Андреев, Михаил Степанович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Михаил Степанович Андреев
Andreev MS 1939.jpg
Дата рождения 24 сентября 1873(1873-09-24)
Место рождения Ташкент
Дата смерти 10 ноября 1948(1948-11-10) (75 лет)
Место смерти Сталинабад,
Таджикская ССР, СССР
Страна Flag of Russia.svg Российская империяFlag of the Soviet Union.svg СССР
Научная сфера археология, этнография, языкознание
Место работы Восточный факультет Среднеазиатского государственного университета
Альма-матер Ташкентская учительская семинария
Учёное звание член-корреспондент АН СССР
Научный руководитель В. П. Наливкин
Известные ученики О. А. Сухарева
Известен как востоковед-иранист, этнограф, лингвист, диалектолог
Награды и премии
Орден Трудового Красного Знамени

Михаи́л Степа́нович Андре́ев (18731948) — русский и советский востоковед, исследователь культуры народов Средней Азии, этнограф и языковед, в ранние годы археолог.

Биография[править | править код]

Михаил Степанович Андреев, внук простого солдата, родился в Ташкенте 24 сентября 1873 года. Учился в Ташкентской гимназии, из которой в 1889 г. перешёл в Туркестанскую учительскую семинарию. Будучи семинаристом, М. С. Андреев часто посещал «старогородскую» часть Ташкента и с течением времени сблизился с некоторыми учащимися медресе, а при их посредстве с семьей казия Шариф-Ходжи и с Убайдулла-Максумом мударрисом медресе Ишан Кули-додхо, которого М. С. Андреев уговорил вести с ним занятия по арабско-персидско-турецкой литературе. В годы обучения в семинарии М. С. Андреев стал хворать и по совету врачей совершал поездки в горы. В бытность свою в Чимкенте он присоединился к киргизскому кочевому аулу и внимательно наблюдал за его жизнью и бытом.

В последующем поездки М. С. Андреева приобретают систематический характер (верховья Ангрена, Ферганская долина, Кызылкумы, Фальгар, Матча и др.). Достигнув в одной из поездок Зарафшанского ледника, М. С. Андреев возвратился через перевал Янги-Сабак, а в последующем совершил путешествие из Шахрисабза в Гиссарскую долину, верховья р. Хингоу, в Ягноб и вернулся в Ташкент через Ура-Тюбе.

По окончании в 1893 году Ташкентской учительской семинарии М С. Андреев работал в Ходженте «заведующим вечерними курсами для местного национального населения» и посещал различные места Туркестанского края, усердно занимаясь собиранием археологических и этнографических данных.

В 1894 году он получил приглашение работать практикантом по восточным языкам в Ташкентскую учительскую семинарию и в Ташкентское реальное училище, по поручению которого им было составлено учебное пособие по узбекскому языку. Преподавательскую работу в семинарии М. С. Андреев вел в 1894—1896 гг. В 1895 г. в печати появилась первая этнографическая статья М. С. Андреева о пережитках языческих обрядов в среде коренного местного населения. С организацией в Ташкенте Туркестанского кружка любителей археологии (1895 г.) М. С. Андреев принимает активное участие в его работе.

Неутомимость, энергичность, неизменное тяготение к научным экспедициям и рекогносцировкам по малоизвестным местностям были отличительной чертой М. С. Андреева.

В 1896 г. в Ташкент из Петербурга прибыл чиновник особых поручений Министерства внутренних дел А. А. Половцев, командированный для изучения состояния и задач переселенческого дела в Средней Азии и Закавказье. По рекомендации знатока Туркестанского края В. П. Наливкина М. С. Андреев занял должность секретаря Половцева, с чем были связаны в частности его поездки по Закаспию и Закавказью, М. С. Андреев стал постоянным спутником и сотрудником Половцева человека, не лишенного научных интересов и склонности к меценатству. Будучи секретарём А. А. Половцева, по его поручению Андреев приобрел для него в Ташкенте дом у ташкентского купца Иванова и провел значительную перестройку интерьеров этого дома в восточном стиле. Архитектором перестройки был А. А. Бурмейстер. Этот дом был известен в Ташкенте как «дом Половцева». Впоследствии в доме располагались разные организации, в доме располагался учебный центр резьбы по ганчу, чеканке, вышивальный цех, с июля 1937 года в доме размещался Музей кустарных промыслов, а в настоящее время — музей Прикладного искусства Узбекистана.

С возвращением Половцева к месту постоянного жительства М. С. Андреев принял его предложение о переезде в Петербург, где в связи со своими научными занятиями вошёл в живое общение с виднейшими востоковедами С. Ф. Ольденбургом, В. В. Радловым и К. Г. Залеманом, по достоинству оценившими эрудицию М. С. Андреева и его преданность науке, в частности глубокое знание им языков, жизни и быта народов Средней Азии.

Зиму 1898 года он провёл с Половцевым в Париже, выучив французский язык. Помимо своих служебных обязанностей он занимался в Восточном отделении Французской Национальной библиотеке.

Все эти и последующие годы М. С. Андреев не порывал связей с Туркестаном и подолгу жил в Ташкенте, продолжая здесь сбор лингвистических и этнографических материалов.

В 1902 г. М. С. Андреев проехал через Ош на Памир, в Вахан, Ишкашим и обратно. Научным результатом поездки явилась совместная с А. А. Половцевым публикация по этнографии племен Ишкашима и Вахана. В ходе поездки, а затем во время проживания в Ташкенте М. С. Андрееву удалось собрать, в частности, некоторые материалы по почти неведомому тогда науке язгулямскому языку.

В 1906 г. М. С. Андреев уехал в Индию в связи с назначением А. А. Половцева генеральным консулом в Бомбее. Академия наук дала ему поручение по сбору этнографических коллекций. Об усердии М. С. Андреева в этом направлении свидетельствует тот факт, что в Музей антропологии и этнографии Академии наук им была передана коллекция в составе 1000 экспонатов. В Индии М. С. Андреев изучал языки хинди и пушту[1],[2].

В 1907 г., во время отпуска, М. С. Андреев вновь прибыл в Среднюю Азию, пройдя пешком вместе с братом генконсула П. А. Половцовым из Кашгара через Гималаи по перевалу Кара-Корум в Западный Тибет, а оттуда, проехав Яркенд, Ташкурган, Вахан, Шугнан и Восточный Памир, в долину Ферганы. В 1911 г. он был избран членом-корреспондентом Географического общества Бенгалии.

Личный переводчик консула и вице-консул России в Индии и французских колониях Индии и Индокитая (1906—1914).

По возвращении на родину М. С. Андреев был назначен инспектором народных училищ в Ходжентском и Джизакском уездах Самаркандской области. Русское географическое общество поручило ему работу по составлению этнографической карты Туркестанского края, выполняя которую он посетил Нур-Атинские горы и прилегающую к ним территорию Кызылкумов, а в 1916 г. совершил поездку в Матчу.

Великая Октябрьская социалистическая революция застала М. С. Андреева в Ходженте. С установлением здесь Советской власти он был назначен комиссаром народного образования Ходжентского уезда, а затем вызван в Ташкент, где ему была поручена организация востоковедческого вуза.

В ноябре 1918 г. в Ташкенте начал функционировать Туркестанский восточный институт[3]. Его первым руководителем стал Михаил Степанович Андреев, энергии которого молодой Институт был во многом обязан умелым подбором преподавателей, хорошим помещением, обзаведением учебным оборудованием, библиотекой, археологическими и нумизматическими коллекциями и т. п. Сам Андреев вел занятия по персидскому языку и таджикским наречиям, читал курсы по этнографии таджиков и др.

Активная деятельность М. С. Андреева в Туркестанском восточном институте, а затем в качестве доцента и профессора па восточном факультете Среднеазиатского государственного университета (САГУ) продолжалась более двадцати лет. Преподавательскую работу на востфаке САГУ М. С. Андреев вел и в годы Великой Отечественной войны и после неё, будучи некоторое время также профессором исторического факультета, где он ведал кафедрой этнографии.

В 1923 г. М. С. Андреев был избран членом-корреспондентом Центрального Бюро краеведения при Академии наук, а в 1928 г. последовало награждение его золотой медалью Географического общества.

Все эти годы М. С. Андреев неутомимо организовывал различные экспедиции по сбору и изучению этнографических и фольклорных материалов. Этнографические коллекции поступали в Главный Среднеазиатский музей в Ташкенте, заведующим которого состоял одно время М. С. Андреев, и в другие музеи.

В 1921 г. М. С. Андреев был назначен членом Научной Комиссии по обследованию быта коренного населения Туркестана при Совнаркоме Туркестанской АССР и возглавил экспедицию по составлению этнографической карты республики. В 1921—1922 гг. экспедиция работала в Самаркандском, Каттакурганском, Джизакском и Ходжентском уездах. В 1923 г. М. С. Андреев посетил верховья Чирчика, в 1924 г. — Матчу, Каратегин, Гиссар и Ягноб. В 1925 г. под его руководством работала экспедиция по маршруту Ташкент — Ура-Тюбе — долина Зарафшана — Ягноб — Анзобский перевал — Душанбе — Каратегин — Дарваз — Припамирье — Памир — Ош. Итогом экспедиции явился сбор богатейшей этнографической коллекции. М. С. Андреев был одним из группы ученых (И. И. Зарубин, Н. Г. Маллицкий, Л. В. Ошанин, А. А. Семенов и др.) осуществившей большую работу по сбору подготовительных материалов к осуществлению в 1924 г. национально-государственного объединения народов Средней Азии.

В 1926 г. М. С. Андреев осуществил поездку в Афганистан в качестве старшего драгомана советско-афганской комиссии отдела Среднего Востока НКИД СССР, использовав своё пребывание в этой стране для сбора сведений по языку и быту таджиков долины Панджшира.

В 1927 г. М. С. Андреев возглавил экспедицию в Ягноб, а в 1929 г. в долину Хуф.

31 января 1929 года М. С. Андреев по представлению выдающихся советских востоковедов академиков С. Ф. Ольденбурга, В. В. Бартольда, Ф. И. Щербатского и И. Ю. Крачковского был избран в члены-корреспонденты АН СССР — Отделение гуманитарных наук (по разряду восточных наук (иранистика)).

В 1930 году коллегией ОГПУ подвергнут административной высылке в Алма-Ату на 3 года. Возвращён в Ташкент досрочно.

В 1934 году М. С. Андреев по предложению Совнаркома Таджикской ССР и ЦК Компартии Таджикистана осуществил экспедицию в Припамирье для пополнения собранных ранее этнографических и языковых материалов по долине Хуф и другим прилегающим к Пянджу долинам.

С конца 1934 до 1940 г. М. С. Андреев состоял также в должности консультанта по искусству народов Средней Азии в Музее искусств в Ташкенте. В 1936 году он возглавил этнографическо-искусствоведческую экспедицию Музея в Бухару и Хиву. В 1937 году последовала ещё одна экспедиция Музея в селение Нур-Ата и в г. Маргилан.

10 августа 1938 г. М. С. Андреев подвергнут аресту, обвинен в шпионаже в пользу английской разведки, но освобожден 11 июня 1939 года.

На допросе[4] 11 мая 1939 г. следователь УГБ НКВД Узбекистана задал вопрос обвиняемому М. С. Андрееву: «За что Вы в 1930 году коллегией ОГПУ в г. Ташкенте были высланы в г. Алма-Ата?» На что Андреев туманно ответил: «В 1930 году я по решению коллегии ОГПУ в г. Ташкенте в числе 11 человек, профессоров и преподавателей Восточного факультета САГУ, а именно: Граменицкий, Гаррицкий Александр Александрович, Умняков, Фиолетов, Панков Александр Васильевич и др., был выслан из г. Ташкента сроком на 3 года с зачётом времени со дня ареста (приблизительно около 6 месяцев, когда я находился под следствием). Добавлю, в числе высланных были Шмидт Александр Эдуардович, Семенов Александр Александрович, Маллицкий Николай Гурьевич и Гаврилов Михаил Филиппович. Причины высылки мне никогда до сих пор не были понятны, в предъявленном мне тогда обвинении по 58 ст. УК я себя виновным не признал…» Показания Шмидта А. Э. я считаю совершенно неверными и категорически отрицаю как существование группы, так и свою причастность к ней, ибо я никогда ни в какую контрреволюционную группу не входил…

В 1940 году М. С. Андреев организовал экспедицию, собравшую обширные и разнообразные материалы по арку старой Бухары.

В годы Великой Отечественной войны М. С. Андреев принимал живейшее участие в работе созданной в Ташкенте группы Института востоковедения АН СССР в качестве сотрудника индийского кабинета. Участвовал М. С. Андреев и в заседаниях организованных в Ташкенте тюркологического и среднеазиатского кабинетов.

3 ноября 1943 г. М. С. Андреев был избран действительным членом (академиком) созданной тогда Академии наук Узбекской ССР. В 1944—1947 гг. М. С. Андреев руководил коллективом этнографов Института истории и археологии Академии наук Узбекской ССР, а в 1947 г. переехал в Сталинабад, где вёл работу по подготовке к открытию Музея археологии и этнографии.

Издано около 60 его работ. Член Туркестанского кружка любителей археологии, Общества по изучению Таджикистана и иранских народностей за его пределами, Туркестанского отделения РГО и других.

Скончался[5] М. С. Андреев 10 ноября 1948 года в Сталинабаде (Душанбе).

Награды и звания[править | править код]

Основные сочинения[править | править код]

  • Руководство для первоначального обучения сартовскому языку в Ташкентском реальном училище. Ташкент, 1896 (литогр.);
  • Андреев М. С., А. А. Половцов Материалы по этнографии иранских племен Средней Азии. Ишкашим и Вахан. СПб. Сборник Музея Антропологии и Этнографии 9. 41 с.
  • Вещие сны, несколько примет и детская игра «Сорока-ворона» среди некоторых народов, главным образом Средней Азии // ИСКМОПСИП. 1923. Вып. 2. С. 1-34;
  • Деревянная колонна в Матче // ИРАИМК. 1925. Т. 4. С. 115—118;
  • Выработка железа в долине Ванча (верховья Аму-Дарьи).- Ташкент, 1926.
  • По этнологии Афганистана. Долина Панджшир: (Материалы из поездки в Афганистан в 1926 г.). (Общество для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами)101 с. Ташкент, 1927;
  • По поводу процесса образования примитивных среднеазиатских древних цехов и цеховых сказаний (рисаля) // Этнография. 1927. № 2. С. 323—326;
  • Краткий обзор некоторых особенностей таджикских говоров: (Материалы). Сталинабад; Ташкент, 1930;
  • Язгулемский язык: Таблицы глаголов. Л., 1930;
  • О таджикском языке настоящего времени. — В кн.: Материалы по истории таджиков в Таджикистане. Сталинабад, 1945;
  • Таджики долины Хуф (верховья Аму-Дарьи). Вып. 1—2. Сталинабад, АН Тадж. ССР, 1953—1958. Вып. I. 1953. 247 с. [(Труды АН Тадж. ССР, Т. 7. Материалы к изучению культуры и быта таджиков. (Институт истории, археологии и этнографии АН Таджикской ССР)]; Вып. 2. Подготовка к печати, примеч. и доп. А. К. Писарчик. 1958. 521 с. (Труды АН Тадж. ССР. Т. I. XI);
  • Ягнобские тексты. С приложением ягнобско-русского словаря. Сост.: М. С. Андреев, В. А. Лившиц и А. К. Писарчик. М.—Л., АН СССР, 1957. 392 с. (АН СССР. АН Тадж. ССР). — Авт.: М. С. Андреев и Е. М. Пещерова;
  • Материалы по этнографии Ягноба. (Записи 1927—1928 гг.). Душанбе, «Дониш», 1970. 192 с.;
  • Арк (кремль) Бухары в конце XIX — начале XX в. Душанбе, 1972 (совм. с О. Д. Чехович).

Литература о нём[править | править код]

  • Акрамова Х. Ф. — В кн.: Сборник аспирантских работ кафедры истории СССР ТГУ им. В. И. Ленина. № 7, Душанбе, 1969. — Авт. статей: Из эпистолярного наследия М. С. Андреева, с. 14—42; М. С. Андреев как археолог, с. 43—60; Об этнографическом наследии М. С. Андреева, с. 150—157.
  • Акрамова X. Ф. Жизнь и научная деятельность члена-корреспондента АН СССР Михаила Степановича Андреева. Душанбе, 1969. 24 с. (АН СССР. Ин-т востоковедения. Тадж. гос. ун-т им. В. И. Ленина).
  • Акрамова X. Ф., М. С. Андреев как инспектор народных училищ. — В кн.: Сборник аспирантских работ кафедры истории СССР ТГУ им. В. И. Ленина. Душанбе, 1968, с. 43—68.
  • Акрамова X. Ф. Таджиковед М. С. Андреев. — В кн.: Из истории культурного строительства в Таджикистане. Вып. 2, Душанбе, 1970, с. 119—130.
  • Акрамова Х., Акрамов Н. Востоковед Михаил Степанович Андреев: Науч.-биогр. очерк / Под ред. и с предисл. Б. А. Литвинского. Душанбе, 1973.
  • Андреев М. С. — В кн.: БСЭ. Изд. 2. т. 51, М., 1958, с. 17; То же: Изд. 3, т. 2, М., 1970, с. 17.
  • Андреев М. С. — В кн.: Крачковский И. Ю. Очерки по истории русской арабистики. М.—Л., 1950, с. 237. — То же: Крачковский И. Ю., Избранные сочинения. Т. V. М.—Л., 1958, с. 165; 366.
  • Андреев М. С. — В кн.: МСЭ. Изд. 3, т. 1. М., 1958, стб, 405.
  • В кн.: Памяти Михаила Степановича Андреева. Сборник статей по истории и филологии народов Средней Азии. Сталинабад, 1960. — Писарчик А. К. Михаил Степанович Андреев (1873—1948), с. 3—20; Список опубликованных научных работ М. С. Андреева, с. 20—23. (Перечень 54 кн. и ст. за 1893—1958 гг.).
  • Б. В. Лунин Три памятные даты (К 100-летию со дня рождения академика АН УзССР М. С. Андреева, члена-корреспондента АН УзССР А. А. Семенова, профессора Н. Г. Маллицкого) // Общественные науки в Узбекистане № 5, 1973 г.
  • М. С. Андреев. (Некролог). — «Правда Востока», Ташкент, 1948, 13 ноября.
  • Михаил Степанович Андреев. (Некролог). — «Коммунист Таджикистана», Сталинабад, 1948, 12 ноября.
  • Награждение орденом Трудового Красного Знамени за выдающиеся заслуги в развитии науки и техники в связи с 220-летием Академии наук СССР. — «Ведомости Верх. Совета СССР», М., 1945, 11 июля.
  • Писарчик А. К. Михаил Степанович Андреев (1873—1948) // «Труды (АН Тадж. ССР)», т. 120, Сталинабад, 1960, с. 3—23.
  • Список ученых трудов М. С. Андреева. — В кн.: Записки об ученых трудах членов-корреспондентов АН СССР по отделению гуманитарных наук, избранных 31 января 1929 г. Л., 1930, с. 2—3. (Перечень 21 кн. и ст. за 1899—1911 гг.).
  • Документы о деятельности в Индии чиновника для усиления личного состава Главного управления Туркестанского края М. С. Андреева, 22 октября 1907 г. (док. 172—173) // Русско-индийские отношения в 1900—1917 гг. Сборник архивных документов и материалов. М., 1999. С. 237—239.

Примечания[править | править код]

  1. Следует заметить, что архивные документы дают … право утверждать, что служба М. С. Андреева в Индии была связана, главным образом, с разведкой, и в качестве разведчика он работал на военное ведомство. См. ссылку «Индийская страница в книге жизни академика М. С. Андреева»
  2. Состоявший при русском консульстве в Бомбее чиновник М. С. Андреев по возвращении из Индии представил туркестанскому генерал-губернатору доклад «Об английской разведочной организации в Индии и сопредельных странах». Андреев считал, что в Индии разведка англичан делится на 2 вида: внешнюю и внутреннюю. Он с большим уважением отзывался о постановке разведывательного дела у британцев и отмечал, что «англо-индийское правительство не щадит на это ни денег, ни усилий». Правительство умело использует информацию разведывательных учреждений о положении в стране и сопредельных государствах, благодаря чему англичане «еще удерживаются» в Индии. В сфере внешней разведки, по замечанию Андреева, англичане, как правило, для выполнения заданий в азиатских государствах использовали представителей местных племен или их единоверцев. В Афганистан засылали только афганцев, в Персию — индийских шиитов, так как персы "не будут дружить с суннитами. В русский Туркестан, по мнению Андреева, отправляли всех без разбора «и мусульман, и индусов, так как английские подданные, приезжающие сюда по торговым делам, принадлежат к представителям обеих религий и агентам легче скрыться среди них, не возбуждая никаких подозрений». Андреев установил имена наиболее удачливых британских разведчиков, которые неоднократно бывали в Туркестане и никем не раскрытые возвращались в Индию…Греков Н. В. Русская контрразведка в 1905—1917 гг.: шпиономания и реальные проблемы. — М.: МОНФ, 2000.
  3. В 1918 году, когда возникла идея создать в Ташкенте Университет, его приглашают организовать Восточный факультет. Мечта, возникшая в Париже, воплотилась. Он создаёт не факультет, а Восточный институт и становится его первым директором, одновременно преподавая таджикский и персидский языки. И если Университет тогда ещё не имел профессиональных кадров преподавателей и был сообществом различных кружков, то Восточный институт под руководством Андреева был полноценным учебным заведением. Через два года институт реорганизовали в Восточный факультет Среднеазиатского университета.
  4. Архив Службы национальной безопасности Республики Узбекистан. Архивно-следственное дело №П-14031,л.72-78.
  5. Судьба самого Андреева более печальна. Его блестящие лекции и бесконечная эрудиция снискали ему славу в Сталинабаде, как среди людей науки, так и среди лиц слабого пола. Одна из дам, не получив взаимности от старика, опустила топор на его голову. Так печально закончилась жизнь создателя Восточного института в Ташкенте и одного из самых знаменитых подвижников нашего города.
    Его жена Писарчик А. К. продолжала его дело. Потомок польских переселенцев, интернированных в Ташкент борцов за независимость Речи Посполитой, она всю жизнь разделяла трудную судьбу своего мужа. Но осталась жить в Сталинабаде у могилы мужа и в Ташкент не вернулась.

Ссылки[править | править код]