку революция «несмотря на самые благие цели, которыми иногда при этом руководствуются, всегда приносит не благо, а великий вред»; а с другой — делал оговорку, что «революции бывают весьма различны». «Мы хорошо знаем, — писал Савенко в 1912 году, — что, например, Великая французская революция вызвала во Франции сильнейшее национал-патриотическое движение»[4].

После Февральской революции[править | править вики-текст]

После Февральской революции Савенко выполнял поручения Временного комитета Государственной думы (ВКГД). В марте 1917 года он переименовал свою организацию, Киевский клуб русских националистов, в Киевский клуб прогрессивных русских националистов[11], подчёркивая тем самым состоявшуюся смену позиций[4].

С 9 [21] марта по июль 1917 года состоял особоуполномоченным по делам водных перевозок в районе военных действий. 20 марта [2 апреля]-23 марта [5 апреля] как комиссар ВКГД и Временного правительства выполнял задачу сопровождения в Крым вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны. Занимал пост уполномоченного по снабжению Киева топливом. 21 апреля [4 мая] был командирован в качестве комиссара ВКГД и Временного правительства в 6-ю армию Румынского фронта. Выступал с критикой лозунга «Мир без аннексий»[5].

В августе 1917 года во время Корниловского выступления был арестован Комитетом по охране революции[5] (за то, что, по словам историка Андрея Иванова, «оказался слишком правым для своих новых „друзей“ слева»), но вскоре был отпущен[4].

Являлся кандидатом от Внепартийного блока русских избирателей на выборах в Учредительное собрание[5].

В Белом движении[править | править вики-текст]

Исследователям на настоящее время неизвестна значительная часть подробностей биографии Анатолия Савенко после 1917 года. Историк Андрей Иванов приводит информацию, что после Октябрьского вооружённого восстания большевиков в Петрограде за Савенко приходили с целью его ареста, но он бежал от преследователей, изменив внешность[4].

Известно, что Савенко принимал участие в Белом движении, активно публиковался в белогвардейской прессе[12]. Он стоял у истоков создания шульгинской «Азбуки» — подпольная кличка «Аз»[13]. После провозглашения «Украинской державы» совместно с руководством ККРН публично отказался от украинского подданства[14]:41. В конце 1918 года опубликовал в Киеве в сборнике «Малая Русь» статью с названием «Наше национальное имя». «Энциклопедией истории Украины» данная статья Савенко была отмечена в числе важнейших работ этого сборника[15]. Весной 1919 года Савенко писал одесскому военному губернатору Алексею Гришин-Алмазову, что основным лозунгом белых в Малороссии должен стать «лозунг борьбы с изменническим украинством»[4][16].

Как пишет украинский историк Григорий Турченко, командование Белого движения на Юге России придавало политическому опыту Савенко большое значение, и в 1919 году текст его сочинения, изданного в конце 1918 года в сборнике «Малая Русь», был опубликован в Ростове-на-Дону отдельной брошюрой под названием «Украинцы или малороссы?», предназначавшейся для идеологического обеспечения боевых действий добровольцев на Украине[17]. Многие тезисы этой работы легли в основу национальной политики Белого движения в Киеве и Малороссии (как руководство Белого движения официально называло Украину[17]) в 1919 году.

После взятия Киева Добровольческой армией 18 (31) августа 1919 года Анатолий Савенко возвратился в Киев, был назначен начальником Киевского отделения ОСВАГа — агитационного органа Белого движения на Юге России — и осенью 1919 года стал фактическим главой гражданской администрации Киева. Его деятельность по безоговорочному запрету всего «украинского» и отрицанию местной специфики вызывала многочисленные нарекания как «украинцев», так и умеренных представителей Добровольческой армии[18]. В октябре 1919 года основал в Киеве еженедельную газету «Киевская Русь» (вышло 5 выпусков)[19]. Являлся членом Совета государственного объединения России[5].

Историк Александр Пученков пишет, что Савенко в сентябре-октябре 1919 года проводил в Киеве «рьяную русификаторскую политику»[16]. Самостийнической[4] газетой «Украина» он был прозван «деникинским вандалом». Это издание писало: «Нетрудно догадаться, что ничего другого, кроме уничтожения и разрушения украинской культуры не может исходить для украинского народа от добровольческих политиков типа Шульгина и Савенко». С другой стороны, и командование белых имело вопросы к Савенко. Главноначальствующий Киевской области генерал Абрам Драгомиров жаловался на него командующему Вооружёнными силами Юга России генералу Антону Деникину: «Савенко — это какой-то ограниченный фанатик идеи, который не способен понять никакой иной точки зрения, кроме своей. В пропаганде он не даёт того организаторского таланта, которого от него ожидали. Терплю его только потому, что все левые усиленно требуют его ухода, и такая уступка только окрылила бы их на дальнейшую борьбу». В ноябре 1919 года Савенко был отправлен Деникиным в отставку[4].

При отступлении белых из Киева в конце 1919 года Савенко принял решение отступать вместе с армией и взял с собой сына Бориса, как пишет историк Андрей Иванов, посчитав, «что 14-летнему юноше-гимназисту оставаться при большевиках будет небезопасно». Сам Савенко так писал об этих событиях: «Я по-прежнему был уверен, что еду ненадолго, но, пробыв около двух дней в поезде, в обстановке эвакуационной бестолочи и паники, я стал допускать, что мы можем докатиться до Одессы…». После Одессы они с сыном в 1920 году оказались в Турции[4].

Эмиграция и возвращение[править | править вики-текст]

В Турции Савенко обосновался с сыном Борисом на острове Халки. Однако вскоре сына сразила эпидемия сыпного тифа, и он умер. Многие советские энциклопедические издания обрывали биографию Савенко на 1920 году, указывая, что с этого времени он находится либо на острове Халки в Турции, либо в Париже, либо в других местах за пределами Советского государства. В частности, Малая советская энциклопедия в 1931 году писала в биографической статье о нём, что Савенко «ныне в эмиграции»[3].

По информации историка Андрея Иванова, осенью 1920 года Савенко, похоронивший сына и потерявший веру в Белое движение, договорился с контрабандистами и тайно возвратился в Советскую Россию. Он поселился в Керчи под вымышленным именем Артемия Ивановича Степуренко. На новом месте он устроился сначала дворником, а потом советским служащим — юрисконсультом местного Рыбтреста[4]. Он смог наладить связь со своей семьёй в Киеве, куда отправлял жене письма, которые из соображений конспирации подписывал «Твоя тетя». Дочь Савенко Ирина писала в своих воспоминаниях, что однажды Савенко прислал своей голодающей семье в Киев из Керчи бочонок с солёной сельдью[4].

В конце 1921 года жена Савенко Надежда Новоспасская смогла приехать к мужу в Керчь, но застала его уже умирающим. Оставив его на попечении появившейся у него новой женщины, она возвратилась в Киев к детям. Душевные силы и здоровье Анатолия Савенко оказались надломлены произошедшими событиями, и он умер в Керчи в 1922 году, где был похоронен на местном кладбище под своей настоящей фамилией[4]. Могила Савенко была уничтожена в конце 1940-х годов[20].

Оценки[править | править вики-текст]

Оценки литературной деятельности[править | править вики-текст]

В предвыборном листке Савенко как кандидата в Государственную думу в 1912 году о нём писали: «…в массе им написанного не всё равноценно: многое увидело свет благодаря условиям срочной газетной работы или является откликом на злобу дня, — но всё одинаково окрашено его крупной, оригинальной индивидуальностью, всё ярко, выпукло, интересно». Там же отмечено, что военный министр, а в то время помощник командующего Киевского военного округа генерал Владимир Сухомлинов считал очерки Савенко, посвящённые Русско-японской войне, более содержательными в военном отношении, реально описывающими обстановку и театр военных действий, чем аналогичные обозрения его собственных штабных специалистов[4][21].

Кандидат исторических наук Андрей Иванов пишет, что по силе влияния на читателя Савенко сравнивали с такими мастерами слова, как Михаил Катков, Иван Аксаков, Алексей Суворин и Михаил Меньшиков[4].

Оценки политической деятельности[править | править вики-текст]

В советский период[править | править вики-текст]

В Советском Союзе имя Анатолия Савенко было предано забвению, а его работы оказались под запретом. Среди немногочисленных упоминаний о нём в печати было, например, такое, размещённое в газете «Вечерний Киев» № 2 за 1927 год:

Видный оратор, журналист и депутат Государственной думы — идеолог дворянско-помещичьего класса. Друг Шульгина. Пламенный организатор и вдохновитель дела Бейлиса и многих других «дел». Автор реакционных брошюр (напр., «Украинцы или малороссы?»). Знаменитый начальник деникинского «агитпропа» — ОСВАГА. Жалкий эмигрант на острове Халки. Такова карьера этого гвардейца во фраке, заглушавшего когда-то своим зычным голосом крамольные речи думских ораторов.

Савенко И. А. Крушение (из неопубликованных «Записок» Анатолия Савенко 1919—1920 гг.) // Наяву — не во сне : Роман-воспоминание.. — Киев: Днипро, 1990. — 335 с.

После 1991 года[править | править вики-текст]

По оценке российского историка С. Н. Саньковой, издававшиеся Савенко на рубеже XIX—XX веков в «Киевлянине» заметки на тему событий политической и экономической жизни, а также публиковавшиеся им очерки по истории родного края (выходившие позднее отдельными брошюрами) были сделаны «весьма талантливо», при этом автор их создавал, «тонко чувствуя политическую конъюнктуру момента»[22]:72.

Историк Даниил Коцюбинский называет Савенко одним из идеологов русского левого национализма[5].

В украинской историографии фигура Анатолия Савенко называется одной из наиболее противоречивых фигур украинской политической истории первых десятилетий XX века[2]:278.

Память[править | править вики-текст]

В экспозиции Музея одной улицы в Киеве, посвящённой истории Андреевского спуска, содержатся фотографии семьи и личные документы Анатолия Савенко, переданные музею его дочерью, писательницей Ириной Анатольевной Савенко.

Сочинения[править | править вики-текст]

  • Савенко А. И. Великая церковь Киево-Печерской Лавры. — Киев, 1901.
  • Савенко А. И. Путеводитель по Днепру и Десне от Киева до Екатеринослава и Чернигова. — Киев, 1902.
  • Савенко А. И. Столица Северской земли. Из поездки в Чернигов. — Киев, 1903.
  • Савенко А. И. Наше национальное имя // Ред. В. Шульгин. Малая Русь. : сборник. — Киев: Паевое товарищество, 1918. — В. 1. — С. 20-32.
  • Савенко А. И. К вопросу о самоопределении населения южной России // Труды подготовительной по национальным делам комиссии, малорусский отдел. — Одесса, 1919. — В. 1. Сборник статей по малорусскому вопросу.
  • Савенко А. И. Украинцы или малороссы? (Национальное самоопределение населения Южной России). = Украинцы или Малороссы? Національное самоопредѣленіе населенія Южной Россіи. — Ростов-на-Дону, 1919. — 32 с.
  • Савенко А. И. К вопросу о самоопределении населения южной России // Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. — Москва, 1998. — С. 291-300. — 432 с. — (Пути русского имперского сознания). — 5000 экз. — ISBN 5-89097-010-0.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Любченко В. Б. Теоретична та практична діяльність російських націоналістичних організацій в Україні (1908—1914 рр.) // Український історичний журнал. — Київ: НАНУ, 1996. — В. 2. — С. 55-65. — ISSN 0130-5247.
  2. 1 2 Любченко В. М. Життя провінційного міста: повітовий Переяслав у XIX столітті // Редкол.: О. П. Реєнт (голова) та ін. Проблеми історії України ХІХ – початку. ХХ ст : збірник наукових працб ВАК України. — Київ: Інститут історії України НАН України, 2008. — В. 14. — С. 268-284.
  3. 1 2 3 Морозова Т. В. Дворянин из семьи переяславского казака // h.ua : электронный ресурс. — 2006, 3 апреля.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 Иванов А. А. А. И. Савенко: метаморфозы русского националиста (рус.) // Редакционная коллегия: В. В. Грицков, В. Л. Егоров, В. М. Лавров (главный редактор), В. В. Лобанов (ответственный секретарь), Г. Э. Кучков, И. А. Настенко, А. Н. Сахаров. Русский исторический сборник. — Москва: Институт российской истории Российской академии наук, 2010. — В. II. — С. 128-148.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Коцюбинский Д. А. Савенко Анатолий Иванович // Политические партии России. Конец ХІХ — первая треть ХХ века. — Энциклопедия.. — Москва: РОСПЭН, 1996. — С. 542-543. — 800 с. — 6000 экз. — ISBN 5-86004-037-7.
  6. 1 2 3 4 Павловский И. Ф. Савенко Анатолий Иванович // Полтавцы: Иерархи, государственные и общественные деятели и благотворители. Опыт краткого биографического словаря Полтавской губернии с половины XVIII в. с 182 портретами / Предисловие В. А. Мокляк.. — Харьков: Сага, 2009. — С. 249. — 294 с. — (Репринтное воспроизв. издания Полтава: Т-во Печатн. Дела (тип. бывш. Дохмана), 1914). — ISBN 978-966-2918-74-8.
  7. Савенко И. А. Наяву — не во сне. Роман — воспоминание. — Киев, 1988. — С. 49.
  8. 1 2 Котенко А. Л., Мартынюк О. В., Миллер А. И. "Малоросс": эволюция понятия до Первой мировой войны // Новое литературное обозрение : журнал ВАК РФ. — 2011. — В. 2 (108). — С. 9-27. — ISSN 0869-6365.
  9. 1 2 Миллер А. И. Несколько возражений М. В. Дмитриеву // Вопросы истории : научный журнал. — Москва, 2000. — В. 12. — С. 168-169. — ISBN 0042-8779.
  10. Безак Ф. Н. Воспоминания о Киеве и о гетманском перевороте // Верная гвардия. Русская смута глазами офицеров-монархистов / Сост. А. А. Иванов.. — антология. — Москва: Посев, 2008. — С. 356. — 778 с. — (Белые воины). — 2000 экз. — ISBN 978-5-85824-179-9.
  11. Любченко В. Б. «Киевский прогрессивный клуб русских националистов» // Енциклопедія історії України. У 10 т. / Редкол В. А. Смолій та ін. — Інститут історії України НАН України. — Київ: Наукова думка, 2009. — Т. 4. Ка-Ком. — С. 321. — 528 с. — 5000 экз. — ISBN 978-966-00-0692-8.
  12. «В 1919—1920 годах печатался в газетах „Россия“, „Великая Россия“». Цит. по Коцюбинский Д. А. Савенко Анатолий Иванович // Политические партии России. Конец ХІХ — первая треть ХХ века. — Энциклопедия.. — Москва: РОСПЭН, 1996. — С. 542-543. — 800 с. — 6000 экз. — ISBN 5-86004-037-7.
  13. Репников А. В.; Гребенкин И. Н. Василий Витальевич Шульгин (рус.) // Вопросы истории. — 2010. — № 4. — С. 25—40.
  14. Тюремная одиссея Василия Шульгина: Материалы следственного дела и дела заключённого / Сост., вступ. ст. Макаров В. Г., Репников А. В., Христофоров В. С.; комм. Макаров В. Г., Репников, А. В. — М.: Русский путь, 2010. — 480 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-85887-359-4.
  15. Любченко В. Б. «Малая Русь» // Енциклопедія історії України. У 10 т. / Редкол В. А. Смолій та ін.. — Інститут історії України НАН України. — Київ: Наукова думка, 2009. — Т. 6. Ла-Мі. — С. 468. — 784 с. — 5000 экз. — ISBN 978-966-00-1028-1.
  16. 1 2 Пученков, А. С. Национальный вопрос в идеологии и политике южнорусского Белого движения в годы Гражданской войны. 1917—1919 гг. // Из фондов Российской государственной библиотеки : Диссертация канд. ист. наук. Специальность 07.00.02. — Отечественная история. — 2005. — С. 62.
  17. 1 2 Турченко Г. Ф. Південноукраїнський регіон в контексті національної політики уряду генерала Денікіна (укр.) // Крымский научный центр национальной академии наук и министерства образования и науки Украины, Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского, Межвузовский центр «Крым» Культура народов Причерноморья : научный журнал. — Симферополь, 2004. — В. 56. — С. 163-170. — ISSN 1562-0808.
  18. Бабков Д. И. Политическая деятельность и взгляды В. В. Шульгина в 1917—1939 гг. : Диссертация канд. ист. наук. Специальность 07.00.02. — Отечественная история. — 2008.
  19. Любченко В. Б. «Киевская Русь» // Енциклопедія історії України. У 10 т. / Редкол В. А. Смолій та ін. — Інститут історії України НАН України. — Київ: Наукова думка, 2009. — Т. 4. Ка-Ком. — С. 319. — 528 с. — 5000 экз. — ISBN 978-966-00-0692-8.
  20. Шлёнский Д. Путешествие по местам захоронений героев Музея Одной Улицы (рус.). Официальный сайт Музея одной улицы (19 июня 2009). Проверено 30 марта 2013. Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013.
  21. Наш кандидат Анатолий Иванович Савенко. — Киев, 1912. — С. 5.
  22. Санькова С. М. Русская партия в России. Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908–1917). — монография. — Орёл: Издатель С. В. Зенина, 2006. — 369 с. — ISBN 5-902802-15-6.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]