Пахота символическая

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Плугушорул

Пахота символическая (Первая борозда) — обряд, совершаемый на Святки, Масленицу, в день, близкий к весеннему равноденствию или на Егория Вешнего. Обряд призван был обеспечить хороший урожай и благополучие на предстоящий сельско-хозяйственный год.

Русское Кликанья плуги[править | править исходный текст]

Кликанья плу́ги — русский обычай, связанный с пахотой, проводившийся на Крещенский вечер, а с введением нового года с 1 января, на Васильев вечер[1].

Украинская Маланка[править | править исходный текст]

В исторических источниках XIX века на Украине зафиксирована обрядовая пахота. Щедровальники, проводя обряд Маланки под Новый год, тянули плуг и выполняли символическую вспашку снега и земли.

Иногда ряженые уже на Новый год вносили в дом плуг или только чапыги и имитировали пахоту после чего засевали[2].

По мнению некоторых исследователей[3] когда-то этот обряд исполняли весной, о чём напоминают слова одной щедровки: «Щедрик, щедрик, щедривочка, прилетела ласточка».

Болгарские Кукеры[править | править исходный текст]

Кукеры (болг. кукери, чауши, бабугери, станчинари, дервиши, кукувци) — ряженые на Святки или Масленицу у южных славян. В мифологии южных славян олицетворение плодородия.

Один из обрядов, которые выполняли кукеры — ритуальная пахота и посев, где центральной фигурой являлся царь (дед). Раньше обычно выбирали крестьянина, у которого первенец — мальчик или мальчики-близнецы. Для царя на деревенской площади мог быть накрыт стол и приготовлена трапеза. Царь три раза пробовал трапезу, запивал вином и произносил тосты за здравие, благополучие и плодородие. После этого впрягал кукеров в плуг, пахал, сеял и бороновал, произнося ритуальные слова благословения посевов[4]. Обычно «царь» или главный «кукер» делал на главной площади три борозды и «засевал» их с пожеланием плодородия[5]. Иногда в конце сева ряженые внезапно нападали на «царя» и «убивали» его. Затем «царь» воскресал и начиналось бурное веселье.

Чешские Ворачки[править | править исходный текст]

Ворачки (чеш. Voračky от orati — пахать[6]) — чешский обряд обхода дворов ряжеными, совершающих ритуальную пахоту в Мясопуст или «на Рыгора» (12 марта). В Моравии также синоним Мясопустных проводов с ряжеными. Ворачки относятся к кругу магическо-общинных древних обрядов, смысл которых заключается в обеспечении плодородия и плодовитости на грядущий год. Обряд известен в Чехии еще со средних веков.

Мясопустные Ворачки проходили три дня: с воскресенье по вторник перед Пепельной средой и заканчивались всегда в трактире. Во время обряда ряженые по селу возили плуг на колёсиках (образ Мясопуста). Ряжеными как правило выступали «крестьянин», «баба», «еврей» и «трубочист» или девушками с соломенными венками на головах. Участники обряда носили корзины с песком, которым засевали борозду на снегу. Во время обхода села ряженые обходили дворы, где их одаривали зерном, продуктами и монетами. Парень с сумкой и колоколом, типа церковного, собирали деньги, «еврей» собирал колбасу, сало и булочки в мешок, а «трубочист» копчёное мясо и яйца в суму или корзину. После обряда плуг разламывали на части, причём «пахарь» оказывался «раненым», и его на тачке отвозили в трактир[7]. Мясопуст здесь выступал в роли ритуальной жертвы.

В Ходско в таверне девушки и молодицы (вышедшие замуж за прошедший год) клали деньги в специальную тарелку. Считалось, что та девушка, которая больше заплатит, имеет больше шансов надеяться, что в течение года «пойдёт под чепец» (выйдет замуж).

В то время как в других мясопустных обходах в Богемии и Моравии ходили только мужчины, порой в женских масках, в Ворачках могли принимать участие девушки и замужние женщины. Этот мясопустный обряд больше связан с предстоящими земледельческим годом и будущей хозяйственной деятельностью, чем с проводами зимы.

На «Рыгорских Ворачках» (чеш. řehořské voračky) ряжеными были парни. Они закрывали лицо соломой или мазали сажей, либо скрывали под маской. Процессия ходила под аккомпанемент музыкантов с песнями от дома к дому; на улице или в доме они танцевали с девушками, чествовали хозяина и хозяйку, от которых получили деньги и продукты. Собранное использовалось в основном на проведение праздника, на который приглашались музыканты, а иногда хозяева и девчата.

Плуг и сделанная им борозда имел большое значение также в зимних и Рождественских обычаях, которые уже практически исчезли. Воспоминания остались лишь в песнях, в которых поётся о посевах и всходах[8][9].

Курент в Словении[править | править исходный текст]

Продуцирующий характер символической пахоты ярко выражен в словенском обряде во время Мясопуста. В роли пахаря выступал традиционный масленичный ряженый «Курент», который был одет в вывернутый кожух и косматую шапку, которой приписывалась магическая сила, обвешан коровьими колокольчиками. Курент вёл плуг и носил с собой палку с набитой на конце ежовой кожей, которой он подгонял «коней» и оборонялся от дразнивших его детей. «Коней» изображали ряженые парни (oráči), увешанные по поясу звоночками и запряженные в настоящий или сделанный из дерева плуг. «Орачи» с пением кружились по двору, проводя деревянным, плугом, на котором была укреплена сосенка или берёзка (символ вегетации), неглубокие борозды в снегу. «Курент» сыпал в борозду мякину, изображающую семена. Иногда на том же плуге с пением катали молодожёнов. Хозяйка выносила ряженым колбасу или яйца, веря, что если не одарить их, «Курент» может навести порчу на скотину, покатавшись по земле в её дворе.

В словенском Приморье парни начинали обход ранним утром, щелкая бичами и произнося благо пожелания перед каждым домом. Во главе процессии шел, трубя в рог, «пастух», за ним четыре «коня» волокли тележку с навозом, покрытую полотном, в которой, скорчившись, сидел музыкант. Идущий за плугом «пахаре» время от времени падал на землю и кувыркался. В Костаневице в масленичный вторник «орачи» тащили плуг по улицам, а «плужар» время от времени снимал с крюка веревку, за которую они тянули плуг, и вся цепочка падала на землю. В Добре полях «пахали» деревянной клюкой или перевернутой бороной, ряженый «бабой» сеял мякину, другой заравнивал борозды граблями. В области Горнего озера пахали настоящим плугом на настоящих конях, а ряженые, одетые в женскую одежду, сеяли в проведенную борозду опилки[10].

Румынский Плугушорул[править | править исходный текст]

Плугушорул (рум. Plugu ş orul, Pluguşorul, рум. Плугушорул 'хождение с плугом') — новогоднее ритуальное опахивание села в Молдавии и Румынии, символизирующее полевые работы. Со временем обряд превратился в разновидность колядования. Компания ребят, часто из бедных семей, под Новый год ходила по селу, имитировала пахоту на волах и проводили первую борозду по снегу. Останавливаясь возле дома, самый бойкий читал колядку пахаря. Остальные размахивали кнутами, били ими по земле и выкрикивали пожелания. Кнуты предназначались для воображаемых волов, которые должны пахать в будущем году ещё лучше. Колядованию аккомпанировали колокольчиками и сопелкой. После пожеланий благополучия компания получала от хозяев калачи, орехи, яблоки или монетки.

Польский обычай[править | править исходный текст]

В Польше сохранился обычай на Рождество класть лемех плуга на стол[11].

Английский Плуговый понедельник[править | править исходный текст]

Плуговый или пахотный понедельник (англ. Plough Monday) — как правило, первый понедельник после дня Богоявления (6 января). С этого дня начинается английский сельскохозяйственный год. Первое упоминание Плугового понедельника относится к концу 15 века. Канун называют Плуговым воскресеньем.

С этого понедельника начинаются будни и люди возвращаются к отложенным с Рождества делам. В некоторых районах, особенно на севере и востоке Англии, компания парней тянули плуг от дома к дому, собирая деньги. Их часто сопровождали музыканты, «старая женщина» (Bessy), которую нередко изображал парень, и человек в роли шута. «Плужным пудингом» называют домашнюю колбасу (с салом и луком), которую в Норфолке и едят в этот день[12][13].

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  1. Валенцова М. М. О магических функциях колокольчика в народной культуре славян // Мир звучащий и молчащий: Семиотика звука и речи в традиционной культуре славян / Отв. ред. С. М. Толстая. — М.: Индрик, 1999. — С. 283-293. — ISBN 5-85759-065-5.
  2. Веленцова M. M., Плотникова Л. А. Пахота ритуальная // Славянские древности: Этнолингвистический словарь в 5-ти томах / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 2004. — Т. 3. — С. 656-658. — ISBN 5-7133-1207-0.
  3. Маринов Д. Народна вяра и религиозни народни обичаи. — София, 1914.  (болг.)
  4. Плотникова А. А. Этнолингвистическое исследование румынских Карпат в балканской перспективе // Адаптация народов и культур к изменениям природной сферы, социальным и техногенным трансформациям. Программа фундаментальных исследований Президиума Российской Академии наук. — М.: РОССПЭН, 2010. — С. 460-467. — ISBN 978-5-8243-1276-8.
  5. Прозоров Л. Времена русских богатырей. По страницам былин — в глубь времен. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. — ISBN 5‑699‑15347‑0
  6. Пропп В. Я. Русские аграрные праздники. — СПб.: Терра — Азбука, 1995. — 176 с. — ISBN 5-300-00114-7
  7. Jindřich J. Chodsko. — Praha, 1956.  (чешск.)
  8. Jindřich J. Masopustní tradice. — Brno, 1979.  (чешск.)

Ссылки[править | править исходный текст]