Зографское Евангелие

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Зографское Евангелие
ZographensisColour.jpg
Первая страница Евангелия от Марка
Жанр рукопись четвероевангелия
Язык оригинала Старославянский
Дата написания X век
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«Зографское Евангелие»[1] или Зографское Четвероевангелие[2] (латинское название — Codex Zographensis) — неполная глаголическая рукопись четвероевангелия, памятник старославянского языка конца X или начала XI в. Содержит 304 пергаменных листа: 288 листов собственно евангельского текста и 16 листов написанного кириллицей синаксаря (месяцеслова). Листы 41—57 представляют собой более позднюю вставку (XI—XII вв.) и к канону старославянских памятников не относятся (как и синаксарь)[2].

Является копией, сделанной в Македонии с более древнего оригинала[1].


История[править | править код]

Рукопись найдена в 1843 году в Зографском монастыре на Афоне. В 1844 году с ней ознакомился В. И. Григорович, а в 1857 её сфотографировал П. И. Севастьянов. В 1860 году монастырь подарил рукопись Александру II, который передал её в Публичную библиотеку в Санкт-Петербурге (ныне Российская национальная библиотека), где она с тех пор и хранится (под шифром Глаг. 1).

Первые сведения о рукописи опубликовал в 1856 году И. И. Срезневский по выпискам болгарина Петковича; полное научное издание (в кириллической транслитерации) принадлежит И. В. Ягичу: Quattuor evangeliorum codex glagoliticus olim Zographensis nunc Petropolitanus, Berolini, 1879 [существует репринт: Graz: Akademischer Druck- und Verlagsanstalt, 1954][2]. Факсимильного издания нет, однако отдельные листы часто воспроизводятся в палеографических альбомах, учебниках старославянского и т. п.

Особенности[править | править код]

В языке памятника, как и во всех старославянских текстах, наблюдаются древние славянские грамматические формы, хотя имеются и отдельные «прогрессивные» черты. Орфография (как это обычно бывает) отражает более старое состояние языка, чем то, которое было на момент переписывания; к тому же рукописи переписывались, с некоторыми ошибками и изменениями, с более ранних. О новых явлениях можно судить по отклонениям от условно стандартных старославянских написаний.

Переписчик иногда ошибался и неосознанно записывал текст по норме своего языка и орфографии, но в других случаях просто не придавал значения тому, как именно передать источник, если существовали равноценные варианты записи — которые, впрочем, для авторов источника не были равноценными. Например, после исчезновения в некоторых позициях редуцированных звуков ь, ъ, переписчику уже все равно, что именно из них там будет записано, так как ничего не прочитается, а он привык, что в орфографии встречается и то и другое. Даже при возможной установке на графическое копирование, она могла и не срабатывать. Отсюда смешение ь и ъ в Зографском евангелии (но это не единственная инновация).

В рукописи отсутствуют ѥ, ꙗ (их аналогов нет в глаголице), вместо них используются Ⰵ,Ⱑ (е, ѣ). В публикациях текст глаголических рукописей передается в транслитерации с глаголицы на кириллицу. Характерный признак такой транслитерации — слово «ѣко» вместо нормального кириллического «ꙗко».

Из относительно новых явлений отражена начальная (по крайней мере) стадия падения и прояснения редуцированных, что на письме выражено пропуском букв ъ и ь, смешением их и заменой буквами о, е.

Камора: есть (не во всех старославянских рукописях используется).

Различение ꙁ ~ ѕ: непоследовательное, отражает упрощение «звонкого ц» дз (ѕ) > з (). Так как в языке переписчика и ѕ читаются уже одинаково, он считает, что при любом написании передает одно и то же, хотя работает с оглядкой на графику источника.

л вставное перед ь, и часто отсутствует (подвержено выпадению). Как текст на южнославянском языке, в этом отношении заходит дальше, чем современный русский; впрочем, последний не является прямым потомком старославянского. Это выпадение — новое фонетическое явление, но при этом является возвратом к более старому состоянию до возникновения вставного л.

л вставное в остальных позициях: редко отсутствует

Падение ъ и ь (на письме — пропуск), смешение ъ и ь: бывает

Прояснение ъ>о, ь>е: редко

Примеры отклонений по сравнению с условно нормативным старославянским. Данные примеры не должны вводить в заблуждение: в Зографском евангелии древняя норма в основном соблюдена.

  • на земи, наряду со стандартным на земл^и — в русском л в этом месте держится до сих пор
  • многъ вместо мъногъ. Конечный ъ не показателен из-за орфографии: позицию в конце слова легко было запомнить, и писать там по традиции
  • ꙁло вместо ꙁъло — как в русском после падения редуцированных, причем в русском падение произошло, вероятно, позже
  • днєсь вместо дьньсь — падение первого редуцированного и прояснение второго. О третьем по этому примеру судить нельзя, из-за того, что здесь работает орфография. Возможно, всё как и в современном русском (хотя «днесь» — это или заимствование из старославянского через церковнославянский, или хотя бы удержалось благодаря церковнославянскому)
  • стьꙁѧ вместо стьѕѧ (род. п.)

В рукописи встречаются греческие макаронизмы: тєк҆тонъ — плотник, алавастръ — сосуд из алебастра, ар҆хисѵнагогъ — старейшина синагоги, архитриклинъ — распорядитель пира, ићємонъ — начальник области, ћєона — место вечного мучения и др.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Ремнёва М. Л. Старославянский язык. — М.: Академический проект, 2004. — С. 58. — ISBN 5-8291-0270-6.
  2. 1 2 3 Цейтлин Р. М., Вечерка Р., Благова Э. Старославянский словарь. — М.: Русский язык, 1994. — С. 13. — ISBN 5-200-01113-2.

Ссылки[править | править код]