Искусство Третьего рейха

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Обнажённые изваяния совершенных женского и мужского тел, представленные на улицах Берлина по случаю проведения Олимпийских игр 1936 года. Берлин выиграл право проведения мероприятия в апреле 1931 года, за два года до того как в Германии к власти пришли нацисты. Это был последний раз в истории, когда Международный олимпийский комитет собрался, чтобы провести голосование в городе, который выступил в качестве принимающей стороны.
Die Partei, изваяние Арно Брекера воплощающее «дух» НСДАП.

Искусство нацистской Германии — созданное в Германии и принятое её властью искусство периода 1933—1945 годов. Став диктатором в 1933 году, в мере не известной до этого Адольф Гитлер начал навязывать народу свои предпочтения в искусстве.

В Германии образцом должно было быть Греческое и Римское искусство, которое Гитлер рассматривал как искусство, чья внешняя форма была воплощением внутреннего расового идеала[1]. Более того, оно должно было быть понятным для обычного человека[2]. Кроме того, оно должно было быть одновременно героическим и романтическим. Нацисты рассматривали Веймарский период в искусстве с отвращением. Такое отношение возникло отчасти из-за консервативной эстетики, и частично из-за цели использовать искусство как пропаганду.

Историческая справка[править | править код]

Начало 20 века характеризовалось впечатляющими изменениями в художественных стилях. В изобразительном искусстве такие инновационные стили, как кубизм, дадаизм и сюрреализм, которые последовали за символизмом, постимпрессионизмом и фовизмом, не получили всеобщего признания. Большинство людей в Германии, собственно как и везде особо не переживали новинками элитарного, аморального и довольно часто непонятного искусства[3]. За последние годы Германия стала главным центром авангардного искусства. Страна была центром зарождения экспрессионизма в живописи и скульптуре, атональных музыкальных композиций Арнольда Шёнберга и созданной под влиянием джаза композиции Пауля Хиндемита и Курта Вайля. Работы Роберта Вине «Кабинет доктора Калигари» и Фритца Ланга «Метрополис» основали экспрессионизм в кинематографии.

Йозеф Геббельс с режиссёром Лени Рифеншталь, 1937 год.

Художественные жанры Третьего Рейха[править | править код]

Мистическая, народная, моральная вера в дух Германии, которая несла древнюю мудрость и благородство в олицетворении трагической судьбы, существовала ещё задолго до появления нацистов. Такую идею в своих произведениях отметил Рихард Вагнер[4]. В своих впечатляющих работах хорошо известный немецкий архитектор Пауль Шульце-Наумбург, который начинал свою деятельность ещё до начала Первой мировой войны, обращался к расистским теориям, которые осуждали современное искусство и архитектуру. Такие настроения стали причиной веры Афольфа Гитлера в то, что настоящими источниками Арийского искусства были классическая Греция и Средневековье[5].

Национал-социалистическое искусство имеет достаточно схожие черты с советской пропагандой такого художественного стиля как социалистический реализм. Иногда термин «героический реализм» употребляли для обозначения обоих художественных стилей. Среди известных деятелей творчества, принятых нацистами: скульпторы Йозеф Торак и Арно Брекер, художники Вернер Пайнер, Артур Кампф, Афольф Виссель и Конрад Гоммель. В июле 1937 года через четыре года после прихода к власти нацистской партии было устроено две выставки работ в Мюнхене. Большая немецкая художественная выставка была создана для того чтобы показать одобренные Гитлером произведения, которые например изображали обнаженную величественную блондинку рядом с идеализированными солдатами и пейзажами. Следующая выставка, которая расположилась прямо вдоль дороги, отражала другую сторону искусства Германии: современного, абстрактного и непрезентабельного, или как отмечали сами нацисты — «дегенеративного».

По словам Клауса Фишера, если коротко — то нацистское искусство было колоссальным, абстрактным и стереотипным. Люди были лишены всякой индивидуальности и стали простыми символами, отображающими возможные всеобщие истины. Если посмотреть на архитектуру и искусство или живопись нацистов, может сложиться впечатление, что лица, формы и цвета нанесены в пропагандистских целях. Все это является стилизованным отображением моральных ценностей самих нацистов: власть, сила, прочность и скандинавская красота[6].

Святой Георгий в образе нациста убивает дракона (Форзац книги о геральдике)

Живопись[править | править код]

Кувшинки нацистского художника Людвига Детмана (который был внесен в «Список талантливых от Бога»)

Стилем искусства Третьего рейха был романтический реализм, который основывался на классических моделях. Запрещая современные дегенеративные стили искусства, нацисты способствовали распространению картин, выполненных в традиционной манере, которые возвышали «кровь и землю» — ценности расовой чистоты, милитаризма и послушания. Другими популярными темами были: люди, работающие на полях, возвращение к благочестию Родины (Любовь к Родине), неоспоримые достоинства национал-социалистической борьбы, а также восхваление женской работы — рождение и воспитание детей, что символизировалось фразой: «дети, кухня, церковь».

В общем, живопись, которая считалась дегенеративным искусством, базировалась на жанровой живописи[7]. Названия картин посвящались определённой цели, например: «Плодородная Земля», «Освобожденная земля», «Стоящие на страже», «Несмотря на ветер и погоду», «Благословение Земли» и т. д. Любимым художником Гитлера был Адольф Циглер. Поэтому, Гитлер обладал целым рядом его работ. Картины с пейзажами занимали видное место в Великой немецкой художественной выставке[8]. Создавая картины в традициях немецкого романтизма, художники должны были воспроизводить настоящие пейзажи, взятые из среды обитания немцев, без религиозных мотивов[9]. Популярными образами также были и жители деревни, которые отражали обычную жизнь в гармонии с природой[10]. Такое искусство не отображало никакой механизации работы в сельском хозяйстве[11]. Фермер работал руками, прилагая усилия и силы[12]. Ни одна из картин в первой выставке не воспроизводила жизнь в условиях города или индустриализации, оно было показано только в двух таких работах на второй выставке 1938 года[13].

Нацистская теория явно отказалась от «материализма», и поэтому, несмотря на реалистичное изображение образов, термин «реализм» употребляли редко[14]. Художник должен был создать идеальную вечную картину. Образы мужчин, а больше женщин, были в значительной степени подвержены стереотипам[15], идеальной физической формы и картин с обнаженными фигурами[16]. Это могло быть причиной достаточно немногих антисемитских картин, в то время как работы: «Для дома» и «Двор», которые отражают еврейских спекулянтов одиночек, существуют в не большом количестве возможно потому что искусство должно было быть на более высоком уровне[17]. Очевидно картины на политическую тематику были более распространены, но все же встречались редко. С другой стороны, героические образы были достаточно распространенными, чтобы их комментировали критики, отмечали, что героический элемент выделяется. Рабочий, фермер, крестьянин — темы … Героические сюжеты доминируют над сентиментальными[18].

С приходом войны, распространились картины батального жанра[19]. Образы были идеализированными и изображали героические жертвы и победы[20]. Все же преобладали пейзажи, и среди художников освобожденных от военной службы все писали пейзажи или картины другими мирными сюжетами[21]. Гитлер и Геббельс все же считали новые произведения разочаровывающими и что эти отчаянные времена сделали из художников политиков, хотя Геббельс пытался держаться достойно несмотря на все это[22]. В своей речи на Большой немецкой художественной выставке в Мюнхене в 1939 году Гитлер отметил:

Первая цель создания немецкого искусства [...] несомненно достигнута. По аналогии восстановления архитектурного искусства, которое началось здесь в Мюнхене, началась и очистка области живописи и скульптуры, которые были даже более опустошенными. Все выходки испорченного или губительного современного искусства были уничтожены. Был достигнут приличный общий уровень искусства. И это многое значит. Только на этой почве могут возникнуть действительно творческие гении. К 1938 году около 16 тыс. работ немецких и зарубежных художников были убраны из галерей Германии и проданы или вообще уничтожены

[23].

Скульптура[править | править код]

Арно Брекер создаёт бюст Альберта Шпеера, министра вооружённых сил Рейха.

Монументальные возможности скульптуры дали толчок богатому материальному выражению теорий национал-социализма[24]. Большая немецкая художественная выставка способствовала развитию культуры за счет живописи. Как таковой, образ обнаженного мужчины был самым распространенным воплощением идеального арийца. Благодаря своему художественному мастерству Арно Брекер стал любимым скульптором Адольфа Гитлера[25][26]. Ещё одним скульптором государственного значения был Йозеф Торак, чей монументальный стиль импонировал образу, который Третий Рейх хотел донести миру[27]. Был распространен образ также и обнаженных женщин, хотя они были менее монументальными[28]. В обоих случаях, физическая форма идеального нацистского мужчины и женщины не выдавали никаких недостатков.

Музыка[править | править код]

Ожидалось, что музыка будет тональной и не будет иметь джазовых мотивов, а на фильмы и спектакли ввели цензуру. Музыка варьировалась от легкой, которая существовала в виде народных песен, популярных хитов (или так называемых шлягеров) и классических произведений таких приемлемых авторов как: Бах, Моцарт, Бетховен, а также Итальянская опера[29].

В 1920-30-хх годах в городах Германии гудели джазовые клубы, кабаре и заведения авангардистской музыки. В контрасте, людям пришлась по вкусу классическая немецкая музыка, ведь национал-социалистический режим заставил всячески избегать современную музыку, которая считалась дегенеративной и еврейской. Очень славилась музыка, в которой упоминалось мифическое героическое прошлое Германии таких композиторов, как: Иоганн Себастьян Бах, Людвиг Ван Бетховен и Рихард Вагнер. Брукнер также был популярным, ведь считалось что его музыка выражала дух времени немецкого народа[30]. Произведения Арнольда Шёнберга (в том числе и атональные), Густава Малера, Феликса Мендельсона и многих других были запрещены потому что их авторы были евреями или имели еврейские корни[31]. Пауль Гиндемит бежал из Германии, чтобы не подчиняться нацистской идеологии. Некоторые оперы Георга Фридриха Генделя были также запрещены за откровенную симпатию в них к евреям, а также иудаизму или за то, что для них написаны новые либретто. Немецкими композиторами, музыка которых в нацистских период звучала чаще всего были Макс Регер и Ганс Пфитцнер. Рихард Штраус продолжал быть самым популярным современным немецким композитором так как был важным для немецкого режима. Хотя, даже его опера под названием «Молчаливая женщина» была запрещена в 1935 году из-за её еврейского либреттиста Стефана Цвейга[32].

К произведениям зарубежных композиторов относились толерантно, как будто они были в духе классической, тональной музыки, не были созданы евреями и не имели отношения к идеологиям, враждебных Третьему Рейху. Нацисты признали Ференца Листа немцем по происхождению, а также сфабриковали генеалогию, по которой Фредерик Шопен также являлся немцем и нацистский генерал-губернатор оккупированной Польши даже имел музей Шопена, возведенный в Кракове. Произведения русского композитора Петра Чайковского могли бы звучать даже после проведения операции под названием «Барбаросса». Оперы Джоаккино Россини, Джузеппе Верди и Джакомо Пуччини звучали довольно часто. Наиболее популярными современными зарубежными композиторами до начала войны были Клод Дебюсси, Морис Равель, Ян Сибелиус, а также Игорь Стравинский[33]. После начала войны произведения союзников Германии звучали чаще, и среди композиторов были: венгр Бела Барток, итальянец Отторино Респиги и финн Ян Сибелиус. Композиторы враждебных народов (например Дебюсси, Равель и Стравинский) были запрещены почти повсеместно и почти не звучали — хотя были и некоторые исключения.

Существовали споры по поводу использования нацистским режимом произведений некоторых композиторов, и считался ли такой композитор нацистом. Такие композиторы как Рихард Штраус[34], который был первым директором музыкального отдела Министерства Пропаганды, и Карл Орф были объектами острой критики и горячей защиты[35][36]. Евреям быстро запретили играть или создавать произведения в стиле классической музыки в Германии. Такие дирижеры как Отто Клемперер, Бруно Вальтер, Игнац Вагхальтер, Йозеф Крипс и Курт Зандерлинг бежали из Германии. После захвата Чехословакии нацистами Карел Анчерл был занесён в чёрный список как еврей и был отправлен в концлагерь Терезиенштадт, а затем в Освенцим.

Отдельные художники национал-социалистической рабочей партии[править | править код]

Как отмечал Клаус Фишер, много немецких писателей, художников, музыкантов, и ученых включая такие известные имена, как: Вернер Гайзенберг, Отто Ган, Макс Планк, Герхарт Гауптман, Готфрид Бенн, Мартин Хайдеггер и многие другие, не только остались в нацистской Германии, но и достигли апогея своего творчества[37].

В сентябре 1934 года Министерство народного просвещения и пропаганды подготовило список из 1041 творцов, которые считались особенно важными для национал-социалистической культуры, а потому были освобождены от несения военной службы. Этот документально подтвержденный «Список талантливых от бога» предлагает алфавитный указатель художников, скульпторов, архитекторов и режиссёров, которые импонировали политически, были ценные для нацистов в плане культуры и все ещё проживали на территории Германии в такие поздние годы войны.

Официальные художники[править | править код]

  • Вильгельм Трюбнер (немецкий художник XIX века)
  • Конрад Гоммель (1883—1971)
  • Вернер Пайнер (1897—1984)
  • Адольф Виссель (1894—1973)
  • Томас Баумгартнер (1892—1962)
  • Вальтер Гоек (1885—1956)
  • Пауль Матиас Падуа (1903—1981)
  • Иво Залигер (1894—1987)
  • Адольф Циглер

Официальные скульпторы[править | править код]

Музыканты[править | править код]

Отдельные представители искусства, запрещенные в Третьем Рейхе[править | править код]

Запрещённые в оккупированной немцами Европе и/или живущие в ссылке:

Художники[править | править код]

Скульптор[править | править код]

Музыканты[править | править код]

Архитектор[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Grosshans 1983, p. 87
  2. Richard Overy, The Dictators: Hitler’s Germany, Stalin’s Russia, p. 335.
  3. Adam 1992, p. 29
  4. Adam 1992, pp. 23-24
  5. Adam 1992, pp. 29-32.
  6. Fischer 1997, p.368
  7. Adam 1992, p. 110
  8. Frederic Spotts, Hitler and the Power of Aesthetics, p 176 ISBN 1-58567-345-5
  9. Adam 1992, p. 130
  10. Adam 1992, p. 132
  11. Adam 1992, p. 133
  12. Adam 1992, p. 134
  13. Richard Grunberger, The 12-Year Reich, p. 427, ISBN 0-03-076435-1
  14. Adam 1992, p. 138
  15. Adam 1992, p. 150
  16. Susan Sontag", Fascinating Fascism"
  17. Adam 1992, p. 172
  18. The Greater German Art Exhibitions Архивировано 31 января 2010 года.
  19. Adam 1992, p. 157
  20. Adam 1992, p. 162
  21. Frederic Spotts, Hitler and the Power of Aesthetics, pp. 176—178.
  22. Adam 1992, p. 119
  23. Max Domarus. Hitler: Reden und Proklamationen 1932-1945. Kommentiert von einem Zeitzeugen. Wiesbaden, 1973, page 1218, ISBN 3-927068-00-4.
    Original Text: "... das erste Ziel unseres neuen deutschen Kunstschaffens [...] ohne Zweifel schon heute erreicht [sei]. So wie von dieser Stadt München die baukünstlerische Gesundung ihren Ausgang nahm, hat hier auch vor drei Jahren die Reinigung eingesetzt auf dem vielleicht noch mehr verwüsteten Gebiet der Plastik und der Malerei. Der ganze Schwindelbetrieb einer dekadenten oder krankhaften, verlogenen Modekunst ist hinweggefegt. Ein anständiges allgemeines Niveau wurde erreicht. Und dieses ist sehr viel. Denn aus ihm erst können sich die wahrhaft schöpferischen Genies erheben." (07/14/1939)

    The first goal of our new German creation of art [...] has surely been achieved. Analogous to the recovering of architectural art which began here in Munich, here also started the purification in the sphere of painting and sculpture, that maybe had been even more devastated. The whole swindle of a decadent or pathological trend-art has been swept away. A decent common level has been reached. And this means a lot. Only out of this can the truly creative genius arise.


    Pauley 1997, p. 106.
  24. Adam 1992, p. 177
  25. Adam 1992, p. 178
  26. Caroline Fetscher, «Why Mention Arno Breker Today?» Архивировано 11 февраля 2012 года.
  27. «Art: Bigger Than Life»
  28. Adam 1992, p. 188
  29. Fischer 1997, p.371
  30. Eyerman & Jamison 1998
  31. Levi 1994
  32. Levi 1994, page 217.
  33. Levi, page 217.
  34. Potter 1992
  35. Kater 1999
  36. Kater 2000
  37. Fischer 1997, pp. 374—375

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]