Блудный сын (балет)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Блудный сын
Le fils prodigue
Композитор Сергей Прокофьев
Автор либретто Борис Кохно
Источник сюжета Притча о блудном сыне
Хореограф Джордж Баланчин
Дирижёр-постановщик Сергей Прокофьев
Сценография Жорж Руо
Количество действий 1 акт в 3 картинах
Год создания 1928
Первая постановка 21 мая 1929
Место первой постановки Театр Сары Бернар, Париж

«Блудный сын» (фр. Le fils prodigue), op. 46 — одноактный балет в трёх картинах Сергея Прокофьева на либретто Бориса Кохно по мотивам евангельской притчи о блудном сыне, созданный по заказу Сергея Дягилева для исполнения труппой «Русский балет Дягилева». Премьера состоялась 21 мая 1929 года в Париже в Театре Сары Бернар под управлением Сергея Прокофьева, хореограф — Джордж Баланчин, сценограф — Жорж Руо. В партиях были заняты лучшие исполнители труппы. «Блудный сын» был последней постановкой в последнем, 22-м сезоне труппы Дягилева. Впоследствии «Блудный сын» неоднократно ставился другими балетмейстерами.

От предыдущих балетов Прокофьева заграничного периода «Блудный сын» отличается утончённым лиризмом и прозрачно-хрупкой оркестровкой, полнее проявившихся в более зрелых балетах советского периода творчества. В 1929 году на основе музыки к балету композитор сочинил симфоническую сюиту «Блудный сын», op. 46 bis. В том же 1929 году в нотоиздательстве С. А. Кусевицкого «Российское музыкальное издательство» впервые вышла партитура балета, а в следующем 1930 году там же — партитура сюиты.

История создания[править | править код]

«Блудный сын» — четвёртый балет Прокофьева созданный по заказу Дягилева после «Алы и Лоллия», «Шута», «Стального скока», но третий балет композитора, поставленный его артрепризой.

Осенью 1928 года Дягилев заказал Прокофьеву новый балет, ставший последним замыслом антрепренёра[1]. Биографы композитора на основании бесед Бориса Асафьева с Сергеем Дягилевым с определённой долей уверенности предполагают, что мотив возвращения блудного сына свидетельствовал о невозможности воплощения желания антрепренёра вернуться на родину «в лоно семьи», что через несколько лет смог осуществить Прокофьев[2]. В те годы на Западе наблюдался интерес художников к библейским и античным сюжетам, что в балете принято обозначать термином «неоклассицизм» в широком значении. Несмотря на то, что композитор был не весьма удовлетворён ни кандидатурой Кохно как автора либретто, ни Баланчина как хореографа, в то время как высоко ценил эскизы Руо, музыка сочинялась легко. К ноябрю 1928 года композитор закончил клавир балета[3]. В письме В. Держановскому от 12 февраля 1929 года Прокофьев писал, что новый балет «несомненно будет одним из самых удачных моих сочинений»[4].

Израиль Нестьев цитировал слова Сергея Григорьева из книги о балете Дягилева (The Diaghilev Ballet. 1909—1929): «Когда я впервые услышал музыку [«Блудного сына»], я пожалел, что хореография не поручена М. Фокину, ибо музыка, казалось, необычайно подходила его таланту. <…> Прокофьев немедленно почувствовал, что Баланчин был не тем хореографом, которого требовала тема, и сам Дягилев, вероятно, разделял это мнение». Далее Нестьев приводит ещё одно мнение Григорьева: «покоряющая человечность и театральная конкретность новой партитуры были тепло приняты танцорами (Ф. Дубровская, С. Лифарь, Л. Войциховский, А. Долин), но мало отвечали манере Баланчина, склонного к конструктивно-интеллектуальным решениям»[4].

Премьера, на которой присутствовали Сергей Рахманинов, Пабло Пикассо, Поль Валери, Жан Кокто, прошла успешно[5]. Последующие после парижской премьеры показы спектакля в Лондоне и Берлине сопровождались хорошими отзывами прессы[6], но в августе 1929 года, через 3 месяца после первого представления балета, знаменитый антрепренёр закончил свой жизненный путь в Венеции. «Блудный сын» стал последним балетом, представленным труппой Русский балет Дягилева[6].

Сюжет и действующие лица[править | править код]

При составлении либретто Борис Кохно несколько изменил традиционный евангельский сюжет, изъяв эпизод с завистливым старшим братом и добавив трогательные образы сестёр и злодейские фигуры друзей блудного сына[7]. Сюжет очень сжат. Музыка композитора передала драматический глубокий смысл притчи и серьёзные человеческие эмоции человека, покинувшего свой родной дом, обманувшегося в своих надеждах и затем искренне раскаявшегося[8]. Полное либретто описали А. Деген и И. Ступников[9].

В 1929 году на премьере в Париже основные партии исполняли:

Части[править | править код]

Images.png Внешние изображения
Балет «Блудный сын» С. С. Прокофьева
Image-silk.png [1] Конверт пластинки с записью балета «Блудный сын» под управлением Геннадия Рождественского 1979 года[10]

Одноактный балет состоит из 3 картин (Уход, Скитания, Возвращение), включающих 10 сцен[11]. В записи Геннадия Рождественского 1979 года общая продолжительность балета составляет около 37 минут:

  • Картина I
1. Уход (Блудный сын покидает отца и сестёр) — 5:46
  • Картина II
2. Встреча с товарищами — 4:54
3. Красавица — 3:40
4. Мужской танец — 2:37
5. Блудный сын и красавица (Adagio) — 3:36
6. Попойка — 2:33
7. Грабеж — 2:15
8. Пробуждение и раскаяние (Adagio) — 2:45
9. Дележ добычи (Интермедия) — 2:44
  • Картина III
10. Возвращение (Adagio) — 6:11

Место в творчестве[править | править код]

По мнению И. И. Мартынова, «последняя творческая встреча с Дягилевым оставила неизгладимый след в биографии Прокофьева, написавшего произведение большого художественного значения»[12]. В отличие от языческой «Скифской сюиты», фольклорного «Шута», урбанического «Стального скока», «Блудный сын» всецело проникнут лиризмом. Согласно Израилю Нестьеву, Прокофьев относил «Блудный сын» к наиболее важным сочинениям «парижского» периода[13]. В музыке балета композитор совершил «прорыв в сферу новой лирической мелодики, открывая путь к поэтичнейшему лиризму «Ромео и Джульетты» и других шедевров тридцатых годов»[14].

Прокофьев неоднократно возвращался к тематическому материалу «Блудного сына», который прежде всего был использован при сочинении Четвёртой симфонии и в трёх из «Шести концертных пьес» для фортепиано, ор. 52[15].

В 1948 году балеты Прокофьева «Шут», «Стальной скок», «Блудный сын» и «На Днепре» резко критиковались в качестве образца буржуазного модернизма как среди произведений композитора досоветского (заграничного) периода, так и вместе с «порочными» сочинениями композиторов «формалистического направления», якобы отразившими чуждые влияния[16].

Восприятие[править | править код]

Через день после премьеры балета друг С. С. Прокофьева Н. Я. Мясковский дал такую оценку сочинению: «Скажу Вам откровенно — сейчас я от этой музыки просто не могу отвязаться — разные темы, обороты, гармонии так и звенят у меня в голове. Но сперва я был как-то ошарашен. Вы помните, что я всегда на Ваши «новые» сочинения не сразу умел реагировать, так и сейчас. Здесь Вы вдруг совсем отскочили в сторону от только что бывшего, особенно после «Стального скока», — и прозрачная фактура, очень ясная полифония, совсем не громоздкие и с редкими резкостями гармонии — все как-то ново, необычно и в то же время ни на кого, кроме Вас, не похоже. Я долго усваивал — раза три проиграл сам, раза три продемонстрировал (когда уже кое-чем овладел) и теперь начинаю думать, что это одно из удачнейших и своеобразнейших Ваших сочинений, продолжающих, пожалуй, в каком-то плане линию «Мимолетностей»[17].

Прокофьев высоко ценил мнение Мясковского, который указывал на ошибки в партитуре, но после получения клавира «На Днепре» не знал, какому из двух балетов отдать предпочтение[18]: странно изысканному[19] старшему брату «Блудному сыну», который «у меня то и дело всплывает в памяти — в самое разное время, в самых разных местах — в нем очень сильные темы»[20] и от которого «Я таю <…>»[21]; или его младшему брату «На Днепре», казавшемуся «как-то глубже и не то мягче, не то теплее»[22]. Прокофьев соглашался с суждением друга в ответном письме: «Он [«На Днепре»], действительно, написан в манере «Блудного сына», но с некоторым дальнейшим смягчением и углублением[23].

Постановки[править | править код]

Антон Долин в «Блудном сыне» на гастролях 1939 года в Австралии

Израиль Нестьев писал, что в отличие от ранних балетов Прокофьева, созданных по заказу Дягилева и Лифаря, которые не удержались в репертуаре, сценическая судьба «Блудного сына» была наиболее удачна, чему способствовало его возобновление с декорациями Ж. Руо[24]. Через много лет после премьеры 1929 года Дж. Баланчин возобновил постановки балета в восстановленном виде с декорациями Ж. Руо:

  • 1950 — труппа Нью-Йорк Сити балет, исполнители: Блудный сын — Дж. Роббинс, Сирена — Мария Толчиф. Впервые в СССР «Блудный сын» был показан в 1962 году в данной постановке[24][25]
  • 1974 — Парижская опера, показан в СССР в 1977 году[25]

Премьера этой возобновлённой постановки Баланчина с декорациями Руо была представлена в Мариинском театре 14 декабря 2001 года и до 30 января 2016 года выдержала 53 спектакля[26].

Постановки других балетмейстеров:

В СССР:

На сайте Фонда Баланчина всего упомянуто 108 постановок (последние — за 2015 год)[28].

Записи музыки к балету[править | править код]

Сюита из балета «Блудный сын»[править | править код]

Следуя уже установившейся традиции, начатой с составления «Скифской сюиты», продолженной cюитой из балета «Шут» и другими сюитами, сочинёнными на материале своей балетной и оперной музыки[31], Прокофьев использовал партитуру нового произведения при создании cимфонической сюиты из балета «Блудный сын», op. 46 bis, которая была записана оркестрами под управлением Г. Себастьяна и Л. Барзипа[32].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 288—289.
  2. Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 289.
  3. Мартынов, 1974, Глава шестая, с. 274.
  4. 1 2 Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 290.
  5. Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 291.
  6. 1 2 Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 295.
  7. Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 292.
  8. Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 293.
  9. Деген А., Ступников И. Прокофьев. Балет «Блудный сын». Belcanto.ru. Проверено 18 марта 2017.
  10. 1 2 С. Прокофьев: Балет «Блудный сын», соч. 46. Каталог советских пластинок. Проверено 17 марта 2017.
  11. Мартынов, 1974, Глава шестая, с. 277—280.
  12. Мартынов, 1974, Глава шестая, с. 281.
  13. Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 283.
  14. Нестьев, 1973, Глава VII. В Париже, с. 298.
  15. Мартынов, 1974, Глава шестая, с. 280.
  16. Нестьев, 1973, Глава XIII. Триумфы и поражения, с. 543.
  17. Прокофьев, Мясковский, 1977, 285. Н. Я. Мясковский — С. С. Прокофьеву, 22 мая 1929 года, Москва, с. 309—310.
  18. Прокофьев, Мясковский, 1977, 357. Н. Я. Мясковский — С. С. Прокофьеву, 3 февраля 1933 года, Москва, с. 394.
  19. Прокофьев, Мясковский, 1977, 347. Н. Я. Мясковский — С. С. Прокофьеву, 18 июня 1932 года, Москва, с. 385.
  20. Прокофьев, Мясковский, 1977, 293. Н. Я. Мясковский — С. С. Прокофьеву, 16 сентября 1929 года, Москва, с. 321.
  21. Прокофьев, Мясковский, 1977, 314. Н. Я. Мясковский — С. С. Прокофьеву, 30 октября 1930 года, Москва, с. 346.
  22. Прокофьев, Мясковский, 1977, 330. Н. Я. Мясковский — С. С. Прокофьеву, 11 сентября 1931 года, Москва, с. 362.
  23. Прокофьев, Мясковский, 1977, 331. С. С. Прокофьев — Н. Я. Мясковскому, 19 сентября 1931 года, Сибур, с. 363.
  24. 1 2 3 4 Нестьев, 1973, Глава VIII. Неблагодарная полоса, с. 343.
  25. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Суриц, 1981.
  26. Блудный сын. 2001. Государственный академический Мариинский театр. Проверено 24 марта 2017.
  27. Блудный сын. 1974. Государственный академический Мариинский театр. Проверено 24 марта 2017.
  28. 94. Le fils prodigue (also called Prodigal Son). Stagings (англ.). The George Balanchine Foundation. Проверено 24 марта 2017.
  29. Сергей Прокофьев. Балеты. Каталог советских пластинок. Проверено 17 марта 2017.
  30. Кочарова, Анна. Малоизвестные записи Прокофьева теперь может послушать каждый. «РИА Новости» (23 мая 2016). Проверено 16 марта 2017.
  31. Нестьев, 1973, Глава IV. Sturm und Drang, с. 115—116.
  32. Нестьев, 1973, Дискография. Балеты, сюиты и фрагменты из балетов, с. 656.

Литература[править | править код]

  • Мартынов И. И. Сергей Прокофьев. Жизнь и творчество. — М.: Музыка, 1974. — 560 с. — (Классики мировой музыкальной культуры).
  • Нестьев И. В. Жизнь Сергея Прокофьева / Редактор И. Прудникова. — 2-е переработанное и дополненное. — М.: Советский композитор, 1973. — 663 с.
  • Прокофьев С. С. Дневник 1919—1933 / Предисловие Святослава Прокофьева. — Paris: sprkfv [DIAKOM], 2002. — Т. 2. — 813 с. — ISBN 2951813813.
  • Прокофьев С. С., Мясковский Н. Я. Переписка / Вступ. статья Д. Б. Кабалевского; сост. и подг. текста М. Г. Козловой и Н. Р. Яценко; комм. В. Л. Киселёва; предисл. и указатели М. Г. Козловой. — М.: Советский композитор, 1977. — 600 с.
  • Суриц Е. Я. Балеты Прокофьева в труппе «Русский балет Сергея Дягилева» (1921—1929) // Проблемы искусства Франции XX в. — М.: Гос. Музей им. А. С. Пушкина, 1990. — 296 с.
  • Суриц Е. Я. «Блудный сын» // Балет : энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Григорович. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — 623 с.