Кулаев, Нурпаша Абуркашевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Нурпаша Кулаев
Нурпаша Кулаев в суде
Нурпаша Кулаев в суде
Дата рождения 28 октября 1980(1980-10-28) (41 год)
Место рождения Энгеной, Ножай-Юртовский район, Чечено-Ингушская АССР, РСФСР, СССР
Гражданство  Россия
Род деятельности терроризм
Убийства
Количество жертв 333 (совместно с остальными террористами)
Период 1—3 сентября 2004
Мотив теракт
Дата ареста 3 сентября 2004
Наказание пожизненное лишение свободы

Нурпаша́[к 1] Абурка́шевич Кула́ев (род. 28 октября 1980, Энгеной, Ножай-Юртовский район, Чечено-Ингушская АССР, РСФСР, СССР) — чеченский террорист, единственный оставшийся в живых из банды, захватившей школу № 1 в Беслане в сентябре 2004 года. Приговорён к пожизненному лишению свободы.

Биография[править | править код]

Нурпаша Кулаев родился в чеченском селе Энгеной в семье Абуркаша[1][2] и Аймани[3] Кулаевых. Окончил 10 классов школы[4]. Кулаев женат; в браке с женой Жанной (урожд. Бакаевой[5]) родилось двое детей – сын Хамзат и дочь Амина[2].

Старший брат Нурпаши Кулаева, Ханпаша[к 2], с 1994 года воевал на стороне чеченских сепаратистов[6]; он служил под началом Хаттаба и Раппани Халилова[7][2]. В 1996 году один из лидеров Чеченской Республики Ичкерия Аслан Масхадов наградил Ханпашу орденом «За участие в штурме Грозного»[8]. Сам Нурпаша, по данным прокуратуры, напрямую не участвовал в боевых действиях в Чечне, хотя уже с 12 лет научился обращаться с оружием, а с 14 начал разбираться в бронетехнике[5]. Став проводником у боевиков, Нурпаша разведывал безопасные маршруты, по которым их отряды могли обходить посты федеральных войск, и собирал информацию о местах дислокации российских военных[8].

В августе 2001 года Ханпаша Кулаев потерял руку во время налёта российской авиации[9], а затем был арестован ФСБ в больнице села Цоци-Юрт Курчалоевского района Чечни[2]. На допросах он предоставил военным координаты отряда боевиков, и в ходе последовавшего артобстрела было убито 5 участников НВФ[7]. В дальнейшем Ханпаша был направлен в СИЗО села Чернокозово, где содержался четыре месяца. 16 декабря 2001 года уголовное дело против него было прекращено, и он был освобождён. Прокуратура мотивировала своё решение «изменением обстановки» ввиду инвалидности Ханпаши Кулаева, а также тем, что тот ранее не имел приводов в милицию. Его отец Абуркаш впоследствии утверждал, что был вынужден заплатить взятку в 4 тысячи долларов за освобождение своего старшего сына[2]. После выхода на свободу Ханпаша в 2002 году переехал в Ингушетию; год спустя туда приехал и Нурпаша, так как старшему брату-инвалиду требовалась его помощь[6].

По данным осетинских оперативников, Кулаев и его старший брат зарабатывали на жизнь работой на стройках[2] (по информации газеты «Коммерсантъ», Нурпаша был плотником и занимался установкой дверей[10]). Кроме того, по показаниям Кулаева, он три месяца прослужил в охране одного из братьев Ямадаевых, а также планировал устроиться на работу к Рамзану Кадырову[11].

В 2003 году Нурпаша Кулаев с женой и братом проживал в ингушской станице Троицкая. Вместе с ними в доме жили чеченский террорист Рустам Ганиев, с которым Ханпаша познакомился во время войны в Чечне[11], а также несколько боевиков и террористка-смертница Зарема Мужахоева[12][13]. Братья Мужахоевой планировали отдать её в жёны Ханпаше Кулаеву[13]. После ареста она давала противоречивые показания о роли братьев Кулаевых в действовавшей в Троицкой группе боевиков. Поначалу Мужахоева говорила на допросах, что Кулаевы являлись приверженцами ваххабизма и были членами подчинявшейся Шамилю Басаеву группировки[13]. Во время суда над Нурпаши Кулаевым она утверждала, что участником незаконных вооружённых формирований был только его брат Ханпаша[12]. По её словам, Нурпаша Кулаев не состоял в банде в станице Троицкая и не играл никакой роли в её деятельности, так как боевики ему не доверяли, поручая лишь ходить в магазин за продуктами; Кулаев также не исповедовал ваххабизм в отличие от остальных живших вместе с ним боевиков[13].

По данным МВД Северной Осетии, братья Кулаевы разыскивались в этой республике по подозрению в причастности к терактам в городе Моздоке, однако в самой Ингушетии, где они проживали, местная милиция не пыталась их арестовать[2].

Захват заложников в школе № 1 г. Беслана[править | править код]

1 сентября 2004 года 32 террориста под командованием Руслана Хучбарова, в числе которых находились братья Кулаевы, захватили свыше 1100 заложников во дворе бесланской школы № 1 и более двух с половиной дней удерживали их в заминированном здании, отказывая заложникам даже в удовлетворении минимальных естественных потребностей. 3 сентября 2004 года в спортзале школы произошли взрывы, и сотрудниками ЦСН ФСБ России был предпринят штурм. Нурпаша Кулаев был задержан бойцами спецназа, когда попытался покинуть здание, смешавшись с заложниками[14].

Согласно показаниям Кулаева, которые он дал во время суда, летом 2004 года он с братом Ханпашой жил в ингушском селе Пседах. 31 августа 2004 года четверо боевиков, передвигавшихся по селу на автомобиле ВАЗ-2110, заставили его сесть к ним в машину, когда он шёл в магазин. Боевики потребовали от Нурпаши подтвердить, что ни он, ни его брат не сотрудничали с российскими властями. Ханпаша Кулаев, также вызванный боевиками, передал Нурпаше, что им предстоит уехать из дома, добавив, что обратно они уже не вернутся. Боевики привезли братьев Кулаевых в находившийся в лесу лагерь, где собрались террористы, готовившиеся к захвату школы № 1 в Беслане. Нурпаша Кулаев утверждал, что ни ему, ни Ханпаше, а также его односельчанам братьям Шебихановым, также включённым в группу террористов, не выдали оружие в самом лагере, а автомат, которым он был вооружён в дни теракта, он получил лишь в захваченной школе[6]. По его словам, боевики не отпустили его домой из опасения, что Нурпаша может выдать спецслужбам местонахождение Шамиля Басаева, который 31 августа 2004 года находился в лагере под Пседахом[15]. В лесном лагере Нурпаша также узнал о запланированных на ноябрь 2004 года терактах: боевики собирались взорвать начинённые взрывчаткой грузовики во Владикавказе и Назрани, а также совершить нападение в Грозном[16].

Переночевав в лесу у села Инарки[6], 1 сентября 2004 года банда террористов на грузовике ГАЗ-66 выдвинулась в Беслан. Возле села Хурикау они взяли в заложники участкового инспектора Султана Гуражева и завладели его автомобилем ВАЗ-2107[14]. Прибыв к школе № 1 г. Беслана на двух машинах, террористы захватили в заложники мирных жителей и их детей и загнали их в спортзал школы; при этом на глазах Кулаева главарь террористов Руслан Хучбаров застрелил одного из мужчин-заложников. По словам Кулаева, часть боевиков выразила недовольство тем, что объектом захвата была выбрана школа, и потребовали вместо неё захватить находившееся неподалёку отделение милиции. Разногласия среди террористов были сразу пресечены Хучбаровым, заявившим, что захват школы — «приказ Басаева и Масхадова». Нурпаше Кулаеву, по его показаниям, было приказано стоять на посту у окон школьной столовой и следить за происходящим на улице, но самостоятельно огонь не открывать[6].

3 сентября 2004 года, после произошедших в спортзале двух взрывов, боевики перегнали в столовую часть выживших заложников. Нурпаша Кулаев, при котором к тому времени уже не было оружия, подсел к учителю физкультуры Алику Цаголову. Кулаев просил Цаголова поручиться за него перед властями, утверждая, что никого не убивал и во время штурма был безоружен. Цаголов заставил Кулаева первым выпрыгнуть из окна школьной столовой, где Нурпаша был задержан бойцами спецназа, которые после этого стали проникать через окно в столовую и вести бой с террористами внутри[17]. Старший брат Кулаева был убит в ходе штурма школы[2].

Предварительное следствие[править | править код]

В середине сентября 2004 года Генеральная прокуратура РФ предъявила Кулаеву обвинение по 9 статьям Уголовного кодекса, в том числе в терроризме, убийстве и покушении на жизнь сотрудников правоохранительных органов[18], а также захвате заложников[2]. Кулаев сотрудничал со следствием и на допросах не отрицал своего участия в захвате бесланской школы[19]. По его показаниям, в группу террористов он вошёл под принуждением брата Ханпаши и не знал, что боевики собираются захватить школу, полагая, что целью нападения будет некий «блокпост»[10]. Нурпаша настаивал на том, что никого не убивал и производил выстрелы лишь в воздух, однако на проведённых следователями очных ставках потерпевшие утверждали, что Кулаев бил заложников прикладом в спортзале школы и стрелял из автомата в убегавших детей[2]. Кроме того, Кулаев возмущался предъявленным ему прокуратурой обвинением в угоне грузовика ГАЗ-66, считая данное обвинение нелепым, так как по дороге в Беслан он находился не за рулём грузовика, а в кузове[10].

17 сентября 2004 года на сайте чеченских сепаратистов «Кавказ-центр» было опубликовано письмо Шамиля Басаева, в котором он взял на себя ответственность за организацию теракта в Беслане. По заявлению Басаева, братья Кулаевы и двое их односельчан были включены им в отряд террористов «для количества» около 16:30 31 августа 2004 года, после чего он выдал им оружие и отправил на захват бесланской школы № 1; все четверо должны были выполнять обязанности часовых. Басаев отмечал, что не был лично знаком ни с кем из них, кроме однорукого Ханпаши Кулаева[20], а показания арестованного Нурпаши назвал «несущественными»[21].

После ареста Нурпаша Кулаев содержался в различных следственных изоляторах Северной Осетии, где его помещали в камеры с другими задержанными боевиками. Родители Кулаева, получив разрешение прокуратуры, стали навещать сына в СИЗО, привозя ему продуктовые передачи[10]. Террорист почти не жаловался на условия содержания, сетуя лишь на то, что из-за малоподвижности он начал набирать вес[22].

В феврале 2005 года прокуратура объявила о завершении расследования уголовного дела Нурпаши Кулаева[23], выделенного в отдельное производство из основного дела о захвате школы № 1 г. Беслана[24]. Общий объём дела Кулаева составил 105 томов, а потерпевшими по нему проходили более 1300 человек[25]. На прошедших весной 2005 года предварительных слушаниях в Верховном суде Северной Осетии был утверждён состав участников предстоящего суда над Кулаевым. Судить террориста было поручено председателю Верховного суда республики Тамерлану Агузарову, а заместитель Генерального прокурора России Николай Шепель возглавил группу гособвинителей[25]. Во время предварительных заседаний Нурпаша Кулаев отказался от рассмотрения своего уголовного дела судом присяжных[10].

Защищать обвиняемого Кулаева в суде первоначально должен был осетинский адвокат Умарбек Сикоев[25], который представлял интересы бесланского террориста во время следствия по его делу[26], но в марте 2005 года Сикоев объявил о нежелании выступать защитником Кулаева по моральным соображениям[10]. Нурпаши Кулаева отказывались защищать и другие члены адвокатских коллегий Северной Осетии, угрожая уйти в отставку, если их назначат адвокатами Кулаева в принудительном порядке[26]. Такую же позицию занимали и адвокаты из Чечни[10]. Из-за отсутствия у Кулаева адвоката судебный процесс, который должен был начаться 17 мая 2005 года, оказался под угрозой срыва. 3 мая 2005 года Верховному суду Северной Осетии пришлось дать указание президенту местной адвокатской палаты Марку Гаглоеву срочно найти защитника подсудимому. В тот же день Гаглоеву удалось уговорить 26-летнего адвоката Альберта Плиева защищать Нурпашу Кулаева в Верховном суде. Новость о назначении Плиева адвокатом Кулаева не разглашалась до самого начала судебного процесса во избежание оказания на Плиева давления со стороны пострадавших в теракте[26].

Суд[править | править код]

17 мая 2005 года во Владикавказе начался судебный процесс над Нурпаши Кулаевым[27]. Во время суда Кулаев не признал вину ни по одному из предъявленных ему пунктов обвинения, утверждая, что в группу террористов, захвативших бесланскую школу, он попал из-за старшего брата[28]. Кулаев также полностью отказался от своих показаний, которые давал на предварительном следствии в сентябре 2004 года. Тогда он подтверждал свою виновность в захвате заложников, бандитизме и незаконном хранении оружия, а обвинение в терроризме признал лишь частично. По его словам, он даже не читал протоколы своих допросов, которые подписывал в присутствии адвоката[16]. Кулаев заявил, что во время следствия на него оказывалось давление: уже в день ареста 3 сентября 2004 года его избивали в подвале двое чеченцев, которые принудили его озвучивать нужные им показания[6].

На процессе Кулаева дали показания более 300 человек[29]; к февралю 2006 года допрос потерпевших и свидетелей был завершён, и стороны обвинения и защиты приступили к заключительным прениям[5]. Гособвинитель Николай Шепель заявил в своём выступлении, что вина Нурпаши Кулаева во вменяемых ему преступлениях была доказана в ходе следствия. Сославшись на показания отца Кулаева, а также осуждённой террористки Заремы Мужахоевой, которая в мае 2003 года видела Кулаева среди боевиков из отряда Басаева, Шепель отметил, что Нурпаша был участником незаконных вооружённых формирований ещё до теракта в Беслане. Заместитель генерального прокурора подчеркнул, что Кулаев был полноправным членом захватившей школу банды террористов, а вовсе не был загнан туда силой, как он утверждал на допросах во время расследования теракта и в суде. Некоторые допрошенные в суде и на предварительном следствии потерпевшие свидетельствовали о жестоком обращении Кулаева с захваченными в заложники людьми, а также о том, что он не только стрелял в воздух для всеобщего устрашения, но и вёл стрельбу по заложникам. Николай Шепель попросил суд приговорить Нурпашу Кулаева к смертной казни ввиду опасности подсудимого для общества, а также тяжести преступлений, совершённых группой террористов, в которой он состоял[8].

Адвокат Кулаева Альберт Плиев, выступая на прениях, указал на то, что следствие по делу его подзащитного велось с нарушениями Уголовно-процессуального кодекса. Так, 3 сентября 2004 года не был своевременно составлен протокол о задержании Кулаева, а также не взяты смывы с его рук на наличие пороха, что позволило бы с убедительностью доказать, применял ли подсудимый огнестрельное оружие во время теракта в школе № 1[30]. Плиев утверждал, что при оценке вины Кулаева его действия следовало разграничивать от действий остальных террористов, так как, по мнению адвоката, в ходе следствия и суда не было предоставлено веских доказательств участия Нурпаши Кулаева в бандформированиях до теракта в Беслане[15]. Защитник Кулаева заявил, что по показаниям осуждённых террористов Рустама Ганиева и Заремы Мужахоевой, а также допрошенного в суде бывшего начальника УФСБ Ингушетии Сергея Корякова, Нурпаша Кулаев, в отличие от своего брата Ханпаши, не являлся боевиком и не находился в розыске[30][15]. Хотя Кулаев и проживал в Ингушетии в одном доме с участниками НВФ, в деятельности банды он участия не принимал. По словам адвоката, вина Кулаева во взрывах в спортзале бесланской школы, убийствах и незаконном приобретении оружия во время суда также не была полностью доказана[15]. Альберт Плиев попросил у судьи Агузарова вынести Кулаеву «справедливый приговор»[30][15].

Выступавший после своего адвоката Нурпаша Кулаев настаивал на том, что ни в чём не виноват, никогда не был боевиком и никого не убивал; по словам Кулаева, во время следствия его избивали 4 месяца, и досудебные показания он давал под давлением. В своём последнем обращении к суду перед окончанием процесса он также выразил соболезнования всем пострадавшим в бесланском теракте[30][15].

Приговор[править | править код]

26 мая 2006 года в Верховном суде Северной Осетии состоялось оглашение приговора Нурпаше Кулаеву. Судья Тамерлан Агузаров объявил, что считает полностью доказанной вину Кулаева по всем пунктам обвинения, а также признал несостоятельными показания Кулаева на суде, где он заявлял о своей невиновности. По словам Агузарова, доказательство активного участия Кулаева в захвате школы основывалось не только на свидетельствах потерпевших, но и на данных судмедэкспертиз. Так, при задержании у Кулаева были обнаружены кровоподтёки плеч, которые могли образоваться при ведении стрельбы очередями в течение продолжительного времени. Также в ходе следствия было установлено, что Кулаев был вменяем и полностью осознавал последствия своих действий во время теракта, жертвами которого стали дети и взрослые, которые не могли оказать сопротивление захватившим школу террористам[31]. Нурпаша Кулаев был приговорён судом к пожизненному заключению в колонии особого режима; при этом в судебном вердикте отмечалось, что Кулаев «заслуживает смертной казни», однако Тамерлан Агузаров не смог вынести террористу смертный приговор ввиду запрета Конституционного суда России на назначение судьями данного вида наказания[31][32].

После оглашения приговора некоторые СМИ по ошибке распространили сообщения, что судья Агузаров приговорил Кулаева к «смертной казни с заменой на пожизненное заключение», хотя в России действовал не только введённый в 1996 году мораторий на применение смертной казни, но и принятое в 1999 году постановление Конституционного суда, которое запрещало судьям выносить подсудимым смертные приговоры до создания судов присяжных во всех субъектах Федерации. По словам полномочного представителя правительства в Верховном и Конституционном суде Михаила Барщевского, Тамерлан Агузаров, говоря о том, что Нурпаша Кулаев «заслуживает смертной казни», всего лишь давал моральную характеристику преступлениям подсудимого; точно так же трактовали эту формулировку и сотрудники Конституционного суда. Одновременно с этим ряд юристов и правоведов, в частности, бывшая заместитель председателя Конституционного суда Тамара Морщакова, посчитали незаконным само требование гособвинителя Николая Шепеля вынести Кулаеву смертный приговор[33].

Обжалования приговора[править | править код]

На последнем заседании суда Нурпаша Кулаев назвал вынесенный ему приговор «придуманными сказками»[34] и поручил своему адвокату Плиеву опротестовать судебный вердикт в Верховном суде России[35]. Аналогичная кассационная жалоба была направлена активистами общественной организации «Голос Беслана», полагавшими, что в тексте приговора Верховного суда Северной Осетии не были до конца отражены все причины гибели заложников во время теракта[34].

26 декабря 2006 года Верховный суд РФ оставил в силе вердикт, вынесенный в мае 2006 года, не изменив меру наказания для Кулаева и внеся лишь небольшую поправку в текст приговора: в части, касающейся статьи 205 («Терроризм») был исключён квалифицирующий признак «в целях нарушения общественной безопасности», так как, по мнению судей, в ходе теракта Кулаев стремился оказать давление на государство, а не общество[36]. Судьи также заявили, что во время расследования теракта в Беслане заместителем Генерального прокурора Николаем Шепелем было допущено нарушение закона. Адвокату Кулаева и потерпевшим было отказано в обжаловании приговора, вынесенного судьёй Агузаровым[32]. Ещё одна надзорная жалоба потерпевших на приговор Нурпаше Кулаеву была отклонена Верховным судом в конце октября 2007 года[37].

В сентябре 2021 года Кулаев вновь обжаловал свой приговор, сославшись на допущенные во время суда нарушения, а также на некачественную работу своего бывшего адвоката Альберта Плиева[38]. Получив отказ, Кулаев повторно запросил пересмотр дела в 2022 году[39].

В заключении[править | править код]

Во время рассмотрения кассационных жалоб в Верховном суде Нурпаша Кулаев содержался сначала в следственном изоляторе № 6 в Северной Осетии[40], а затем — в СИЗО г. Нальчика[37]. Летом 2006 года пресса сообщала, что Кулаева направили в колонию № 5 на острове Огненный (Вологодская область)[41], однако эта информация была опровергнута главой Федеральной службы исполнения наказаний Юрием Калининым. Как пояснил Калинин, по закону Кулаева не могли отправить в колонию для пожизненно осуждённых до того, как Верховный суд России утвердил вынесенный террористу приговор[40].

В 2007 году Кулаева этапировали в исправительную колонию № 18 особого режима «Полярная сова», расположенную в посёлке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа[42][43]. Согласно «тюремной легенде», первоначально сокамерником Кулаева в «Полярной сове» был серийный убийца Александр Пичушкин, однако после поступивших от последнего угроз Нурпаша был помещён в другую камеру[44]. По состоянию на 2019 год он содержался в одной камере с двумя другими заключёнными[43]. В колонии Кулаев освоил шитьё, а также стал заниматься спортом, разработав собственную программу тренировок[42].

Комментарии[править | править код]

  1. Также распространены такие варианты написания имени, как «Нурпаши», «Нур-Паши» и «Нурпаш».
  2. Также распространены такие варианты написания имени, как «Ханпаши», «Ханпаш», «Хампаш» и их производные.

Примечания[править | править код]

  1. Наши дети тоже пострадали. Коммерсантъ (12 сентября 2005). Дата обращения: 8 декабря 2021. Архивировано 4 марта 2016 года.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Светлана Метелева. Судебный риск. Московский комсомолец (11 апреля 2005). Дата обращения: 8 декабря 2021. Архивировано 27 сентября 2017 года.
  3. Мать Кулаева боится ехать на суд. 15-Й РЕГИОН (17 мая 2006). Дата обращения: 8 декабря 2021. Архивировано 2 мая 2021 года.
  4. На колени!. Московский комсомолец (20 мая 2005). Дата обращения: 8 февраля 2022. Архивировано 10 января 2018 года.
  5. 1 2 3 Вадим Тохсыров. Бесланского террориста накажут безымянной могилой. Коммерсантъ (10 февраля 2006). Дата обращения: 9 декабря 2021. Архивировано 9 июня 2021 года.
  6. 1 2 3 4 5 6 Алексей Петров. Теракт глазами боевика. Наша версия (13 августа 2007). Дата обращения: 5 января 2022. Архивировано 10 января 2022 года.
  7. 1 2 Илья Максаков. Взрывы гремят в Чечне и Дагестане. Независимая газета (30 августа 2001). Дата обращения: 9 декабря 2021. Архивировано 10 сентября 2001 года.
  8. 1 2 3 Выступление государственного обвинителя по делу о захвате школы в Беслане. «Закон» — Интернет-журнал Ассоциации юристов Приморья. Дата обращения: 21 декабря 2021.
  9. Александр Хинштейн. Приговорены к свободе. Московский комсомолец (21 октября 2004). Дата обращения: 9 декабря 2021. Архивировано 23 января 2011 года.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Сергей Дюпин. Захватчик бесланской школы не признал обвинения. Коммерсантъ (30 марта 2005). Дата обращения: 15 января 2022. Архивировано 9 июня 2021 года.
  11. 1 2 Заур Фарниев. "Оперативно выдвинулся к месту происшествия и доложил руководству". Коммерсантъ (16 декабря 2005). Дата обращения: 8 февраля 2022. Архивировано 26 апреля 2017 года.
  12. 1 2 Зарема Мужахоева просит о помиловании. Кавказский узел (26 июня 2009). Дата обращения: 11 декабря 2021. Архивировано 31 мая 2017 года.
  13. 1 2 3 4 Артур Цереков. Зарема вновь пришла в суд. Газета «Труд» (23 декабря 2005). Дата обращения: 11 декабря 2021. Архивировано 6 января 2018 года.
  14. 1 2 Доклад комиссии Федерального собрания РФ (недоступная ссылка). Официальный сайт Совета Федерации РФ (2006). Дата обращения: 20 января 2018. Архивировано 25 мая 2011 года.
  15. 1 2 3 4 5 6 Алана Бесолова. Участник захвата школы в Беслане Кулаев: я не был боевиком. Кавказский узел (16 февраля 2006). Дата обращения: 15 февраля 2022. Архивировано 12 января 2019 года.
  16. 1 2 Участник нападения на школу в Беслане пытается отказаться от показаний. РИА-Новости (2 июня 2005). Дата обращения: 8 февраля 2022. Архивировано 8 февраля 2022 года.
  17. Александр Коц. Учитель физкультуры бесланской школы №1 Алик Цаголов: Мы заставляли себя не бояться.... Комсомольская правда (5 октября 2004). Дата обращения: 11 января 2022. Архивировано 26 октября 2018 года.
  18. Николай Гритчин, Владимир Демченко. Школьники Беслана ходят в классы "на разведку". Известия (15 сентября 2004). Дата обращения: 15 января 2022. Архивировано 27 сентября 2017 года.
  19. Иван Сас. «Он регулярно принимает пищу и соблюдает режим». Независимая газета (16 сентября 2004). Дата обращения: 15 января 2022. Архивировано 12 января 2019 года.
  20. Басаев взял на себя ответственность за теракты в Москве, Беслане и за взрывы самолётов. Кавказский узел (17 сентября 2004). Дата обращения: 18 января 2022. Архивировано 18 января 2022 года.
  21. Басаев взял на себя ответственность за теракты. sakhalin.info (17 сентября 2004). Дата обращения: 18 января 2022. Архивировано 6 ноября 2004 года.
  22. Марк Дейч. Преступление и показания. Московский комсомолец (15 сентября 2006). Дата обращения: 17 января 2022. Архивировано 27 января 2011 года.
  23. Тимофей Борисов. Задержанному в Беслане террористу предъявлено обвинение. Российская газета (18 февраля 2005). Дата обращения: 17 января 2022. Архивировано 24 ноября 2005 года.
  24. Заур Фарниев, Александра Ларинцева. Темное дело о теракте. Коммерсантъ (25 марта 2005). Дата обращения: 17 января 2022. Архивировано 27 сентября 2017 года.
  25. 1 2 3 Заур Фарниев. Московские террористки взорвались в Беслане. Коммерсантъ (20 апреля 2005). Дата обращения: 17 января 2022. Архивировано 27 сентября 2017 года.
  26. 1 2 3 Адвокат террориста. Известия (10 июня 2005). Дата обращения: 18 января 2022. Архивировано 24 ноября 2021 года.
  27. Во Владикавказе судят бесланского террориста. Коммерсантъ (17 мая 2005). Дата обращения: 17 января 2022. Архивировано 17 января 2022 года.
  28. Николай Гритчин. Кулаева заставили слушать обвинение как приговор. Известия (20 мая 2005). Дата обращения: 8 февраля 2022. Архивировано 4 мая 2021 года.
  29. Заур Фарниев. "Кулаев был одним из самых жестоких боевиков". Коммерсантъ (18 мая 2006). Дата обращения: 12 февраля 2022. Архивировано 30 апреля 2017 года.
  30. 1 2 3 4 Заур Фарниев. "Я не считаю себя виновным ни в одной капле крови". Коммерсантъ (17 февраля 2006). Дата обращения: 15 февраля 2022. Архивировано 30 апреля 2017 года.
  31. 1 2 Алана Бесолова. Приговор террористу Беслана Кулаеву: подробности. Кавказский узел (26 мая 2006). Дата обращения: 18 февраля 2022. Архивировано 17 января 2022 года.
  32. 1 2 Светлана Гомзикова. Террористу оставили «вышку». Независимая газета (27 декабря 2006). Дата обращения: 19 февраля 2022. Архивировано 19 февраля 2022 года.
  33. Константин Катанян. Казнить нельзя, но очень хотелось. Утро.ру (29 мая 2006). Дата обращения: 18 февраля 2022. Архивировано 28 апреля 2009 года.
  34. 1 2 Активисты "Голоса Беслана" требуют пересмотра дела Нурпаши Кулаева. Известия (31 мая 2006). Дата обращения: 20 февраля 2022. Архивировано 17 февраля 2022 года.
  35. Кулаев настаивает на обжаловании приговора суда. Известия (30 мая 2006). Дата обращения: 20 февраля 2022. Архивировано 22 мая 2021 года.
  36. Верховный суд привёл в действие приговор Нурпаши Кулаеву. Известия (26 декабря 2006). Дата обращения: 20 февраля 2022. Архивировано 19 февраля 2022 года.
  37. 1 2 Приговор Нурпаше Кулаеву оставлен без изменений. Коммерсантъ (26 октября 2007). Дата обращения: 20 февраля 2022. Архивировано 27 сентября 2017 года.
  38. Иван Чупров, Александр Поздеев. Террорист из Беслана, отбывающий срок в ЯНАО, пожаловался на суд. Ура.ру (8 сентября 2021). Дата обращения: 20 февраля 2022. Архивировано 8 сентября 2021 года.
  39. Карина Икаева. Нурпаши Кулаев вновь направил запрос о пересмотре дела. ОсНова.News (2 сентября 2022). Дата обращения: 2 сентября 2022. Архивировано 2 сентября 2022 года.
  40. 1 2 Кулаев находится в следственном изоляторе № 6 Северной Осетии. Кавказский узел (10 августа 2006). Дата обращения: 21 февраля 2022. Архивировано 19 февраля 2022 года.
  41. Бесланский террорист отправлен на остров в Вологодской области. Известия (7 августа 2006). Дата обращения: 21 февраля 2022. Архивировано 19 февраля 2022 года.
  42. 1 2 Ева Меркачева. Бесланский террорист Кулаев: «Стараюсь не вспоминать детей, зачем вы разворошили». Московский комсомолец (26 мая 2016). Дата обращения: 21 февраля 2022. Архивировано 18 июня 2017 года.
  43. 1 2 Александр Темнов. Как живут маньяки, киллеры и террористы в колонии "Полярная сова". РИА-Новости (13 августа 2019). Дата обращения: 21 февраля 2022. Архивировано 13 августа 2019 года.
  44. Невеста чудовища. НТВ. (23 августа 2014). Проверено 7 мая 2022. Время от начала источника: 07:30 - 07:52.

Ссылки[править | править код]