Морозов, Юрий Васильевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Юрий Морозов
Morozov 1990.jpg
Основная информация
Полное имя

Юрий Васильевич Морозов

Дата рождения

6 марта 1948(1948-03-06)

Место рождения

Белогорск, Крымская область, СССР

Дата смерти

23 февраля 2006(2006-02-23) (57 лет)

Место смерти

Санкт-Петербург, Российская Федерация

Похоронен
Страна

Flag of the Soviet Union.svg СССРFlag of Russia.svg Россия

Профессии
Жанры

рок-музыка

Сотрудничество

Марина Капуро, Чиж & Co, Вадим Курылёв

Ю́рий Васи́льевич Моро́зов (6 марта 1948, Белогорск, Крымская область, СССР — 23 февраля 2006, Санкт-Петербург, Россия) — советский и российский рок-музыкант, мультиинструменталист, звукорежиссёр, писатель.

Известен многочисленными студийными работами, охватывающими чуть ли не весь спектр рок, фолк, инструментальной музыки, а также, как первопроходец в исполнении религиозного рока.

Разносторонний музыкант, автор песен, певец, звукорежиссёр, продюсер, а в последние годы ещё и литератор из Петербурга, Юрий Морозов занимает в панораме рока последних трёх десятилетий особое место: хотя он известен, прежде всего, своими многочисленными и разноплановыми альбомами, охватывающими едва ли не весь спектр музыкальных направлений и жанров современной музыки, а также не менее впечатляющим списком звукорежиссёрских работ. Едва ли не самым важным в его биографии является то, что Морозов (наряду с Андреем Тропилло) самым первым в нашей стране подошёл к звукозаписи не как к процессу механической фиксации концертного звучания, а как к самоценному творческому акту, а к альбому — не как к случайному набору песен, а как к законченному художественному продукту.

Биография[править | править код]

Юрий Морозов родился 6 марта 1948 в городе Белогорске Крымской области, позднее переехал в г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ). Увлёкся рок-музыкой ещё школьником. После школы Морозов поступил в Северо-Кавказский горно-металлургтческий техникум, а в 1968 стал студентом-вечерником одноименного института всё в том же Орджоникидзе. Осенью 1969 года Юрий Морозов организовал свою первую группу "Босяки", которая помимо неизбежных кавер-версий западных стандартов исполняла несколько его песен, во многом инспирированных гармоническим языком The Beatles.

Уже в то время Морозов прилежно фиксировал на плёнке результаты своих музыкальных опытов, что впоследствии стало одним из основных приёмов его художественного метода.

В 1971 Морозов переехал в Ленинград, где поступил на вечернее отделение Ленинградского Политехнического института на факультет Автоматики и электропривода. Собственными руками он собрал домашнюю студию, в которой начал экспериментировать с записью наложениями, а затем и многоканальной техникой, находя всё более новые и интересные варианты композиций своей же музыки, как правило, исполняя все инструментальные и вокальные партии сам. Осенью 1972 года он был принят на работу инженером Ленинградской Студии Грамзаписи, фирмы "Мелодия", на которой трудился долгие годы , только с перерывом на год армейской службы в 1974—1975 в г. Долгопрудный Московской области, в радио мастерской.

Возможность иногда использовать профессиональное студийное оборудование позволило музыканту привести в должный вид и сохранить для истории свои ранние пробы и концертные записи, составившие «доисторический» раздел его дискографии: «Ретроскоп» (1968—1971), «Апокрифы» (1972—1973) и «Босяки» (1971) — запись выступления его северокавказской группы.

Начиная с 1973, когда он записал психоделический альбом «Вишнёвый сад Джими Хендрикса», работы Морозова встречали широкий отклик в музыкальной среде, и он мало-помалу начал сотрудничать с другими питерскими группами и исполнителями (в частности, с Юрием Берендюковым - в дальнейшем руководителем группы "ЯБЛОКО"), а затем и выступать. В 1975—1976 он недолго играл в финальном составе популярной арт/джаз-роковой группы "НУ ПОГОДИ! "(Геннадий Анисимов, клавишные, вокал, Михаил Кудрявцев, бас, Геннадий Буганов, барабаны, Владимир Ермаков, вокал) — их концертные записи составили Морозовский альбом «Группа Памяти Михаила Кудрявцева». Весной 1976 Юрий пробовал объединиться с Кудрявцевым и барабанщиком Игорем Голубевым (позже " ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН"), а весной 1977 собрал эфемерное трио, в которое вошли Михаил Кудрявцев и барабанщик Сергей Петров ( из группы экс-"МИФЫ").

Увы, после первого и единственного концерта трио («Session’77») Морозов, убедившись в невозможности воплотить на сцене свои студийные идеи ввиду более чем скромного технического оснащения подпольных концертов, надолго охладел к живому звуку и вновь укрылся за капитальными стенами аппаратной "Мелодии" в Академической Капелле, время от времени интригуя слушателей своими новыми работами, обращаясь то к философским учениям древней Индии («Брахма Астра», 1979), то к культуре средневекового Китая («Китайская поэзия», 1980), то к своеобразно интерпретируемым библейским сюжетам («Евангелие от Матфея», 1980) или к русскому фольклору («Три русских песни», 1980) — что, кстати, привело его к многолетнему сотрудничеству с фолк-рок группой "ЯБЛОКО", которая в разное время записала ряд его песен, а Марина Капуро, в свою очередь, пела в некоторых альбомах Морозова.

Хотя основную массу инструментальных партий Морозов, как правило, играл сам, но в его записях в разное время участвовали Михаил Кудрявцев, Владимир Ермаков, гитара, звукорежиссёр «Мелодии» Виктор Динов, клавишные, Сергей Лудинов, скрипка, Виктор Христосов, альт, Сергей Лузин, губная гармоника и флейта, Леонид Эсельсон (экс-"НУ ПОГОДИ!"), флейта, барабанщики Игорь Кучеров ("НУ ПОГОДИ!"), Евгений Павлов -

"БАРОККО", "РОССИЯНЕ"), Юрий Николаев ("ТРИЛИСТНИК"), Владимир Яковлев и т. д. Записи Юрия Морозова расходились по стране в тысячах копий: иногда с художественным оформлением, автором которого была, как правило, жена музыканта, Нина Морозова. Многие её иллюстрации впоследствии были воспроизведены при переизданиях Морозовских архивов на пластинках и компакт-дисках. Музыкальные эксперименты и духовные искания середины 70-х сделали Юрия одной из наиболее ярких и влиятельных фигур питерской рок-сцены этого десятилетия. Не будет преувеличением сказать, что до возникновения Рок-клуба, студии «АнТроп» (создатель которой, Андрей Тропилло, испытал сильное влияние идей Морозова) и новой волны генерации питерских групп, он был непререкаемым авторитетом для музыкантов, по меньшей мере, двух поколений, а его тогдашнее творчество, не знавшее никаких табу, жанровых или идеологических ограничений, во-многом, предвосхитило феномен всей магнитофонной культуры и предопределило некоторые тенденции её развития в 80-х. Сам Морозов в начале 80-х оказался вне музыкального контекста, а за его новыми работами следили, скорее, старые поклонники и специалисты, нежели широкая публика.

Мне всегда нравился имидж загадочного музыканта. Я, собственно, поэтому и «тырился» всю жизнь, не выходил на большую сцену.

— Юрий Морозов[1]

Осенью 1981, после того, как в его репертуаре появился большой песенный цикл, пронизанный христианскими мотивами, Юрий Морозов задумал исполнить его на сцене, для чего собрал трио, в которое вошёл его старый соратник, бас-гитарист Михаил Кудрявцев и барабанщик Сергей Завьялов (экс-"РОССИЯНЕ", САША-218), однако, прорепетировав всю зиму, они расстались, а Завьялов вскоре собрал свою хард-рок группу "Плюмбум".

В мае 1987, после десятилетней паузы, Морозов вернулся на сцену и дал концерт на устроенном Андреем Тропилло видео фестивале «Рок-Нива-87» в сопровождении молодой группы "Почта", а после того, как в следующем году началось его плодотворное сотрудничество с группой ДДТ, (он записал, по меньшей мере, три их альбома), полтора года Юрий гастролировал по всей стране и выступил на VI Фестивале Рок-клуба (1988) в сопровождении их ритм-секции (Вадим Курылёв — бас и Игорь Доценко — барабаны), а иногда и клавишника Андрея Муратова. Кроме того, в этот период Морозов стал одним из героев фильма Петра Солдатенкова «Игра с неизвестным» (1987).

В 1988 году питерское отделение фирмы «Мелодия» издало первую пластинку своего звукорежиссёра «Представление», которая являлась ретроспективой его работ 80-х и открыла очередную страницу в дискографии Морозова. По его собственным воспоминаниям, консервативный советский худсовет сопротивлялся до конца, и только участие в паре песен Марины Капуро склонило стрелку весов в его пользу. В начале 90-х свет увидели ещё шесть виниловых дисков музыканта.

В сентябре 1989 Морозов организовал новую группу — "ОГПУ им. Ю.Морозова" в составе: Александр Бровко, элетрогитара, Виктор Михеев, акустическая гитара, бас, вокал, Дмитрий «Фифа» Ермаков (экс-Фокс-Бокс и т. п.), клавишные и Сергей Агапов (экс-"Буратино"), барабаны. Они дебютировали 23 сентября на I Фестивале журнала «Аврора», а потом с различными вариантами состава гастролировали по стране (в том числе на фестивале «Бджола-90» в Днепропетровске) и выступали в Питере (Мемориал РОССИЯН в СКК, концерты в честь 50-летия Джона Леннона и 10-летия Рок-клуба, на выставке «Реалии Русского Рока»). Финальная версия группы — Морозов, Бровко, гармоника, Наиль Кадыров (экс-Почта, ЗООПАРК), гитара, Николай Шандарчук ("ПАУТИНА"), бас, Кэт Сидорова (экс-"Ситуация"," Время Любить"), барабаны, выступила 9 ноября 1992 на битловском празднике «A Day In The Life», проводившемся Колей Васиным в «Юбилейном».

В дальнейшем Морозов, как и прежде, регулярно работал на студии, изредка играл акустическим дуэтом с Михеевым, а позднее с Бровко, однако, в 90-х его интересы начали всё больше смещаться в сторону литературы: ещё в 70-х он стал автором двух неопубликованных и навеянных, во-многом, личными жизненными впечатлениями рассказов. Позже его рассказы и повести входили в различные сборники и антологии, а с благословения известного диссидента В.Максимова в журнале «Континент» была напечатана замечательная повесть о рок музыкантах "Парашютисты". В 1995 году в питерском издательстве Zero вышел полу автобиографический роман Морозова «Подземный блюз».

Морозов много и продуктивно занимался звукорежиссурой: помимо упомянутых выше DDT и "ЯБЛОКА", его имя можно встретить на альбомах Александра Ляпина, Вадима Курылёва, групп Аквариум, Тамбурин, Август, Почта, Облачный Край, Статус, Дельта-Оператор и многих других. Особое место в этом списке занимают ЧИЖ & Co — во-многом, именно Юрию Морозову, который записал практически весь их студийный материал и обеспечивал качественный звук на многих концертах, группа обязана своим безупречным саундом. В 1997 Чиж и его группа, в свою очередь, приняли участие в записи очередного альбома Маэстро «Иллюзия» (изданного SoLyd Records) и в его презентации на сцене КЗ «Петербургский».

В 1995—2001 года вместе с Сергеем Чиграковым он участвует в записи трех альбомов духовных песен священника Олега Скобля — «Крест кованый», «Крестный ход» и «Ангел молитвы».

Начиная с осени 2000 записи Морозова (как архивные, так и появившиеся за последние годы), начали выходить под лейблом компании его старого коллеги и единомышленника Андрея Тропилло «АнТроп».

Дискография Морозова — тема для отдельного исследования: сохраняя свои записи на протяжении многих лет, музыкант нередко возвращался к своим старым записям, перерабатывая или дополняя их, поэтому как названия, так и содержание отдельных альбомов с годами могло меняться. К тому же, не связанный длительностью стандартного альбома, Морозов выпускал песенные или инструментальные циклы, ориентируясь сугубо на их художественную целостность, поэтому по стране они распространялись в различных формах и наборах. Помимо того, в эпоху эмбрионального капитализма конца 80-х свет увидело несколько компиляций его записей разных лет в различных форматах, иногда со сходным оформлением, но различным содержанием.

В марте 2005 Морозов закончил работу над очередным альбомом «Обнажённое чувство отсутствия», в записи которого участвовали музыканты групп Чиж & Co, Разные люди и т. д.

Умер от миеломной болезни 23 февраля 2006 года в одной из онкологических клиник Санкт-Петербурга, не дожив 11 дней до своего 58-летия. Похоронен на Серафимовском кладбище

Надо точно знать, кто кричит, что рок-н-ролл мертв. Обычно это кричат люди, далекие от рок-н-ролла, все эти тусовщики. Это брякнул по молодости Гребень, но он вообще не имеет к рок-н-роллу никакого отношения. Он не рок-н-ролльщик, а такой «человек-легенда». Я с ним сколько работал, а ни одной рок-н-ролльной вещи не слышал. Всё вымучивание каких-то непонятных композиций. Рок-н-ролл — это весело всегда, а не тоска. А когда на записи сидишь, и никто не знает, чего делать, как писать, зачем…

— Юрий Морозов[2]

Авторская дискография[править | править код]

  1. Ретроскоп. 1968 — 71 / Босяки. 1971
  2. Вишнёвый сад Джими Хендрикса. 1973 — 75 / Остров Афродиты. Сборник 1974 — 76
  3. Земля гномов. Сборник 1972 — 76
  4. Голгофа 5. 1975
  5. Сон в красном тереме. 1973 — 76
  6. Группа памяти М. Кудрявцева. 1976 / Акустический проект. 1973
  7. Свадьба кретинов 1974.76 / Там, где дали темны. 1977
  8. Session — 77. 1977
  9. Джаз ночью. 1978
  10. Прощай Rock. 1978 / Вечности река. 1979
  11. Неизъяснимое. 1978 — 79 / Погубить человечество. 1979
  12. Заклинания. 1979 / Посвящение в красоту. 1977 — 79
  13. Great Lyrics. Сборник 1967 — 98
  14. In Rock. 1979 — 81 / Женщина — 22[3]. 1978 — 79
  15. Китайская поззия. 1978 — 81
  16. Посвящение. 1980 / Песни о жизни и смерти. 1981
  17. Странник голубой звезды. 1980 — 81 / Евангелие от Матфеа. 1980
  18. Музыка сердца. 1981 — 82 / Апокалипсис. 1979
  19. Кольцо времён. 1982 / Легенда о майе. 1981
  20. Ночной певец. 1982 / Потерянный рай. 1982 — 83
  21. Раритеты — 1. 1974—2003
  22. Раритеты — 2. 1984—1994
  23. Обломки. Сборник 1972 −84
  24. Лунные тени. Сборник 1981 — 84
  25. Необходима осторожность. 1983 — 84 /Антилюбовь. 1985 −86
  26. Мир Иной. 1984
  27. Auto da Fe. 1984
  28. Золотой век. 1986 — 87 / Песни в исполнении М.Капуро. 1986.95
  29. Тёмные аллеи. 1984 — 87
  30. Концерт Rock Niva. 1987 / Фестиваль Аврора. 1989
  31. Смутные дни. 1988
  32. Красная тревога. 1988 — 89 / Концерт с ДДТ на 6-м рок-фестивале. 1988
  33. Концерты в СКК 1990 и рок клубе в 1991
  34. Последний пулемётчик. 1991
  35. Суицидные танцы северных славян. 1992 — 93
  36. Бердичев трансфер. 1994 — 95
  37. Концерт с группой Чиж & C. 1997
  38. Иллюзия. 1998
  39. Однажды в Урюпинске. Live collection 1970 — 97
  40. Collection с другими исполнителями. 1979 — 97
  41. Интервью
  42. Свет мой Ангел. Сборник 1976—2000
  43. Хроматические инсталляции. 1998—2000
  44. Обнажённое чувство отсутствия. 2005
  45. Наброски
  46. OLUR

посмертные альбомы

  1. Юрий Морозов исполняет Битлз (сборник 1975—1995)
  2. Избранное
  3. Юрию Морозову A Tribute
  4. Cherry garden of Jimi Hendrix (2014)
  5. Странные ангелы (2017)[4]
  6. Джаз ночью (2017)
  7. Земля гномов (2017)

грампластинки

  1. Представление. 1988
  2. Смутные дни. 1990
  3. Auto Da Fe. 1991
  4. Красная тревога. 1991
  5. Идиотека. 1991
  6. Свет мой, Ангел. 1992
  7. Странник голубой звезды. 1993
  8. Вишневый сад Джими Хендрикса. 1993

Интересные факты[править | править код]

  • Юрий Морозов упоминается в «Песне Гуру» группы «Зоопарк». Майк Науменко довольно часто исполнял её на квартирных концертах, и оттого что имя Юрия Морозова было практически неизвестно его слушателям, каждый раз предварял её комментариями о том, кто такой Юрий Морозов и как Майк относится к его творчеству. Стоит прослушать CD4 — Троицк (Московская область) 9.05.1983 из переиздания альбома Blues de Moscou, выпущенного «Отделением Выход» в 2010 году, где Майк рассказывает слушателям о своем отношении к Морозову.

Алексей Рыбин в книге «Майк: Время рок-н-ролла» отмечал следующее: «По сути, это посвящение Юрию Морозову — замечательному человеку, одному из лучших звукорежиссёров нашей страны. Помимо всего прочего, Юра писал песни, хорошо пел и неплохо играл на гитаре, фортепиано, барабанах — он стремился овладевать максимально большим числом музыкальных инструментов, был из тех, кто стоят за „школу“ в музыке, не любил пение мимо нот, считал, что рок-музыка — это большое искусство именно с точки зрения музыки. В общем, играя рок, он был полной противоположностью компании, в которой жил Майк, БГ, Цой, да и я, разумеется. Мы смотрели на музыку совершенно по-другому. А Майк и подавно. Он мог бы простить Морозову его музыкальное занудство, но Юра писал ещё и тексты своих песен — и тексты эти буквально выводили Майка из себя.

„Отдал бы все на свете, чтобы умер на кресте не ты, а я, распятый за любовь твою. Возьми мою молитву. Ты же видишь, что я гибну, потому что я люблю тебя, люблю“. Это одна из лучших песен Морозова, она чудесно спета и написана совершенно искренне — Юра всегда верил в то, о чём пел, он был христианином (на момент знакомства Майка с его творчеством, правда, Морозов был где-то между йогой и Буддой — к христианству он пришёл позже).

О религии и вере Майк никогда не говорил, но он не терпел прямых религиозных мотивов в рок-н-ролле, и когда кто-то начинал (да ещё и достаточно косноязычно) петь об этом, Майк начинал беситься. Самым большим раздражителем в песнях Морозова была для Майка, как мне кажется, их абсолютная искренность. Майк, по всей видимости, думал: „Ну как же так, ну что же ты за урод, о таких вещах, и так плохо…“ На мой взгляд, излияние своих религиозных чувств в рок-н-ролле в такой прямой форме, как у Морозова, он считал просто пошлостью.

И написал Майк „Песню Гуру“ — злую, четко адресованную, не оставляющую никаких сомнений в отношении к Морозову и его творчеству — и навсегда лишил себя удовольствия общения с Юркой. Хотя, даже если бы не эта песня, вряд ли бы они сошлись. Слишком по-разному они понимали музыку и слишком убеждены были в правильности собственных позиций»[5].

Примечания[править | править код]

  1. СП в СП (Часть 04. Чернецкий. Продолжение)
  2. СП в СП (Часть 02. Чернецкий)
  3. Рецензия в журнале FUZZ № 11, 2001 год 3 из 6 звёзд3 из 6 звёзд3 из 6 звёзд3 из 6 звёзд3 из 6 звёзд3 из 6 звёзд
  4. STRANGE ANGELS by YURI MOROZOV
  5. Майк: Время рок-н-ролла (Рыбин Алексей Викторович)

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]