Григорьев, Алексей Станиславович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Алексей Григорьев
Изображение
Имя при рождении Алексей Станиславович Григорьев
Дата рождения 23 декабря 1949(1949-12-23)
Место рождения
Дата смерти 2002
Страна
Жанр скульптура, графика
Учёба Детская художественная школа (Обнинск),
Художественно-графический факультет Московского государственного педагогического института имени В. И. Ленина

Алексе́й Станисла́вович Григо́рьев (23 декабря 1949, Курск, РСФСР, СССР — 2002, Российская Федерация) — советский и российский скульптор, график. Уходя от цельности материала и классической скульптуры, смешивал различные материалы — металл, камень, дерево. Наследовал немецкому экспрессионизму; по творческой манере был наиболее близок к старшим современникам Вадиму Сидуру и Леониду Берлину.

Биография[править | править код]

Алексей Григорьев, «Сизиф». Фигура Сизифа в творчестве и судьбе Григорьева была центральной. Важнейшее для понимания творчества Алексея Григорьева авторское эссе «Путь Сизифа. Рассуждения скульптора» было опубликовано посмертно в 2007 году

Алексей Григорьев родился 23 декабря 1949 года в Курске, вырос в Курске и Обнинске. Учился у Николая Громадского (сохранился портрет юного Григорьева кисти Громадского) в детской художественной школе Обнинска, где отличался весёлым нравом, любил петь песни под собственный аккомпанемент на фортепиано. Окончил художественную школу с её первым выпуском в 1966 году[1].

На художественно-графическом факультете Московского государственного педагогического института имени В. И. Ленина учился у Аделаиды Пологовой, которую считал своим главным учителем.

Как скульптор начинал с гипса, затем перешёл на мрамор, гранит, алебастр. Отказался от классицизма и перешёл к минимализму. Начав работать с металлом, стал объединять его с камнем и деревом.

В 1970-е годы участвовал в неофициальных «квартирных» выставках, в том числе в альтернативной выставке «Москва-Париж», не состоявшейся из-за запрета КГБ[2].

С начала 1990-х годов, не имея работы в России, стал регулярно и подолгу жить и работать в Германии, оставив там значительное количество парковых скульптур, главным образом из металла.

Вернувшись в Россию с тяжёлой болезнью, о неизлечимости которой он не знал, начал работать с керамикой.

В 1970-е годы стал заниматься графикой, в том числе книжной. Иллюстрировал «Стихи для детей» Даниила Хармса и других обэриутов, сборники немецкой поэтессы Аннегрет Голин, российско-израильский альманах еврейской культуры «Диалог». Цикл журнальных иллюстраций к романам Андрея Платонова «Котлован» и «Чевернгур» был воспроизведён в немецких книжных изданиях. Выступал постоянным иллюстратором книг своей матери — поэта Надежды Григорьевой.

Начал выставляться с 1972 года. Отдельные работы в жанре парковой и монументальной скульптуры установлены в Уфе, Нижнем Новгороде, Тюмени, на Украине, в центре Ташкента (позже разрушены исламскими экстремистами). Самый известный монумент воздвигнут в начале 1990-х одновременно в Москве возле Музея Сахарова и в центре Берлина на месте Берлинской стены (совместно с Даниэлем Митлянским): фрагмент стены «пробивают» летящие бабочки, символизирующие идею свободы. Несколько скульптурных работ находятся в парке скульптур возле Третьяковской галереи на Крымском Валу в Москве.

Гавриил Заполянский считает, что творческая манера Григорьева наиболее близка немецкому экспрессионизму[3].

И хоть нельзя сказать, что этот язык абсолютно нов — он проступал уже давно в широких «мазках» РоденаГолубкинойТрубецкого, в 30-х в работах Пикассо и его подмастерьев, а ближе к нашему времени — в ажурной «тригонометрии» Сидура и таких нелепо-трогательных металлокерамических фантазиях Берлина, — работы Григорьева озадачивают каким-то бесхитростным однообразием выбора, преданностью этому выбору. Крайняя сдержанность, робость и пугливость движения, как бы даже полная анонимность, самоустранённость автора. Это сделано во сне ли, в бреду ли? Но это есть то самое уяснение подлинного, по которому не очень-то робкий Сальвадор Дали определял достоинство искусства. Мы видим миражи вписанных в пространство существ. Это некие озадачивающие сущности, ласково сложенные из металлических лепестков, травинок, пестиков, но не из тех, что красуются в безупречных гербариях. Тут как бы и протоформы, и постформы, нечто в ожидании преобразования и «полной гибели всерьез» или уже прошедшее его с непроходящими следами и шрамами. Вот, кажется, приближаюсь к сути ощущения: тут дело не в тематизме «серьёзной музыки», а в обозначении некоей знаковой системы пережитого, шрамы века... Тут есть настоящие шедевры! Вот — невероятно! — из каких-то труб малого диаметра: изгибы тела горестно и безоглядно любящего, земная, изначальная любовь-страдание, как бы уже всё предвидящая.

Семья и родственные связи[править | править код]

Выставки[править | править код]

Персональные выставки[править | править код]

Групповые выставки[править | править код]

  • 1990 — Москва, Московская выставка скульптуры
  • 1988 — Рига, Всесоюзная квадриеннале скульптуры
  • 1983 — Всесоюзная выставка портрета
  • 1983 — Всесоюзная выставка скульптуры
  • 1982 — «50 лет МОСХ»

Местонахождение произведений[править | править код]

Алексей Григорьев и парк скульптур в Обнинске[править | править код]

В 2013 году Администрация города Обнинска, в котором Алексей Григорьев жил в детстве и где он окончил художественную школу, заявила о желании создать в городе парк скульптур, основу которого должны были составить работы Григорьева, и начала переговоры с наследниками скульптора. Рассматривались два варианта передачи наследниками скульптур: на ответственное хранение и в дар[6]. По другим сведениям, ранее родственники уже были готовы передать 25 скульптур Григорьева в дар Музею истории города Обнинска[7].

Галерея[править | править код]

Библиография[править | править код]

Публикации Алексея Григорьева[править | править код]

Альбом[править | править код]

Эссе[править | править код]

Об Алексее Григорьеве[править | править код]

Иконография[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Обнинский краеведческий сборник: Материалы научно-практической конференции / Музей истории города Обнинска. — Обнинск: Принтер, 1999. — С. 283.
  2. 1 2 3 Биография Алексея Григорьева на сайте галереи А3 Архивная копия от 12 ноября 2013 на Wayback Machine
  3. 1 2 Заполянский Гавриил. Горечь правды металлической. Разрушение и забвение? Судьба творческого наследия скульптора Алексея Григорьева // Культура. — 22 февраля — 1 марта 2006 года. — № 8 (7518). Архивировано 29 апреля 2011 года.
  4. «Мифы и библейские истории». Алексей Григорьев Архивная копия от 12 ноября 2013 на Wayback Machine
  5. В поисках обитаемого пространства. Скульптор Алексей Григорьев. www.mmoma.ru. Дата обращения: 24 ноября 2019.
  6. Кот учёный и другие персонажи // НГ-регион. — 5 июня 2013 года. — № 25 (1012). Архивировано 15 августа 2013 года.
  7. Памятники есть, а будут ли скульптуры? // Блог независимой депутатской группы городского Собрания Обнинска. — 27 февраля 2013 года.
  8. Шубин Павел. «Мир состоит из наготы и складок» // Диалог. Российско-израильский альманах еврейской культуры. — 2007. — Т. 2, № 8. Архивировано 19 октября 2013 года.

Ссылки[править | править код]