Союз писателей СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Союз писателей СССР — организация профессиональных писателей СССР.

Создан в 1934 году на Первом съезде писателей СССР, созванном в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года.

Союз заменил собой все существовавшие до того организации писателей: как объединённые на какой-либо идеологической или эстетической платформе (РАПП, «Перевал»), так и исполнявшие функцию писательских профсоюзов (Всероссийский союз писателей, Всероскомдрам).

Из Устава Союза писателей в редакции 1934 года (устав неоднократно редактировался и изменялся): «Союз советских писателей ставит генеральной целью создание произведений высокого художественного значения, насыщенных героической борьбой международного пролетариата, пафосом победы социализма, отражающих великую мудрость и героизм коммунистической партии. Союз советских писателей ставит своей целью создание художественных произведений, достойных великой эпохи социализма».

Согласно уставу в редакции 1971 года, Союз писателей СССР  — «добровольная общественная творческая организация, объединяющая профессиональных литераторов Советского Союза, участвующих своим творчеством в борьбе за построение коммунизма, за социальный прогресс, за мир и дружбу между народами»[1].

Уставом давалось определение социалистического реализма, как основного метода советской литературы и литературной критики, следование которому было обязательным условием членства СП.

Организация СП СССР[править | править исходный текст]

Высшим органом СП СССР был съезд писателей (между 1934 и 1954 гг., вопреки Уставу, не созывался), который избирал Правление СП СССР (150 человек в 1986 г.), которое, в свою очередь, избирало председателя правления (с 1977 г. — первого секретаря) и формировало секретариат правления (36 человек в 1986 г.), управлявший делами СП в период между съездами. Пленум правления СП собирался не реже одного раза в год. Правление по Уставу 1971 года избирало, кроме того, бюро секретариата, в составе которого было около 10 человек, фактическое же руководство находилось в руках группы рабочего секретариата (около 10 штатных мест, занимаемых скорее административными работниками, чем литераторами). Во главе этой группы в 1986 был утверждён Ю. Н. Верченко (до 1991 г.).

Структурными подразделениями СП СССР были региональные писательские организации со структурой, аналогичной центральной организации: СП союзных и автономных республик, писательские организации областей, краёв, городов Москва и Ленинград.

Печатными органами СП СССР были «Литературная газета», журналы «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов», «Вопросы литературы», «Литературное обозрение», «Детская литература», «Иностранная литература», «Юность», «Советская литература» (выходила на иностранных языках), «Театр», «Советиш геймланд» (на идиш), «Звезда», «Костёр».

В ведении правления СП СССР находилось издательство «Советский писатель», Литературный институт им. М. Горького, Литературная консультация для начинающих авторов, Всесоюзное бюро пропаганды художественной литературы, Центральный дом литераторов им. А. А. Фадеева в Москве и др.

Также в структуре СП существовали различные подразделения, осуществлявшие функции управления и контроля. Так, все заграничные поездки членов СП подлежали утверждению со стороны иностранной комиссии СП СССР.

При правлении СП СССР действовал Литературный фонд, региональные писательские организации также имели свои литфонды. В задачу литфондов входило оказание членам СП материальной поддержки (соответственно «рангу» писателя) в форме обеспечения жильём, строительства и обслуживания «писательских» дачных посёлков, медицинского и санаторно-курортного обслуживания, предоставления путёвок в «дома творчества писателей», оказания бытовых услуг, снабжения дефицитными товарами и продуктами питания.

Членство[править | править исходный текст]

Приём в члены Союза писателей производился на основании заявления, к которому должны были быть приложены рекомендации трёх членов СП. Писатель, желающий вступить в Союз, должен был иметь две опубликованные книги и представить рецензии на них. Заявление рассматривалось на заседании местного отделения СП СССР и должно было при голосовании получить не менее двух третей голосов, затем его рассматривал секретариат или правление СП СССР и для принятия в члены требовалось не менее половины их голосов.

Численный состав Союза писателей СССР по годам (по данным оргкомитетов съездов СП):

  • 1934—1500 членов
  • 1954 — 3695
  • 1959 — 4801
  • 1967 — 6608
  • 1971 — 7290
  • 1976 — 7942
  • 1981 — 8773
  • 1986 — 9584
  • 1989 — 9920

В 1976 году сообщалось, что из общего числа членов Союза, 3 665 пишут по-русски.

Писатель мог быть исключён из Союза писателей «за проступки, роняющие честь и достоинство советского литератора» и за «отступление от принципов и задач, сформулированных в Уставе Союза писателей СССР». На практике поводом для исключения могли служить:

  • Критика писателя со стороны высших партийных инстанций. Пример — исключение М. М. Зощенко и А. А. Ахматовой, последовавшее за докладом Жданова в августе 1946 г. и партийным постановлением «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“».
  • Публикация за рубежом произведений, не опубликованных в СССР. Первым по этому мотиву был исключён Б. Л. Пастернак за издание в Италии его романа «Доктор Живаго» в 1957 г.
  • Публикация в «самиздате»
  • Открыто выраженное несогласие с политикой КПСС и Советского государства.
  • Участие в публичных выступлениях (подписание открытых писем) с протестами против преследования диссидентов.

Исключённым из Союза писателей отказывалось в издании книг и публикации в журналах, подведомственных СП, практически они были лишены возможности зарабатывать литературным трудом. За исключением из Союза следовало исключение из Литфонда, влекущее за собой ощутимые материальные затруднения. Исключение из СП по политическим мотивам, как правило, предавалось широкой огласке, превращавшейся порой в настоящую травлю. В ряде случаев исключение сопровождалось уголовным преследованием по статьям «Антисоветская агитация и пропаганда» и «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй», лишением гражданства СССР, вынужденной эмиграцией.

По политическим мотивам из Союза писателей были исключены А. Синявский, Ю. Даниэль, Н. Коржавин, Г. Владимов, Л. Чуковская, А. Солженицын, В. Максимов, В. Некрасов, A. Галич, Е. Эткинд, В. Войнович, И. Дзюба, Н. Лукаш, Виктор Ерофеев, Е. Попов, Ф. Светов.

В знак протеста против исключения Попова и Ерофеева из СП в декабре 1979 года В. Аксёнов, И. Лиснянская и С. Липкин заявили о своем выходе из Союза Писателей СССР.

Руководители[править | править исходный текст]

Руководителем СП СССР по Уставу 1934 года был Председатель правления.

Первым председателем (1934—1936) правления Союза писателей СССР был Максим Горький. При этом фактическое[источник не указан 923 дня] руководство деятельностью Союза осуществлял 1-й секретарь СП Александр Щербаков.

По Уставу 1977 года руководство Союзом писателей осуществлял Первый секретарь правления. Эту должность занимали:

СП СССР после распада СССР[править | править исходный текст]

После распада СССР в 1991 году Союз писателей СССР разделился на множество организаций в различных странах постсоветского пространства.

Основными преемниками СП СССР в России и СНГ являются Международное содружество писательских союзов (которым долгое время руководил Сергей Михалков), Союз писателей России и Союз российских писателей.

Почвой для разделения единого сообщества писателей СССР на два крыла (Союз писателей России (СПР) и Союз российских писателей (СРП)) послужило «Письмо 74-х». В СПР вошли те, кто был солидарен с авторами «Письма 74-х», в СРП — писатели, как правило, либеральных взглядов.

СП СССР в искусстве[править | править исходный текст]

Советские писатели и кинематографисты в своём творчестве неоднократно обращались к теме СП СССР.

Критика. Цитаты[править | править исходный текст]

В. О. Богомолов:

« Террариум сподвижников[2]. »

Валентин Распутин:

« Союз писателей СССР значил для меня очень многое. Во-первых, это общение с мастерами высокого класса, можно сказать, с классиками советской литературы. Это общение было возможно потому, что Союз писателей устраивал совместные поездки по стране, и заграничные поездки были. Я помню одну из таких поездок. Это 1972 год, когда я только-только начинал в литературе и оказался в большой группе писателей в Алтайском крае. Для меня это была не только честь, но и учёба и опыт определённый. Я общался со многими очень известными мастерами, в том числе со своим земляком Павлом Нилиным. Вскоре Георгий Макеевич Марков собрал большую делегацию, и мы поехали в Чехословакию. И тоже встречи, и тоже это интересно было. Ну а потом всякий раз пленумы, съезды, когда я уже сам ездил. Это, конечно, учёба, знакомство и вхождение в большую литературу. Ведь в литературу входят не только своим словом, но и братством определённым. Вот это братство было. Оно позже было в Союзе писателей России. И всегда было радостью зайти туда. В ту пору Союз писателей Советского Союза несомненно нужен был[3]. »

Василий Белов:

« Судьба меня свела с Союзом писателей. Если бы не было его, как бы я поступил в Литинститут? Меня прочили секретарём комсомольской организации. Я отказался. Сделали вместо меня Марченко Славу. СП в творческом отношении мне очень помогал. Без него я бы не получил две премии. Я общался со многими писателями. К великому сожалению, из-за развала Союза потерял с ними связь[3]. »

Артём Анфиногенов:

« Я застал то время, когда пушкинское «Друзья мои, прекрасен наш союз!» с новой силой и по-новому воскресало в особняке на Поварской. Обсуждения «крамольной» повести Анатолия Приставкина, проблемных очерков и острой публицистики Юрия Черниченко, Юрия Нагибина, Алеся Адамовича, Сергея Залыгина, Юрия Карякина, Аркадия Ваксберга, Николая Шмелёва, Василия Селюнина, Даниила Гранина, Алексея Кондратовича, других авторов проходили в битком набитых аудиториях. Эти диспуты отвечали творческим интересам писателей-единомышленников, получали широкий резонанс, формировали общественное мнение по коренным вопросам жизни народа…[3] »

Андрей Мальгин, «Письмо другу-литературоведу»:

« Есть железное правило, не знающее исключений. Чем известнее ты, чем активнее участвуешь в литературном процессе, тем труднее тебе будет вступить в Союз писателей. А предлог всегда найдется, если не на творческом бюро, то на приемной комиссии, если не на приемной комиссии, то на секретариате встанет кто-нибудь и скажет: «А, одна книга? Пусть сначала издаст вторую», или: «А, две книги? Давайте подождем третью». Рекомендацию дали известные люди — протекционизм, групповщина. Дали неизвестные — пусть дадут известные. И так далее. <…> Любопытно ознакомиться со списком членов этой приемной комиссии. Состоит там, например, дрессировщица зверей Наталья Дурова. Квалифицированный судья, правда? А кто такие Владимир Богатырев, Юрий Галкин. Виктор Ильин. Владимир Семенов? Не знаешь? И я не знаю. И никто не знает[4]. »

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Устав Союза писателей СССР, см. «Информационный бюллетень секретариата правления СП СССР», 1971, № 7(55), с. 9]
  2. Цит. по: Эд. Поляновский. «Я не уберу из книги ни единого слова».
  3. 1 2 3 Цит. по
  4. «Что же происходит там внутри?». «Московский литератор» (15 сентября 1989). Проверено 11 июля 2013. Архивировано из первоисточника 15 июля 2013.

См. также[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]