Капитуляция Эстляндии и Лифляндии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Присоединение шведских владений в Прибалтике к России произошло в ходе Северной войны.

Лифляндское дворянство и город Рига капитулировали 4 (15) июля 1710 года[1][2], Пярну — в августе того же года[3], эстляндское дворянство и город Ревель — 29 сентября (10 октября)[4][2]. Россия сохранила на приобретенных землях местное самоуправление и традиционные привилегии дворян и бюргеров, не были ущемлены в правах и приверженцы лютеранской религии[5].

Карта балтийских провинций Швеции

Ништадтский мирный договор (1721) закрепил Эстляндию и Лифляндию за Россией[6]. Приобретение прибалтийских провинций означало начало могущества России и конец шведского доминирования на Балтике[7]. Прибалтийские провинции сохраняли свой особый статус в составе России до начала XIX века[5].

Предпосылки[править | править код]

Шведские владения в Прибалтике образовались в результате раздела земель Ливонского ордена. Первым владением стала Шведская Эстляндия (1561). К 1621 году Швеция захватила принадлежащее Речи Посполитой Задвинское герцогство, где региональную элиту составляли балтийские немцы. Польский король немецкого происхождения Август Сильный планировал вернуть себе часть своих бывших владений и заключил с Петром I Преображенский союзный договор (1699)[8]. Начало Северной войны складывалось для союзников неудачно. Под Нарвой русская армия потерпела поражение (1700), неудачей закончилась и первая осада Риги (1700). После ухода большинства шведской армии русские войска смогли перегруппироваться и захватить большую часть прибалтийских провинций; в 1710 году пали опорные крепости Рига, Ревель и Пернов[9]. К этому времени основная часть шведских войск была разбита в Полтавской битве (1709), прибалтийские провинции были разорены изнурительной войной и эпидемией чумы, а у стен Риги уже стоял сам Пётр I[8].

Условия[править | править код]

Россия в значительной степени сохранила права и привилегии местного населения, особенно свободу протестантского вероисповедания[10], таким образом гарантируя этим землям экономическую, административную, социальную и культурную автономию[11]. Права и привилегии датировались со времён Тевтонского ордена, а в Эстляндии — Датского права. Снижение этих привилегий в Швеции было обусловлено высылкой лифляндской знати[12], и их представитель Иоганн Рейткольд Паткуль успешно добивался предлога для войны против Швеции[13], что гарантировало лояльность местной элиты[14], которая в большинстве свирепо сопротивлялась завоеванию русского царя[12]. Условия капитуляции распространялись исключительно на прибалтийских немцев-бюргеров и знать, права эстонского и латышского населения не оговаривались[14].

Было подтверждено местное законодательство и управление, в результате чего многие шведские законы и указы продолжали действовать и под властью России. Например, в 1777 году в Ревеле был опубликован неполный список по-прежнему действующих 122 шведских указов, а шведское церковное предписание было заменено лишь в 1832 году[15].

Капитуляция Эстляндии и Лифляндии нарушала претензии Августа Сильного, гарантированные ему Преображенским договором и пересмотренные Торуньским договором. Когда союзники этими договорами разделили шведские территории, Августу полагалась Лифляндия. Игнорируя требования Герхарда Иоганна фон Лёвенвольде о необходимости соблюдения договорных обязательств, Борис Шереметьев провёл присягу лифляндцев Петру I. Лёвеневольде, ранее служивший Августу Сильному, был назначен российским пленипотенциарием (главноуполномоченным) в Лифляндии и Эстляндии и занимал эту должность до 1713 года[16].

Последствия[править | править код]

Швеция признала потерю своих владений в Прибалтике в 1721 году (Ништадтский мир). Её разведка работала на оккупированных территориях и допрашивала беглецов из этих провинций в Швецию. В 1711 и 1712 годах шведские военные моряки делали несколько высадок на побережье Эстляндии, сжигали деревни и поместья. В это же время были запланированы другие экспедиции, включая нападение на остров Эзель в 1711, предшествующее подходу всех шведских войск, дислоцированных в Финляндии, но эти планы не были реализованы. Последний план возвращения балтийских провинций, также не реализованный, был разработан в 1720 году. Русская администрация под командованием Бориса Шереметьева запретила местному населению поддерживать связь со Швецией[17].

30 августа 1721 года Ништадтский мирный договор подтвердил приобретение прибалтийских провинций Россией в пунктах IX, X, XI и XII.[18] Швеция «навсегда» отказалась от них и исключила их упоминание из королевского титула. Пётр, наоборот, сменил титул с царя на император, с поправками «князь Лифляндский, Эстляндский и Карельский». Однако в течение века шведы не раз делали попытки повторно захватить эти земли, имевшие для них важное значение, но ни одна попытка не увенчалась успехом.

Окончательно Прибалтика вошла в состав России 15 апреля 1795 году[19], после присоединением Курляндии и Литвы во время третьего раздела Речи Посполитой[18].

Приобретение Эстонии в 1561 году, стало первым шагом европейского величия Швеции, а потеря балтийских провинций в 1710 (1721) означала возвращение Швеции во второй разряд державной мощи.

[20]

Ко всему прочему, приобретение Россией Прибалтики означало появление в России нового класса знати — прибалтийских (остзейских) немцев, которые в течение всего столетия занимали важные государственные должности в Российской империи[16]. После петровского завоевания землям гарантировался немецкий язык в качестве официального, Екатерина II сделала русский вторым государственным. Прибалтийские провинции сохраняли особый статус до начала осуществления политики русификации в 1840-е годы.

Примечания[править | править код]

  1. Luts, 2006, с. 160.
  2. 1 2 Bushkovitch, 2001, с. 294.
  3. Frost, 2000, с. 160.
  4. Luts, 2006, с. 161.
  5. 1 2 Hatlie, 2005, с. 115—116.
  6. Loit, 2005, с. 72.
  7. Loit, 2005, с. 69.
  8. 1 2 Frost, 2000, с. 228.
  9. Loit, 2005, с. 70.
  10. Loit, 2005, с. 160.
  11. Dauchert, 2006, с. 56.
  12. 1 2 Kappeler, 2008, с. 68.
  13. Bushkovitch, 2001, с. 217.
  14. 1 2 Dauchert, 2006, с. 54.
  15. Loit, 2005, с. 76—77.
  16. 1 2 Bushkovitch, 2001, с. 294—295.
  17. Loit, 2005, с. 70—72.
  18. 1 2 Luts, 2006, с. 162.
  19. 15 апреля 1795 г. — присоединение Литвы к Российской империи
  20. Loit, 2005, с. 69—76.

Литература[править | править код]

  • Bushkovitch Paul. Peter the Great. The struggle for power, 1671–1725. — Cambridge University Press, 2001.
  • Dauchert Helge. "Anwalt der Balten" oder Anwalt in eigener Sache?. — Berliner Wissenschaftsverlag, 2006.
  • Frost Robert. The Northern Wars. War, State and Society in Northeastern Europe 1558–1721. — Longman, 2000.
  • Hatlie Mark R. Crisis and Mass Conversion. Russian Orthodox Missions in Livonia, 1841–1917. — Frank & Timme Verlag für wissenschaftliche Literatur, 2005.
  • Kappeler Andreas. Rußland als Vielvölkerreich. Entstehung, Geschichte, Zerfall. — C.H.Beck, 2008.
  • Koch Kristine. Deutsch als Fremdsprache im Russland des 18. Jahrhunderts. — Walter de Gruyter, 2002.
  • Loit Aleksander. Ostseeprovinzen, Baltische Staaten und das Nationale. Festschrift für Gert von Pistohlkors zum 70. Geburtstag. — LIT, 2005.
  • Luts Marju. Modernisierung und deren Hemmnisse in den Ostseeprovinzen Est-, Liv- und Kurland im 19. Jahrhundert. Verfassungsrechtlicher Rahmen der Rechtsordnung. Die Kapitulationen von 1710 und 1795. — Klostermann, 2006.
  • Андреева Наталия Сергеевна. Прибалтийские немцы и российская правительственная политика в начале XX века. – СПб.: «Мiръ», 2008
  • Андреева Наталия Сергеевна. Статус немецкого дворянства в Прибалтике в начале XX в. // Вопросы истории. 2002. № 2. С. 44-61
  • Андреева Наталия Сергеевна. Прибалтийско-немецкое дворянство и политика российского правительства в начале XX в. // Вопросы истории. 2008. № 1. С. 103-111
  • Andreeva Nataliya. Die “baltische Frage” und die Reformpolitik der Regierung in den Ostseeprovinzen zu Beginn des 20. Jahrhunderts // Russland an der Ostsee. Imperiale Strategien der Macht und kulturelle Wahrnehmungsmuster (16. bis 20. Jahrhundert) / Hrsg. von K.Brüggemann, B.D.Woodworth. – Köln, 2012. S. 243-285.

Ссылки[править | править код]