Даная

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Даная
Klimt - Danae - 1907-08.jpeg

Пол: женский
Отец: Акрисий
Мать: Eurydice of Argos[d]
Дети: Персей
Commons-logo.svg Иллюстрации на Викискладе?

Дана́я (др.-греч. Δανάη) — в древнегреческой мифологии[1] дочь Акрисия, царя Аргосского, и Евридики (или Аганиппы[2]), мать Персея. Впервые упомянута в «Илиаде» (XIV 319).

Миф[править | править вики-текст]

Даная и золотой дождь Тинторетто

Так как Акрисию было предсказано, что он будет убит сыном своей дочери, то он заключил Данаю в подземный медный дом и приставил к ней служанку. Зевс, пленившись красотой узницы, проник к ней в виде золотого дождя[3] и оплодотворил её, у неё родился сын Персей. Когда Акрисий услыхал в подземелье голос ребёнка, он приказал казнить служанку, а Данаю заставил объяснить, кто отец ребёнка. Не поверив ей, когда она назвала отцом Зевса, он заключил её с ребёнком в ящик и приказал бросить ящик в море[4]. Некоторые считают, что её на самом деле соблазнил Прет. Подземное здание, над которым некогда находился медный чертог, где держали Данаю, показывали в Аргосе[5].

Волнами ящик принесло к острову Серифу, царь которого, Полидект, вскоре воспылал страстью к Данае. Освободившись от его преследований благодаря сыну своему Персею, она вернулась в Аргос.

По италийскому сказанию, ящик с Данаей и Персеем прибило волнами к берегу Лациума. Здесь Даная вышла замуж за Пилумна и вместе с ним основала город Ардею[6]. Поэтому Турн, царь рутулов, потомок Пилумна, называется у Вергилия происходящим от древних героев Аргоса и Микен.

Действующее лицо сатировской драмы Эсхила «Тянущие невод» (фр.47а Радт), трагедии Софокла «Даная» (фр.165-167 Радт), трагедий Еврипида, Ливия Андроника и Невия «Даная».

Заточение девушки на период полового созревания в тёмном изолированном помещении имеет многочисленные этнографические параллели (см. Дж. Дж. Фрэзер, «Золотая ветвь», глава 60).

В новое и новейшее время Даная стала героиней многих произведений изобразительного искусства — от Тициана и Рембрандта, Корреджо и Тинторетто до Густава Климта. В честь Данаи назван астероид (61) Даная, открытый в 1860 году.

Иконография[править | править вики-текст]

«Даная» — популярный сюжет западноевропейской живописи. На картинах с этим названием изображают Данаю — девушку, заключённую своим отцом, царём Аргоса, из боязни быть убитым собственным внуком, к которой Зевс проник в виде золотого дождя. В течение среднековья Даная становится символом целомудрия, её чудесное зачатие трактуется как непорочное, предтеча Благовещения. У художников Возрождения и барокко сюжет становится популярным благодаря своему эротизму, как повод изобразить обнажённую женскую натуру.[7][8][9]

В античном искусстве[править | править вики-текст]

Наиболее ранние изображения этого сюжета дошли до нас на древнегреческих вазах из Афин, датируемых временами Эсхила, вероятно, в вазопись этот сюжет пришёл из театра. Так, на кратере работы мастера Триптолема (ок. 490 г. до н. э.), хранящемся в Эрмитаже, Даная, которая возлежит на кушетке и поправляет свои волосы, изображена одетой. Действие происходит в комнате, на что указывают портьеры и зеркало, капли волшебного дождя падают сверху на её колени, и, вслед за её взглядом, наше внимание направляется на таинственный источник, откуда исходит этот дождь. Обратная сторона этой вазы изображает Данаю с младенцем-Персеем на руках, в то время как Акрисий командует ей войти в ящик, над которым заканчивает работать плотник. Драматизм этих сцен и жесты его участников заставляют предположить, что они изображают фрагменты театрального представления. На ящике, в который должна войти Даная, видны отверстия, оставленные для дыхания артистов.[10]

Даная и золотой дождь на древнегреческой вазе 450—425 до н. э.

До настоящего времени дошли образцы античной вазописи и фрески из Помпей с этим сюжетом[11]. Скульптурных изображений Данаи в древних Греции и Риме никогда не существовало, по крайней мере не сохранилось никаких свидетельств, что таковые были. Не было принято и изображать её обнажённой[12]. Впрочем в позднеантичном искусстве появляется и иная Даная. Уже не персонаж высокой драмы, но проститутка, обнажающая тело ради падающего на него дождя золотых монет[13].

В искусстве европейского Средневековья[править | править вики-текст]

Даная в башне. Иллюстрация к книге монаха-доминиканца Франциска де Реца

В средневековой книжной иллюстрации Даная фигурирует как символ целомудрия, её чудесное зачатие трактуется как непорочное, предтеча Благовещения.[7][14]

Триумф Данаи. Иллюстрация к Гипнэротомахии Полифила

На одной из иллюстраций к Гипнэротомахии Полифила можно увидеть Данаю в колеснице, запряжённой единорогами — мифическими существами, символизирующими целомудрие.[13]

Зачастую Даная изображается заключённой в башне, поскольку именно так описали место её заключения римские поэты Овидий и Гораций. Такую Данаю мы видим и на иллюстрации к книге монаха-доминиканца Франциска де Реца «De generatione Christi, sive defensorium inviolatae castitatis» (1447—1448), который развивал христианскую трактовку её образа. Даная, со скрещёнными руками, прикрывающими грудь (в позе, в которой часто изображали Богородицу), из окна средневековой башни, тянется к антропоморфному солнцу. Солнечные лучи, как символ божественной любви, заменили здесь золотой дождь.[13]

В искусстве Ренессанса[править | править вики-текст]

Собственно живописная традиция изображения Данаи и золотого дождя начинается с картины 1527 года работы голландского художника Яна Госсарта (Мабюза). Несмотря на чувственность этого полотна, которая никак не была свойственна средневековью, Мабюз вслед за де Реца и другими средневековыми авторами, видит в Данае воплощение целомудрия[15].

Евангелист Лука пишет портрет Богородицы. Мабюз, 1520

Так, многие искусствоведы сравнивали эту фигуру Данаи с фигурой девы Марии с другой картины Госсарта «Евангелист Лука пишет портрет Богородицы», отмечая, что обе женщины сидят на земле и одеты в синие плащи, у каждой из них обнажена одна грудь[16].

Впрочем, один из пионеров современной иконографии[17], и автор первой работы по иконографии Данаи Эрвин Панофский связывал ви́дение Данаи Госсартом не столько с аллегорией Богородицы, сколько со средневековой адаптацией Метаморфоз Овидия — L'Ovide moralisé[fr], и считал его Данаю олицетворением не христианского целомудрия, но близкого ему древнеримского морального принципа Pudicitia[en][16][18]. Сравнивая Богородицу Госсарта с его Данаей, несложно заметить и эротизм последней: выражающийся, в частности, в обнажённых коленях и спадающем с плеч плаще. Если сравнивать со средневековыми образами Данаи, даже такая степень обнажения выглядит более чем смело[19].

Как бы то ни было, легко заметить контраст Данаи Мабюза с обнажёнными, лежащими в постели фигурами на более поздних картинах Корреджо и Тициана[14]. Здесь личность Данаи видится в свете совсем другого понимания легенды о ней. Ещё Августин Блаженный, следуя за позднеантичными художниками, которые видели в золотом дожде прежде всего не чудо, но золотые монеты — деньги, а в Данае — проститутку, обнажающуюся ради них[⇨], описал то, что с ней произошло, как грехопадение, совершённое ради золота. Данаю-грешницу, а не Данаю-праведницу описывает и Боккаччо.[20]

Впрочем при всём различии, между картиной Госсарта и написанной четырьмя годами позже «Данаей» Корреджо[en] можно найти определённое сходство и преемственность традиции (хотя художники, по всей видимости, работали, ничего не зная друг о друге). Это заметно, например, по некоторому сходству позы, углу, под которым по отношению к зрителям и комнате полусидит Даная у Корреджо, по спадающему вниз одеянию (пусть во втором случае его, определённо, меньше)[21]. Если обратить внимание на вид из окна, видно, что художник не вполне порвал со средневековой традицией, помещающей Данаю в башню. Эта картина, наряду с другим эротико-мифологическим сюжетом в исполнении Корреджо, созданным годом позже полотном «Леда и лебедь», сделали женскую наготу приемлемой для живописи[22].

Тициан создал канонический для более поздних художников[источник не указан 604 дня] Ренессанса образ Данаи.

В искусстве нового времени[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Мифы народов мира. М., 1991-92. В 2 т. Т.1. С.351
  2. Гигин. Мифы 63
  3. Софокл. Антигона 944—950; Гигин. Мифы 63
  4. Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека II 2, 2; 4, 1-2; 4, 4; Симонид, фр.38 Пейдж
  5. Павсаний. Описание Эллады II 23, 7
  6. Вергилий. Энеида VII 410; Первый Ватиканский мифограф II 55, 8
  7. 1 2 Холл, Джеймс. Словарь сюжетов и символов в искусстве = James Hall, Kenneth Clark. Dictionary of Subjects and Symbols in Art / Пер. с англ. и вступительная статья А. Майкапара. — М.: «Крон-пресс», 1996. — 656 с. — 15 000 экз. — ISBN 5-323-01078-6. С. 179-180
  8. Власов В. Башня // Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: В 10 т. — Спб.: Азбука-классика, 2004. — Т. 2. — С. 110.
  9. Власов В. Даная // Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: В 10 т. — Спб.: Азбука-классика, 2005. — Т. 3. — С. 343.
  10. Kilinski, 2013, p. 163.
  11. Даная // Большая Российская энциклопедия. — 2007. — Т. 8. — С. 277.
  12. Luba Freedman. The allantica Depiction of Classical Myths // Classical Myths in Italian Renaissance Painting. — Cambridge University Press, 30 июня 2011 г.. — P. 128. — 292 p. — ISBN 978-1-107-00119-0.
  13. 1 2 3 Kilinski, 2013, p. 164.
  14. 1 2 Sluijter, 1999, p. 7. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «Sluijter.E2.80.941999.E2.80.94.E2.80.947» определено несколько раз для различного содержимого
  15. Sluijter, 1999, pp. 5-6.
  16. 1 2 Sluijter, 1999, pp. 6-7.
  17. Джеймс Холл. Введение (Кеннет Кларк) // Словарь сюжетов и символов в искусстве. — Крон-пресс, 1996. — С. 15. — 655 с. — ISBN 5-232-00326-7.
  18. Erwin Panofsky. Der gefesselte Eros (Zur Genealogie von Rem brandts Danaë) // Oud Holland. — 1933. — Вып. 50. — С. 206.
  19. Sluijter, 1999, pp. 8.
  20. Kilinski, 2013, pp. 164-165.
  21. Sluijter, 1999, pp. 9-10.
  22. Kilinski, 2013, pp. 165.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]