Васильев вечер

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Васильев вечер
Всемирная иллюстрация-1894-1.jpg
Обряд «Вождение Маланки». 1894
Тип народно-христианский
Иначе Порезуха, канун Нового года
Также Мелания (церк.)
Значение Встреча нового года
Отмечается славянами
Дата 31 декабря (13 января)
Празднование новогоднее колядование, игрища, гадания, ряженье
Традиции вечерняя трапеза со свининой
Commons-logo.svg Васильев вечер на Викискладе

Васи́льев ве́чер (канун Нового года в славянской традиции) — день народного календаря у славян[1], приходящийся на 31 декабря (13 января). У белорусов и украинцев более известен как Щедрый вечер или Щедрец; в Поволжье, центральных и некоторых южных областях России (Тверская, Ярославская, Московская, Тульская, Рязанская, Нижегородская, Оренбургская, частично — Воронежская, Белгородская и Курская) был известен как Овсень[2], у болгар — Сурва. У славян-католиков канун Нового года называется День Святого Сильвестра. Название «Васильев вечер» происходит от имени святого Василия Великого.

Другие названия[править | править код]

рус. Маланья, Маланка, День святой Мелании, Васильева коляда, Щедрый вечер, Василь-вечер, Васильевская ночь, Васильева кутья, Богатый вечер, Богатая кутья, Щедрец, Овсень, Авсень, Порезуха[3][4][1]; укр. День Маланки, День Василя, Обрізання[5]; белор. Жирная кутья, Щедруха, Меланьи-желудочницы, Маланья толстая, Каза, Конiкi, Сільвестр[6], Шчодрая куцця, Багатая куцця[7], Васільеўская Каляда[8], Щедрец, Багаты вечар, Шчодрык[9], Язэп, Давыд, Якуб, Малання[10]; полес. Шчодры вечар Куготы, Гаготы, Агатуха[8]; болг. Сурваки, Васил вечер[11]; ю.-серб. и макед. Сурва[12], серб. Сировари; польск. Szczodry wieczór, Tłusta wilija, Sylivester[13][14]; сил. Starý Rok, Wigilja Nowego Roku[14]; словацк. Sylvester[14].

Обряды[править | править код]

Специальным блюдом Васильева вечера был поросёнок[15], который символизировал плодородие земли и плодовитость скота в наступающем году. В Васильев вечер ели всё самое лучшее, что было в доме и что заготовлялось заранее: пироги, колбасу, мясо, блины, кутью, кашу, пили пиво, вино, водку и т. д. И. П. Калинский пишет:

В северо-западной Руси Васильев вечер носит название Жирной кутьи или Щедрухи, также от щедрого угощения мясом и жирными блюдами. Васильевым вечером русский народ повсеместно проводит старый год и старается как можно веселее встретить наступление нового в том убеждении, что он пройдёт счастливо[16].

Это подтверждается материалами А. А. Макаренко из Сибири:

В Новый год одеть хорошую, новую одежду — будешь хорошо одеваться круглый год, сытно будешь есть весь год, если в Новый год приготовишь много вкусных «еств» (кушаний). Деньги не дают в этот день, чтобы не испытывать недостатка в них в течение года: наоборот — получать деньги можно, это — к прибыли[17].

Неумеренность под новый год объясняется поверьем, будто обилие еды в первый день нового года обеспечивает прибыток в хозяйстве на весь год[14]. Стремление к обильной еде под новый год объясняется так называемой «магией первого дня»[14].

В некоторых местах в этот день колядавали с особыми песнями:

Ходит Илья
На Василья,
Носит пугу
Житяную.
Де замахне,
Жито ростe.
Житу пшеницю,
Всяку пашницю,
У поле ядро,
А в доме добро[18].

Овсень[править | править код]

В Поволжье, средних и некоторых южных областях России (Тверская, Ярославская, Московская, Тульская, Рязанская, Нижегородская, Оренбургская, частично — Воронежская, Белгородская и Курская) был известен русский новогодний обходной обряд овсеньканье[2].

Одна из особенностей исполнения песен-овсеней — форсированный звук, громкий крик. По некоторым свидетельствам, усень — не песня, усень кричат (Розов, рукоп.). При обращении к хозяевам дома участники обхода обычно спрашивали разрешения: «Авсень кликать?», «Можно ли овсень кликать?», а те отвечали: «Кличьтя!» Это же выражение зафиксировано в церковных источниках XVII в., осуждавших московский обычай «в навечери Рождества Христова кликать коледы и усени»[19].

Если русские колядки обычно имеют вид обобщённых величаний, адресованных всей семье в целом, то овсеневые песни часто исполнялись индивидуально, каждому члену семьи в отдельности. Наиболее значимые (призванные обеспечить благополучие дому и семье) овсени исполнялись хозяину и его старшим сыновьям. В цикле овсеневых песен, кроме величаний, фигурировали и особые кумулятивные тексты вопросно-ответной структуры, содержание которых не связано с поздравительной темой. Заключительная часть овсеней (как и всех других обходных песен) — просьба одарить исполнителей[19].

Щедрый вечер[править | править код]

М. Андриолли. «Вождение козы» в барском имении

Начало Щедрой недели, или Богатой Коляды. В Западном Полесье этот вечер назывался Куготы, Гаготы или Агатуха. Происхождение такого названия связано с обрядом: бросали в колодец кашу — тогда же гадали и кричали в колодец: «Ку-гу-гу!». По другим данным «Агатуха» происходит от глагола «гагатать» (веселиться, смеяться). С щедрым вечером связано много запретов, поверий и гаданий о будущем замужестве.

Обрядовый предновогодний ужин отличался богатством блюд и их скоромностью. В Белоруссии хозяин приглашал за стол: «Мороз, иди кутью есть. А летом не бывай, хвостом не виляй, а то буду пугой сечь». Праздничное застолье также называли «кутьёй святого козлика»[20].

Щедровали под окнами и в домах, где славили хозяев. Водили «козу» («кобылку», «вола», «тура», «медведя», «журавля») и пели песни, главной из которых являлась «Го-го-го, коза». Щедровные песни отличались от рождественских в основном рефреном. В некоторых районах белорусы ходили по домам со «Щедрой» — нарядной девушкой[21], а украинцы — с «Василём» и «Маланкой»[1].

Сербские традиции[править | править код]

На юго-востоке Сербии существовал обычай «Сыровары» (серб. Сировари), названный по двусловью — «Сирово-борово». Название обряда вероятно схоже с названием новогоднего обхода, который проводился в македонских и болгарских регионах (сурвакане). Накануне Старого Нового года ряженые посещают сельские дворы. В отличие от рождественских колядарей, они не надевают маски[22].

Как правило, парни-сыровары рядились «невестой» (бабой), «женихом» и другими лицами свадебной процессии (дед, свекровь, сваты). Как и в других обрядах, имитирующих свадьбу, «невеста» носила «ребёнка», сделанного из тряпок или дерева, и искала в каждом доме его отца[23]. Сама игра была насыщена эротическими элементами (например, парня, переодетого в «невесту», пытаются ущипнуть). Участники процессии стучат палками, звенят и создают большой шум, чтобы отогнать нечистую силу («караконцуле»), которая была особенно активна в «некрещёные дни» (до Крещения) и считали, что она могла навредить людям, скоту[12][24].

Болгарские традиции[править | править код]

В Болгарии после полуночи и до рассвета начинался обряд сурвакане — новогоднего колядования. Символом обряда была украшенная ветка кизила — сурвачка. Ветка для изготовления сурвачки должна была быть свежесрезанной, пока она ещё «сырая», то есть пока ещё не высохла и хранит в себе жизненные силы природы. Сурвакары били этими ветками по спине каждого в доме, начиная с самого старшего, и домашних животных, приговаривая добрые величания и пожелания[25].

В юго-западной Болгарии новогодние дружины парней и молодых женатых мужчин устраивали новогодние пляски в своеобразных обрядовых костюмах и причудливых масках из дерева, перьев и меха. Наиболее старинными считаются маски, изображающие барана, козла или быка. В ночь под Новый год или в первое январское утро мужчины надевали свои страшные маски и костюмы и выходили на ритуальный обход по домам, неся с собой благословение и пожелания о здоровье, удаче, плодородии и благоденствии каждой семье. Обряд имел свойства маскарадной процессии, с эротическими элементами, анекдотами и забавами. Встречаются имитации «свадьбы», с играми, сценами «убийства» и «воскрешения». Под конец собирались на площади в центре села и там продолжали свои буйные танцы и игры до самого вечера[26][27].

У западных славян[править | править код]

У западных славян новый год совпадает с днём святого Сильвестра (у лужичан Новый год — Nowe leto). Сочельник Нового года у поляков называется «щчодры вечур» (польск. szczodry wieczor — щедрый вечер), в противоположность чехам и словакам, у которых «штедрым» зовётся Рождественский сочельник.

В восточной Мазовии канун Нового года называют также «жирным сочельником» — (польск. tlusta wilija), потому что в этот день едят много жирной пищи и обязательным блюдом на столе является лемеха (польск. lemiecha) — похлебка из пшеничной муки, сваренной на воде. Лемеху подавали густо политой жиром, чтобы «телята были толстыми». Девушки мазали головы друг другу на благополучную жизнь. В некоторых сёлах девочки ходили с лемехой по соседям и ею мазали им руки, с пожеланиями: «Дай бог, чтобы дождались счастливого следующего года». Парни мазали окна лемехой с сажей и пеплом, причём в первую очередь в тех домах, где есть девушки на выданье[13].

В польском Поморье совершалось «выщелкивание» (польск. wytraskiwanie) старого года: по деревне ходили конюхи и щёлкали кнутом перед усадьбой помещика, перед домом управляющего и приходского священника. За это они получали деньги, на которые устраивали пирушку[13].

В Польше вечером тем хозяевам, которые не заперли инвентарь, парни закидывали на крыши домов бороны, плуги, части телег. Сельские дворы обходили ряженые: «еврей», «дед», «цыган», «аист», «медведь» и другие персонажи. «Дед», придя к девушкам на подрядухи, старался засунуть кость в их пряжу. Считалось, что такая девушка может остаться старой девой. Приход ряженых заканчивался угощением в складчину и танцами[13].

Гадания под Новый год были особенно популярны и разнообразны. Так, в восточной Мазовии девушка, чтобы увидеть будущего жениха, должна была залезть на чердак и обежать три раза печную трубу. Многие боялись этого гаданья, так как думали, что может показаться и дьявол, наряженный мужчиной. Для того чтобы избежать встречи с ним, девушка раздевалась на чердаке, мылась и тогда уже трижды обегала дымоход против солнца[13].

У словаков в Сильвестров день сельские дома обходила «куриная баба» (словацк. kuriná baba) — мужчина, одетый в женское платье, на голове у него была соломенная корона с колокольчиком, вплетенным в середину. Его спутник был одет в платье из соломы и кожух, перевязанный перевяслом. Солому от этих нарядов в каждом доме понемногу отрывали и клали в гнездо курам для того, чтобы они хорошо неслись в предстоящем году[28].

Поговорки и приметы[править | править код]

  • Свинку да боровка для Васильева вечерка (костром.)[29][4][1].
  • Васильева ночь звездиста — к урожаю ягод[29].
  • На Васильев вечер ведьмы скрадывают месяц (Южн.)[29].
  • Садоводы в полночь встряхивают яблони, для урожая (Пенз.)[29].
  • Какая погода перед Новым годом — такая будет и перед Петром[30].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Толстая, 1995, с. 291.
  2. 1 2 Виноградова, 2004, с. 500.
  3. Некрылова, 1991, с. 252.
  4. 1 2 Коринфский, 1901, с. 110.
  5. Сапіга, 1993.
  6. Кабакова, 1999, с. 51.
  7. Этнаграфiя Беларусi, 1989, с. 491, 542.
  8. 1 2 Лозка, 2002, с. 45.
  9. Васілевіч, 2004, с. 571.
  10. Васілевіч, 1992, с. 557.
  11. Василева, 1992, с. 287.
  12. 1 2 Плотникова, 2001, с. 493.
  13. 1 2 3 4 5 Ганцкая и др., 1973, с. 220.
  14. 1 2 3 4 5 Виноградова, Плотникова, 2004, с. 415.
  15. Кесаретский поросёнок // РЭМ
  16. Калинский, 1877, с. 347.
  17. Макаренко, 1913, с. 49.
  18. Миллер, 1866, с. 5.
  19. 1 2 Виноградова, 2004, с. 501.
  20. Лозка, 2002, с. 45–46.
  21. Лозка, 2002, с. 46.
  22. Недељковић, 1998.
  23. Васић, 2011.
  24. Turcuş, Milin, 2007, с. 78.
  25. Плотникова, 2012, с. 208, 210.
  26. Плотникова, 2012, с. 210–211.
  27. Плотникова, 1998, с. 498.
  28. Ганцкая и др., 1973, с. 222.
  29. 1 2 3 4 Даль, 1879, с. 529;
    Василёк ; Новый // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882. — С. 169, Т. 1; С. 565, Т. 2.
  30. Беларускі народны каляндар // Белорусский государственный университет

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]