Криптомнезия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Криптомнезия (от др.-греч. κρυπτός — скрытый, тайный + μνήμη — память, воспоминание) — такой род парамнезии, когда человек не может вспомнить, когда было то или иное событие, во сне или наяву, написал ли он стихотворение или просто запомнил когда-то прочитанное, был ли он на концерте известного музыканта или только слышал разговор об этом. Иными словами, забывается источник той или иной информации. Чужие идеи и чужое творчество, когда-то воспринятые человеком, через некоторое время осознаются как свои.

Криптомнезия возникает, когда возвращается забытое воспоминание, однако не признаётся в качестве такового субъектом, который полагает, что это что-то новое и оригинальное. Это смещение в памяти, в результате которого человек может ложно «вспоминает» создание мысли, идеи, песни или шутки, не сознательно участвуя в плагиате, а скорее переживая вновь воспоминание, которое напоминает вдохновение.

Термин «криптомнезия» был предложен профессором психологии Теодором Флурнуа вскоре после исследования им медиума Хелен Смит, которая посредством так называемого «автоматического письма» повествовала о своих предыдущих жизнях и о своих контактах с марсианами. Т. Флурнуа пришёл к выводу, что язык «марсианского» письма близок к её родному французскому[1] и что её откровения являются не более чем подсознательным воображением, основанным по большей части на забытых источниках[2].

Первоначальное понимание[править | править вики-текст]

Первый зарегистрированный случай криптомнезии произошёл в 1874 году с посредником Стэнтоном Мозесом. Слово было впервые использовано психиатром Теодором Флурнуа применительно к случаю посредницы Хелены Смит (Кэтрин-Элиз Мюллер), чтобы описать высокую частотность в психизме «скрытых воспоминаний со стороны посредника, которые возникают вновь, иногда сильно изменённые подсознательной работой воображения или мышления, как это часто бывает в обычных для нас сновидений». Карл Густав Юнг рассматривал криптомнезию как предмет изучения в своей диссертации «О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов» (1902) и в одноимённой статье «Криптомнезия» (1905), предложив, что данное явление существовало в произведении Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра». Идея изучалась или упоминалась Гезой Дьюксом, Сандором Ференци и Вильгельмом Штекелем, а также Зигмундом Фрейдом, если говорить о своеобразии его изобретений.

Экспериментальное исследование[править | править вики-текст]

В первом эмпирическом исследовании криптомнезии люди, разделённые на группы, по очереди создавали примеры категорий (например, виды птиц: попугай, канарейки и т.д.). Позже их попросили создать новые экземпляры в тех же категориях, которые ранее не были произведены, а также вспомнить, какие слова они сгенерировали сами. Люди непреднамеренно выдавали чужие идеи за свои около 3-9% от всего времени, либо перерабатывая мысли другого человека, либо ложно считая чью-то мысль своей собственной. Аналогичные эффекты были повторно получены с помощью других задач, таких как поиск слова в головоломке и в мозговых штурмах. Исследование выделил два вида криптомнезии, хотя они часто изучаются одновременно. Различие между этими двумя типами плагиата заключается в вопросе, из-за какого смещения в памяти всё происходит: мысли или мыслителя? Первый тип смещения связан с чувством знакомого. Плагиатор регенерирует идею, которая уже была представлена ранее, но считает, что идея – его оригинальное творение. Повторно воспроизведённая идея может быть чужой или восстановившаяся из прошлого. Б.Ф. Скиннер описывает свой собственный опыт заимствования собственных идей: «Одно из самых печальных событий старости – это обнаружить, что открытие, которое вы только что сделали – открытие настолько значительное, настолько прекрасное – было сделано вами в работе, давным-давно опубликованной». Второй тип криптомнезии является результатом ошибки авторства, из-за которой идеи других запоминаются как свои собственные. В этом случае плагиатор правильно понимает, что идея происходит из более раннего времени, но ложно мнит себя её источником (или, потеряв конкретное воспоминание об упоминание идеи в печати или разговоре, предполагает, что сам «дошёл» до этой оригинальной идеи). Существуют различные термины, для различения этих двух форм плагиата: «occurrence forgetting - source forgetting» (случаи забывания, источник забывания) и «generation errors - recognition errors» (ошибки генерации, ошибки распознавания). Данные два типа криптомнезии считаются независимыми: между частотами появления ошибок не было выявлено никакой связи, оба типа вызваны различными причинами.

Причины[править | править вики-текст]

Чаще всего криптомнезия происходит, когда ухудшается способность контролировать источники надлежащим образом. Например, люди более склонны ложно считать идеи своими собственными, когда они находились под большой когнитивной нагрузкой, когда впервые рассматривали идею. Плагиат возрастает, когда люди находятся вдали от первоначального источника идеи, и уменьшается, когда участникам специально поручено обратить внимание на происхождение их идей. Ложные утверждения также более распространенны для идей, первоначально предложенных лицами того же пола, предположительно потому что воспринимаемое подобие самости между людьми одного пола усугубляет источник путаницы. В других исследованиях было обнаружено, что также важен тайминг идеи: если другой человек производит идею непосредственно перед тем, как самость создаёт идею, идея другого человека с большей вероятностью будет названа его собственной якобы потому, что человек слишком занят, готовясь, в свою очередь, досконально отслеживать источник информации.

Значение[править | править вики-текст]

Как пояснил Карл Юнг, в работе «Человеке и его символы»: «Автор может писать строго по заранее составленному плану, работая над аргументацией и развивая сюжетную линию, как вдруг у него иссекают идеи. Возможно, свежая идея посетит его, или другое изображение, или совершенно новый сюжетный виток. Если вы спросите его, что побудило временный коллапс, он не сможет вам внятно ответить. Вероятно, он даже не заметил изменения, хотя он теперь уже создал материал, совершенно свежий и, по-видимому, неизвестный ему до этого момента. Однако иногда можно убедительно доказать, что то, что он написал, имеет поразительное сходство с работами другого автора – произведения, которое, как он считает, он сам никогда не видел». История Хорхе Луиса Борхеса, «Пьер Менар, автор «Дон Кихота», представляет собой мета-фиктивное принятие криптомнезии. Эта работа написана в виде обзора или литературной критической части о (несуществующем) Пьере Менаре. Она начинается с краткого введения и перечня всех работ Менара: «Обзор» Борхеса описывает этого французского писателя двадцатого века (Менара), приложившего усилие, чтобы идти дальше, чем просто «перевести» «Дон Кихота». Он погрузился так тщательно, что фактически смог «воссоздать» его, линия за линией, на оригинальном испанском языке 16-го века. Таким образом, Пьер Менар часто используется, когда поднимаются вопросы и дискуссии о природе точного перевода. Или, в данном случае, герменевтики криптомнезии.

Случаи[править | править вики-текст]

Ницше[править | править вики-текст]

Юнг приводит следующий пример в «Человеке и его символах». Книга Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра» включает в себя почти дословный пересказ событий, вошедших в книгу, изданную около 1835, за полвека до Ницше. Это считается ни целенаправленным плагиатом, ни чистым совпадением: сестра Ницше подтвердила, что Ницше действительно прочитал первоначальный текст, когда ему было 11 лет. Интеллектуальная доблесть молодого Ницше, его последующие когнитивное вырождение из-за нейросифилиса и сопутствующие ухудшения психологического состояния (в частности, его преувеличенная помпезность, что проявляется в его более позднем поведении и сочинениях) вместе усилили вероятность того, что он случайно совершил переход к памяти на начальном этапе чтения. Позже, после того, как потерял воспоминания о прочтении текста, Ницше предполагал, что его собственный ум создал данное произведение.

Байрон[править | править вики-текст]

В некоторых случаях грань между криптомнезией и Zeitgeist (сравните понятие множественного открытия в науке) может быть несколько туманно. Читатели драмы лорда Байрона «Манфред» отметили сильное сходство с «Фаустом» Гете. В обзоре, опубликованном в 1820 году, Гете писал: «Трагедия Байрона, «Манфред», была для меня замечательным явлением, которое глубоко тронуло меня. Этот единственный поэт-интеллектуал впитал в себя моего «Фауста» и извлёк из него странное топливо для своего ипохондрического юмора. Он по-своему использовал побудительные принципы, для своих собственных целей, так что ни один из них не остается неизменным;. и особенно поэтому я не могу достаточно восхититься его гением». Байрон был, по-видимому, благодарен за комплимент; тем не менее, он утверждал, что никогда не читал Фауста.

Барри[править | править вики-текст]

Джеймс Мэтью Барри, создатель «Питера Пэна», был осведомлен о возникновении криптомнезии. В «Питере и Венди» Венди пришивает тень Питера на место, что делает его очень счастливым, но он сразу начинает считать, что это он прикрепил собственную тень: «Как я умный», - пропел он восхищенно. «О, какой же я сообразительный!» Питер обладает рядом других клинически точных особенностей памяти, что позволяет придти к выводу, что Барри рассматривал поведение Питера как расстройство памяти, а не эгоцентризм.

Стивенсон[править | править вики-текст]

Роберт Луис Стивенсон относится к случаям криптомнезии, который имел место во время написания «Острова сокровищ», что автор обнаружил, к своему смущению, несколько лет спустя: «... Я теперь на болезненной главе. Нет сомнения, что попугай когда-то принадлежал Робинзона Крузо. Нет сомнений в том, что скелет передается от Эдгара По. Я мало думаю о них, это всё мелочи и детали; и ни один человек не может надеяться монополизировать скелеты или говорящих птиц. Частокол, как мне сказали, взят из «Masterman Ready». Может быть, я все равно ни на йоту не беспокоюсь. Эти полезные авторы выполнили высказывание поэта: уходя, они оставили позади них следы на песках времени, следы, которые, возможно, чьи-то ещё - и я был этим другим! Это мой долг перед Вашингтоном Ирвингом, который занимает мой ум, и справедливо, ибо я считаю, плагиат редко заходил дальше. Я случайно подобрал «Сказки Путешественника» несколько лет назад с целью изучить антологию прозы рассказа, и книга взлетела покорила меня: Билли Бонс, его грудь, компания в гостиной, весь внутренний дух, и немало материала и деталей из моих первых глав - все были там, все были собственностью Вашингтона Ирвинга. Но я не догадывался об этом тогда, когда сидел и писал у камина, в котором казались весенние приливы проходящего вдохновения; ни теперь, изо дня в день, после обеда, когда я читаю вслух мою утреннюю работу семье. Сочинённое мне казалось оригинальнее всего на свете; казалось, оно принадлежит мне, как мой правый глаз ...».

Харрисон[править | править вики-текст]

Прецедент в США об авторском праве, с 1976 года, не был склонен рассматривать предполагаемую криптомнезию как нечто отличающееся от умышленного плагиата. Судебный случай «Bright Tunes Music» против «Harrisongs Music», когда издатель «He's So Fine», написанного и составленного Рональдом Маком, продемонстрировал суду, что Джордж Харрисон заимствовал существенную часть песни «My Sweet Lord» от «He's So Fine». Суд признал ущерб, несмотря на утверждение, что копирование было подсознательное. Это решение было оставлено в силе и во втором судебном разбирательстве «ABKCO Music» против «Harrisongs Music», а также в случае «Three Boys Music» против «Michael Bolton», что лишь закрепило данный принцип.

Маккалоу[править | править вики-текст]

В 1987 году австралийский автор Маккалоу опубликовал новеллу «The Ladies of Missalonghi». Критики обвинили его в плагиате произведения «Голубой замок» (1926) – романа Л.М. Монтгомери. Маккалоу признал, что прочитал произведения Монтгомери в своей юности, но приписывал сходство подсознательным воспоминаниям.

Эко[править | править вики-текст]

В интерпретации и повторной интерпретации, Умберто Эко описывает новое открытие античной книги среди его большой коллекции, которая была до жути похожа на ключевой объект в его романе «Имя розы». «Я купил эту книгу в моей юности, прочитав её, понял, что она исключительно грязна, поставил его где-то на полку и забыл. Но какой-то внутренней камерой я сфотографировал эти страницы, и в течение многих десятилетий образ этих ядовитых листьев лежал в самой отдаленной части моей души, как в могиле, до момента, когда они снова возникли (я не знаю, какова причина), и я полагал, что я придумал это сам».

В кинематографе[править | править вики-текст]

В литературе[править | править вики-текст]

  • Золотой телёнок - рассказ Остапа Бендера о том, как он "написал" стихи, на самом деле принадлежащие перу А.С. Пушкина («Я помню чудное мгновенье...»).

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Automatic writing // Randi J. An Encyclopedia of Claims, Frauds, and Hoaxes of the Occult and Supernatural
  2. Кэррол Р. Т. Automatic writing (trance writing) // The Skeptic’s Dictionary: A Collection of Strange Beliefs, Amusing Deceptions, and Dangerous Delusions

Литература[править | править вики-текст]