Эта статья входит в число хороших статей

Евджевич, Доброслав

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Доброслав Евджевич
серб. Доброслав Јевђевић / Dobroslav Jevđević
Jevđević i Talijani.jpg
Дата рождения

28 декабря 1895(1895-12-28)

Место рождения

Милошевац, Кондоминиум Босния и Герцеговина, Австро-Венгрия

Дата смерти

2 октября 1962(1962-10-02) (66 лет)

Место смерти

Рим, Италия

Принадлежность
Род войск

сухопутные войска

Годы службы

1941—1945

Звание

воевода

Командовал

части четников в Герцеговине

Сражения/войны
Награды и премии

Order of the Karađorđe's Star with Swords rib.png

Commons-logo.svg Доброслав Евджевич на Викискладе

Доброслав Евджевич (сербохорв. Доброслав Јевђевић / Dobroslav Jevđević; 28 декабря 1895, Милановац — 2 октября 1962, Рим) — югославский политический деятель, в годы Второй мировой войны самопровозглашённый воевода Югославских войск на родине в Герцеговине. Состоял в межвоенные годы в движении четников и Организации югославских националистов, был депутатом Народной скупщины Югославии от Югославской национальной партии и позднее ушёл в оппозицию к королю Александру I. С 1935 года возглавлял отделение пропаганды и средств печати при правительстве Югославии.

После вторжения нацистов и их союзников в апреле 1941 года в Югославию Евджевич стал лидером движения югославских четников в Герцеговине, лояльного Драголюбу Михаиловичу. Он сотрудничал с итальянскими и немецкими войсками в ходе боёв против коммунистических партизан Тито. Несмотря на признание Михаиловича лидером четников, часто Евджевич не подчинялся его приказам, за исключением связанных с работой воеводы Илии Трифуновича-Бирчанина, чьи войска действовали на юге Независимого государства Хорватия.

Согласно некоторым историкам, во время операции «Альфа» с участием итальянских войск четники под командованием Евджевича убили, по разным данным, от 543 до 2500 боснийских мусульман и хорватов-католиков в октябре 1943 года в районе Прозор-Рама. Зимой 1942 — весной 1943 года четники Евджевича участвовали в боях на Неретве в рамках операции «Вайсс», но потерпели поражение и ушли на запад. Командование над ними принял обергруппенфюрер СС Одило Глобочник из Оперативной зоны Адриатического побережья. Весной 1945 года Евджевич бежал в Италию, где был арестован западными союзниками и отправлен в тюрьму в Гротталье, откуда позднее был освобождён. После войны жил под фальшивым паспортом в Риме, собирая отчёты для разведслужб Западной Европы, публикуя антикоммунистические листовки и брошюры. Несмотря на многочисленные требования СФРЮ, Евджевич до конца своих дней так и не был депортирован на родину.

Ранние годы[править | править вики-текст]

Доброслав Евджевич родился 28 декабря 1895 года в деревне Милошевац[1] около местечка Прача и города Рогатица[2] на территории оккупированного Австро-Венгрией вилайета Боснии, принадлежавшего ранее Османской империи (ныне это община Пале-Прача Федерации Боснии и Герцеговины, Босния и Герцеговина). Родители — боснийские сербы Димитрие Евджевич, священник Сербской православной церкви[3], и Анджела Евджевич (урождённая Косорич)[1]. В семье были также черногорские корни[4]. Евджевич воспитывался по христианским обычаям и учился в школе в Сараево[1]. Там он присоединился к революционной организации под названием «Млада Босна» и подружился с Гаврило Принципом, который 28 июня 1914 года застрелил эрцгерцога Франца Фердинанда[5]. В день покушения на эрцгерцога отец Доброслава был арестован полицией по обвинению в сотрудничестве с сербской революционной организацией «Народная оборона»[6] и был в апреле 1916 года повешен в Баня-Луке[7].

В молодости Евджевич был успешными писателем и поэтом. Он изучал право в университетах Загреба, Белграда и Вены; помимо родного сербского, владел итальянским, немецким и французским языками[1]. В 1918 году начал свою политическую карьеру[4], став в межвоенные годы одним из самых влиятельных сербских политиков Боснии[1]. Он состоял в Содружестве сербских четников — радикальной сербской националистической организации численностью более 500 тысяч человек, во главе которой стоял Коста Печанац[8][9]. Евджевич также был одним из лидеров Независимой демократической партии Югославии и возглавлял его военизированное крыло, Организацию югославских националистов, которая преследовала всех сербов, не желавших вступать в их партию[1]. Позднее Евджевич стал кандидатом от оппозиционной Югославской национальной партии на выборах в Народную скупщину[10] и четырежды туда избирался от Рогатицы и Нови-Сада[11][2], а во время правления Александра I с 1929 по 1934 годы состоял в оппозиции[11]. Его склонность сотрудничать с югославскими партиями привела к тому, что у него сформировалась репутация человека, «желавшего себя продать политической группе в обмен на личную выгоду или продвижение по карьерной лестнице». В 1935 году премьер-министр Боголюб Евтич назначил его главой отдела пропаганды и печати при правительстве Югославии[4]. Евджевич поддержал образование в 1939 году Хорватской бановины и призвал также создать автономию для сербов, куда вошла бы значительная часть современной Боснии и Герцеговины, за что получил усиленную поддержку от четников[10].

Война[править | править вики-текст]

Начало войны[править | править вики-текст]

В 1941 году кузен Доброслава Евджевича, полковник Душан Радович, в разгар Апрельской войны покинул страну и вступил в Королевские военно-воздушные силы Великобритании[1]. Сам же Евджевич после разгрома югославских войск бежал в Будву, где скрывался от ареста и интернирования[2]. В апреле было образовано марионеточное Независимое государство Хорватия, у истоков которого стояли усташи. Они начали массовое преследование и истребление сербов, евреев и цыган как лиц, угрожающих хорватской государственности[12]. Сербское население ушло в ряды сопротивления, и Евджевич возглавил сопротивление с четниками против НГХ в Боснии и Герцеговине[13].

Евджевич был известен благодаря своим симпатиям к итальянцам во время войны, в шутку его Дража Михаилович называл «итальянцем, любящим сербов»[4]. Евджевич и лидер довоенного движения четников Илия Трифунович-Бирчанин рассчитывали на сотрудничество с итальянцами, чтобы остановить террор НГХ против сербов[14], причём Евджевич рассчитывал на создание сербского государства на территории Боснии и Герцеговины как итальянского протектората. Однако главной целью итальянцев была борьба против коммунистических партизан при помощи четников[13]. Летом 1941 года Евджевич вышел на связь с итальянцами и представил себя с Трифуновичем-Бирчанином как гражданских представителей боснийского движения четников Ездимира Дангича[15].

Сотрудничество с итальянцами[править | править вики-текст]

20 октября 1941 года Евджевич и Трифунович-Бирчанин согласились начать сотрудничество с главой информационного отделения 6-го армейского корпуса итальянских войск[16]. В конце января 1942 года Евджевич согласился помочь итальянцам в случае занятия Боснии и создать четницкие партизанские отряды, которые сражались бы на стороне итальянцев против коммунистических партизан Тито[11]. В переговорах были задействованы генерал корпуса Ренцо Далмаццо, лидеры четников Стево Радженович, Илия Трифунович-Бирчанин, Ездимир Дангич и Доброслав Евджевич[16]. В феврале Евджевич посоветовался с одним из сторонников Дангича Бошко Тодоровичем, который посоветовал ему переговорить с генералом 2-й итальянской армии Марио Роатта и уговорить того добиться вывода войск Германии и НГХ из Восточной Боснии, а на их месте создать итальянскую военную администрацию. Евджевич и Тодорович впечатлили своим влиянием самого Далмаццо так, как убедили в своё время боснийских четников. Однако в конце февраля Тодорович был убит в боях с партизанами. Влияние Евджевича усилилось в Горажде и Фоче, когда проявились проитальянские и антипартизанские настроения у партизан. Евджевич обсуждал планы итальянского вторжения в Восточную Боснию даже с государственным секретарём НГХ Векославом Вранчичем[17]. Однако немцы, узнав об этих планах к апрелю 1942 года, арестовали Дангича по его прибытию на территорию германской военной администрации в Сербии[17].

Далмаццо доказывал Роатта, что итальянским войскам выгодно заиметь в качестве союзников сербские националистические группировки. Итальянцы в то время искали союзников для наведения порядка и поддержки их политического влияния на территории НГХ; они были впечатлены тем, что организация четников оказалась куда более слаженной, чем они полагали. Роатта был удивлён тем, как герцеговинские четники были лояльны Дангичу. В начале марта Евджевич и Трифунович-Бирчанин сами поведали итальянцам, что полностью управляют всей организацией четников и готовы сотрудничать на итальянских условиях. Евджевич объяснил Далмаццо также, что герцеговинские четники собирались отомстить за убитого Тодоровича и специально собрались вокруг Невесине для доказательства своей требовательности. Однако итальянцы ещё не верили в военную мощь движения четников, не все группировки признавали Евджевича за своего лидера, как и Трифуновича-Бирчанина[17].

Весной — летом 1942 года Евджевич и Трифунович-Бирчанин постоянно наведывались в деревни у городов Горажде, Калиновик и Фоча, вдохновляя местных граждан и четницкие отряды на помощь итальянцам[18]. Итальянцы всё же не смогли добиться поддержки от немцев плана использовать четников как вспомогательные части в ходе операции «Трио», шедшей с апреля по май того же года[19]. В мае Евджевич встретился с офицерами немецкой разведки в Дубровнике, и его спросили, готов ли он участвовать в «пацификации» Боснии[20]. Дража Михаилович не отреагировал никак на эти переговоры, шедшие вразрез с первоначальным стремлением Михаиловича не сотрудничать с гитлеровцами[21]. Евджевич и Трифунович-Бирчанин встретились в Сплите с командиром четников Момчило Джуичем и долго спорили по поводу того, как разделить финансовую помощь, которую им передавали итальянцы[22].

Территория Югославии во время Второй мировой войны: на карте отмечена демаркационная линия между итальянской и немецкой оккупационными зонами

В июне 1942 года Евджевич опубликовал четницкую листовку, в которой говорилось, что пролетарские бригады югославских партизан состояли только из евреев, цыган и мусульман. Через месяц он издал «Обращение к сербам Восточной Боснии и Герцеговины», в котором заявлял, что усташи непосредственно помогают партизанам[23]:

Тито, верховный главнокомандующий партизан — загребский хорват. Пьяде, верховный политрук партизан — еврей. Четыре пятых всех партизан получали оружие от хорватской армии Павелича. Две трети их офицеров — бывшие хорватские офицеры. Финансирование их движения осуществляется влиятельными хорватскими капиталистами Загреба, Сплита, Сараево и Дубровника. Половина усташей, причастных к резне сербов, теперь служат у них!

Евджевич также начал обвинять партизан в том, что они разрушали сербские православные церкви, возводя мечети, синагоги и католические костёлы[23]. В середине 1942 года четники узнали, что итальянские войска будут выведены со значительной части территории НГХ, которую они ранее занимали. Евджевич и Трифунович-Бирчанни предупредили итальянцев, что Михаилович собирается эвакуировать сербское население из Герцеговины в Черногорию и отправить черногорских четников на север, чтобы навязать бой усташам, которые собирались в то время обрушить очередную волну террора и насилия на сербских граждан[24]. С 22 по 23 июля 1942 года Михаилович провёл совещание в Автоваце (Герцеговина) с Евджевичем и Трифуновичем-Бирчанином, а на второй день они отправились в Требине, где обсудили ситуацию с другими лидерами четников — Радмило Грджичем и Миланом Шантичем. Немецкое консульство в Сараево сообщило, что герцеговинские четники объявили шесть пунктов своей политической программы[25]:

  1. Создать Великую Сербию.
  2. Уничтожить коммунистическое партизанское движение.
  3. Выселить или уничтожить католиков и мусульман.
  4. Не признавать государственность Хорватии.
  5. Ни при каких обстоятельствах не сотрудничать с Германией.
  6. Заключить временное соглашение с Италией о поставке оружия, боеприпасов и продовольствия.

В июле — августе 1942 года с молчаливого согласия итальянцев четники устроили этническую чистку хорватов и мусульман на востоке Герцеговины[26]. В августе в Фоче прокатилась резня против несербского населения, а Евджевич в ответ на это издал обращение к мусульманам Восточной Герцеговины, призывая их встать под знамёна четников и вступить в бой против усташей. Он заявил: «Я лично верю, что в будущем государстве у мусульман будет только один вариант — бесповоротно принять сербское гражданство и прекратить свои постоянные маневрирования между сербами и хорватами, поскольку все земли, на которых живут мусульмане, будут окончательно и бесповоротно принадлежать сербскому государству»[27]. В тот же месяц Роатта вышел на связь с Евджевичем и официально признал его своим союзником вместе с 3 тысячами четников, позволив им начать свои операции в Восточной Герцеговине[21].

Осенью 1942 года Евджевич сменил подход к боснийским мусульманам и заговорил о том, что можно будет создать мусульманские подразделения среди четников для борьбы против усташей и партизан[28]. Он приветствовал подобную терпимость в тех районах, где боснийских мусульман охраняли немцы[29], но неустанно повторял, что это тактическая необходимость, так как с ними не может быть единства[30]. В конце сентября — начале октября 1942 года Доброслав Евджевич и Петар Бачович, ещё один командир четников, встретились с лидером мусульман Исметом Поповацем и договорились создать мусульманскую четницкую организацию[31]. Евджевич обратился к итальянцам с просьбой занять всю Боснию и Герцеговину, чтобы положить конец усташскому правлению и объявил, что эту идею поддержат 80 % населения, состоявшего из сербов и боснийских мусульман. В то же время он потребовал от Германии предоставить автономию Боснии и Герцеговины до конца войны, доказывая, что мусульмане — «проверенные друзья немцев в прошлом и настоящем». Он попытался завербовать мусульман, пользуясь их желанием расширить автономию и пытаясь получить поддержку свыше. Но все его запросы остались без ответа[28].

Операция «Альфа»[править | править вики-текст]

В конце августа 1942 года Михаилович передал директивы всем войскам четников (в том числе и Евджевичу) с призывом подготовиться к операции против партизан с участием войск Италии и Хорватии[32]. В сентябре 1942 года четники осознали, что в одиночку с партизанами не справятся, и призвали итальянцев поддержать операцию против партизан на западе Боснии. 10 и 21 сентября Илия Трифунович-Бирчанин встретился с Марио Роатта и убедил его поддержать операцию, чтобы выбить партизан из зоны Прозор-Рама — Ливно, а также предложил 7500 своих человек в качестве помощи в обмен на полное их снабжение, получив в обмен гарантии участия Италии в операции и определённое количество оружия[33]. Против операции высказывались лично Анте Павелич и чрезмерно осторожное итальянское командование, однако после обещания Евджевича и Трифуновича-Бирчанина сотрудничать с хорватскими усташами и боснийскими мусульманами дело сдвинулось с мёртвой точки[34].

В начале октября 1942 года Евджевич и Бачович с 3 тысячами четников из Герцеговины и юго-восточной Боснии приняли участие в итальянской операции под кодовым названием «Альфа»[33]. В ходе операции планировалось окружить район города Прозор: немцы и хорваты шли с севера, итальянцы и четники со стороны реки Неретва[35]. Город Прозор и многочисленные сёла были взяты четниками и итальянцами, но отдельные отряды четников принялись за мародёрство и сожгли ряд мусульманских и католических деревень: от их рук было убито от 543 до 2500 человек[33][35][36][37]. В бешенстве правительство НГХ приказало остановить операцию. Часть отрядов рассеялась, другие ушли на север Далмации к Момчило Джуичу[33]. Через месяц после сорванной операции Евджевич и Бачович написали объяснительную Драже Михаиловичу, пытаясь доказать, что не были причастны к вандализму и грабежу[37].

Операция «Вайсс»[править | править вики-текст]

В ноябре 1942 года на встрече с Роатта Евджевич попросил итальянцев признать ещё 3 тысячи четников в качестве союзников и объявить почти всю Восточную Герцеговину зоной ответственности четников, пообещав не нападать на гражданское население из хорватов и боснийских мусульман, а также принять итальянского адъютанта в каждое подразделение, по численности и мощи равноценное пехотному полку. 15 ноября Евджевич согласился также поддержать итальянскую инициативу по созданию антипартизанских отрядов из мусульман. За это он едва не поплатился головой, когда в Мостаре на него чуть не совершили покушение несколько четников, выступавших против создания таких отрядов из хорватов и боснийских мусульман[38].

К концу 1942 года сотрудничество четников и итальянцев осталось только на бумаге[21]. Войска четников участвовали в подготовке к операции «Вайсс» — крупномасштабному антипартизанскому наступлению, которое должно было начаться 20 января 1943 года. 3 января Евджевич принял участие в совещании в Риме вместе с участием командования Германии, Италии и Хорватии[39]. В планы входило использование 12 тысяч четников под командованием Евджевича[40]. 23 февраля Евджевич договорился с немцами о том, что они не будут переходить Неретву и что контакты между четниками и немцами будет всячески пресекаться[41]. На ранних стадиях операции Евджевич договорился ещё и с командованием НГХ в Мостаре о взаимопомощи[42]. В ходе операции через итальянцев Евджевич обратился за помощью к 7-й добровольческой горной дивизии СС «Принц Ойген» для того, чтобы защитить Невесине от наступающих партизан, которые прорвали линии обороны четников. Однако немцы отказались, сославшись на занятость дивизии[43].

В феврале 1943 года после болезни умер Илия Трифунович-Бирчанин. Евджевич вместе с Момчило Джуичем, Петаром Бачовичем и Радованом Иванишевичем призвал итальянцев продолжить начатое Трифуновичем-Бирчанином тесное сотрудничество в борьбе против партизан. Итальянцы же могли оказывать и ответное давление на Евджевича, поскольку в Италии были интернированы его брат и невеста[44]. Михаилович вскоре поучаствовал, что Евджевич превысил свои полномочия, посетив совещание в Риме перед началом операции — пока Правительство Югославии в изгнании награждало Евджевича орденом Звезды Карагеоргия за защиту сербского населения от усташской резни в 1941 году, Михаилович выступил против этой инициативы по причине склонности Евджевича к сотрудничеству с итальянцами, хотя есть версия, что он знал о том, что четники перерезали католическое и мусульманское население Герцеговины в знак мести за убийство православных усташами в Хорватии[45]. Отношения между Михаиловичем и Евджевичем были накалены до предела, и Дража Михаилович пригрозил «вздёрнуть его на ближайшем дереве»[46]. В марте Евджевич призвал прекратить убивать хорватов в Герцеговине[47], а в мае Бенито Муссолини, поддавшись германскому давлению, приказал итальянцам разоружить все отряды четников. Евджевича посадили под домашний арест[48].

Через месяц Михаилович отправил Евджевича в Словению рассказать о ситуации местным четникам[2]. Евджевич установил связь с немецким командованием после Капитуляции Италии[49]. 3 сентября он отправился в Рим через Риеку и вышел на связь с немецкой разведкой[2], начав своё сотрудничество с немцами[50]. После занятия немцами территории НГХ, которую ранее занимали итальянцы, Евджевич уехал в Триест, где оставался в отеле Континенталь[1]. Оттуда он оказывал помощь разрозненным группировкам четников и организовывал для них переход в город Опатию[2]. До января 1944 года он пребывал в Триесте[1], пока не перебрался в Опатию с четниками из Триеста и не отправился в Илирску Бистрицу[2], продолжая сотрудничество с немцами до конца войны[50].

Отступление[править | править вики-текст]

В декабре 1944 года 3 тысячи оставшихся под контролем Евджевича солдат[51] присоединились к четникам Момчило Джуича и Сербскому добровольческому корпусу СС Димитрие Лётича, а также к остаткам Сербской государственной стражи Милана Недича, которыми командовал руководитель Оперативной зоны Адриатического побережья обергруппенфюрер СС и генерал Одило Глобочник[52]. Однако четники Евджевича попытались установить связь с Западными союзниками в Италии, чтобы добиться помощи для восстановления монархии в Югославии и изгнания коммунистов[53]. Их благословил православный епископ Охридский и Жичский Николай по прибытии в Словению[54][55]. 11 апреля 1945 года отряд четников Евджевича и ещё три полка Сербского добровольческого корпуса отправился на юго-запад Хорватии, чтобы установить связь с Черногорским добровольческим корпусом Павле Джуришича, который шёл через Боснию в Словению. Однако они пришли слишком поздно: черногорский корпус был уже разгромлен усташами в битве на Лиевче-Поле, а Джуришича взяли в плен и убили. Остатки ушли на север в Словению и после боёв против партизан ушли в Австрию. Многие из них были выданы союзниками и депортированы в Югославию, где почти все были казнены судом СФРЮ[52]. Евджевич сохранил своё влияние среди четников до конца войны[8].

В изгнании[править | править вики-текст]

Освобождение[править | править вики-текст]

Весной 1945 года Евджевич вылетел в Италию, где его арестовали союзники и отправили в тюрьму в Гротталье[56]. В Италию прибыли ещё 10 тысяч четников и лично Момчило Джуич[1]. В одной камере Евджевич содержался с бывшим усташским комендантом Баня-Луки Виктором Гутичем[56]. За это время в Сараево уже начали судебный процесс югославские коммунистические власти: они обвинили Евджевича в том, что в первой половине октября 1942 года в районе Прозора он вместе с четниками и итальянцами убил 1716 человек — хорватов и мусульман — обоих полов, а также разграбил и сжёг 500 домов[37]. Евджевич сохранял поддержку союзников в Италии, хотя британцами был объявлен в розыск в связи с тем, что эти обвинения казались им правдоподобными[1]. Формально считалось, что четники — это сдавшиеся вражеские солдаты, ставшие военнопленными, однако за свои антинемецкие убеждения они не преследовались союзниками: те относились с симпатией к четникам. Многим из четников выдали британскую армейскую форму и позволили нести строевую службу в Италии, в том числе охрану складов боеприпасов[57]. В августе 1945 года Евджевич возглавил лагерь разоружённых четников в Чезене[1], а вскоре и вовсе был освобождён. Требования Югославии о депортации Евджевича проигнорировали[37].

Сбор информации[править | править вики-текст]

Досье ЦРУ, показывающее связи Евджевича с его покровителями и источниками информации

Согласно документам ЦРУ, Евджевич жил в Риме, имея при себе документы на имена «Джованни Сент-Анжело»[1] и «Энрико Серрао»[4]. Большую часть своего времени и денег он тратил на постоянные споры и ругань с югославской эмиграцией, пытаясь оправдать свою сотрудничество с итальянцами защитой населения Боснии и Герцеговины от партизан, немцев и усташей[1]. Он вошёл в Ассоциацию свободных журналистов Центральной и Восточной Европы, стал информатором для итальянской разведки в 1946—1947 годах и начал издавать «Бюллетень Королевской югославской разведки», которым делился с итальянцами. Среди других его работ выделяются статьи в ряде газет и журналов, в том числе в газете сербских националистов «Србобран», а с 1946 года в пансербской и антихорватской газете «Српске Новине» в Эболи с позволения Акилле Марацца. В том же 1946 году Евджевичем был создан Сербский национальный комитет в Риме, также он установил связь с итальянскими неофашистами и антикоммунистической группой «Комитет угнетаемых Россией народов»[4].

В середине 1947 года между Доброславом Евджевичем, Момчило Джуичем и генералом Миодрагом Дамьяновичем разразилась ещё одна ссора о том, кто должен был возглавлять 10 тысяч беглых четников[1]. В марте 1945 года Дамьянович был назначен Михаиловичем на должность командира войск, которые должны были уйти в северо-западную Италию[58]. Этому воспротивились Евджевич и Джулич, назвав себя единственными преемниками Михаиловича[1].

К 1949 году ЦРУ объявило, что собранный Евджевичем разведывательный материал стал использоваться МВД Италии, Корпусом контрразведки США, Британской судебной научной службой в Триесте и французскими спецслужбами в Риме и Париже. В числе источников информации назывались Момчило Джуич, который распространял его отчёты в ЦРУ; Константин Фотич, бывший посол Югославии в США; и Миро Дидек, хорватский политик и один из последователей интеллигенции Владко Мачека. Отчёты собирались на основе показаний беженцев из Югославии, которые прибывали в Италию через Триест и в составе групп эмигрантов в Италии и Греции. В 1949 году Евджевич утверждал, что создал большую сеть антикоммунистической пропаганды, действовавшей на территории Италии, Албании, Болгарии и Греции. ЦРУ относилось к таким заявлениям скептически, считая их даже выдумкой[4]. В 1951 году Евджевич стал публиковать снова брошюры и листовки в поддержку четников, которые стали регулярно отправляться в США, Канаду, Австралию и страны Европы сербским общинам, где жили беглые четники[1].

В мае и июне 1952 года Евджевич посетил Канаду и выступил перед собранием Сербской народной обороны в Ниагара-Фолс, рассказывая об успехах сербской общины в Италии и её сотрудничестве с итальянскими властями. Через год в Чикаго он с Джуичем выступил с заявлением о том, что бежавший в Германию Миодраг Дамьянович должен быть ликвидирован, однако вскоре Евджевичу стали приходить письма с угрозами и требованиями не трогать Дамьяновича, иначе сербская эмиграция окажется опять расколотой. С 1953 года его следы почти полностью теряются[1], однако доподлинно известно, что 2 октября 1962 года Евджевич скончался в Риме[56].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Central Intelligence Agency, 1955.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Dizdar, 1997, p. 172.
  3. Ćorović, 1996, p. 60.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Central Intelligence Agency, 1952.
  5. Hoare, 2007, p. 88.
  6. Ćorović, 1996, pp. 60–62.
  7. Ćorović, 1996, p. 175.
  8. 1 2 Tomasevich, 1975, p. 158.
  9. Singleton, 1985, p. 188.
  10. 1 2 Pavlowitch, 2007, p. 46.
  11. 1 2 3 Milazzo, 1975, p. 71.
  12. Hoare, 2007, pp. 20–24.
  13. 1 2 Redžić, 2005, p. 20.
  14. Milazzo, 1975, pp. 70–71.
  15. Milazzo, 1975, p. 70.
  16. 1 2 Ramet, 2006, p. 147.
  17. 1 2 3 Milazzo, 1975, pp. 71–73.
  18. Milazzo, 1975, p. 75.
  19. Milazzo, 1975, p. 73.
  20. Milazzo, 1975, p. 80.
  21. 1 2 3 Ramet, 2006, p. 148.
  22. Central Intelligence Agency, 1950.
  23. 1 2 Hoare, 2006, pp. 159–160.
  24. Milazzo, 1975, p. 95.
  25. Milazzo, 1975, pp. 94–95.
  26. Goldstein, 19 October 2012.
  27. Hoare, 2013, p. 48.
  28. 1 2 Hoare, 2006, p. 308.
  29. Redžić, 2005, p. 174.
  30. Malcolm, 1996, p. 187.
  31. Hoare, 2013, p. 49.
  32. Milazzo, 1975, p. 97.
  33. 1 2 3 4 Tomasevich, 1975, pp. 232–233.
  34. Milazzo, 1975, pp. 97–100.
  35. 1 2 Milazzo, 1975, p. 100.
  36. Dedijer, Miletić, 1990, p. 581.
  37. 1 2 3 4 Goldstein, 7 November 2012.
  38. Milazzo, 1975, pp. 106–08.
  39. Roberts, 1973, pp. 103–04.
  40. Redžić, 2005, p. 36.
  41. Tomasevich, 1975, p. 241.
  42. Redžić, 2005, p. 99.
  43. Tomasevich, 1975, p. 248.
  44. Tomasevich, 1975, p. 218.
  45. Roberts, 1973, p. 68.
  46. Pavlowitch, 2007, p. 125.
  47. Redžić, 2005, p. 146.
  48. Milazzo, 1975, p. 148.
  49. Tomasevich, 2001, p. 146.
  50. 1 2 Tomasevich, 1975, p. 428.
  51. Tomasevich, 1975, p. 442.
  52. 1 2 Tomasevich, 1975, p. 449.
  53. Tomasevich, 1969, p. 111.
  54. Byford, 2004, p. 11.
  55. Cohen, 1996, p. 60.
  56. 1 2 3 Dizdar, 1997, pp. 172–173.
  57. Judah, 2000, p. 124.
  58. Tomasevich, 2001, p. 191.

Литература[править | править вики-текст]

Книги[править | править вики-текст]

Документы[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]