Жизнестойкость

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жизнестойкость (от англ. hardiness — «выносливость», «устойчивость», «закалённость») — способность личности выдерживать стрессовые ситуации, сохраняя при этом внутреннюю сбалансированность без снижения успешности деятельности.[1]

История[править | править код]

В 1975 году С. Мадди со своей исследовательской командой начали изучать менеджеров в телефонной компании Illinois Bell. В это время компания в корне меняла принцип работы, из-за этого сотрудники испытывали сильный стресс. В 1981 и 1982 гг. там было уволено приблизительно 40 тысяч работников.

Исследуя выборку порядка 450 менеджеров компании по различным медицинским и психологическим параметрам, С. Мадди обнаружил, что две трети испытуемых в ситуации резких перемен подтверждали концепцию стресса Г. Селье: их здоровье ухудшалось, показатели успешности работы падали, портились отношения с близкими людьми. Были зафиксированы случаи повышенного артериального давления, мигреней, депрессий, разводов, попыток суицида. Но с другой частью выборки всё было иначе. Треть испытуемых под влиянием длительной неопределённой стрессовой ситуации, напротив, преуспевали. Они чувствовали себя здоровее, чем когда либо, укрепляли отношения с близкими, а в работе они выдвигали ценные идеи, работали лучше, эффективнее, а если и уходили из компании, то преуспевали в других местах, а порой открывали собственное дело.

Заинтересовавшись, в чём разница между «пострадавшими» и «преуспевшими», С. Мадди начал искать различия между этими двумя группами. Оказалось, что различия между «преуспевшими», названными жизнестойкими, и «пострадавшими», нежизнестойкими, заключались в наличии или отсутствии трех установок: по отношению к стрессовым ситуациям, в особом отношении к окружающим людям и в применении особого трансформационного копинга или регрессионного.[2]

В настоящее время термин «hardiness» имеет наиболее устоявшийся в современной научной терминологии перевод «жизнестойкость», предложенный Д. А. Леонтьевым.[1][3]

Компоненты жизнестойкости[править | править код]

С. Мадди выделил три сравнительно автономных компонента жизнестойкости: вовлечённость, контроль, принятие риска. Выраженность этих компонентов и жизнестойкости в целом препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях.[4]

  • Вовлечённость («commitment»), означающая включённость личности в события своей жизни и свою деятельность, получение удовольствия от этого.[5]
  • Контроль («control») мотивирует субъекта к поиску путей и средств влияния и воздействия на ситуацию, с целью ее трансформации в менее или не стрессогенную, избегая попадания в состояние беспомощности, убеждённости в наличии причинно-следственной связи между его действиями, поступками, усилиями и результатами, отношениями, событиями и т. п.
  • Принятие риска («challenge») позволяет личности понимать неизбежность риска и оставаться открытой окружающему миру, принимать происходящее событие как вызов и испытание, даёт возможность приобрести новый опыт извлечь для себя определённые уроки.[6]

Помимо этих компонентов жизнестойкость включает в себя такие базовые ценности, как кооперацию (сотрудничество), доверие и креативность.[7]

Компоненты жизнестойкости развиваются в детстве и отчасти в подростковом возрасте, хотя их можно развивать и позднее с помощью тренингов. Их развитие решающим образом зависит от отношений родителей с ребёнком. В частности, для развития компонента вовлечённости принципиально важно принятие и поддержка, любовь и одобрение со стороны родителей. Для развития компонента контроля важна поддержка инициативы ребёнка, его стремления справляться с задачами все возрастающей сложности на грани своих возможностей. Для развития принятия риска важно богатство впечатлений, изменчивость и неоднородность среды.[1]

Механизмы жизнестойкости[править | править код]

В своих исследованиях С. Мадди описывает пять основных механизмов, благодаря которым проявляется буферное влияние жизнестойкости на развитие заболеваний и стресса:[8]

Характеристика жизнестойкого человека[править | править код]

Согласно С. А. Богомазу жизнестойкий человек:[9]

  • высоко осмысливает собственную жизнь, удовлетворён прошлой и настоящей жизнью, которая воспринимается им как интересная и эмоционально насыщенная
  • склонен искажать реальность, создавая идеальную картину мира
  • демонстрирует высокий уровень активности и целеустремлённости, благодаря которым он с интересом включается в жизненные события, стремится владеть ситуацией и управлять собственным здоровьем
  • свойственен высокий эмоциональный интеллект и способность адекватно управлять своими и чужими эмоциями

Исследователями подтверждена связь жизнестойкости с гибкостью мышления, креативностью, высокой социально-психологической адаптированностью и общим психологическим благополучием личности.[10]

Таким образом, жизнестойкий человек не только способен сохранять «веру в себя и свои силы», в положительный исход любой ситуации, но также умеет эффективно перестраивать собственные установки, навыки и способности в соответствие с трансформацией полученного опыта. Жизнестойкий человек способен избирательно подходить к выбору копинг-стратегий в той или иной ситуации. Использует проблемноориентированный стиль совладания в ситуациях, требующих и имеющих возможность разрешения, и эмоционально-ориентированный стиль в ситуациях, не имеющих возможность разрешения, при длительных стрессовых воздействиях.[11]

Понятие жизнестойкости в различных подходах[править | править код]

  • Философы-иррационалисты объясняют жизнестойкость через стремление человека к самоутверждению силой духа, преуспевания в жизни.[14]
  • Герменевтика интерпретирует смысл жизни субъекта через самосознание, активное «вчувствование», личностное «сопереживание» и связывает эти понятия с жизнестойкостью.[15]
  • Философия позитивизма поддерживает необходимость актуализации в юношеском возрасте жизнестойкости — «созидательных импульсов вживания» в социум при условии личностной развитости мышления.[16]
  • Гуманистическое направление считает, что жизнестойкость проявляется в стремлении человека к совершенству, самодетерминированности поведения, самоактуализации, теории «самости», социального взаимодействия и др.[17]

А. Ф. Замалеев и другие российские философы дополняют иностранных авторов и говорят о необходимости познавательной активности индивида, ведущей к саморазвитию, мотивированности на достижение поставленной цели, обращаются к воле, сознанию, индивидуализации[18], что открывает новые направления изучения феномена жизнестойкости человека.[19]

Методики измерения жизнестойкости[править | править код]

Существует несколько методик, разработанных для измерения жизнестойкости, наиболее часто используемыми являются Personal Views Survey[20][21], Dispositional Resilience Scale[22][23][24] и Hardiness Scale.[25]

На русский язык «Тест жизнестойкости» («Hardiness Survey», Maddi S.R.) адаптирован Д. А. Леонтьевым и Е. И. Рассказовой.[1]

Исследования жизнестойкости в русле концепции С. Мадди, одновременно служащие проверкой валидности методики измерения жизнестойкости, можно разделить на три основных направления:

  • исследования связи жизнестойкости с психологическими переменными, отражающими разного рода проблемы и нарушения (конструктная валидность)
  • исследования связи жизнестойкости с другими позитивными характеристиками личности и обоснование их различия (дискриминантная валидность)
  • исследования связи жизнестойкости с клиническими и поведенческими переменными — здоровьем, эффективностью исполнения и др. (экологическая валидность)

Родственные понятия[править | править код]

Важно отметить, что при изучении психологических процессов противостояния человека стрессу, способов преодоления экстремальных ситуаций, способностей к личностному развитию в трудных жизненных обстоятельствах используются различные понятия. Все они, отчасти, являются родственными понятию «жизнестойкость» и, прежде всего, отражают наличие существующих внутренних возможностей человека, которыми он может воспользоваться в различных жизненных ситуациях.[7]

Ресурс является понятием полидисциплинарным. По словам В. П. Зинченко, ресурсный подход дает возможность в терминах одного языка описать как требования, накладываемые внешней средой на систему, так и внутренние возможности системы удовлетворять данным требованиям[26]. Жизнестойкость личности рассматривается некоторыми исследователями, как личностный ресурс, а также способность в жизненно важных ситуациях воспользоваться внешними ресурсами.[27]

Адаптация также понятие полидисциплинарное. Психологическая адаптация — процесс установления оптимального соответствия личности окружающей среде в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовать связанные с ними значимые цели (при сохранении физического и психического здоровья), обеспечивая в то же время соответствие психической деятельности человека, его поведения требованиям среды.[7]

Психологическая устойчивость — это качество личности, отдельными аспектами которого являются стойкость, уравновешенность, сопротивляемость. Оно позволяет личности противостоять жизненным трудностям, неблагоприятному давлению обстоятельств, сохранять здоровье и работоспособность в различных испытаниях.[28]

Психологическую стойкость личности связывают, как с проявлением способности сохранять постоянный уровень активности, хорошее настроение, так и с проявлением таких личностных качеств, как отзывчивость, наличие разносторонних интересов, избегание упрощенности в ценностях, целях и стремлениях 173].[28][29]

Устойчивость личности, по А. Н. Леонтьеву, определяется соотношением смыслообразующих мотивов с определенными поведенческими особенностями, со способами осуществления деятельности.[30]

Термин жизнеспособность был впервые введён Б. Г. Ананьевым, который подразумевал под жизнеспособностью общую трудоспособность человека. Главнейший фактор сохранения жизнестойкости и жизнеспособности, по мнению Б. Г. Ананьева, — тренируемость интеллектуальных функций.[31] В настоящее время акценты в определении жизнеспособности несколько смещены в сторону выживаемости человека и его личностного самосохранения (И. М. Ильинский, П. И. Бабочкин, М. П. Гурьянова и другие).[32] В англоязычной психологической литературе жизнестойкость (hardiness) рассматривается как фактор психологической резилентности («resilience»). Жизнестойкость, в отличие от резилентности, определяется как личностная черта, амортизирующая воздействие сильного стресса.[33] Жизнеспособность включает в себя более широкий спектр феноменов психики человека, которая развивается по определенным генетическим, психологическим и социально-психологическим закономерностям. Она является многокомпонентным личностным образованием, влияющим на актуализацию различных свойств психики человека в ситуациях жизненного стресса и напряжения. Наличие этого качества присуще человеку в качестве индивида, личности и субъекта.[34]

Личностный потенциал — интегральная характеристика уровня личностной зрелости, отражает меру преодоления личностью заданных обстоятельств, в конечном счете, преодоление личностью самой себя, а также меру прилагаемых ею усилий по работе над собой и над обстоятельствами своей жизни. Одна из специфических форм проявления личностного потенциала — это преодоление личностью неблагоприятных условий ее развития. Эти неблагоприятные условия могут быть заданы генетическими особенностями, соматическими заболеваниями, а могут — внешними неблагоприятными условиями. Существуют заведомо неблагоприятные условия для формирования личности, они могут действительно роковым образом влиять на развитие, но их влияние может быть преодолено, опосредовано, прямая связь разорвана за счет введения в эту систему факторов дополнительных измерений, прежде всего самодетерминации на основе личностного потенциала.[35]

Понятие жизнестойкость пересекается с вышеприведенными понятиями, однако оно обозначает отдельно значимый феномен психики человека, который развивается по определённым генетическим закономерностям, является многокомпонентным личностным образованием, влияющим на актуализацию различных свойств психики человека в ситуациях жизненного напряжения.[7]

Литература[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова. Тест жизнестойкости. — Москва: Смысл, 2006. — 63 с. — ISBN 5-89357-228-9.
  2. Maddi S.R. Hardiness training at Illinois Bell Telephone // Health promotion evaluation. — 1987.
  3. Молчанова Л. Н. Жизнестойкость как фактор устойчивости к психическому выгоранию представителей экстремальных профессий. // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. 4 (10). — 2015.
  4. Maddi S. R. Hardiness: The courage to grow from stresses // The Journal of Positive Psychology. — 2006. — Т. 1. — С. 160—168.
  5. Maddi S. The Hardiness Enhancing Lifestyle Program for Improving Physical, Mental and Social Wellness. // National Wellness Institute. — 1987. — С. 101—115.
  6. Хачатурова М. Р. Жизнестойкость и ее роль в совладающем поведении личности в ситуации межличностного конфликта // Альманах современной науки и образования. — 2010. — ISSN 1993-5552.
  7. 1 2 3 4 Фоминова А. Жизнестойкость личности. — Litres, 2017.
  8. Maddi S. R., Khoshaba D. M. Hardiness and Mental Health // Journal of Personality Assessment. — 1994. — С. 265–274.
  9. Богомаз С.А., Баланев Д.Ю. Жизнестойкость как компонент инновационного потенциала человека // Сибирский психологический журнал. — 2009.
  10. Водяха С. А. Креативность студентов как предиктор психологического благополучия и жизнестойкости // Педагогическое образование в России. — 2015.
  11. Лапкина Е. В. Совладающее поведение, жизнестойкость и жизнеспособность личности: связь понятий, функции // Костромского государственного университета. — 2015.
  12. Франкл В. Человек в поисках смысла. — пер. с англ. и нем. под общ. ред. Л.Я. Гозмана, Д.А. Леонтьева.. — Москва: Прогресс, 1990. — 368 с.
  13. Maddi S.R., Koshaba D.M. Resilience at work: how to succeed no matter what life throws at you.. — NY: AMACOM, 2005. — 213 с.
  14. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. — Наука. — Москва: Т. 2., 1993. — 669 с.
  15. Рикер П. Герменевтика. Этика. Политика: Московские лекции и интервью. — M.: Academia, 1995. — 160 с.
  16. Рассел Б. Словарь разума, материи, морали / общ. ред. А. А. Васильченко. — Киев: PortRoyal, 1996. — 368 с.
  17. Маслоу А. Мотивация и личность. — СПб.: Евразия, 1999. — 478 с.
  18. Смысл жизни в русской философии / отв. ред. А. Ф. Замалеев. — СПб.: Наука, 1995. — 380 с.
  19. Конюхова Т. В., Конюхова Е. Т. Жизнестойкость личности как особый паттерн установок освоения социокультурного пространства // Известия Томского политехнического университета. — 2013.
  20. Maddi S. R. Personal Views Survey II: A measure of dispositional hardiness. — 1997.
  21. Maddi, S. R., Harvey, R. H., Khoshaba, D. M., Lu, J. L., Persico, M., & Brow, M. (2006). «The personality construct of hardiness, III: Relationships with repression, innovativeness, authoritarianism, and performance». Journal of Personality. 74 (2): 575—597. doi:10.1111/j.1467-6494.2006.00385.x. PMID 16529587.
  22. Bartone, P. T. (1991, June) Development and validation of a short hardiness measure. Paper presented at the Annual Convention of the American Psychological Society, Washington, DC
  23. Bartone, P. T. (1995, July) A short hardiness scale. Paper presented at the Annual Convention of the American Psychological Society, New York
  24. Bartone, P. T., Ursano, R. J., Wright, K. M., & Ingraham, L. H. (1989). «The impact of a military air disaster on the health of assistance workers: A prospective study». Journal of Nervous and Mental Disease. 177 (6): 317—328. doi:10.1097/00005053-198906000-00001. PMID 2723619.
  25. Nowack, K. M. (1989). «Coping style, cognitive hardiness, and health status». Journal of Behavioral Medicine. 12 (2): 145—158. doi:10.1007/BF00846548. PMID 2760920.
  26. Зинченко В.П. Общество на пути к «‎человеку психологическому» // Вопросы психологии. — 2008.
  27. Рассказова Е.И. Динамика смысла в процессе совладания с тревогой // Проблема смыслов в науках о человеке. — 2005.
  28. 1 2 Куликов Л.В. Психогигиена личности: Вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики: учебное пособие. — СПб., 2004.
  29. Чудновский В.Э. Становление личности и проблема смысла жизни: Избранные труды. — Воронеж: МПО «МОДЕК», 2006. — 768 с.
  30. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. — Политиздат. — Москва, 1975. — 304 с.
  31. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. — ЛГУ, 1969. — 338 с.
  32. Ильинский И.М. О воспитании жизнеспособных поколений российской молодежи. — Москва, 1995.
  33. George A. Bonanno. Loss, Trauma, and Human Resilience: Have We Underestimated the Human Capacity to Thrive After Extremely Aversive Events? // American Psychologist. — 2004. — Т. 59, вып. 1. — С. 20–28. — ISSN 0003-066X 1935-990X, 0003-066X. — doi:10.1037/0003-066x.59.1.20.
  34. Махнач А. В., Дикая Л. Г. Жизнеспособность человека: индивидуальные, профессиональные и социальные аспекты. — Москва: Институт психологии РАН, 2016. — ISBN 978-5-9270-0323-5.
  35. Леонтьев Д.А. Личностный потенциал как потенциал саморегуляции. — Москва: Смысл, 2006.