Артёмов, Вячеслав Петрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Вячеслав Артёмов
Vyacheslav Artyomov ©Meladina89.jpg
Вячеслав Артёмов в 1978, Москва. Фото Дм. Смирнова
Основная информация
Полное имя

Вячеслав Петрович Артёмов

Дата рождения

29 июня 1940(1940-06-29) (76 лет)

Место рождения

Москва, РСФСР, СССР

Страна

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР
РоссияFlag of Russia.svg Россия

Профессии
Инструменты

фортепиано

Награды

Орден Дружбы — 2010 год

Вячесла́в Петро́вич Артёмов (род. 29 июня 1940, в Москве) — российский композитор.

Биография[править | править вики-текст]

Готовился стать физиком, но неожиданно поступил на композиторское отделение музыкального училища при Московской консерватории (класс А. И. Пирумова), а затем в Московскую консерваторию, которую закончил в 1968 году по классу композиции Николая Сидельникова и по классу фортепиано Товия Логовинского. Считает себя приверженцем романтической традиции, хотя испытал самые разнообразные влияния: Прокофьева, русского фольклора, Стравинского, традиционной восточной музыки, Мессиана, Скрябина, Вареза. Работает в области симфонической и камерной музыки.

Артёмов предпочитает не называть свою музыку неопределённым словом «современная». Он использует особый термин для обозначения её включённости в традицию — «musica perennis» (мусика пэрэннис — вечная музыка). Эта музыкальная традиция, которая в своём явственном проявлении существует немногим более четырёхсот лет, имеет своим предметом прежде всего остроту переживаний человека, самую потаённую глубину его существования. Внимание В. Артёмова сосредоточено на мире переживаний не ради них самих, но для достижения сверхреального бытия. Как говорит композитор, «музыка — это единственный истинный путь познания смысла существования».

Артёмов считает музыку наукой — концентрацией душевного опыта и — наряду с астрофизикой — одной из двух главнейших фундаментальных наук: астрофизика расширяет горизонт познания Вселенной, музыка раскрывает глубину и силу духа человека, взаимосвязь его с Мировой Душой. Музыка — наивысшее достижение человеческого духа, «посредник между Богом и человеком», «сгусток духовной энергии, призванной пробудить в человеке нравственное сознание» и «музыка — особая наука: космология духа. Она не требует спекуляций и логических описаний. Она несёт озарение, и этот опыт передаётся непосредственно звуками». «Музыка выражает тайну душевной жизни и через неё — тайну вселенского Бытия. Посредством индивидуальной творческой души раскрывается несказанная тайна Творения, тайна Мировой души» («Основание философии музыки»).

Его музыку исполняли дирижёры — Геннадий Рождественский, Дмитрий Китаенко, Мстислав Ростропович, Владимир Федосеев, Тимур Мынбаев, Валентин Кожин, Саулюс Сондецкис, Михаил Плетнёв, Владимир Спиваков, Теодор Курентзис, Фёдор Глущенко, Вирко Балей, пианисты — Станислав Бунин, Дмитрий Алексеев, Андрей Диев, Михаил Мунтян, скрипачи Лиана Исакадзе, Олег Крыса, Татьяна Гринденко, Владислав Иголинский, виолончелисты — Йо-Йо Ма, Александр Рудин, органисты — Олег Янченко, Алексей Семёнов, певицы — Лидия Давыдова, Лариса Пятигорская, Марина Мещерякова, Нелли Ли, Елена Брылёва, Любовь Петрова.

В 1975 году стал одним из музыкантов импровизационного ансамбля «Астрея», в который входили также София Губайдулина и Виктор Суслин.

В 1979 году на VI съезде композиторов в докладе Тихона Хренникова его музыка подверглась критике, и Артёмов попал в так называемую «хренниковскую семёрку» — «чёрный список» 7 отечественных композиторов. Однако, несколько позднее, Хренников пересмотрел своё мнение об Артёмове, заявив, что в своём «Реквиеме» он превзошёл Моцарта и Верди (см. цитаты ниже).

Артёмов участвовал во многих европейских фестивалях с 1979 года. Авторские фестивали: «Фестиваль премьер» (1994, Москва), «Артёмов-фестиваль» (1997, Амстердам). Произведения Артёмова выдвигались на госпремии в России и престижные премии в США. Они вышли на 27 компакт-дисках в США, Англии, Германии и России.

Произведения Артёмова выходили в издательствах «Музыка», «Советский композитор», C.F.Peters (Frankfurt). В Москве выходит собрание сочинений Артёмова в 17 томах (вышло 8 томов).

Артёмов — действительный член Российской академии естественных наук, президент Фонда духовного творчества, член Ассоциации современной музыки, кавалер Ордена Дружбы (2010). Лауреат премии «Человек года — 2016»[1].

Оба цикла симфоний — Симфония Пути и Звезда исхода написаны в новом значительном, возвышенном и сладостном стиле — stile nuòvo grande, sùblime e soave.

Избранные сочинения[править | править вики-текст]

  • «Симфония пути», тетралогия — Symphony of the Way, tetralogy:
«Путь к Олимпу», симфония — Way to Olympus, 19781984
«На пороге светлого мира», симфония — On the Threshold of a Bright World, 1990,2002
«Тихое веянье», симфония — Gentle Emanation, 1991, 2008
«Денница воссияет», симфония — The Morning Star Arises, 1993
  • «Реквием» — Requiem, 1985—1988;
  • «Звезда исхода» — The Star of Exodus:
In Memoriam, симфония с солирующей скрипкой, 1968, 1984
In Spe, симфония с солирующими скрипкой и виолончелью, 19952014
  • «Гурийский гимн» — Gurian Hymn, 1986
  • «Симфония Элегий» — A Symphony of Elegies, 1977;
  • «Гирлянда речитаций» — A Garland of Recitations, 19751981
  • Tristia I, 1983
  • Tristia II, 1997,1998, rev.2011
  • «Латинские гимны» — Latin Hymns:
Miserere mei, 2003
Ave, Maria, 1989
Salve Regina, 2003
Ave maris stella, 2003
  • Pietà, 1992, 1996
  • «Звёздный ветер» — Star Wind, 1981;
  • «Гимны внезапных дуновений» — Hymns of Sudden Wafts, 1983
  • «Заклинания» — Incantations, 1981
  • «Сны при лунном свете» — Moonlight Dreams, 1982
  • Мальтийский гимн «Ave, crux alba», 1994, 2012
  • Sola Fide (Только верой), балет-реквием, 3 акта, 1985-2016

Цитаты[править | править вики-текст]

«Артёмов — выдающийся композитор. Его „Реквием“ поднял русскую музыку на недосягаемую прежде высоту. Благодаря Артёмову мы не только достигли в этом жанре европейского уровня, но и превзошли его наивысшие достижения — „Реквиемы“ Моцарта и Верди.» (Тихон Хренников,25.11.1988)

«Вячеслав Артёмов занимает особое место в русской музыке… В „Заклинаниях“ он воссоздал поразительный по реальности и яркости звуковой образ первобытной магии. Кажется, что это не сочинённая автором музыка, но где-то реально бытующая и подслушанная им, воскрешённая его надындивидуальной генетической памятью». (Альфред Шнитке, 1983)

«Мастер музыки, десятилетиями окружённый ореолом непризнания, Артёмов доказал собою, что для истинного художника в советской России непризнание — это патент на благородство, высоту чувств и глубину переживаний и одновременно это важнейшее свидетельство духовного безразличия, атрофии нравственного и религиозного чувства и катастрофического опошления нравов в обществе, пережившем многолетнее господство атеизма. В этом смысле можно сказать, что Артёмов намного опередил своё время». (Михаил Тараканов, 1994)

«Мы являемся очевидцами музыки, которая отваживается просто существовать, сияя как солнце, позволяющее нам наслаждаться его теплом. Глубокие религиозные убеждения г-на Артёмова делают его редким явлением среди русских композиторов и включают его в избранную компанию О. Мессиана и раннего К. Пендерецкого на мировой музыкальной сцене». (Octavio Roca. «The Washington Times», 26.01.1992)

«Я нахожусь под невероятным впечатлением, которое граничит с потрясением, от всего того, что я увидел в его совершенно бездонных партитурах…Каждый звук Артёмова — это сердце, это нервы, это тонкий мелодизм, это какая-то небесная магия…» (Дмитрий Китаенко,1988)

«Артёмов — единственный композитор сегодня, создающий серьёзные монументальные композиции потрясающей силы и красоты. Это — Антон Брукнер XXI века». (Теодор Курентзис, 2011)

"Симфонию «Денница воссияет» можно рассматривать одновременно как религиозную и романтическую. И это одна из особенностей, которая делает музыку Артёмова столь пленительной. Эта музыка своевременна грёзой оптимизма, восходящего из недр мира, в котором, как может показаться, осталось так мало надежды.

                (Richard Langham Smith, Barbican Centre, 11.07.1993)

«Концерт тринадцати» Артёмова полон захватывающих эффектов и поразительных контрастов. На каждой странице партитуры являются новые музыкальные идеи, которые всецело захватывают вас.

            (Gerome Horovitz,”Las Vegas Review-Journal”,02.12.1990)

Я не знаю аналогий «Симфонии элегий» в мировой музыке. Она уникальна.

           (Саулюс Сондецкис, радио-интервью, декабрь, 1987)

"Симфония «Путь к Олимпу», первая часть тетралогии, - ошеломляющая. Новая советская симфония, посвященная американскому оркестру, - явление достаточно необычное. «На пороге светлого мира» Вячеслава Артёмова – еще более редкая вещь: это – творение гения. Это - мятущаяся музыка, глубоко волнующая и необыкновенно красивая...”

                 (Octavio Roca,“The Washington Times”, 24.09.90)

"Вячеслав Артёмов признан в мире как наиболее выдающийся композитор его поколения, для некоторых он – наиболее важный русский композитор после Шостаковича. Что не нуждается в особенном акцентировании - это благородство и искренность подлинной духовности, которая пронизывает всё искусство Артёмова... Его искусство имеет глубокие религиозные основания - ясно видимые в его прекрасном “Реквиеме” и других произведениях”.

          (Robert Matthew-Walker, “Incantation” CD, “Olympia”, 1993)

“Артёмов имеет абсолютно ясное и абсолютно неповторимое композиторское лицо. И это самое важное для композитора. Это, поистине, великий талант. Артёмов приносит славу нашей стране и русскому искусству. Вот - Слава, который приносит славу”.

 (Мстислав Ростропович, интервью Российскому телевидению, Вашингтон, 09.1990).

“Артёмов - именно такой композитор, который особенно необходим своей стране в это трудное время. Он не просто персонифицирует бунтовщика против бывшего аппарата власти. Важно, что он не вынужден, как до него Шостакович, служить летописцем текущего момента или маскировать свои истинные чувства и стремления. Его музыка и его художественная позиция отражают поиски нового порядка духовных ценностей, который основан на особом значении личности и возвращении к вечным ценностям”.

      (Richard Freed, Stagebill, Kennedy Center, September,1990)

"Все произведения Артемова удивительно совершенны по форме, что является в музыке свидетельством гениальности. Он открывает глубину этого мира, глубину человеческого существования, как бы наблюдая их с далекого космического расстояния, откуда особенно видна сущность этих явлений."

                               (Лиана Исакадзе, радио-интервью, 1987)

"Я нахожусь под невероятным впечатлением, которое граничит с потрясением, от всего того, что я увидел в его совершенно бездонных партитурах... Каждый звук в музыке Артёмова – это сердце, это душа, нервы; это тонкий мелодизм, это какая-то небесная магия, которая тянет тебя ввысь – к чистоте, самосовершенствованию, красоте… Мы, исполнители и слушатели, находимся на пороге величайшего музыкального открытия, которым является творчество этого композитора."

                                          (Дмитрий Китаенко, 1987)

"Что поражает в Артёмове – неожиданная глубина, неожиданная даже по сравнению с наиболее прославленными произведениями современности. Глубина и темперамент! Каждый такт важен и насыщен до предела чувствами. Эта музыка требует от исполнителя интенсивнейших переживаний, в ней просто надо жить."

                                            (Станислав Бунин,1987)

"Артёмов считает музыку наивысшим достижением человеческого духа: музыка - “посредник между Богом и человеком”, “сгусток духовной энергии, призванной пробудить в человеке нравственное сознание” и “музыка - особая наука: космология духа”.“Артёмов верит в преображение тварного мира посредством музыки. Он утверждает тип просветлённого нравственного сознания, образ гармонического вселенского бытия, глубоко коренящийся в религиозной природе души. Его цель - подлинность каждого мгновения индивидуальной жизни превратить в музыкальное переживание космического значения”.

  (Valeriya Lyubetskaya.“Vyacheslav Artyomov". Musica non grata. BMG Classics, 1998).

“Все элементы музыкального языка для Артёмова служат одной главной цели - проникновению в глубочайшие слои внутреннего мира, открытию в себе мира “Иного”. Задача композитора - наилучшим образом сделать этот мир явленным и одарить им. Процесс обретения этого мира может стать путём совместного нравственного совершенствования как композитора, так и слушателя: Артёмов верит в преображение тварного мира посредством музыки”.

                          (“Вячеслав Артёмов”.Сб.материалов. М.1997)

“Для ума, желающего пройти витиеватые лабиринты русской мысли, для души, желающей

приобщиться к русскому мирочувствию, нет лучшей пищи, чем музыка Артёмова. 
Философская отрешённость и живая образность русской мысли провоцируют друг друга,    
 создают небывалый доселе духовный сплав, из которого на рубеже ХХI столетия рождается   
 уникальный мастер звука Вячеслав Артёмов.Любовь к музыке Артёмова неизбежна, как 
 неизбежна радость самопознания...”                                                          
       (Дина Кирнарская. «Московские новости”  N 64, 18-25.12.1994)
“Реквием” Артёмова не волнует - он потрясает, терзает душу, вырывает из мира обыденных   
    человеческих эмоций, заставляет содрогнуться, мучает - и одновременно просветляет,   
    очищает сердце... Композитор посвятил своё сочинение “Мученикам многострадальной 
    России” и – соразмерно масштабу трагедии - создал гигантскую звуковую эпопею, 
    величественный монумент с тщательной выписанностью всех деталей, тонкой 
    проработанностью каждого штриха и вместе с тем - необъятный...      И ещё об одном 
    необходимо сказать - о чистоте художественного языка сочинения, красоте, как исходной 
    этической предпосылке всех средств, всех приёмов выражения. Потому так исключительно 
    сильно воздействие музыки. Она красива всегда. Никаких экстремальных средств воздействия 
    на слушателя, никакого давления, никаких превышений. Классическая концепция искусства!      
    Это - звуковой памятник трагедии русского народа”.                              
         (проф. Юлия Евдокимова, программа к премьере “Реквиема”, 25.11.1988)  
  “Музыка Артёмова, вобравшая в себя токи мощных предыстоков, - это больше, чем музыка, 
   это - звуковая картина мира. Это - глубокое переживание Трагедии народа, его судьбы, столь 
   беспрецедентной по историческим масштабам, что это придаёт ей вселенский смысл. Отсюда – 
   “космизм” артёмовской музыки...    Как сказал сам композитор : ”Я стремился создать музыку - 
   возвышенную, как дух нашего народа, и трагическую, как его судьба. Мой Реквием - это 
   музыкальный памятник трагической истории России, нравственному подвигу наших 
   новомучеников”.                                                                     
                    (проф. Михаил Капустин, “Искупление”,1989).

“Артёмов – это Бетховен нашего времени” (Федерико ди Роберто,1996)

“Артёмов – оправдание русской музыки конца 20 века”.

                      (Эдуард Хайрапетян , 2012)

Два ценных издания Divine Art представляют Вячеслава Артёмова как отличительный и важный голос в русской музыке. Эти впечатляющие симфонии подобны важнейшим путешествиям, наполненными событиями и чувствами и самыми прекрасными образами.

                          (Bruce Reader, “The Classical Reviewer”, 2016)

Если у вас есть интерес к оркестровым работам Мессиана и позднего Скрябина, тогда у вас много оснований, чтобы обратиться к этим необычным сочинениям... Музыка необыкновенно возвышенная и величественная – но не напыщенная. Мощный звук усилен прекрасной акустикой. Звук всех сочинений хорош и доносит разнообразные оттенки – от шёпота до грандиозных кульминаций.

                        (Rob Barnett, “Music Web International”, 2016)

Эти два альбома сочинений Вячеслава Артёмова, одного из русских невоспетых композиторов, производят основательное впечатление своим особенным звуковым миром. Разумеется, эта прекрасная музыка заслуживает самой высокой оценки.

            (Michael Cookson, “Music Web International”, 2017)

Музыка Артёмова загадочна, русская в основе. Он - мастер оркестрового письма и необычной инструментовки. Многие из его мелодий происходят от старых славянских песен. Это - самый необычный талант, чей день ещё придёт…Музыка обоих дисков и их композитор заслуживают широкого представления вне России.

                (Rafael de Acha, “Rafael Music Notes”, 2017)

Неожиданность! Это - полностью сформированный голос в новой музыке, некто, кто усвоил таинственный космос позднего Скрябина и Мессиана и сделал нечто новое из нереализованных возможностей, которые таились в наиболее обещающих творениях этих композиторов. Красноречие Артёмова изысканно и пылко. РНО с Т.Курентзисом и В.Понькиным вносят эту сложную и очень личную музыку в живое противоречие с кажущейся тишиной Вселенной. Это - великолепное достижение. Послушайте этот очень волнующий пример музыки Вячеслава Артёмова. Он предлагает нам иной путь, чтобы продеть нить в иглу будущего. И браво за это!

     (Grego Applegate Edwards, “Gapplegate Classical Modern Music”, 16.02.2017)

Из блестящего музыкального сознания русского композитора Вячеслава Артёмова происходит другой диск оркестровых сочинений, включающий монументальную симфонию “На пороге светлого мира”, очень волнующе исполненную Владимиром Ашкенази и НФОР. Я рецензировал первый диск, который стал настоящим откровением. Новый диск подтверждает это впечатление. Артёмов - важная фигура на новой русской музыкальной сцене с изменчиво-современной палитрой мистического, с таинственными мирами звуков, с базовой чувствительностью, которая восходит к Скрябину и Мессиану, но переносится в сегодня с настоящей самобытностью. Артёмов - голос сегодняшный, сверхсовременный, футуристический и трепещущий в своём стойком звуковом блеске.

     (Grego Applegate Edwards, “Gapplegate Classical Modern Music”, 23.03.2017)

Рецензии[править | править вики-текст]

Requiem — 23 апреля 2015

Боль не проходит, свет не гаснет…

        «Реквием» Артёмова – произведение огромное, значимое и этапное для композитора.  Возможно, даже и самое главное в его карьере. Вячеслав Артёмов, входивший в «хренниковскую семёрку», подвергался обструкции в советские времена, но родину не покинул, что, вполне возможно, и позволило ему успешно балансировать на грани между будущим и вечным, успешно создавая свою любимую musica perennis, щедро окрашенную в национальные тона. Артёмов – композитор, безусловно, русский, имеющий в основе своего мироощущения мощнейшую русскую традицию, но легко выходящий за рамки любых дискурсов и ограничений. Представленный публике «Реквием» - одно из ярчайших свидетельств такого выхода, а мощнейший и широчайший арсенал исполнительных средств, мастерски использованных композитором, неизбежно приводит  слушателя к потрясению. «Реквием», огромный - и по замыслу, и по размаху, и даже по времени. Сложнейшая музыкальная ткань, состоящая из звучания сотен голосов инструментов и певцов, чьи музыкальные движения зачастую нарушали все привычные законы и логичные казалось бы, траектории. 

Дирижёр действовал с внимательной страстностью и очень ясно ощущалось, что то самое переживание, которое так почитает сам Артёмов, как высшее средство познания, не покидало его всё время исполнения «Реквиема». На слушателя обрушился артёмовский космос, полный боли и отчаяния, балансирующий на грани смерти, но так и не срывающийся в спасительное небытие. Вся многоголосица, и резкие рояльные акценты, и работа органа, и работа ударных, и работа духовых — всё мощно создавало это ощущение, а великолепные струнные группы оркестра доводили это переживание до немыслимых глубин. Перенести напряжение столь высокого уровня было непросто, а когда Артёмов привел свой «Реквием» к финалу, в котором становилось ясно, что свет не гаснет (а он не гаснет, потому что не гаснет никогда), публика оставалась какое-то время замершей, а потом можно было увидеть, как вместе с овацией зрители поднимаются и стоят…

        Ирина Шымчак.  "Музыкальный Клондайк",  май 2015

Горе не может быть чужим

         Философские глубины, эпическая мощь, предельно обостренная эмоция – много чего   переплелось в этом грандиозном сочинении. Музыкальные пласты, представленные мощными голосами хоров и оркестровыми партиями, словно штормящие волны накатывают на слушателя, подавляя, заставляя содрогнуться и ужаснуться бездне горя, масштабу нечеловеческих страданий. Сразу после мировой премьеры «флагман советской музыки» Тихон Николаевич Хренников, до того весьма критически относившийся к Артёмову, справедливо заметил, что этим сочинением композитор обессмертил себя, встав вровень с Моцартом и Верди, а, быть может, даже превзошел их. Трудно не согласиться с этим мнением: эмоциональное воздействие этой музыки очень велико, она самобытна и оригинальна, но в то же время, с предыдущими великими реквиемами, тем же вердиевским, чувствуется явственное родство – по апокалиптичности звучания, силе эмоционального высказывания, мастерскому обращению с циклопическими толщами звучностей, умело спаянных композитором в звуковую фреску ренессансного масштаба. 
       Александр Матусевич.   «Музыкальный центр» (MuzCentrum.ru),  28.04.2015 

Реквием Вячеслава Артёмова прозвучал в БЗК

 Такое бывает редко. Когда объявленного концерта ждёшь, как События, предвкушаешь  нечто особое, вплоть до привкуса страха под ложечкой, и когда Оно наступает — не обманываешься в ожиданиях…

«Мученикам многострадальной России» — такой авторский подзаголовок имеет это произведение. Партитура Артёмова задумана настолько многослойно, объёмно по звучанию, что именно в натуральном акустическом пространстве замысел автора предстаёт наиболее адекватно.

Процитирую профессора Юлию Евдокимову из буклета к первой записи Реквиема: «Как грандиозное живописное полотно, это произведение можно долго «рассматривать» вблизи, поражаясь смысловым значением каждой звуковой подробности. Но можно отойти на расстояние – и тогда оно потрясает величественностью, мощью общей драматургии, динамикой эмоционального развития, могущественной властностью художественного впечатления…

И ещё об одном необходимо сказать — о чистоте художественного языка сочинения, красоте, как исходной этической предпосылке всех средств, всех приёмов выражения. Никаких экстремальных средств воздействия на слушателя, никакого давления, никаких превышений. Классическая концепция искусства". Но описывать великую музыку словами — всегда условность. В этот Реквием надо покорно погрузиться, как в стихию. Канонический латинский текст заупокойной мессы придаёт замыслу вненациональный масштаб, но русские музыкальные корни напоминают о себе. Оркестровая партитура Реквиема даже на слух не оставляет сомнений в предельной сложности всех партий. Сольные вокальные партии у Артёмова лишены развёрнутых арий. Вместо этого — сложная и тонкая ансамблевая работа. Долгие дружные аплодисменты завершили исполнение Реквиема. Вячеслав Петрович Артёмов вышел на сцену импозантный, при бабочке. Казалось, он удовлетворён исполнением, горячо жал руки всем солистам и дирижёру, приветствовал хор и оркестр. С трудом верилось, что в июне композитору исполнится 75 лет. Значит прозвучавший в Москве после долгого перерыва Реквием можно рассматривать и как первое приношение к юбилею Мастера.

       Татьяна Елагина.  «Belcanto.ru»,  29.04.2015

Великая музыка с нами и про нас

       Полный зал в течение 80 минут был погружен в это духовное действо, мысленно и эмоционально захватившее и объединившее всех. Оно строилось в классической последовательности, принятой в латинской мессе. Традиционную тему Реквиема - оплакивание Христа, композитор расширил остро современным мироощущением, причастностью к событиям, свидетелем и очевидцем которых он был. Вячеслава Артёмова можно назвать истинным сыном ХХ века; он родился в 1940 году, застав в младенчестве войну. Все темы века этим поколением были поняты и пережиты. Артемов входил в музыкальный мир в блистательном окружении учителей и талантливых ровесников, окрыленный романтическими настроениями 60-х. Но путь его не был гладким, как и у всех художников, отмеченных исключительной одаренностью и предельной искренностью души. Так что его музыкальное повествование о жертвенном восхождении на вершины духа, в мир созерцания божественной сущности мира, было для него своего рода искуплением за всех страждущих.

ИНТЕРЕСНА ИСТОРИЯ НАПИСАНИЯ РЕКВИЕМА. Артёмов начал писать его в 1984 году в Дилижане, в Доме творчества композиторов и закончил в 1988-м. Премьера Реквиема, который получил название «Мученикам многострадальной России», состоялась 28 ноября 1988 года в Москве, за 10 дней до Спитакского землетрясения. Когда оно произошло, Вячеслав Артёмов сделал всё, чтобы его Реквием прозвучал по Всесоюзному радио уже как отклик на армянскую трагедию. Трансляция Реквиема Артёмова была первой трансляцией музыки такого рода по Всесоюзному радио. Ранее это было запрещено по религиозным мотивам. И этот опыт, как рассказывает композитор, открыл дорогу радиотрансляциям реквиемов Моцарта и Верди. Поэтому резонно считать исполнение Реквиема Вячеслава Артёмова, посвященное памяти жертв Геноцида армян, состоявшееся 23 апреля 2015 года в Москве, своего рода традицией, подтверждающей особо почтительное и любовное отношение композитора к Армении, её истории и её народу. Его многие произведения были написаны в Дилижане, в Доме творчества композиторов. Он работал здесь даже в тёмные 90-е, зимой, в холоде и при свечах завершая монументальную тетралогию симфоний под объединенным названием «Симфония Пути». В этом он был и летописцем армянской истории, переживая с народом Армении его драматическую реальность. Творчество Вячеслава Артёмова взрастает на богатейшей почве русского Ренессанса XIX века, объединившего в себе грани всех искусств и философии. Но просвещенное художественное мышление направлено всегда к первозданным истокам, черпая там ту самую всеобщность, к которой так стремится высокое искусство. Оставаясь глубоко русским художником, в своих произведениях он становится приверженцем того метода развития музыкального материала, который, в частности, расшифровывается эпиграфом к его симфонии "Путь к Олимпу " (1978, 1984). Это высказывание Сенеки — « …и тогда, быть может, достигнешь вершин или тех мест, про которые ты один будешь знать, что это ещё не вершины». Такая «неустанность постоянного движения», «порыв к вечной битве», «сила и мощь, контрастирующие с неиссякаемой нежностью» присущи всем его сочинениям. Это его мировоззрение, его музыкальный язык. «Я ВЕРЮ В ПРЕОБРАЖЕНИЕ ТВАРНОГО МИРА ПОСРЕДСТВОМ МУЗЫКИ», — говорит композитор. «Музыка — это посредник между Богом и человеком. Музыка — это сгусток духовной энергии, призванный пробудить в человеке нравственное сознание, очистить душу», — пишет он. После премьеры Реквиема в 1988 году мир взорвался восторженными высказываниями. Среди них одно, принадлежащее Юлии Евдокимовой, звучало так: «Это сочинение не волнует — оно потрясает, терзает душу, вырывает из мира обыденных человеческих эмоций, заставляет содрогнуться, мучает и, одновременно просветляет, очищает сердце. Долго не может уйти из памяти — понуждает думать о музыке, о себе, о своём месте в жизни, о нравственных критериях в ней…».

       Маргарита Рухкян.  “Голос Армении”, 06.05.2015

Альбомы[править | править вики-текст]

  • CDBMR011129 — Вячеслав Артёмов — Vyacheslav Artyomov: Реквием — Requiem Moscow Philharmonic Symphony Orchestra, Kaunas State Choir — Boheme
  • CDBMR002124 — Вячеслав Артёмов — Vyacheslav Artyomov: Ave — Boheme
  • CDBMR010127 — Вячеслав Артёмов — Vyacheslav Artyomov: Awakening, Concert of the 13, Morning Songs & A Garland of Recitations — Boheme
  • OCD514 — Вячеслав Артёмов — Vyacheslav Artyomov: Invocations Lidia Davydova / Mark Pekarsky / Percussion Ensemble — Olympia
  • OCD516 — Вячеслав Артёмов — Vyacheslav Artyomov: Way — Olympia
  • OCD515 — Вячеслав Артёмов — Vyacheslav Artyomov: Elegies — Olympia
  • 74321 56261 2 — Vyacheslav Artyomov:Lamentations,Gurian Hymn,Tristia I,Way to Olympus — BMG
  • MEL CD 10 01760 — Vyacheslav Artyomov: Requiem — Grand Prix, Melodiya 2010
  • OCD 00327 — Вячеслав Артёмов: Гирлянда речитаций, Симфония элегий — Грамзапись
  • OCD 00333 — Вячеслав Артёмов: Totem, Гимны внезапных дуновений, Заклинания, Tempo costante — Грамзапись
  • OCD 00330 — Вячеслав Артёмов: Романтическое каприччо, Пробуждение, Маттинаты, Прелюдии к Сонетам, Сны при лунном свете, Звёздный ветер — Грамзапись
  • OCD 00329 — Вячеслав Артёмов: Концерт 13-ти, In Memoriam, Вариации: Птенец анцали, Путь к Олимпу — Грамзапись
  • OCD 00328 — Вячеслав Артёмов: Плачи, Ave,Maria, Гурийский гимн, Pieta, Tristia I — Грамзапись
  • OCD 00106 — Вячеслав Артёмов: Requiem — Грамзапись
  • GCD 00334 — Валерия Любецкая, Вячеслав Артёмов: Божий град, стихи В.Любецкой и музыка В.Артёмова (Гирлянда речитаций, Симфония элегий) — Грамзапись
  • GCD 00335 — Валерия Любецкая, Вячеслав Артёмов: Искупление, стихи В.Любецкой и музыка В.Артёмова (Requiem, фрагменты) — Грамзапись
  • dda 25143 — Вячеслав Артёмов: Тихое веянье, Tristia II — Т. Курентзис, В.Понькин, Ф. Копачевский, РНО — Divine Art
  • dda 25144 — Вячеслав Артёмов: На пороге светлого мира, Ave atque vale, Ave, crux alba — В.Ашкенази, Р. Шараевский, НФОР — Divine Art

Последние записи[править | править вики-текст]

  • Тихое веянье, Tristia II — Т. Курентзис, Ф. Копачевский, РНО — ФДТ (2012)
  • На пороге светлого мира, Ave atque vale, Ave, crux alba — В.Ашкенази, Р. Шараевский, НФОР — ФДТ (2014)

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Sowjetische Musik Im Licht Der Perestroika: Interpretationen, Quellentexte, Komponistenmonographien. Herausgegeben von Hermann Danuser,Hannelore Gerlach und Jürgen Köchel. Laaber. Laaber-Verlag, 1990.
  • Gerard McBurney (англ.). Vyacheslav Artyomov. In: Contemporary Composers. Chicago & London. St.James Press. 1992
  • М.Тараканов. Артёмов. Очерк творчества. ФДТ. М.1994
  • M.John. Auf dem Wege zu einer neuen Geistigkeit. Verlag Ernst Kuhn. Berlin.1996
  • R.Matthew-Walker. The music of Vyacheslav Artyomov. DGR Books.St.Austell.1997
  • M.Tarakanov. Vyacheslav Artyomov in search of artistic truth. In: Tsenova, Valeria. Underground Music from the USSR. Harwood Academic Publishers. Amsterdam. 1997
  • Грум-Гржимайло Т. Н. Ростропович и его современники. — М.: Агар, 1997. — 7500 экз. — ISBN 5-89218-048-4.
  • Мелуа А. И. Российская академия естественных наук: Энциклопедия. — М.СПб.: Гуманистика, 1998.
  • Любецкая В. А. Книга сияний. — М.: Агар, 2000. — 302 с. — 7500 экз. — ISBN 5-89218-038-7.
  • Есипова М. В., Фраёнова О. В. Музыканты мира. Биографический словарь. — М.: Большая Российская Энциклопедия, 2001. — 527 с. — ISBN 5852702285.
  • The New Grove dictionary of music and musicians.Vol.2.London.2001
  • The International Who’s Who in Classical Music 2003. Europa Publications.London.2003
  • Вячеслав Артёмов (материалы на русском и английском языках). Музыка. М.2004
  • Новая российская энциклопедия.т.2.Энциклопедия. М.2006
  • A.Kloth. Der russische Komponist Vjačeslav Artëmov. Verlag die Blaue Eule.Essen.2009

Ссылки[править | править вики-текст]