Неоренессанс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Здание Баварской государственной библиотеки. 1832—1842. Архитектор Ф. фон Гертнер
Дворец герцога Лейхтенбергского в Мюнхене. 1817—1821. Архитектор Лео фон Кленце
Здание Ратуши района Боргерхаут, Антверпен, БельгияХарактерный пример «северного» неоренессанса

Неоренессанс — условное название одного из неостилей, получившего распространение в период историзма XIX века. Основу этого стиля составила архитектура итальянского Возрождения. Отсюда название[1]. В отличие от римского классицизма начала XVI века, стилевых течений классицизма XVII и неоклассицизма XVIII веков, в композиции зданий, оформлении интерьеров, в мебели и изделиях декоративно-прикладного искусства, называемых неоренессансными (нем. Neo-Renaissance), эклектично соединяются элементы искусства Северного Возрождения — Фландрии, Нидерландов, Германии, Англии, готические мотивы, формы французского Ренессанса и немецкого барокко[2].

В странах Западной Европы и России архитектурный стиль неоренессанса приобретал различные формы в зависимости от местных традиций средневекового и ренессансного искусства. Обычно выделяют два течения, условно называемых «итальянским» и «германским». Для первого наиболее характерны симметрия, рациональное пропорционирование, пилястровый ордер, рустика, венецианское или брамантово окно. Для второго течения типичны «вертикальность» (в противоположность итальянской «горизонтальности»), шатровые башни, угловые ризалиты, высокие кровли со щипцами, эркеры. Цветовая гамма определяется сочетанием красного кирпича и белого камня, который нередко образовывал белые полоски, называемые «слоями сала» (нидерл. speklagen).

Источники и развитие стиля[править | править код]

Дом министра Государственных имуществ. Санкт-Петербург. 1847—1853. Архитектор Н. Е. Ефимов
Дворец великого князя Владимира Александровича. Санкт-Петербург. 1867—1868. Архитектор А. И. Резанов

Первым европейским зданием в неоренессансном стиле стал дворец Евгения Богарне (Лёйхтенбергский дворец) в Мюнхене, строительство которого началось в 1817 году по проекту Лео фон Кленце. Позднее, в 1830-е годы, в Мюнхене было возведено ещё несколько крупных зданий в неоренессансном стиле (Национальная библиотека, 1831, арх. Фридрих фон Гертнер). В Дрездене в этом стиле работал Готфрид Земпер (Дрезденская опера, 1837). В Лондоне приверженцем стиля неоренессанс был Чарлз Бэрри, обычно работавший в неоготическом стиле, спроектировавший здания Клуба путешественников (1829) и Клуба реформаторов (1837). Популярности стилю добавляла его живописность, в отличие от однообразия неоклассицизма и аскетичности неоперпендикулярного стиля. К тому же, стиль неоренессанс оказался пригодным для выражения богатства, респектабельности заказчиков Викторианской эпохи[3].

Во Франции возникновение стиля связывают с идеологией романтизма и, в частности, с успехом романа В. Гюго «Собор Парижской Богоматери» (1831), вызвавшего интерес к так называемому «стилю трубадур». Интерьеры, впервые оформленные в этом стиле, стали называть «французским неоренессансом». В таких интерьерах неоготическую мебель помещали в «ренессансных кабинетах» в стиле Генриха IV и Людовика ХIII. Отмечалось, что Франция вскоре после 1831 года заново открыла для себя свой же национальный вариант раннего ренессанса, с его живописными фронтонами и затейливыми пилястрами, что привело к кардинальной перестройке Парижа. В Великобритании вскоре начался процесс возрождения елизаветинского и якобинского стилей, особенно в строительстве загородных домов. В Германии этот стиль стали называть «древнегерманским» (Altdeutsch)[4][5][6].

В Англии «свободным возрождением Ренессанса» (Free Renaissance revivals) называли поздний этап развития «викторианского стиля» (1870—1900) . В Австрии тяжёлую и грубую необарочную мебель именовали «венским ренессансом». Развитие промышленных технологий в середине XIX века позволяло тиражировать произведения декоративно-прикладного искусства в любых стилях и имитировать любые материалы и приёмы их обработки. Такие изделия также именовали «неоренессансом». Если в архитектуре неоклассицизма второй половины XVIII века зодчие выбирали в качестве прототипа какой-либо прославленный образец или творчество одного выдающегося архитектора, например А. Палладио, то в середине и во второй половине XIX века создавали некий обобщённый образ ренессансной архитектуры, что приводило к эклектике.

Переосмысление архитектуры итальянского ренессанса в Германии в первую очередь связано с деятельностью Готфрида Земпера. Классический образец немецкого неоренессанса — здание дрезденской Картинной галереи «в стиле итальянского чинквеченто», построенное Земпером в 1847—1855 годах. Его главное произведение, здание Дрезденской оперы (проект 1834—1838), искажено позднейшей перестройкой в необарочном стиле, предпринятой сыном архитектора в 1871—1878 годах. Шедеврами неоренессанса (особенно в интерьерах) являются два здания, расположенные на площади Марии-Терезии в центре Вены, одно напротив другого: Музея истории искусств и Музея естественной истории (Г.Земпер, 1872—1881).

«Стиль Земпера» получил значительное распространение в городах Австро-Венгерской монархии. В Вене и Будапеште в стилистике неоренессанса застроены целые кварталы. Чаще всего ему отдавали предпочтение при возведении музеев и библиотек, поскольку они символизируют «погружение» в историю культуры[7]. Вначале новый стиль в Германии и Австрии называли «круглоарочным» (Rundbogenstil) — по характерным арочным окнам (с полуциркульными завершениями) и аркадам фасадов. На этом основании его также отождествляли с неороманским стилем

Элементы неоренессанса присутствуют в программной постройке Второго ампира во Франции — здании Большой оперы, произведение архитектора Шарля Гарнье (1860—1875).

Городом архитектуры неоренессанса можно назвать Мюнхен. Здание Баварской государственной библиотеки (Фридрих фон Гертнер, 1832—1842) воспроизводит характерный фасад Палаццо Питти во Флоренции (1458—1464). В этом замечательном городе музеев и архитектуры работал выдающийся мастер Лео фон Кленце. Он проектировал и строил в разных стилях: неогрек, этрусском (помпейском), или в стиле мюнхенского эллинизма. Здание Старой Пинакотеки (1826—1836) Кленце возвёл в стиле неоренессанса. Постройки Королевской резиденции (Кёнигсбау) на площади Макс-Йозеф-Платц (1825—1835) также воспроизводят характерные черты итальянского палаццо эпохи Возрождения. Более скромно, без арочных окон, оформлены фасады дворца герцога Лейхтенбергского (Евгения Богарнэ) на Одеонсплатц (1817—1821).

Соединением элементов неоренессанса, необарокко и неоготики отличаются здания Дворцы правосудия в Брюсселе (Жозеф Пуларт, 1866—1888), здания Рейхстага в Берлине (П.Валло, 1884—1894), Национального музея в Праге (Й.Шульц, 1885—1890). Здания железнодорожных вокзалов, призванные выразить престиж государства и, одновременно, романтику дальних странствий, также в XIX веке возводили в стиле неоренессанса, например здания Штеттинского и Силезского вокзалов в Берлине, Центральный вокзал Амстердама, вокзал Антверпен-Центральный.

Неоренессанс получил распространение и за пределами Европы и Северной Америки. В частности, образцы этого стиля встречаются в архитектуре Японии конца XIX — начала XX века. Примером могут служить центральный вокзал Токио и Мемориальный зал открытия порта Иокогамы.

Стиль неоренессанс в России[править | править код]

Стиль неоренессанса в России, связанный своими истоками не с древнерусскими, а с западноевропейскими традициями, стал характерным столичным, петербургским явлением. В других городах России он не получил заметного развития[8]. Как отмечал А. Л. Пунин, в архитектуре петербургских особняков середины XIX века получили развитие две стилевые ветви, связанные с традициями западноевропейской архитектуры: «Одна (необарочная) опиралась на использование мотивов русского и западноевропейского барокко, вторая (неоренессансная) — на использование мотивов итальянского ренессанса», но в его «специфической петербургской трактовке»[9].

В этом отношении показательна эволюция от «запоздалого классицизма» (термин Б. Р. Виппера) к неоренессансу. Так в постройке А. И. Штакеншнейдера — Мариинском дворце (1839—1844) — сочетаются ордерная разработка фасада с «бриллиантовым рустом», «встречными каннелюрами», типичными для итальянского маньеризма, с барочной тяжеловесностью, а в интерьерах — неоренессансный и «помпеянский стиль»[10]. В другой постройке Штакеншнейдера — Николаевском дворце на Благовещенской площади Санкт-Петербурга (1853—1861) — ордерная разработка фасада сочетается с брамантовыми окнами и П-образным планом, характерным для итальянских палаццо XVI века.

Классикой петербургского неоренессанса являются Дома министра и министерства Государственных имуществ на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге (Н. Е. Ефимов, 1844—1853) с ярусной ордерной разработкой фасадов в стиле «тосканского ренессанса». Особняк князя М. В. Кочубея на Конногвардейском бульваре (Г. Э. Боссе, 1853—1857) с большими арочными окнами, поясом машикулей венчающего карниза также вызывает ассоциации с ренессансной Италией. Архитектор А. И. Резанов в фасаде дворца великого князя Владимира Александровича на набережной Невы применил прямую стилизацию фасада флорентийского палаццо XV—XVI веков. Интерьеры дворца оформлены в разных неостилях: неоготическом, русском, мавританском, необарочном. Аналогично выстроены многие другие частные и общественные здания того времени. Таким образом, неоренессанс, как и другие неостили XIX века, оказывается включённым в общее направление эклектического мышления периода историзма и, одновременно, «петербургского стиля» в качестве «истинно русской попытки синтеза европейской художественной мысли… Особенности этого стиля можно классифицировать как национальную редакцию общеевропейской ренессансной традиции»[11].

Боз-ар[править | править код]

Значительное распространение приобрёл стиль неоренессанс в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве (в том числе в проектировании помещений и мебели) в 18701890 годах, когда его основным конкурентом в континентальной Европе выступал стиль необарокко. Во Второй империи сформировался своеобразный сплав двух неостилей — так называемый боз-ар. Это явление отражало крайне эклектический метод архитектурного мышления, при котором формы полуготического французского ренессанса (воспроизведённые, к примеру, в здании ратуши на Гревской площади) свободно сочетаются с элементами барокко и палладианства. Неоренессансный декор, пропущенный через сито боз-ара, во второй половине XIX века повсеместно использовался при проектировании коммерческих и помпезных общественных зданий не только в Европе, но и в США.

Другие проявления[править | править код]

  • Архитектура некоторых жилых и общественных зданий сталинского времени 1930—1950-х годов представляет собой эклектичные вариации на темы неоренессанса и ампира.
  • Воспроизведение архитектурных форм венецианского ренессанса в отдельных случаях принимало форму неопалладианства.

Примечания[править | править код]

  1. Власов В. Г.. «Неоренессанс» // Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. — СПб.: Азбука-Классика. — Т. VI, 2007. — С. 188—193
  2. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. — Т. VI, 2007. — С. 188
  3. Певзнер, 1948, с. 204.
  4. The Elements of Style. An Encyclopedia of domestic architectural Detail. — London: Reed Books Limited, 1991. — Pp. 231—275
  5. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. — Т. VI, 2007. — С. 189
  6. Певзнер, 1948, с. 204—205.
  7. Milde K. Neorenaissance in der deutschen Architektur des 19. Jahrhunderts. Grundlagen, Wesen und Gültigkeit. — Dresden: Verlag der Kunst, 1981
  8. Власов В. Г.. Неостили как альтернатива классицистической традиции в архитектуре // Власов В. Г. Искусство России в пространстве Евразии. — В 3-х т. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2012. — Т. 3. — C. 265—286. — ISBN 978-5-86007-705-8
  9. Пунин А. Л. Архитектура Петербурга середины XIX века. — Л.: Лениздат, 1990. — С 74
  10. Пунин А. Л., 1990. — С. 224—225
  11. Власов В. Г., Лукина Н. Ю. Русская архитектура в контексте классической типологии художественных стилей // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). Научно-теоретический журнал, 2015. — № 3.— С. 117—122 [1]

Литература[править | править код]