Котлован (повесть)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Котлован
Котлован повесть 1973.jpg
Жанр Повесть
Автор Андрей Платонов
Язык оригинала Русский
Дата написания 1930
Дата первой публикации 1969 (ФРГ)
1987 (СССР)
Издательство New York Review Books[d]
Цикл Антиутопия
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

«Котлова́н» — философская повесть Андрея Платонова (1930), содержащая элементы гротеска, притчи и экзистенциального романа. Некоторые критики воспринимают повесть как антиутопию[1] и жёсткую сатиру на СССР времён первой пятилетки[2].

Сюжет[править | править код]

Повесть начинается с того, что тридцатилетнего рабочего Вощева увольняют с механического завода из-за патологической «задумчивости». В поисках средств к существованию он приходит в соседний город и нанимается землекопом на рытье котлована под строительство будущего «общепролетарского дома». Земляными работами руководит Никита Чиклин, а инженером строительства является Прушевский. Мастеровые артели, в которой работает Вощев, «существовуют без всякого излишка жизни». Строители лишены энтузиазма. Угрюмый артельщик Козлов «ночью под одеялом сам себя любит», а инженер Прушевский мечтает о смерти, сетуя, что им пользуются, но ему «никто не рад». Для поднятия настроения Сафронов включает установленную по инициативе окрпрофсовета трубу радио «для заслушанья достижений и директив». По предложению кормящегося от артели безногого инвалида Жачева Сафронов берет на баланс строителей девочку-сироту Настю, которая несмотря на юный возраст идеологически подкована и знает «товарища Ленина». Строители балуют девочку, а Чиклин выделяет реквизированный из соседней деревни гроб для хранения игрушек.

Зимой работы на котловане приостанавливаются. Приехавший на автомобиле председатель окрпрофсовета товарищ Пашкин направляет Сафронова и Козлова в соседнюю деревню для проведения «классовой борьбы против деревенских пней капитализма», где те гибнут от неизвестных, что ужесточает «мероприятия по сплошной коллективизации». Чиклин и Вощев едут на телеге в злополучный «колхоз имени Генеральной Линии». Скот обобществляют, а оставшихся единоличников либо записывают в колхоз, либо изгоняют посредством сплава на плоту вниз по реке. Крестьяне проявляют покорность, поскольку строителям котлована помогает волшебный медведь. Тем временем из района прибывает всадник с директивой с критикой местного активиста, который завел колхоз в «левацкое болото правого оппортунизма». Чиклин и Вощев забивают местного активиста до смерти. Тем временем Настя, ставшая для строителей котлована живым воплощением надежды на светлое будущее, заболевает и умирает.

Герои Котлована[править | править код]

Герои Котлована страдают от синдрома эмоционального выгорания, застряв на пути от капитализма к коммунизму. Они сомневаются в своей полезности, ощущают «общую грусть жизни и тоску тщетности».

  • Вощёв — задумчивый главный герой 30 лет.
  • Жачев — безногий инвалид, «урод империализма».
  • Козлов — «худой мастеровой», погибает от рук кулаков.
  • Настя — сирота, девочка-талисман артельщиков Котлована, которая умирает в конце. В колхозе её величают «барышней».
  • Пашкин — «председатель окрпрофсовета», перемещается в автомобиле и посещает с супругой театры.
  • Прушевский — инженер, «кадр культурной революции».
  • Сафронов — артельный активист с рыжими усами, социалист, «вождь ликбеза и просвещения». Погибает от рук кулаков.
  • Никита Чиклин — стареющий силач-землекоп, лидер артельщиков. Некогда сидел в тюрьме за грабежи и погромы.

Мир Котлована[править | править код]

Несмотря на гротескность описания и иносказания в тексте, в повести отражены многочисленные элементы реального быта в эпоху Сталина.[3]. В частности, в повести описаны марширующие босые девочки-пионерки в матросках и красных беретах, родившиеся после «социальной войны». Музыкальный фон создает уличный духовой оркестр, создававший «дребезжащее состояние радости». Главным средством массовой информации является радио. Товарищи из района перемещаются на автомобилях. Источниками освещения являются керосиновые лампы. Заводы работают по плану треста. Упомянуты Москва и СССР.

Описание деревни соответствует южным регионам России, где двор огораживаются плетнем, а избы кроются соломой.

При заброшенной церкви доживает свой век отрекшийся от бога поп, стриженный под фокстрот. Люди в повести носят ситцевые рубахи, пиджаки, стеганные кофты, штаны, картузы, валенки и армяки. Женщины носили платки и юбки.

На окраине города расположена пивная, где в кружки наливают пиво. Из еды упомянуты хлеб, говядина, отварная картошка, яйца, укроп, каша из чугуна, кипяток из чайника и бутерброды. Девочка Настя ест также фруктовую пастилу и пирожные.

Философские аспекты повести[править | править код]

Повесть изобилует философской лексикой экзистенциального характера и имеет характер притчи, где главный герой занят мучительным поиском смысле жизни, который также выступает как истина, счастье и «общий план жизни». Отсутствие смысла жизни приводит к ощущению скуки, падению «темпов труда», увольнению и потере средств к существованию. В повести содержится аллюзия на знаменитое выражение Декарта cogito ergo sum, когда Вощев говорит, что он не существует, а только думает. Он то и дело оказывается в пространстве среди всеобщего грустного, терпеливого и безответного существования «без излишков жизни».

Мастеровые артели, строящей котлован, обладают смыслом жизни, однако они измождены и угрюмы. Торжественная маршевая музыка духового оркестра сообщает «ликующее предчувствие» и радость, однако она лишена мысли. Таким образом, обнаруживается дихотомия смысла жизни и радости.

Один из героев Котлована (Козлов) вообще сомневается в необходимости счастья, заявляя, что от него «только стыд», тогда как грусть подразумевает сопричастность всему миру. Другой герой (Сафронов) подозревает, что истина есть классовый враг. Активист из колхоза считает истину несущественной, так как «пролетариату полагается движение».

Из этических установок ценится беззаветность и энтузиазм, а халатность и отсталость порицаются.

Поэтика Котлована[править | править код]

Поэтика повести построена на причудливом вплетении революционной риторики в описание быта. Так появляются «уроды империализма», «шкура капитализма», «обобществленные лошади», «пролетарская совесть», «социалистические дети» и «рассол социализма». Герои Котлована «ликвидируют» любовь, отказываются от «конфискации» ласк, «аннулируют» скорбь, ходят «в инстанцию» и сдерживают инициативу, боясь отклониться от генеральной линии. Из района к ним спускают директивы, а в ответ они пишут отчёты и рапорты.

Публикация и издания[править | править код]

Повесть не была опубликована при жизни Платонова. Первая публикация в СССР — журнал «Новый мир», № 6, 1987 год. До публикации распространялась самиздатом[4]. Хранившие её подвергались репрессиям.

На английский язык повесть вначале была переведена Миррой Гинзбург, а потом несколько раз англичанами, Робертом и Элизабет Чендлер. Последний перевод вышел в 2009 году при помощи Ольги Меерсон[5].

Издания[править | править код]

  • Andrei Platonov The Foundation Pit. Котлован. Ann-Arbor: Ardis Publishing, 1973. (Предисловие И. А. Бродского)
  • Платонов А. П. Котлован; Ювенильное море. — М.: Художественная литература, 1987. — 192 с. С.4-114

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]