Фаланф (ойкист)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Фаланф (Фалант) — в греческой традиции полулегендарный предводитель парфениев и основатель Тарента (на дорическом диалекте Тарант). Многие обстоятельства его деятельности были и остаются предметом спора как древних, так и современных учёных (поставивших под сомнение его историчность).

Заговор парфениев[править | править вики-текст]

Основные источники — это Страбон[1], излагающий версии Антиоха Сиракузского[2] и Эфора[3], Диодор Сицилийский[4] и Юстин. Все рассказы объединяет то, что парфении — неполноправные жители Спарты, недовольные своим положением.

Аристотель в «Политике» ограничивается кратким сообщением, что «так называемые» парфении происходили от «равных», были изобличены в заговоре и отправлены в Тарант основывать колонию[5]. По Антиоху, парфении — это дети, родившиеся во время Первой мессенской войны, а их отцы не участвовали в походе и поэтому были превращены в илотов[6]. По Эфору и Юстину, они родились от связей спартанских замужних женщин с молодыми людьми, которые на время отлучались из лагеря, что было предпринято по общему решению лакедемонян[7]. Феопомп, цитируемый Афинеем, считал их сыновьями илотов и вдов погибших спартанских граждан и называл «эпевнактами» («сопостельниками»)[8]. Выражение «эпевнакты» употребляет и Диодор. Юстин не упоминает заговор.

Фаланфа называют спартанцем или лаконцем[9] либо амиклейцем[10]. В поэме Дионисия Периэгета говорится, что Тарант укрепила «могучая воинская сила амиклейцев»[11].

Согласно Помпею Трогу, его отцом был спартанец Арат, который некогда дал спартанцам совет, приведший к появлению на свет парфениев[12]. По Сервию, он был потомком Геракла в восьмом поколении[13]. Акрон называет его сыном Посейдона, как Таранта[14]. В любом случае ясна связь заговора с Амиклами[15].

По Антиоху, парфении, лишенные гражданских прав, устроили заговор и решили напасть на граждан во время празднования Гиакинфий в святилище Аполлона в Амиклах. Их предводитель Фаланф должен был надеть кожаную шапку (или шлем) на голову и тем самым подать знак. Однако Фаланф и некоторые сообщники выдали план (согласно же Эфору, в заговоре участвовали парфении и илоты, а выдали план некоторые илоты; Гиакинфии же Эфор не упоминает; по Диодору, план выдал неизвестный человек).

Диодор рассказывает, что, обсуждая дело, эфоры хотели казнить Фаланфа, но его любовник Агафиад убедил их, что ради гражданского спокойствия заговорщикам лучше сохранить жизнь. Когда настал оговорённый день, вышел глашатай (получивший приказ от эфоров по совету Агафиада) и провозгласил, что собирающиеся поднять шапку должны покинуть агору[16]). Заговорщики поняли, что их план раскрыт, и их заключили под стражу, однако отправили посольство в Дельфы.

Послы эпевнактов в Дельфах спросили Пифию, не желает ли бог дать им территорию Сикиона для поселения; но оракул сообщил, что им предназначен «Сатирион и тучные нивы Таранта», где они должны основать город там, где козёл окунает в море бороду[17]. По Антиоху, Фаланф сам посетил Дельфы[18].

Основание Таранта[править | править вики-текст]

Фаланф на дельфине, монета Тарента, около 510—500 годов до н. э.[19]

Отправившись в Италию, Фаланф потерпел кораблекрушение в Крисейском море и был вынесен на землю дельфином[20] (сравните с легендами об Икадии и Арионе, который отплывает именно из Таранта[21]).

По Дионисию, предсказание пифии о козле сбылось, когда они увидели виноградную лозу, один из побегов которой касался моря: там парфении высадились и начали войну с япигами[22].

По Юстину, парфении прибыли в Италию после долгих скитаний, изгнали прежних жителей Тарентинской крепости и обосновались в ней[23]. По Антиоху, они были мирно приняты варварами и критянами, а по Эфору — заключили союз с ахейцами против варваров и основали город.

Павсаний рассказывает более подробно[24]: Фаланф получил из Дельф предсказание, что он захватит город, когда почувствует дождь, идущий из чистого неба. В Италии первое время, несмотря на победу, он не мог захватить ни одного города. Вспомнив предсказание, он решил, что оно никогда не исполнится. Однако его жена Эфра («чистое небо») стала утешать его, а затем положила голову мужа на колени и стала искать там вшей, после чего заплакала. Слёзы попали на голову Фаланфа, и он решил, что имя его жены свидетельствует об исполнении предсказания, и в следующую ночь он напал на большой и богатый варварский город Тарент и захватил его.

«Хроника Евсевия» датирует основание Тарента парфениями 706 годом до н. э. и считает его одновременным с основанием Коркиры[25]. Археологический материал датируется последней четвертью VIII века до н. э., что подтверждает дату Евсевия; предполагается, что поселенцы опасались коренных жителей[26]. Другой миф приписывает основание Тарента Гераклу[27]. Упоминание величины и богатства города для раннего периода — явный анахронизм, хотя там и находилась лучшая гавань в Италии[28]. Отсутствие лаконской керамики VII века привело к гипотезе, что первое время между колонией и метрополией отсутствовали какие-либо контакты[29].

Позже лакедемоняне во главе с Фаланфом отняли у критян, живших в Брентесии (Брундизии), большую часть их области[30].

Известно, что ещё в конце VI века до н. э. в Таранте существовала царская власть[31]. Предполагается, что и Фаланф был царем, хотя в источниках он не называется так[32].

Изгнание Фаланфа[править | править вики-текст]

Этот рассказ передает подробно Юстин[33]. Через много лет Фалант был изгнан из города мятежниками и поселился в Брундизии, где теперь жили прежние жители Тарента. Когда Фаланф умирал, он попросил жителей Брундизия, чтобы они растёрли в прах его останки и развеяли их на своём форуме, и это, по словам Дельфийского оракула, поможет им вернуть родину. Жители Брундизия так и поступили (считая, что тот хочет отомстить своим бывшим согражданам), но Фаланф обманул их, ибо оракул на деле предсказал, что владение городом навечно будет закреплено за новыми поселенцами. В память этого граждане Тарента решили почитать Фаланфа как бога. Страбон говорит кратко, что после изгнания Фаланфа из Таранта его приняли в Брентесии, а после смерти торжественно похоронили[30].

Павсаний сообщает, что позднее после победы над певкетиями тарентинцы прислали в Дельфы пожертвование работы Оната, где герои Тарент и Фаланф (рядом с которым дельфин) были изображены рядом с побеждённым и убитым царем япигов Описом[20].

Переселенцы принесли с собой из Спарты культ Гиакинфа[34]. У Тарента показывали могилу Гиакинфа или Аполлона [35], а фигура Гиакинфа появляется на самых ранних монетах из Тарента [36].

Толкования[править | править вики-текст]

В деятельности Фаланфа и парфениев много неясного. Например, «Лексикон Рошера» рассматривает Фаланфа как чисто мифическую личность, а Л. Г. Печатнова считает в целом историческим лицом. Авторы XIX века сопоставляют Фаланфа на монетах (юного наездника на дельфине) с Посейдоном либо с Аполлоном Дельфинием. Предпринимались попытки истолковать корень φαλ- («сверкающий», «чистый», «блестящий» как указывающие на прозвище Посейдона). Узенер предполагал связь с Дионисом и этимологию имени через φάλης (φαλλός).

Источники[править | править вики-текст]

  1. Страбон. География VI 3, 2-3 (стр. 278—280)
  2. Антиох, FGrH 555 F13
  3. Эфор, FGrH 70 F216
  4. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. VIII. 21; об основании Тарента также кратко в XV. 66. 3
  5. Аристотель. Политика V 6, 1 (1306b 29-31)
  6. Печатнова 2002, с.294
  7. Страбон и Юстин. Эпитома «Истории Филиппа» Помпея Трога III 4, 5-7; эта версия принята: Кембриджская история древнего мира. Т. 3. Ч. 3. М., 2007. С. 391
  8. Феопомп, фр. I 310 Мюллер = Афиней. Пир мудрецов VI 101, 271с (со ссылкой на XXXII книгу «Истории» Феопомпа); Печатнова 2002, с.296-297
  9. Павсаний. Описание Эллады X 10, 6; Гораций. Оды II 6, 11; Марциал. Эпиграммы VIII 28, 3 (упомянут и в V 37, 2)
  10. Силий Италик. Пуника, VII, 665: текст на латинском
  11. Дионисий Периэгет. Описание ойкумены 377, пер. Е. В. Илюшечкиной
  12. Юстин. Эпитома «Истории Филиппа» Помпея Трога III 4, 8
  13. Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия III 551: «octavo ab Hercule»; Комментарий к «Георгикам» IV 126 (более короткий рассказ); Первый Ватиканский мифограф III 3
  14. Акрон. Комментарий к «Одам» Горация I 28, 29 (Лексикон Рошера. Т.3. Стб. 2238)
  15. Печатнова 2002, с.299-302
  16. Полиэн. Стратегемы II 14, 2
  17. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. VIII. 21. 3.
  18. Страбон. География VI 3, 2 (стр. 278—279)
  19. о тарантских монетах с Фаланфом см. Лексикон Рошера. Т. 3. Стб. 2239.
  20. 1 2 Павсаний. Описание Эллады X 13, 10
  21. Геродот. История I 24
  22. Дионисий Галикарнасский. Римские древности XIX. 1. 3-4 (по старому делению XVII 2)
  23. Юстин. Эпитома «Истории Филиппа» Помпея Трога III 4, 11
  24. Павсаний. Описание Эллады X 10, 6-8
  25. Хроника Евсевия, стр. 159
  26. Кембриджская история древнего мира. Т. 3. Ч. 3. М., 2007. С.136, 137
  27. Вергилий. Энеида III 551—552
  28. Печатнова 2002, с.292
  29. Печатнова 2002, с.288, примечание 62
  30. 1 2 Страбон. География VIII 3, 6 (стр. 282)
  31. Геродот. История III 136 (царь Аристофилид)
  32. Печатнова 2002, с.303
  33. Юстин. Эпитома «Истории Филиппа» Помпея Трога III 4, 12-18
  34. Печатнова 2002, с.301
  35. Полибий. Всеобщая история VIII 30, 2
  36. Malkin I. Myth and territory in the Spartan Mediterranean. Cambridge UP. 2003. P.113

Литература:

  • Лексикон Рошера. Т.3. Стб. 2238—2240.
  • Marinella Corsano, "Sparte et Tarente : le mythe de fondation d’une colonie ", dans Revue de l’histoire des religions 196, 2, 1979, p113-140.
  • Irad Malkin, Myth and Territory in the Spartan Mediterranean, Cambridge, 1994
  • Печатнова Л. Г. История Спарты (период архаики и классики). СПб, 2002. С.288-303 (в примечаниях: Печатнова 2002)