Киевское военное училище

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску


Киевское военное училище
Годы существования 1865—1917
Страна Российская империя
Тип высшее военное училище
Функция подготовка командного состава

Киевское военное училище было открыто 1 октября 1865 года и располагалось в бывших казармах военных кантонистов, которые, в свою очередь, входили в состав оборонительных укреплений Новой Печерской крепости.

Военное учебное заведение было основано императором Александром II и вначале именовалось «Киевским пехотным юнкерским училищем», причем слыло на первых порах «второразрядным». Первые его выпускники получили боевое крещение в сражениях русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

Быт и нравы[править | править код]

Сын константиновца Сергей Вейгман рассказывал: С первого до последнего дня пребывания в училище юнкеров воспитывали в духе рыцарских традиций. Учёба начиналась с принятия военной присяги, которое, как правило, проходило в начале октября. После церковной службы на плацу выстраивались все юнкера: на правом фланге — старший курс, на левом — первокурсники. Перед строем — аналой с Евангелием и Крестом. Неподалёку располагался оркестр, исполнявший перед присягой традиционный марш «Под двуглавым орлом». Затем по команде юнкера снимали шапки и вслед за священником повторяли слова военной присяги, текст которой оставался в стране неизменным ещё с петровских времен: «Обязуюсь и клянусь Всемогущим Богом перед святым его Евангелием защищать Веру, Царя и Отечество до последней капли крови …» Далее следовал церемониальный марш, после которого молодых людей ждал праздничный обед, вечером — бал, а на следующий день — первый отпуск в город.

Первое увольнение было очень важным событием в жизни юнкеров, — ведь по тому, как они были одеты, судили обо всем училище. Поэтому к первому отпуску начальство относилось с огромным вниманием: сначала в том, что у отпускника всё в порядке, убеждался портупей-юнкер, затем фельдфебель, курсовой наставник и, наконец, офицер — дежурный по училищу. Более того, по свидетельству историка Воробьёвой, многие офицеры отправлялись вслед за «вольноотпущенниками» в экипажах, чтобы наблюдать за поведением своих питомцев.

«Училище наше помещалось на Печерске, в старинном крепостном здании со сводчатыми стенами, с окнами-нишами, обращенными на улицу и с пушечными амбразурами, глядевшими в поле, к реке Днепр», — писал о своей альма-матери генерал-лейтенант Деникин Антон Иванович. Проходили солдатскую службу обстоятельно, первый год в качестве учеников, второй — в роли учителей молодых юнкеров. Строевыми успехами гордились, роты соревновались одна с другой, отмечал главнокомандующий Добровольческой армией.

Воинская дисциплина стояла в училище на большой высоте так же, как и строевое образование. Военная муштра скоро преобразовывала бывших гимназистов, студентов и семинаристов в заправских юнкеров, создавая ту особенную выправку, которая не оставляла многих до смерти и позволяла отличать военного человека под каким угодно платьем.

Из общих предметов проходили Закон Божий, два иностранных языка, химию, механику, аналитику и русскую литературу.

О юнкерах вспоминали не только мемуаристы, но и известные писатели. А. И. Куприн в повестях «Кадеты» и «Юнкера» подробно описал быт и нравы военной молодёжи конца XIX века. В целом в училищах юнкерские устои были общими. Но у столичных (в Санкт-Петербурге и Москве) выпускников чувствовался налёт аристократичности и придворного лоска. У провинциальных (Киевского, Одесского, Чугуевского, Виленского, Иркутского и др. училищ) было заметно влияние народных корней — значительная часть юнкеров происходила из мелкопоместных дворян, купцов, разночинцев, казаков, крестьян и даже простых солдат.

Киевские юнкера, так же как студенты и семинаристы, в рождественские праздники ходили колядовать по квартирам своего начальства и родителей, посещали городской парк, катались на лодках летом и на санках зимой, играли в снежки «стенка на стенку», как правило, со «шпацкими» — гимназистами Печерской гимназии.

Как и современные курсанты, воспитанники бегали в «самоволку» и предпочитали выбираться из училища с тыльной стороны — через окна, выходящие на обрыв. Причём делалось это в духе «Трёх мушкетёров» Александра Дюма — с помощью верёвки, всегда бережно хранимой в тумбочке у кого-либо из наиболее отчаянных юношей. Особо тяжёлых взысканий за такие поступки не налагали: «самоволка» считалась доброй традицией в училище.

Чтобы обеспечить воспитанников овощами по более дешевой цене, начальник училища генерал Д. С. Шуваев (будущий главный интендант русской армии и военный министр России в период Первой мировой войны) приказал распахать территорию бывшего манежа, находившегося через дорогу от училища. И с тех пор юнкера получали на завтраки, обеды и ужины овощи, выращенные собственными руками.

При генерале Д. С. Шуваеве возведено довольно много построек, часть из которых сохранилась до наших дней. Открыли собственную электрическую станцию, большой крытый манеж, лазарет. В 20-е годы в манеже устроили стрельбище, а ныне на его месте — здание Центральной избирательной комиссии Украины (бывшего обкома партии) на площади им. Леси Украинки.

К 1913 году был закончен новый двухэтажный флигель, в котором разместили церковь и большой фехтовальный зал − для балов, концертов, спектаклей и уроков фехтования. Ди сих пор во флигеле ведутся занятия с курсантами военного института [1].

История в событиях[править | править код]

В 1897 году училище переименовано из юнкерского в военное и стало называться − «Киевское военное училище».

С 1888 года оно в силу обстоятельств (страна много воевала) расширилось. При начальнике училища — полковнике генерального штаба Дюбюке, между 1888 и 1901 годами, батальон училища, состоявший из двух рот, стал четырёхротным и общее количество юнкеров насчитывало 400 человек. Оно предназначалось для войсковых юнкеров и вольноопределяющихся с недостаточным образованием.

1 октября 1914 года состоялся последний выпуск юнкеров в чине подпоручика. Училище перешло к практике четырёхмесячных ускоренных выпусков. Штат был увеличен до 630 юнкеров. Строевой командный состав, кроме своей непосредственной работы, привлекался к чтению лекций по тактике и топографии.

26 сентября 1914 года училищу было присвоено наименование «Первого Киевского военного училища».

27 января 1915 года училище посетил император Николай II.

После смерти великого князя Константина Константиновича 10 октября 1915 года 1-е Киевское военное училище стало именоваться «Киевским пехотним великого князя Константина Константиновича военным училищем». На погонах появился алый вензель Константина Константиновича в виде буквы «К».

В октябре 1917 года Киевское пехотное имени Великого Князя Константина Константиновича военное училище вступило в бой с красными на улицах Киева и понесло в этом бою первые потери. Юнкера-константиновцы, вместе с учащимися Киевского Алексеевского инженерного военного училища, 1-й школы прапорщиков и студенческими дружинами в течение трёх дней сражались с превосходящими силами революции. 29 октября юнкера сумели отбить атаки солдат, рвавшихся к складам оружия, расположенным на Печерске, но их контратака, направленная прежде всего на завод «Арсенал», захлебнулась. 30 октября расположенная в Дарнице артиллерия открыла ураганный огонь по зданию Константиновского училища и юнкера были вынуждены отойти.

Здание Феодосийской гимназии, которое училище занимало в 1918-1920 годах.

После того как бои в Киеве закончились, власть в городе перешла к Центральной Раде. Часть константиновцев (25 офицеров, 131 юнкер во главе с начальником училища генералом Калачовым) выехало на Дон, в зарождающуюся Добровольческую армию. Здесь юнкера приняли участие в боях на подступах к Екатеринодару (январь-февраль 1918 года) и в Первом Кубанском Ледяном походе (февраль — август 1918 года), после чего возобновило военно-учебную работу в Екатеринодаре, а затем в Феодосии в здании Феодосийской мужской гимназии.

Затем училище принимало участие в боях у Перекопа, когда, отбив наступление красных, оно оставило на нём две офицерских и 36 юнкерских могил, а также в десанте на Кубань генерала Улагая С. Г. (август 1920 года).

За участие в боях, училищу были пожалованы серебряные трубы с лентами ордена св. Николая Чудотворца.

В ноябре 1920 году училище эвакуировано из Крыма. В 1923 году, в эмиграции (Болгария), состоялся последний 69-й выпуск училища.

Осенью 1920 года жители Феодосии намеревались поставить на набережной памятник, представляющий собой занесенную снегом фигуру юнкера, защищающего Крым. Этот памятник должен был увековечить подвиг училища, которое в январскую стужу 1920 года спасло Крым от красных.

Во время гражданской войны помещения этого заведения занимали различные воинские части и учреждения. При Центральной Раде здесь находилась 1-я Украинская военная школа им. Б. Хмельницкого воспитанники которой участвовали в бою при Крутах. А с 1921 года обосновалась Киевская школа связи.

Значительная часть преподавателей и членов их семей после 1917 года осталась в Киеве. Почти все они пострадали от советской власти. Самым первым в январе 1918 года погиб замечательный киевский хирург, главный врач училища Бочаров. Завхоз училища Семенович в 1931 году был расстрелян по делу контрреволюционной офицерской организации, преподаватель Луганин — повесился в тюрьме, строевые офицеры Минин и Карум получили различные сроки заключения. Бывший училищный священник отец Евгений Капралов был также репрессирован по делу церковников. И лишь престарелый генерал Старк, инспектор классов, умер в Киеве своей смертью в середине 30-х годов.

Руководители училища[править | править код]

Известные выпускники[править | править код]

Примечания[править | править код]

Ссылки и литература[править | править код]