Балтийские немцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Балти́йские, или прибалти́йские немцы (нем. Deutsch-Balten, Baltendeutsche; эст. baltisakslased, латыш. vācbaltieši или baltvācieši); также остзе́йские немцы (от немецкого Ostsee — Балтийское море) — этническое немецкое (немецкоязычное) меньшинство, с XII века проживавшее на восточном побережье Балтийского моря, на территории современных Эстонии, Латвии и Литвы.

Балтийские немцы составляли верхние слои общества — аристократию (дворянство) и духовенство — и большую часть среднего сословия — свободных городских граждан (бюргеров) в тогдашних провинциях Курляндия, Лифляндия и Эстляндия и оказали значительное влияние на культуру и язык местных жителей — современных эстонцев и латышей. В современной Германии, имеющей богатую историю репатриации этнических немцев из исторических эксклавов, термин «балтийские немцы» имеет такое же хождение и легитимное этнографо-историческое употребление, как и, например, «судетские немцы» (нем. Sudetendeutsche), «силезские немцы» (нем. Schlesien-Deutsche), «карпатские немцы» (нем. Karpatendeutsche) и тому подобное.

История[править | править код]

Средневековье[править | править код]

Первые немцы появились в Прибалтике двумя путями. Сначала это были готландские ганзейские купцы, прибывшие морем и уже в 1150 году[источник не указан 67 дней] поселившиеся на месте основанной в 1201 году Риги. Второй путь — сухопутный, которым в конце XII века в Прибалтику стали прибывать крестоносцы. Целью их походов были завоевание земель и крещение местных языческих народов. Крестоносцы подавили сопротивление местных племён и создали на их землях свои государства (см. Ливонская конфедерация).

Ордена крестоносцев были по составу интернациональными «братствами» выходцев из дворянских и аристократических родов, не имеющих наследных земельных уделов. На севере Европы в среде крестоносцев преобладали этнические немцы, поэтому эти ордена называют «немецкими орденами» крестоносцев. Оба пути — и морской (купцы), и сухопутный (крестоносцы) — в историографии Средних веков считаются восточным направлением немецкой колонизации.

Крестоносцы поселились в исторических областях Курляндия, Ливония и Эстляндия и на острове Эзель (ныне — Сааремаа), породнились с правящими родами местных народов и в итоге составили правящий социальный слой на захваченных территориях. Историческая область Эстляндия охватывала север современной Эстонии, Ливония — южную часть Эстонии и север Латвии, Курляндия — западное побережье Балтики и часть левобережья Западной Двины. Крестоносцам не удалось захватить Литву, поэтому там немцы не расселялись. Немецкие купцы и ремесленники строили крепости и города, основанные, как правило, на месте прежних городищ язычников.

Немцы впоследствии составляли дворянский и помещичий (нем. Landadel) слой общества, в то время как местное население в большинстве стало крепостными крестьянами. В городах, построенных под надзором немецких и датских мастеров — Ревель (ныне Таллин), Рига, Дерпт (ныне Тарту) и других — преобладали ремесленники и купцы. Население балтийских ганзейских городов состояло из свободных граждан (бюргеров, нем. Bürger), которые, как и в других ганзейских городах, выбирали городской совет (нем. Bürgerschaft) и городского голову — бургомистра (нем. Bürgermeister) и, будучи независимы от феодалов, самоуправлялись по законам немецкого городского (нем. Stadtrecht), или Любекского (нем. Lübisches Recht), права.

Аристократы объединялись в ландтаги, которые решали вопросы земельного, юридического плана, объединяли ресурсы для развития образования и культуры.

В Российской империи[править | править код]

После Ништадского мира 1721 в подчинении России оказалась Эстония и одна третья часть нынешней Латвии. Немцы сохранили своё привилегированное положение на местах, и к середине XIX века овладевшая русским языком немецкая дворянская верхушка стала играть роль успешного посредника между российской имперской верхушкой и местной безземельной крестьянской массой латышей и эстонцев.

Балтийские немцы успешно продвигались по карьерной лестнице в Российской империи и за пределами Прибалтики. 14 из 15 ливонских генерал-губернаторов в 1790—1885 годах были немецкими дворянами, а из 12 генерал-губернаторов Курляндии между 1795 и 1882 годами 10 были балтийскими немцами. 74 % российских генералов XIX века имели этнические немецкие корни и 24 % — собственно русские.

Тем не менее, несмотря на удачный симбиоз с чиновничьим аппаратом Российской империи, балтийские немцы начали испытывать серьёзные демографические проблемы: после установления российского контроля прямой поток германских колонистов из Германии и Скандинавии в Прибалтику прекратился, особенно из низших сословий. Но в 1913 году немецкие дворяне по-прежнему владели 48,1 % пахотной земли в Латвии[1]. Крупные поместья немецкие бароны дробили на наделы, которые за деньги сдавали латышам и эстонцам. Аналогичная ситуация наблюдалась и в ливонском Причудье, с той разницей, что здесь с хроническим безземельем, возникшим в результате распространения латифундий немецких баронов, столкнулись и этнически русские переселенцы (в основном староверы)[2].

С балтийскими немцами сблизилась и немецкая община Выборга. После присвоения в 1403 году статуса города на тот момент шведский Выборг развивается как крупный торговый центр под сильным влиянием немецких купцов. В городе прибавляется число богатых переселенцев из Любека, Гамбурга, Бремена и других ганзейских городов. Под влиянием этого факта с XVI века в быту горожан стали преобладать немецкие обычаи, сохранявшиеся до середины XIX века уже после перехода города под российскую юрисдикцию, хотя немцы никогда не были самой многочисленной нацией города. К примеру, в 1812 году в Выборге проживало 2893 человека, немцев было 362, в основном купцов, шведов — 412, русских — 846, финнов — 1273.

В целом, однако, немецкие общины Прибалтики продолжали вести довольно замкнутый образ жизни, стремились к самоизоляции от других этнических групп и по прошествии столетий. Куприн в его повести «Яма» начала ХХ века пишет, что проститутки из числа остзейских немок на рубеже XIX и XX веков если и говорили по-русски, то с сильным с акцентом[3].

Несмотря на то что Рига вошла в состав Российской империи ещё в 1721 году, русский язык в городе стал употребляться в качестве административного лишь в 1891 году, заменив немецкий (доля немцев в городе по переписи 1881 года опустилась до 32,3 %, но они продолжали оставаться крупнейшим из национальных меньшинств Риги).

Межнациональные отношения и земельный вопрос[править | править код]

Пытаясь сгладить противоречия между зажиточным немецким меньшинством и местными безземельными батраками из числа автохтонных эстонцев и латышей, правительство царской России пошло на ряд изменений. Аграрная реформа в Лифляндии (1849) и аграрная реформа в Эстляндии (1856) отменили барщину и выделили лично свободным крестьянам 80 % пахотной земли региона, но без лесов.

По данным исследований Х. Стродса, за период с 1850 года до начала ХХ века из Латвии в Россию переселилось около 300 тысяч человек (15,5 % населения). Особенно массовым было бегство крестьян из Латгалии. К миграции крестьян подталкивало безземелье, хотя остзейское дворянство в основном противилось исходу и даже нарочно очерняло жизнь в России[4].

Однако и к началу ХХ века немцы по-прежнему владели почти всеми лесами и пятой частью пахотных земель Прибалтики. Поскольку автохтонное население продолжало увеличиваться, аграрный вопрос к началу ХХ века вновь вернулся на повестку дня и оставался одним из самых насущных задач молодых эстонского и латвийского государств вплоть до радикальной экспроприации немецких поместий-мыз правительствами обeих самопровозглашённых стран в 1918—1920 годах.

Образование[править | править код]

Образование дна немецком языке[править | править код]

Император Павел I, благоволивший к остзейскому дворянству, дал движение проекту университета для этого края. Из двух предполагавшихся городов — Митавы и Дерпта — выбор был сделан в пользу последнего: Дерпт, отмечалось в докладе дворянской комиссии, «находится в середине трёх губерний — Лифляндской, Курляндской и Эстляндской; положение своё имеет на сухом месте, между тем как Митава окружена болотами; употребляет российскую монету и ассигнации и сверх того превосходит дешевизной съестных припасов»[5]. В царствование император Александра I Комиссия об учреждении училищ вынуждена была завершить работу по созданию университета в Дерпте, план которого был утверждён Павлом I ещё 4 (15) мая 1799.

Торжественное открытие Императорского Дерптского университета прошло 21 апреля (3 мая1802 и 22 апреля (4 мая1802, а лекции начались 1 (13) мая 1802. 12 (24) декабря 1802[6] года Александр I подписал «Акт постановления для Императорского университета в Дерпте», таким образом казне было поручено материальное обеспечение университета, а руководство перешло под эгиду Министерства народного просвещения. Этот день ежегодно торжественно празднуется как день учреждения университета.

Устав Дерптского университета был утверждён Александром I 12 (24) сентября 1803[7].

Спроектированное остзейскими баронами учебное заведение надолго стало «особенным» в российской университетской системе. Дерптский университет был преимущественно немецким по составу преподавателей и учащихся, преподавание велось на немецком языке. К концу XIX века среди значительной части населения Прибалтики, особенно его образованного слоя, русский язык получил широкое распространение, прибалтийские немцы были фактически двуязычны. В этих условиях появилась возможность ввести в Дерптском университете обучение на русском языке, не ущемляя прав студентов и преподавателей. В 1892 году Дерптский университет был переименован в Юрьевский университет по древнерусскому названию Дерпта — Юрьев[8].

Роль немцев в просвещении латышей[править | править код]

Балтийские немцы (помещики и пасторы) были первыми, кто начал культивировать латышский язык и культуру[9].

В 1796 году в курляндском поместье графа фон Бера Злекас была открыта первая школа для детей слуг, где обучение велось в том числе и на латышском языке. Это поместье стало центром просвещения латышского народа благодаря деятельности местных пасторов Йохана Георга Биттнера (1779—1862) и его сына Георга Биттнера (1805—1883), который последовал примеру остзейского философа Иоганна Готфрида Гердера, начавшего записывать латышские народные песни — дайны, задолго до того, как к этому подключились латыши Янис Спрогис, Фрицис Бривземниекс и главный исследователь латышского фольлора Кришьянис Баронс[10].

В 1822 году балтийские немцы начали издавать для латышей газеты «Latviešu Avīzes» и «Tas Latviešu Ļaužu Draugs», учредители Общество латышских друзей (Latviešu draugu biedrībа). В связи с отменой крепостного права их целью было создать идентичность для латышских крестьян, которой бы они придерживались и гордились: крестьянскую идентичность[9].

После Первой мировой войны[править | править код]

Немецкое население Прибалтики начало постепенно сокращаться после конца 1-й мировой войны (1914—1918) и предоставления государственности народам Прибалтики со стороны победившей коалиции — Антанты (подробнее — см. в ст. Польский коридор). Аграрные реформы в Латвии и Эстонии означали потерю немцами большей части их земельных угодий: каждому помещику из всей территории его поместья оставили по 20 га для личного пользования[11]. Кроме того некогда единая община в условиях новых независимых государств распалась на две общности: немцев Латвии и немцев Эстонии.

В 1925 году в Латвии проживало 70 964 немцев (3,6 % населения), но их число упало до 62 144 человек к 1935 году (3,2 %).

Рига продолжала оставаться крупнейшим городским центром для балтийских немцев (38 523 в 1935), в то время как в Таллинне в это время оставалось 6 575 немцев[12].

Однако после государственного переворота К.Улманиса, провозгласившего курс на «Латышскую Латвию», немцы столкнулись с запретами на приобретение недвижимости и запретами на профессии (например, адвокатскую деятельность)[13].

С началом репатриации балтийских немцев было объявлено, что подлежат ликвидации все немецкие церковные приходы (решение опубликовано 28 октября 1939 года) и школы (решение опубликовано 25 ноября), что подтолкнуло это национальное меньшинство практически в полном составе покинуть страну. 1 ноября 1939 года были закрыты все 88 немецких школ Латвии, что стало ярким доказательством реальности потенциальной ассимиляции остающихся прибалтийских немцев[13]. Закрытие школ подстегнуло страхи прибалтийских немцев и определило решение многих из них выехать из республики. 28 ноября 1939 года прекратил работу Институт Гердера, один из наиболее авторитетных центров общественно-политической жизни остзейской диаспоры. 13 декабря вышел последний номер газеты «Rigasche Rundschau» на немецком языке [14]. Богослужения на немецком языке были запрещены, нарушение наказывалось уголовно[15].

Условия выезда немецкого меньшинства были грабительскими: оставляемые ими предприятия зачислялись в особый фонд, из которого производилась оплата поставленных Латвией товаров. Сами владельцы не получили практически ничего. К 20 декабря 1939 года немцы исчезли на Рижской бирже, где стали главенствовать латыши[16].

Накануне решения о выезде в Латвии был запрещен обмен денег на драгоценности и золото, а сам оборот ценностей ограничен 300 граммами серебра. Каждому выезжающему разрешалось вывезти с собой только 50 латов наличными (средняя зарплата в стране составляла 100 латов). Запрещалось вывозить любые машины, кроме мотоциклов, племенной скот, движимое имущество, которое могло быть оценено как товар; медицинское оборудование и врачебные кабинеты. С отъездом немцев освободились высокооплачиваемые должности и вакансии в госуправлении (261), учреждениях образования (7 675), торговле (4 987), промышленности (7 675)[15]. В Риге и городах освободилось около 10 тысяч квартир.


Нацистский план 1939 года по переселению балтийских немцев в Вартеланд с территории Латвии и Эстонии.

После Второй мировой войны[править | править код]

В Латвии на начало 2016 года проживали 5197 немцев (0,24 % населения), из них 41,6 % являлись латвийскими гражданами, 19,6 % — «негражданами»[17], в Эстонии на начало 2009 года — 1905 (0,14 %)[18].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. [1]
  2. [2]
  3. http://obmorock.livejournal.com/82735.html
  4. Стродс Х. Начало переселения латышских крестьян в Россию в 40-е — 60-е гг. XIX в.
  5. Ферлюдин П. 1 // Исторический обзор мер по высшему образованию в России. Академия наук и университеты. — Саратов, 1894. — С. 166.
  6. Соловьёв И. М. Русские университеты в их Уставах и воспоминаниях современников. — СПб.: Книгоиздательство «Энергия», 1913. Вып. 1. Университеты до эпохи шестидесятых годов
  7. Сухомлинов М. И. Материалы для истории образования в России в царствование императора Александра I (рус.) // Журнал министерства народного просвещения. — 1865. — Т. 10. — С. 52.
  8. «Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия»
  9. 1 2 Žurnāls "'Domuzīme". Latviskumu definējot. Определяя латышскость (латыш.). delfi.lv (15 января 2019). Дата обращения 1 декабря 2019.
  10. Донич, Оксана. «100 символов культуры»: латышские дайны. Латвийские общественные СМИ. rus.lsm.lv (29 мая 2018). Дата обращения 18 ноября 2019.
  11. Heyking A. The main issues confronting the minorities of Latvia and Eesti London: P. S. King & Son, 1922 — рр. 33-36
  12. Die Geschichte der baltischen Staaten — Georg von Rauch — Google Books
  13. 1 2 Latvijas mazākumtautības 20.gadsimtā. — Исторический обзор, учебно-методический материал. — Рига: Латвийский музей оккупации, 2014. — С. 4—9. — 32 с.
  14. Schectman, 1946, p. 105.
  15. 1 2 Янис Урбанович, Игорь Юргенс, Юрис Пайдерс. Глава I. Май 1934 - июль 1939. Глава IV. 1939. Репатриация прибалтийских немцев // Черновики будущего. 1934-1941 / Васильев, Александр Александрович. — Документы и комментарии. — Рига: Балтийский форум, 2011. — С. 20, 23, 30, 51, 220-234. — 530 с.
  16. И на Рижской бирже теперь законодатели -- латыши (латыш.) = Arī Rīgas biržā tagad latvieši noteicēji // Brīvā Latvija : газета. — 1939. — 20 декабря. — L. 2.
  17. Latvijas iedzīvotāju sadalījums pēc nacionālā sastāva un valstiskās piederības (латыш.)
  18. POPULATION BY SEX, ETHNIC NATIONALITY AND COUNTY Архивная копия от 1 декабря 2017 на Wayback Machine (англ.)

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]